Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Замполиты-политруки, но уж точно не комиссары



После развала системы политических органов в Советской Армии в войсках начались необратимые последствия. Надо сказать, что первые шаги были сделаны ещё в июле 1990 года, когда у власти была КПСС. При этом партия сама срубила тот стержень, который, как говорили прежде, поддерживал монолитность и обеспечивал непобедимость армии Советского Союза. Именно тогда было принято решение о реформировании политических структур в армии и замене их новой системой военно-политических органов с существенно измененным функционалом и урезанными полномочиями. В те дни, как рассказывали ветераны, последний начальник ГлавПУРа, член ЦК КПСС генерал армии Лизичев А.Д. заявил, что не будет разрушать существующую систему армейских политорганов, которая создавалась ещё при Ленине. После этого он был переведён в группу генеральных инспекторов МО СССР, а в мае 1992 года вышел в отставку.
Как разрушали систему политорганов в армии
Все перемены и реорганизации осуществлялись под руководством генерал-полковника Шляги Н.И., который возглавлял реформированное Главное военно-политическое управление ВС СССР до 29 августа 1991 года. После того как М.С. Горбачев 24 августа 1991 года сложил с себя полномочия генерального секретаря ЦК КПСС, было объявлено о деполитизации армии. Спустя 5 дней верховный главнокомандующий и одновременно президент СССР М.С. Горбачёв подписал указ «Об упразднении военно-политических органов в ВС СССР, погранвойсках КГБ, внутренних войсках МВД и железнодорожных войсках». К ноябрю того же года они были полностью расформированы. Приказом министра обороны СССР вместо упраздненной структуры для выполнения её прежних задач и функций были созданы Комитет Минобороны СССР по работе с личным составом и подчинявшиеся ему органы в войсках.
В сентябре были полностью упразднены партийные организации в ВС СССР. Генерал Шляга 6 ноября 1991 года подал рапорт об отставке. Так бесславно закончила своё существование некогда мощная военно-политическая структура и ушла в прошлое плеяда замполитов-политруков, а по-прежнему — комиссаров. Ни одному внешнему врагу не удалось победить Советскую Армию или как-то повлиять на существовавшую в ней политическую систему. Но «внутренние реформаторы» на удивление легко и в рекордно короткие сроки разрушили то, что создавалось десятилетиями, проверялось в горнилах войн и скреплялось пролитой кровью комиссаров и политруков. До сих пор идут споры и дискуссии о том, почему более 18 млн. коммунистов проявили невиданную политическую пассивность и допустили разгром партийно-политической системы в стране и в армии.
После распада Советского Союза директивой Генштаба ВС от 3 сентября 1992 года комитет был реорганизован в главное управление по работе с личным составом минобороны, реальные возможности и полномочия которого были значительно урезаны. В 1994 году состоялось новое переименование в управление по работе с личным составом МО РФ и дальнейшее сокращение функционала. Кстати, мудрые и дальновидные армейские начальники, понимавшие важность и необходимость этих структур, пусть даже и с ограниченными возможностями, пытались как-то сохранить наиболее подготовленных бывших офицеров-политработников. Так, с этой целью в некоторых штабных структурах боевой подготовки были созданы штатные направления морально-психологической подготовки, на которые назначались бывшие замполиты. К 1997 году управление было преобразовано в главное управление по работе с личным составом МО РФ. Потом эта структура стала называться главным управлением воспитательной работы ВС РФ. В 2009 году в рамках «формирования нового облика армии» бывший министр обороны А. Сердюков посчитал воспитательную вертикаль вообще излишней в армии. В рамках проводимой им «военной реформы» было сокращено до 70 процентов должностей офицеров-воспитателей. В 2010 году был в очередной раз понижен статус главного управления воспитательной работы (ГУВР) Минобороны РФ. В итоге ГУВР утратил самостоятельность и был преобразован в управление при главном управлении кадров минобороны. При этом примерно 40 процентов офицерских должностей во всей воспитательной вертикали в ВС РФ были переведены в гражданские категории. Много офицеров были вынуждены уволиться из армии, ощутив пренебрежение со стороны руководства и свою ненужность в «обновленной» армии по версии Сердюкова. «Лишними» в армии оказались не только офицеры-воспитатели, но и многие другие из тех почти 200 тыс. офицеров, попавших под сокращение.
В 2010 году воспитательная структура получила новое название — Главное управление по работе с личным составом ВС РФ. За всё время существования в ГУРЛС сменилось 3 начальника. В 2011 году первым этот пост занял генерал-лейтенант Чварков С.В. и пробыл он в должности 2 года. Его сменил генерал-майор Смыслов М.В., который руководил воспитательной работой в армии до 2017 года. Надо отметить, что он был из бывших политработников и начинал с ротного замполита в мотострелковой части после окончания военно-политического училища в Свердловске. Генерал понимал значение, смысл, саму суть и важность постоянной работы с личным составом. Его сменил бывший командир 154-го отдельного комендантского Преображенского полка и бывший начальник Центрального спортивного клуба армии (ЦСКА) полковник М.Н. Барышев, возглавлявший ГУРЛС с 2017 года по ноябрь (?) 2018 года.
Потребовалось четверть века, чтобы осознать порочность шагов по развалу прежней стройной системы работы с личным составом вооруженных сил в мирное и военной время. Непродуманность принимавшихся мер по «оптимизации» и разрушение военно-политических структур в войсках сразу же проявились при боевых действиях в годы 1-й и 2-й чеченских войн. Однако выводы из этого были сделаны совершенно в другой плоскости. Развал системы работы с военнослужащими продолжился и достиг своего апогея в период, когда реорганизацией в армии занялась команда А. Сердюкова, бывшего в то время министром обороны РФ. Обстановка в армейских кругах накалилась до предела. Дело дошло до скандальной отставки министра обороны и уголовного расследования вскрытых грубейших нарушений, а также противоправных действий его подчиненных — высокопоставленных руководителей оборонного ведомства.
Лишь назначение 6 ноября 2012 года главой оборонного министерства С.К. Шойгу предотвратило полных развал российской армии. Кризисное обострение военно-политической обстановки вблизи границ РФ и понимание необходимости повышения обороноспособности России и боеспособности армейских частей и соединений потребовало принятия кардинальных мер. Постепенно были восстановлены органы военного управления, организационные структуры частей и соединений. Принятыми мерами удалось повысить боевую готовность, восстановить боеспособность, а также ускорить программу модернизации и замены устаревшего вооружения и военной техники.
О своевременности принятых в то время неотложных мер свидетельствует тот факт, что впоследствии российская армия проявила себя в ходе масштабных учений, а также в реальных боевых действиях в Сирии. Ограниченный контингент российских войск, находящийся в САР по приглашению сирийских властей, в локальном и достаточно специфическом военном конфликте показал свою боевую выучку и умение воевать. Однако в условиях, когда армия готовится воевать и уже локально участвует в боевых операциях в Сирии, вновь достаточно остро проявилась потребность в усилении политико-воспитательной и морально- психологической подготовки всех категорий военнослужащих. На наш взгляд, это также стало одной из причин, которые в совокупности обозначили потребность восстановления системы военно-политических органов в российской армии и возвращение в войска замполитов-политруков.
В данном случае название должностей вторично, поскольку принято решение на основе реальной потребности в подобной структуре в современной российской армии. Теперь уточняется, какие перед ней стоят цели и задачи. Исходя из этого будет определен объем возлагаемых функций и предоставляемых полномочий. Все это, вместе взятое, позволит точно определить роль и место военно-политической структуры в строго регламентированной системе армейской организации и структурированной распорядительной (командной) вертикали, а также в системе уровней принятия решений.
Замполиты: долгая дорога обратно
30 июля 2018 года указом президента была создана в штате минобороны новая военно-политическая структура. В тот же день другим президентским указом на должность начальника этого главка был назначен генерал-полковник А.В. Картаполов. Событие, прямо скажем, не ординарное, но давно ожидаемое. Разговоры о возрождении политруков шли уже давно, поскольку сильно урезанный функционал воспитательной вертикали в армии с новыми задачами в условиях постоянно возрастающих угроз и углубляющейся военной конфронтации перестал справляться. Было принято решение возродить на новых принципах и подходах военно-политические органы в российской армии, одновременно кардинально пересмотрев их функционал и вертикаль подчиненности в системе управления войсками. Для повышения значения новой военно-политической структуры на должность руководителя главка был назначен высокопоставленный генерал, занимавший должность командующего Западным военным округом и имеющий боевой опыт командования российским контингентом в Сирии. До этого генерал никогда не занимался политической или воспитательной работой, хотя после окончания в 1985 году Московского высшего общевойскового командного училища застал еще прежнюю систему политических органов в ВС СССР. Можно сказать, что на его глазах политорганы были деполитизированы и реформированы в военно-политические органы. Партийные структуры КПСС в войсках и штабах были распущены, а партийные функционеры в своём большинстве были уволены из армии.
Последним начальником военно-политического главка, как уже отмечалось, в Советской Армии был генерал-полковник Шляга Н.И., который в ноябре 1992 года подал в отставку после упразднения всей подчиненной ему системы военно-политической работы. Правопреемником этой структуры стала в сильно урезанном функциональном виде и штатном составе временная система по работе с личным составом. Судя по последовавшим шагам, она носила переходный характер. Вместо прежних должностей заместителей командиров по политчасти первоначально бывшие политработники были назначены бесправными помощниками по работе с личным составом. И прошло немало времени, пока должностные позиции «воспитателей» не были вновь преобразованы в заместителей командиров, но всё с теми же урезанными функционалом и правами. С определенными изменениями эта ситуация в целом сохранялась вплоть до создания военно-политического главка во главе с генералом А.В. Картаполовым.
Одновременно он стал 11-м замом министра обороны РФ. Кстати, начальником Главного управления по работе с личным составом ВС РФ (ГУРЛС) по состоянию на 21 ноября на официальном сайте минобороны был указан полковник Барышев М.Н., хотя по открытым публикациям это была штатная должность генерал-лейтенанта. В настоящий момент вся информация о ГУРЛС с сайта удалена, поскольку на базе прежнего главка создано Главное военно-политическое управление (ГлаВПУ) в составе 7 управлений, военно-геральдической службы и направления воинской дисциплины и профилактики правонарушений. В состав нового главка также вошел департамент культуры минобороны, управление по работе с обращениями граждан и Военный университет МО РФ.
Формирование системы военно-политических органов, по информации генерала Картаполова, осуществляется в 3 этапа. Первые 2 этапа уже пройдены. Создан центральный аппарат ГлаВПУ на базе ГУРЛС и к 1 декабря планировалось выстроить военно-политическую вертикаль вплоть до полка и отдельной части. Кстати, в сентябре в интернете появилась информация со ссылкой на «Известия», согласно которой к этой же дате должна была завершиться первая очередь назначений замов командиров рот по военно-политической работе. Правда, указывалось, что первоначально на эти новые должности планировалось назначить замполитов в мотострелковых ротах с численностью личного состава 100 и более человек. При этом в опубликованном источнике утверждалось, что «первые должности ротных замполитов созданы в мотострелковых частях и соединениях российской армии». Поскольку в открытых источниках циркулирует большое количество официально не подтвержденной информации, реальную картину формирования военно-политических структур в войсках представить достаточно сложно.
В том же источнике весьма схематично излагались основные задачи ротного замполита, которые сводились, в нашем пересказе, к следующему:
— формирование у личного состава "глубокого понимания" государственной политики в области обеспечения обороны;
— воспитание в военнослужащих чувства патриотизма, верность воинскому долгу и присяге;
— составление социально-психологической характеристики [здесь, видимо, в тексте пропущено слово — военнослужащих] роты, на основе которой будут формироваться расчёты, экипажи, отделения и смены;
— организация досуга и подготовка информации для ведомственных средств массовой информации;
— контроль за моральным обликом личного состава и не допущение того, чтобы военнослужащие принимали наркотики и злоупотребляли спиртным.
При этом в то же время на сайте «Общей газеты» и опять же со ссылкой на «Известия» было размещено сообщение о подготовленном проекте изменений в общевоинские уставы ВС РФ. И касались они, как следует из текста, только заместителей командиров частей по военно-политической работе. Однако по состоянию на 28 декабря 2018 года в общевоинских уставах ВС РФ, утвержденных Указом Президента РФ от 10.11.2007 года №1495 (ред. от 24.10.2018) и размещенных на официальном сайте компании «КонсультантПлюс» таких изменений нет. Информация по данной ситуации представляется, на наш взгляд, не полной и нуждающейся в уточнении.
Сейчас, судя по выступлениям начальника нового военно-политического главка, сообщениям СМИ и открытым материалам Минобороны РФ, можно предположить, что все эти назначения, в силу разных причин в центре и на местах, ещё не завершены. Хотя решение начать с введения должностей замов командиров рот по военно-политической работ, на наш взгляд, выглядело бы вполне логично, поскольку именно в этом низовом армейском звене сосредоточена основная работа по боевой подготовке и воспитанию военнослужащих. Ранее в той или иной мере эти задачи решали офицеры-воспитатели с урезанными функционалом и властными полномочиями. На смену им должна прийти обновленная и четко функционирующая полноценная вертикаль военно-политических работников. Однако на этом пути немало объективных препятствий, бюрократических нагромождений, ограничений в кадровых, финансовых и иных ресурсах. Но давайте обо всём по порядку.
Продолжение следует...
Михаил Сухоруков

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

169

Похожие новости
19 марта 2019, 11:40
19 марта 2019, 17:20
19 марта 2019, 06:00
19 марта 2019, 11:40
19 марта 2019, 11:40
19 марта 2019, 14:40

Новости партнеров