Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Южная Корея и Япония совершенствуют свои подводные силы

Лодки с воздухонезависимыми установками играют все большую роль во многих флотах мира. Фото с сайта www.navy.mil.kr
На верфи южнокорейской компании Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME) 10 ноября спустили на воду неатомную подводную лодку (НАПЛ) Ahn Moo – вторую лодку первой подсерии программы KSS III. Она знаменует переход к серийному строительству субмарин нового поколения. «НВО» уже писало о них («Индия отказалась от российских подлодок», 02.10.20). Но эти НАПЛ стоят того, чтобы рассказать о них подробнее.
Спринтерские темпы
ВМС Республики Корея развиваются стремительно. Сегодня они соперничают с Японией за третье место в Азиатско-Тихоокеанском регионе, уступая лишь ВМС США и Китая.
Южнокорейские подводные силы очень молоды. В 1993 году появилась первая полноценная дизель-электрическая субмарина Jang Bogo, построенная на немецкой верфи Howaldtswerke Deutsche Werft по проекту 209/1200. До этого в 1985 году компания Korea Takoma Shipyard сдала южнокорейскому флоту сверхмалую подлодку, так называемый «миджет» типа Dolgorae. Затем построила еще две мини-субмарины данного проекта. Они уже исключены из числа действующих, а одна передана в музей – сеульский Парк боевых кораблей на реке Ханган.
«Миджеты», построенные при участии итальянской фирмы Cosmos, имели подводное водоизмещение 175 т, длину 25 м и максимальную скорость подводного хода 16 узлов. Экипаж состоял из 14 человек, вооружение включало две 406-мм торпеды. Мини-подлодки предназначались для диверсионных операций и скрытной переброски разведчиков в тыл противника.
Первая субмарина южнокорейских ВМС получила название в честь средневекового флотоводца Ханджа по прозвищу Чан Бого («Принц моря»). Он прославился укрощением японских пиратов. С тех пор за южнокорейскими лодками закрепились «антияпонские» имена: правителей и воинов, прославившихся в сражениях с самураями, либо лидеров борьбы с японским колониальным господством.
Первые две ДЭПЛ типа Jang Bogo программы KSS I строились в Германии, а последующие семь – на южнокорейских верфях. При этом немецкий проект претерпел изменения. Длина лодок увеличилась с 56 до 61 м, подводное водоизмещение – с 1200 до 1400 т.
Субмарины развивают максимальный подводный ход в 21,5 узла, дальность их плавания составляет 11 тыс. миль (20 тыс. км), автономность – 50 суток. Вооружение включает четырнадцать 533-мм тяжелых торпед K731 Baek Sang Eo («Белая акула») дальностью стрельбы до 30 км и 35-узловой скоростью хода, которые выстреливаются через восемь носовых торпедных аппаратов. В отличие от других субмарин этого типа, поставлявшихся Германией во многие страны мира, южнокорейские лодки могут атаковать надводные цели американскими противокорабельными ракетами SubHarpoon. Теперь они перевооружаются на околозвуковые низколетящие ПКР SSM-710K собственной разработки с 250-кг боевой частью и дальностью стрельбы 180–200 км. Ими можно поражать морские и береговые объекты (модификация SSM-750K). Лодки также снабжаются системой противоторпедной защиты TACM (Torpedo Acoustic Counter Measures). Имеется вариант оснащения подлодок типа Jang Bogo вспомогательными воздухонезависимыми энергетическими установками (ВНЭУ) с электрохимическими генераторами, значительно увеличивающими дальность подводного хода. Однако этот проект пока не реализован.
Вторая девятка южнокорейских субмарин программы KSS II – типа Sohn Won-yil (немецкий проект 214) подводным водоизмещением 1860 т – целиком построена на южнокорейских верфях компаний Hyundai Heavy Industries (HHI) и DSME. Сдача завершающей серию НАПЛ Shin Dol-seok запланирована на декабрь этого года. Значительная часть элементов лодок и их вооружения сделана на отечественных предприятиях.
Эти лодки с экипажем из 27 человек относятся к неатомным, поскольку имеют ВНЭУ на основе топливных элементов, позволяющих им три недели не всплывать на поверхность. Их рабочая глубина погружения – 250 м, предельная – 400 м, дальность плавания – 12 тыс. миль (19 300 км), автономность – 12 недель. Они способны проходить под ВНЭУ 1248 миль на 4-узловой скорости. Вооружение такое же, как и на лодках типа Jang Bogo. Имеется и система противоторпедной защиты. Кроме того, они могут нести крылатые ракеты Haeseong III, способные поражать береговые цели на дальности до 1000 км.
Почти идеальная субмарина
НАПЛ программы KSS II целиком отвечают самым строгим современным требованиям, предъявляемым к субмаринам данного подкласса. Но южнокорейцам этого показалось недостаточно. Они взялись за конструирование собственной подводной лодки по программе KSS III. На это ушло немало времени и финансовых ресурсов. Контракт на строительство первых двух субмарин серии на сумму 1,56 млрд долл. (стоимость одной единицы – без малого 800 млн) был заключен с компанией DSME в декабре 2012 года. Но в Сеуле считают, что затраты оправданны: получились почти идеальные НАПЛ.
Головную субмарину Dosan Ahn Changho подсерии Batch I спустили на воду в 2018-м, сейчас она проходит испытания, а передать ее ВМС планируется в следующем году. В 2022 году ожидается вступление в строй субмарины Ahn Moo. Эти НАПЛ, оснащенные анаэробными установками с электрохимическими генераторами, имеют подводное водоизмещение 3750 т при длине 83,5 м и ширине 9,6 м. Максимальная подводная скорость – 20 узлов, дальность плавания – 10 тыс. миль. Экипаж состоит из 50 человек. Лодки имеют самые современные автоматические системы боевого управления и электронные сенсоры.
У них очень низкие акустические поля. ВНЭУ с электрохимическими генераторами работают вообще бесшумно. Поэтому частые в наших СМИ утверждения, что российские ДЭПЛ проекта 877/636 самые скрытные в мире, нельзя считать корректными. Советские подлодки типа «Палтус» (ошибочно называемые «варшавянками») появились в начале 1980-х. Тогда американцы за низкую шумность и нарекли их «черными дырами в океане».
Но с тех пор прошло много времени и появились более совершенные «черные дыры». Это немецкие НАПЛ типов 212А (для ВМС ФРГ и Италии) и 214 (для ВМС Греции, Южной Кореи и Турции). Это построенные в Германии субмарины типа Dolphin для ВМС Израиля и типа 218SG для ВМС Сингапура. Это шведские лодки типа Gotland и Blekinge, японские и южнокорейские лодки последних поколений.
Субмарины типа Dosan Ahn Changho отличает от других НАПЛ и ДЭПЛ состав вооружения. В дополнение к торпедным аппаратам на них имеются шесть вертикальных пусковых установок (по три в два ряда) для крылатых ракет Chonryong дальностью стрельбы до 1500 км для поражения береговых целей. Согласно ряду источников, в тех же пусковых установках могут размещаться баллистические ракеты для уничтожения наземных объектов на дистанции до 500 км.
Сочетание мощного торпедного и противокорабельного ракетного оружия с крылатыми и баллистическими ракетами, наличие ВНЭУ, позволяющей осуществлять длительное подводное патрулирование, современная система боевого управления с элементами искусственного интеллекта выдвигают субмарины типа Dosan Ahn Changho в лидеры среди существующих НАПЛ.
На верфи HHI строится третья лодка подсерии Batch I программы KSS III. Ее вступление в строй ожидается в 2023 году. Тем временем ведется подготовка к закладке трех субмарин второй подсерии Batch II. Их длина увеличится примерно на 6 м, а подводное водоизмещение достигнет 4000 т. На лодках этой подсерии количество вертикальных пусковых установок для крылатых и баллистических ракет вырастет до десяти (по пять в два ряда). Вместо ВНЭУ и свинцово-кислотных аккумуляторов на них появятся литий-ионные батареи (ЛИБ) большой энергоемкости. Они превзойдут по мощности традиционные аккумуляторы лодок типа Jang Bogo в четыре-пять раз и будут в два раза мощнее топливных элементов субмарин типа Sohn Won-yil.
Три подлодки подсерии Batch III, завершающие программу KSS III, обещают быть еще более навороченными. Но сведения о них пока крайне туманны.
Назад к аккумуляторам
Впрочем, первыми в освоении ЛИБ оказались не южнокорейцы, а их соперники – японцы. Сейчас в составе Морских сил самообороны (МСС) Японии насчитывается 20 подводных лодок: 9 ДЭПЛ типа Oyashio и 11 НАПЛ типа Soryu («Голубой дракон»). Все НАПЛ этой серии носят «драконовские» имена. В их числе достраивающаяся 12-я Toryu («Сражающийся дракон»), которую планируют ввести в строй в марте 2021 года.
До появления южнокорейских подлодок программы KSS III «драконы» считались лучшими НАПЛ в мире. Их подводное водоизмещение – 4200 т, длина – 84 м, максимальная подводная скорость хода – 20 узлов, рабочая глубина погружения – 275 м, предельная, по некоторым источникам, – 900 м.
Лодки, использующие ВНЭУ на базе двигателей Стирлинга с внешним подводом тепла без всплытия на поверхность на скорости 6,5 узла, могут пройти 6100 миль (11 297 км). Высокую маневренность обеспечивают горизонтальные рубочные рули и Х-образные кормовые. Через шесть 533-мм торпедных аппаратов выстреливаются 30 торпед и ПКР SubHarpoon. Субмарины способны ставить также мины. Имеются два трехствольных устройства для постановки ложных целей, отводящих торпеды противника. Обслуживать сложный корабль экипажу из 65 человек помогает автоматическая система боевого управления, созданная на базе АСБУ американских атомоходов.
В октябре 2018 года на верфи корпорации Mitsubishi Heavy Industries в Кобе спустили на воду 11-й «дракон» – подводную лодку Oryu («Дракон-Феникс»). Но фактически она стала НАПЛ нового поколения. Ее первой в мире оснастили литий-ионными аккумуляторами, что позволило отказаться не только от свинцово-кислотных батарей, но и от ВНЭУ. Проект пришлось серьезно переработать для сохранения балластировки и остойчивости, так как литий-ионные батареи заметно легче свинцово-кислотных. Часть веса ушла после удаления двигателей Стирлинга. По сути дела, пришлось переделать всю электросистему подлодок, в том числе установить более мощные дизель-генераторы для подзарядки. Были модернизированы шноркели для увеличения подачи воздуха и отвода выхлопных газов, поскольку скорость зарядки батарей стала больше.
Новые батареи дают возможность субмарине развивать 20-узловый подводный ход на протяжении длительного времени, что особенно важно при выходе в атаку и при отрыве от противника. Лодки Oryu и Toryu оказались дороже предшественниц. Если НАПЛ типа Soryu обходилось в 454 млн долл., то создание Oryu потянуло на 566 млн. Но, по мнению зарубежных экспертов, издержки компенсируются новым качеством.
А 14 октября этого года на верфи компании Mitsubishi Heavy Industries в Кобе для МСС Японии спустили на воду подводную лодку Taigei («Большой кит») – головную типа 29SS. Ее изначально создавали под ЛИБ. Внешне она мало чем отличается от НАПЛ серии Soryu. Ограждение выдвижных устройств стало меньше по высоте и приобрело более обтекаемую архитектуру. Подводное водоизмещение увеличилось до 4300 т при длине 84 м и ширине 9,1 м. Максимальная подводная скорость та же – 20 узлов. Не изменился и состав вооружения.
Радикальные изменения произошли внутри лодки. Внедрены новые радиоэлектронные средства разведки и связи, боевая информационно-управляющая система. Для НАПЛ создана гидроакустическая станция на основе волоконно-оптических решеток, что повышает возможности по обнаружению и сопровождению подводных целей. Появился новый шноркель, обеспечивающий работу дизеля под водой при зарядке аккумуляторов. Его сигнатура снижена и трудно поддается обнаружению авиационными РЛС. Лодка будет оснащена системой противоторпедной защиты. Значительно улучшены условия обитаемости на подводном корабле. Предусмотрены места для размещения женщин-подводниц.
МСС Японии планируют оснастить семью НАПЛ проекта 29SS. Кроме Taigei уже строятся две субмарины нового типа. По аналогии с «драконами» они, очевидно, получат «китовые» имена. Против кого они точат зубы? Вот как на сообщение о спуске на воду «Белого кита» отреагировал один из читателей токийской газеты Sankei Shimbun: «Радостное известие! Ну, теперь держитесь, Россия, Китай, Северная и Южная Кореи!» НАПЛ типа Soryu уже на постоянной основе развертываются у Авачинского залива, дабы «ловить» российские атомоходы. Там же пропишутся и лодки семейства Taigei.
И все-таки, на наш взгляд, японские НАПЛ уступают южнокорейским программы KSS III, которые более сбалансированы, особенно по вооружению. Это понимают японские военачальники. Недаром Токио добивается от Вашингтона получения крылатых ракет Tomahawk большой дальности. США пока отказывают, ссылаясь на режим контроля за ракетными технологиями. Но настроения американцев переменчивы. Да и сама Япония, страна развитых технологий, способна создать нужное ей оружие.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

199

Похожие новости
15 января 2021, 14:20
24 декабря 2020, 19:40
17 декабря 2020, 22:20
16 января 2021, 09:20
17 декабря 2020, 22:20
14 января 2021, 21:20

Новости партнеров