Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
13 ноября 2019, 06:00
13 ноября 2019, 00:40
13 ноября 2019, 06:00
13 ноября 2019, 09:00
13 ноября 2019, 00:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Зачем мистер Трамп хочет разбить "открытое небо"?

Администрация Дональда Трампа готовится выйти из еще двух договоров — из Парижского соглашения по климату (и туда этому соглашению и дорога) и из Договора по "Открытому небу", которого, в общем, будет очень жаль. И вот почему.




Мастерство отмораживания себе ушей назло другим


Администрация Трампа славится странными, трудно понимаемыми, а порой и необъяснимыми шагами. Стоит отметить, что в этом она достаточно последовательна. Их политика в отношениях с РФ и КНР, и по сирийскому вопросу, и в отношении Ирана и "ядерной сделки", и в отношениях с НАТО, и с КНДР носит черты труднопредсказуемости, ситуативности, парадоксальности решений и прочего. И в отношении международных договоров то же самое — вспомним выход из ДРСМД, который навредит прежде всего интересам США и их союзников, или откровенное забалтывание темы продления ДСНВ-3, попытками то включить туда Китай (без Англии с Францией), то вопрос о ТЯО, то "системы оружия 1 марта", из тех, что туда никак не подпадают. Впрочем, традиция "назло теще отмораживать уши", выходя из договоров, которые были благом для Америки — это не только особенности стиля Трампа, это стиль всех администраций постсоветского времени.


Вспомним выход из Договора по ПРО. И то, что американцы имеют сейчас по данному вопросу, они могли все это реализовать и не выходя из ДПРО и не предоставляя возможности РФ разрабатывать в сфере ПРО то, что давно уже было в наработках. Как и возможности создания систем, необходимость создания которых в РФ объясняли именно выходом оппонента из ДПРО, а реальное их предназначение куда более широко и опасно для США. Американцы вообще мастера по загону себя в неудобные положения и выпуску чужого джинна из бутылки. Вспомним хоть начало и итог гиперзвуковой гонки — кто ее начал и как обстоят дела сейчас. Или действия США по сколачиванию прочного военно-политического альянса РФ и КНР. Он уже создан, спасибо американцам, а то, что Сергей Лавров отрицает планы по его созданию, экспертов на Западе убедило лишь в том, что он уже создан, и не более, а наши отрицания выглядят как оправдания парочки, переночевавшей в отеле в одном номере, что "они просто друзья и у них ничего нет". И вот с "открытым небом" (далее ДОН, Договор по открытому небу) выйдет опять ситуация, когда американцы наступят на ногу сами себе прежде всего. Но, к сожалению, и всему миру и общей международной безопасности и стратегической стабильности тоже.

Один неглупый генерал и толковый политик


История этого договора уходит в далекие-далекие времена середины 50-х, когда шла откровенная гонка вооружений. Тогда американский ядерный арсенал... был прилично больше даже чем сейчас, и составлял более 4650 боеприпасов (но он тогда безудержно рос, а не уверенно падал под победные речи о "росте ядерной мощи Америки до невиданных высот" ). И он рос не на десятки или сотни, а на тысячи боеприпасов в год! Советский тоже рос, но был на фоне американского еще мизерным, наверное, как арсенал КНДР, но он уже был и американцы его уже опасались, в том числе потому, что мало чего знали о нем. Еще больше они опасались подавляющей сухопутной мощи СССР (правда, у власти уже был "дорогой" Н.С. Хрущев, который много сделал для разрушения этой самой сухопутной мощи). А в США правил один из самых, наверное, толковых и понимавших суть вещей президентов — Дуайт Эйзенхауэр, боевой генерал, прошедший вторую мировую. И хоть сам "Айк" не был ни талантом уровня Жукова, Василевского или Ватутина, ни опыта столь жестокой и бескомпромиссной войны, как ВОВ, у него не было, но генералом он был толковым.

А военный чаще всего отличается от политика тем, что воевать реально он хочет куда меньше, потому что знает, что такое война. Что такое война ядерная, никто толком не знал, но Эйзенхауэр в свое время отказал своим военным в нанесении упреждающего внезапного удара по СССР (которые обещали быструю и эффективную победу), заявив, что не готов пойти на такой вид войны, потому что в США недостаточно бульдозеров, чтобы потом очистить города свои от трупов. Понимал он и то, куда его и страну в целом пытается тащить народившийся тогда уже "военно-промышленный комплекс" (по определению Эйзенхауэра, это не было только военной промышленностью, но и связкой заинтересованных военных, политических и промышленных кругов). В общем, Айк прекрасно понимал, что уровень напряженности в отношениях двух мировых сверхдержав (хотя в ядерном плане у СССР права называться так не было, в общем, и в помине еще) надо снижать. И первые шаги в налаживании контактов произошли при его правлении, а не при "хорошем" Кеннеди, который два раза довел ситуацию до крайне опасных кризисов, носивших и ядерный характер.

Но как лучше всего убедить оппонента в том, что нападать на него не собираешься, и наоборот, опасаешься его нападения первым? Конечно, разным очень честным словам и даже подписанным бумагам в этом вопросе веры недостаточно. Агентура тоже может ошибиться — вспомним чехарду с датами начала Великой Отечественной. Нужны надежные технические средства разведки (ТСР). Это, конечно, комплекс мер — и радио- и радиотехническая разведка, и авиаразведка, и разведка средствами орбитальной группировки (видовыми оптическими и электронно-оптическими, радиолокационными, радиотехническими и т.п.). Обмануть ТСР, в том числе, спутниковые, можно. А можно и получить более-менее полный массив данных, но ничего в нем не понять — это уже проблема толковых аналитиков, и тут никакие суперкомпьютеры и нейросети светлой головы не заменят. Так "лопухнулись" в США в 2014г., когда не поняли и распознали намерений и действий руководства РФ в отношении украинского кризиса, в ситуации с Крымом и Донбассом. Так ошибались они же во время операции «Дунай» в 1968 г. или несостоявшегося ее аналога в отношении Польши в 1981 г. (генерала Ярузельского, который спас Польшу тогда от этого, благодарные поляки потом пытались засудить). Но, тем не менее, имея орбитальные средства разведки, можно достаточно адекватно оценивать ситуацию — скажем, были бы у Сталина спутники, в 1941 году он бы имел возможность проверки, врет ему агентура или нет. Спутников не было, а аэрофотосъемку вести на сопредельной территории СССР опасался, как известно, чтобы не спровоцировать.

У генерала Эйзенхауэра тоже в 1955г. не было спутников, их вообще еще не было. А аэрофотосъемка и сейчас, после стольких лет развития космических средств, превосходит по качеству и разрешению космическую (потому, что свойства земной атмосферы и физические и оптические ограничения не переплюнуть никому, кроме рекламщиков и голливудских сказочников). В 1955г. "генерал Айк" в Женеве, на встрече с председателем СМ СССР Булганиным предложил через него Хрущеву механизм, который позже и лег в основу концепции открытого неба. Как он сам говорил после встречи:
"И я думаю, что я разрешил бы самолетам — должным образом проверенным, мирным самолетам — летать над любой конкретной областью любой страны, которую они хотели бы. Потому что только так можно было убедить их, что там нет ничего такого, что, возможно, было бы неожиданно готово напасть. Однако Хрущев воспротивился этому предложению, которое, как он подозревал, было американским “шпионским заговором".


"Открытое небо" современного образца


К этой идее больше в отношениях СССР и США не возвращались почти до самого конца "холодной войны" (которая, в общем, никогда не заканчивалась, но официально это так). А именно до 1989 г., когда Дж. Буш-ст. выступил с подобной идеей, что привело в итоге к реальному соглашению. Договор по открытому небу был подписан уже после распада Союза, в начале 90-х годов. Россия ратифицировала его только в 2001 г. Вступил он в силу в 2002 г., через 10 лет после подписания, и тогда его участниками были 27 стран. Ныне их 34.

Сам ДОН состоит из преамбулы, 19 статей и 12 приложений.

Договор устанавливает режим, который будет известен как режим открытого неба, для проведения наблюдательных полетов государствами-участниками над территориями других государств-участников и излагает права и обязанности государств-участников в отношении этого режима.


В рамках Договора действует система квот на облёты. Например, на 2017 год РФ и РБ, записанные как одна группа стран, имели право на 42 полета над государствами — участниками ДОН. А те имели право на 34 полета над территориями РФ и РБ. В 2008г. было нами было выполнено 46 полетов над странами-участниками, а над нами и белорусами — 33. То есть, по сути, учитывая то, что в числе участников большую часть составляют страны НАТО, у них больше возможностей для миссий наблюдения, чем у нас над ними, потому что стран много. Но тут есть нюансы, можно ведь и не контролировать многие страны, которые не имеют никакого интереса для России. Но и всю квоту использовать над одной страной или группой стран тоже не получится.


Самолеты государств — участников ДОН могут задействовать следующую аппаратуру наблюдения на своих самолетах-разведчиках: оптические панорамные и кадровые фотоаппараты, видеокамеры с изображением на дисплее в реальном масштабе времени (разрешение не выше 0.3м, то есть на уровне, не выше идеального для космических средств), РЛС бокового обзора (РЛСБО) с синтезированной апертурой (разрешение не выше 3м), инфракрасные системы (разрешение не выше 50 см).

Самолеты открытого неба


Россия использует обычно для контрольных полетов самолеты Ан-30Б и Ту-154М-ЛК1. Американцы — самолеты ОС-135В, созданные на базе древнего самолета-заправщика КС-135, который сам по себе создан на основе транспортника С-135, по сути — милитаризованного Боинга-707. Но часто американские "партнеры" использовали наши же Ан-30Б — это и дешевле, арендовать самолет, и снимки с нашего самолета получались обычно лучше. Проблемы начались, когда в России впервые, среди сторон договора, создали авиакомплекс, полностью использующий возможности самого ДОН.

Речь о Ту-214ОН. Аэрофотокомплекс представлен фотосистемами, расположенными в носовой части фюзеляжа на нижней палубе. Там же размещена и РЛСБО, с полосой захвата до 25 км и зоной обзора — до 50 км. В центроплане размещена и ИК-аппаратура, имеющая диапазон углов обзора 130°, ширину полосы сканирования на местности — 4,6H высоты полета с измерением по радиовысотомеру. Скажем, если высота полета 10000м, то полоса будет шириной 46км. В состав ТВК, телевизионного комплекса наблюдения, входят три ТВ-камеры — центральная широкоугольная КТШ-5 и две боковых КТБО-6. Угол обзора КТШ-5 достигает 148 градусов, ширина сканирования на местности — 6,6H (при тех же 10000м будет 66км). Угол обзора КТБО-6 — от 8,5° в узком фокусе до 20,1° в широком фокусе с диапазоном углов визирования 60°. Самолёт оборудован совершенным бортовым цифровым вычислительным к комплексом, предназначенным для управления работой и управления режимом контроля средств наблюдения, а также для отображения в реальном времени информации со средств наблюдения и её записи и обработки. В состав БЦВК входят 5 автоматизированных рабочих мест (АРМ), объединённых в локальную сеть: АРМ оператора аэрофотокомплекса, АРМ оператора РЛС, АРМ оператора ИК-аппаратуры, АРМ оператора ТВ-аппаратуры и АРМ старшего лётного представителя.

Но вся эта прекрасная аппаратура, почему-то, напугала кое-кого в США, ряд представителей военных и политических кругов подняли волну по поводу того, насколько опасен этот авиакомплекс, и как он может нести "недокументированное" оборудование. Будто, при особом желании и отсутствии контроля со стороны, Ан-30Б или Ту-154М-ЛК1 не могут, или американский самолет не может. Но контроль-то есть, и опасаться другой стороне нечего. Тем не менее, несколько лет этот уникальный комплекс американцы до своей территории не допускали. Самолет, тем не менее, был сертифицирован по программе открытого неба 22 странами-участницами в течении прошлого года, и прошлой осенью сертификат подписали и американцы. Первые полёты в рамках ДОН над США были выполнены самолётом Ту-214ОН 25—27 апреля 2019 года. Он пролетел над территорией штатов Техас, Нью-Мексико и Колорадо, проинспектировав объекты: Форт-Блисс, ракетный полигон Уайт-Сэндс), Сандианские национальные лаборатории, Лос-Аламос и склад уничтожаемого химоружия в Пуэбло.

"Токсичный" договор для внутриполитической борьбы


А теперь вот американцы могут покинуть и этот договор. И причины, как и раньше, внутриполитические. Внутренняя борьба пауков во властной банке Вашингтона дошла уже до того, что вовсю влияет на внешнеполитические решения США, и мы с вами имеем массу примеров для этого. Любое проявление мнимой "слабости" Трампом мигом раздувается его противниками, и тот вынужден делать "жесткие", но глупые с точки зрения интересов Америки шаги.

Есть еще фактор "токсичного", как сейчас принято говорить (очень дурацкое выражение, если честно) пиара вокруг выполнения ДОН. Мы живем в век, когда все пассажирские и значительное число военных воздушных судов используют транспондеры (военные иногда их отключают, но в целом, в международных водах стараются блюсти безопасность, по возможности). И есть всем известные сайты, где можно отслеживать такие полеты. Это породило целое направление в журналистике — когда писать не о чем, тогда можно пойти на "Флайтрадар 24" и порыться там на тему полетов самолетов-разведчиков стран НАТО у наших берегов. Или беспилотников крупного размера. Можно "сварить" отличную алармистскую заметку в стиле "окружают, демоны". А можно просто покопаться в блогах тех, кто отслеживает такие полеты по таким сайтам. При этом писать о том, что все эти полеты — обычная рутина, на порядки отличающаяся от такой же деятельности, скажем, в 80-х, и что ВКС на все такие полеты реагируют соответственно — не обязательно. В США или Японии точно также пишут заметки про полеты наших бомбардировщиков или дальних противолодочников у их берегов.

Так вот, полеты самолетов открытого неба в тех же США вызывают кучу панических комментариев от идиотов в сетях, и таких же заметок в СМИ. Варят такие же алармистские статейки, да еще с учетом, что русские — не у берегов, а прямо вот в сердце "исключительной нации". И ставят на них заголовки позабористей, чтобы лучше распространялись, вроде "русский шпионский самолет летает над самыми секретными базами Америки, и даже "Зоной 51" (это которую собирались штурмовать в «Фейсбуке» 4 миллиона, но вышло все "немного не так"). Это как раз про первый наблюдательный полет Ту-214ОН над США так и писали. Очень хорошо заголовок подействовал на параноиков, шизопатриотов Америки, ультралибералов, леваков и ультраконсерваторов. А такая негативная пресса плоха для выборов.

Есть еще один фактор — выставленный не так давно на мороз с должности помощника президента по национальной безопасности вредный дедушка Болтон. Дедушка-то выставлен, но дело его живет. Бумаги нужные против ДОН он успел составить, и кому их подсунуть на подпись Дональду Трампу — тоже остались. Например, там пока в Совете по национальной безопасности еще трудится некий Тим Моррисон, по утверждению журналиста Фреда Каплана из Slate, — приятель и единомышленник Болтона по вопросам стратегической стабильности. А точка зрения Болтона нам известна — разобрать всю договорную базу и умереть под обломками рухнувшего здания безопасности. Потому что все эти шаги вредят куда больше самим США, а не России или Китаю.

Хватит ума остаться или нет?


А ведь ДОН, как уже было сказано выше, Америке и ее союзникам выгоден, и, даже, вероятно, выгоднее, чем РФ. Но Россия придерживается точки зрения, что порождающий немалый "доверительный материал" ДОН должен сохраниться. Ведь это у РФ и США есть развитые системы ТСР, в том числе космических, а у других участников ДОН или куда хуже с этим, или вообще никак, и они вынуждены или пользоваться информационными подачками старших союзников, или коммерческими источниками информации, или же вообще оставаться в неведении о поведении соседей.

Причем такой же точки зрения придерживаются очень многие политики, члены Конгресса и Сената и военные в самих США. Дошло до того, что, по сообщениям, покидает свой пост из-за несогласия с политикой администрации в отношении ДСНВ-3 (где те просто "тянут волынку", занимаясь выставлением одних и тех же неприемлемых и идиотских предложений) и ДОН, генерал Джон Хайтен, командующий Стратегическим командованием ВС США, и заместитель главы ОКНШ ВС США. И не один, а еще с рядом высших офицеров.

Новый глава СТРАТКОМа, вице-адмирал Чарльз Ричард, пришел с должности командующего подводными силами ВМС, и, формально, считается чем-то вроде "ястреба". Но первые его заявления неожиданно осторожны. Он высказался в духе предшественника и в отношении России и ее новых военных возможностей, и в отношении стратегических сил Америки (он высказался весьма негативно по этому вопросу), и в отношении ДСНВ-3, и, в отношении, ДОН. В общем, он тоже никуда выходить не хочет.

Пока что и Трамп не подписал никаких официальных бумаг, начинающих полугодовой процесс выхода из ДОН. Может, и не подпишет, хватит ума. А если не хватит — то, скорее всего, вслед за США покинет договор и Россия вместе с Белоруссией, и не только. Потому что ситуация, когда мы не сможем летать над Америкой, потому что они вышли из режима открытого неба, а их союзники над нами — смогут, нас, конечно, не устроит. Будет как с ДОВСЕ, где России давно нет в договоре, а информация по этой линии поступает в Москву из Минска и прочих членов ОДКБ — только наоборот.

Только подобный выход, по сути, торпедирует и разрушит достаточно толковый инструмент обеспечения информационного спокойствия противостоящих сторон в нашем и без того беспокойном мире. Это, безусловно, плохо. Может, мистеру Трампу стоит обратиться к духовному наследию мистера Эйзенхауэра? Тем более что тот тоже был республиканцем.
Я. Вяткин, специально для "Военного обозрения"

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

84

Похожие новости
13 ноября 2019, 12:00
13 ноября 2019, 06:00
13 ноября 2019, 09:20
12 ноября 2019, 16:40
13 ноября 2019, 01:00
13 ноября 2019, 01:00

Новости партнеров