Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Японский эсминец-робот


Как остроумно подметил один пользователь Интернета, разница между нами и японцами заключается в том, что мы стараемся притворяться умными, а они — глупыми.

С такой заметки следует начать обзор японских эсминцев «Мурасамэ» и их близких родственников — «Таканами».



Одно из самых многочисленных семейств ракетных эсминцев общим числом 14 единиц.

9 «дождей» и 5 «волн». Такая поэзия обыгрывается в их названиях.


Это не просто лирика. «Мурасамэ» — первый в мире корабль, оснащенный радаром с активной фазированной решеткой (АФАР).

Японцы крайне неохотно делятся информацией о своей боевой технике. Поэтому мы всегда так неожиданно узнаем о реальных достижениях и возможностях их ВМС.

В официальных пресс-релизах «Мурасамэ» скромно именуют эскортными эсминцами общего назначения. Указывая в новой строке, что благодаря весьма совершенному облику и универсальному оружию корабли данного типа играют важную роль при проведении морских операций.

Проект эсминца был утвержден в 1991 году. Головной «Мурасамэ» был заложен в 1993 г. и введен в боевой состав в 1996.

Параллельно в Японии велось строительство крупных (9500-тонных) эсминцев «Конго» с системой «Иджис». Меньший и слабее вооруженный «Мурасамэ» выглядел на их фоне очевидным шагом назад.


Сюрреализм: «Проливной дождь», «Весенний дождь», «Вечерний ливень» и «Моросящий дождь» заняли все причалы Перл-Харбора. На заднем плане виден огромный «беркообразный» эсминец — флагман соединения

Но японцы видели ситуацию иначе.

Им предоставили первоочередной доступ к лучшим технологиям; они — единственный союзник, которого американцы воспринимали всерьез.

В результате японский эсминец с «Иджисом» оказался заложен раньше, чем первый «Арли Берк» успел вступить в строй.


Но японцы не оставляли намерений строить корабли по собственным проектам, конструкция которых содержала не только современные решения, но и учитывала все особенности и предпочтения японских ВМС.

Промышленность была не в состоянии создать собственный эсминец, превосходивший лицензионный проект в тех аспектах, где раскрывался потенциал «Иджиса». Да и задачи такой в то время не стояло. Все необходимое для постройки эсминцев ПРО уже имелось в наличии. С использованием полученных технологий на верфях Сасебо, Майдзуру и Йокосуки были оперативно заложены четыре 9500-тонных «Конго», получивших свое название отнюдь не в честь африканского государства.

Следующим потребовался универсальный боевой корабль для решения задач, для которых крупный эсминец с «Иджисом» был явно избыточен (пример — противолодочная оборона). «Национальный» эсминец, который мог стать испытательным стендом для отработки всех тенденций, концептов и решений, свойственных кораблестроению 1990-х гг.



Кинжал и длинное копье


Из связки флагманского «Конго» и «эскортного» эсминца «Мурасамэ» предполагалось сформировать боевые группы, в которых флагман, предназначенный для боя на дальних дистанциях (ПВО-ПРО), прикрывало соединение эсминцев, чья вооружение было «заточено» под ближний бой.

На самом деле концепция не нова. Японский морской пароль во все времена звучал одинаково: «восемь-восемь».

В начале 1920-х годов это означало намерение иметь флот из 8 линкоров и 8 линейных крейсеров. В итоге счет 8 : 8 в пользу японских ВМС. План осуществить не удалось.

В 1970-1980-е «восемь-восемь» стало означать восемь боевых групп, состоявших из восьми кораблей. Типовой состав: вертолетоносец ПЛО, пара эсминцев ПВО и 5 «обычных» эсминцев. На практике выглядело достаточно примитивно. Япония в то время не обладала морскими вооружениями требуемого уровня.

В 1990-е годы состав боевых групп сменился на «Иджис» в охранении меньших эсминцев, построенных по собственным японским проектам.

«Национальные» проекты по изощренности своей конструкций не уступали своим «импортным» собратьям.

Сэнсэй «Мурасамэ» выглядит современно даже сейчас, а 30 лет назад это был гламур высоких технологий.


Японские кораблестроители одними из первых реализовали компоновку с подпалубным размещением вооружения и использовали дизайн с наклонными поверхностями надстройки, для снижения радиолокационной заметности кораблей.

Родовой приметой эсминцев стала не самая обычная кормовая оконечность. Японцы не терпят прямых линий! Она называется Oranda-zaka, «дом на склоне». Цель — повысить безопасность взлетно-посадочных операций. Все, что расположено на корме и не является вертолетной площадкой, в том месте идет под откос. Во избежание касания лопастями винта швартовых устройств или ограждения верхней палубы.


Внешне эсминец производит хорошее впечатление. Каждый его элемент выполнен с особым вниманием. Но его настоящие воинские качества скрыты глубоко внутри.

В начале 90-х гг. на основе компонентов зарубежного производства японцам удалось создать собственную БИУС, связавшую воедино все боевые посты корабля. На Западе такие системы получили обозначение «C4I» (по первым буквам: «командование», «контроль», «коммуникации», «компьютеры» и «интеллект»). Если говорить в более широком смысле, эсминцы типа «Мурасамэ» были одними из первых во всем мире, кто получил боевую информационную систему такого уровня.

Что касается снижения заметности, то наклонные поверхности надстроек, несомненно, придают «Мурасамэ» современный вид. Что касается реальной пользы, то главным радиоконтрастным элементом японских эсминцев была и остается массивная фок-мачта, представляющая металлическую ферменную конструкцию, обвешанную антенными устройствами.

Массивность — дань японским представлениям, согласно которым конструкция должна выдерживать штормовые условия северных широт.


Что касается потребности в самой мачте, то во времена создания «Мурасамэ» японцы еще не имели собственного радара с неподвижными антеннами (ФАР), вмонтированными в стены надстройки. Подобная система FCS-3 будет представлена только в 2007 году.

FCS-3 — это европейское обозначение. Оригинальное японское название произнести невозможно. FCS-3 всего лишь значит «fire control system», третья по счету японская разработка в данной области, о которой что-либо известно.

Что касается «Мурасамэ», их система управления огнем известна как FCS-2.


Еще одна ремарка будет посвящена подпалубному размещению вооружения. Ракетный боезапас «Мурасамэ» действительно размещен в индивидуальных ячейках УВП, подразумевающих их нахождение под палубой. Но есть один нюанс. 16 УВП кормовой установки размещены НАД палубой. Как? Самым очевидным образом: поставлены в виде бокса. Но зачем? Очевидно, не хватило подпалубных объемов. Да, это выглядит очень странно (честно говоря, это выглядит крайне подозрительно). Единственный в мире современный проект с подобным размещением оружия. Помнятся истории из прошлого, когда наши восточные соседи неожиданно для всех меняли состав вооружения кораблей с «мирного варианта» на «военный», ошарашивая своей ловкостью противника. Что-то с «Мурасамэ» нечисто…

По технической части «Мурасамэ» является таким же «импортным», как и его собрат «Конго». Но если «Конго» — копия зарубежного проекта, то «Проливной дождь» содержит лишь отдельные узлы иностранного происхождения. Которые подобраны в соответствии с японскими представлениями о прекрасном.

Комбинированная силовая установка эсминца, имеющая схему COGAG, состоит из четырех газовых турбин: пары американских GE LM2500 и пары Rolls-Royce Spray — британское наследие.

Разумеется, из Англии привезли только техническую документацию. Промышленные корпорации «Исикавадзима» и «Кавасаки» еще в 1970-е гг. освоили лицензионное производство газотурбинных силовых установок, необходимых для военных кораблей.


Зато много чего привезли из США. Например, ракетное вооружение — вертикальные пусковые установки (4 модуля, 32 ячейки). И к ним в придачу — консоли управления оружием. Боевой информационный центр «Мурасамэ» был создан по образу и подобию БИЦ Иджис-эсминца. Были скопированы средства РЭБ (комплекс SLQ-32). Закуплены «Фаланксы» и торпеды.

Скопировать не удалось только корабельный радар с технологией АФАР ввиду отсутствия где-либо в мире подобных устройств в 1996 году.

Одной из ключевых особенностей эсминца стала его автоматизация.


Несмотря на наличие на борту «Мурасамэ» полного спектра вооружений и средств для противодействия надводным, подводным и воздушным угрозам, численность его экипажа, по открытым источникам, составляет всего 165 человек.

Если приведенные цифры — правда, то японский эсминец был абсолютным лидером по автоматизации среди кораблей своей эпохи. В 1990-е годы такую численность экипажа имели только самые примитивные фрегаты, вдвое уступавшие «Мурасамэ» по размерам и имевшие значительно более сжатый состав вооружения (пример: французский «Лафайет» — экипаж 160 чел.).

Раз уж зашла речь о размерах… По современным представлениям водоизмещение «Мурасамэ» находится где-то на верхней границе для класса «фрегат» и на нижней планке для класса «эсминец». 6200 тонн полного водоизмещения при длине корпуса 151 метр.

Типичные размеры для корабля океанской зоны. Будет не совсем корректно называть их скромными «рабочими лошадками» флота.


Сезон дождей

С учетом всех затраченных на них сил и высокого уровня технического исполнения на момент появления это были настоящие «скакуны».

Всего планировалось построить 14 подобных эсминцев, но построили только 9. Нет, остальные не были «сдвинуты вправо» и затем вычеркнуты из списков в пользу «оптимизации» бюджета.

Их достроили в 2000-2006 гг. по улучшенному проекту «Таканами».


«Высокая волна» является практически полными аналогом «Проливного дождя». Одни и те же размеры. Один и тот же силуэт — с плавно изогнутым полубаком и площадкой Oranda-zaka в кормовой части. Такой же формы надстройка и массивная мачта, в передней части которой установлен радар с АФАР. Идентичная силовая установка и практически неизменный состав вооружения.


Снаружи отличить «Мурасамэ» и «Таканами» под силу, наверное, только увлеченным моделистам.

Главным изменением стал отказ от размещения части УВП на палубе, в средней части корпуса. Все 32 ракетные шахты «Таканами» поместились в носовой части, перед надстройкой.

А что же осталось на месте «бокса»? Ничего. Пустая коробка. Здесь мы не станем делать далеко идущих выводов, но по всему «Таканами» (как и «Мурасамэ», у которого в носовой части всего 16 УВП) недогружены и имеют зарезервированные объемы для увеличения ракетного боекомплекта или установки боевых модулей.

Еще одно изменение — увеличение калибра универсальной артустановки с 76 до 127 мм. Впрочем, для современного корабля это имеет весьма немного значения.

Остальной состав вооружения прежний, соответствует «Мурасамэ».

Два основных поисковых радара, две РЛС управления зенитным огнем, подкильный гидролокатор и буксируемая низкочастотная антенна.

32 пусковые ячейки: источники называют 16 противолодочных ракет и 64 зенитные ракеты ESSM. От 4 до 8 противокорабельных ракет «Тип 90». Пара «Фаланксов». Малогабаритные торпеды. Вертолет.

Разумеется, когда перед нами серия из 14 кораблей, строившихся на протяжении 13 лет, то ни о какой полной унификации не может идти речи. Особенно это касается боевой информационной системы и средств управления огнем — самых сложных элементов корабля; произведенные в них изменения могут считаться чуть ли не созданием нового проекта.

Первые три и два последних «Таканами» имеют заметные различия по составу элементов БИУС. В этом смысле первые представители имеют больше сходства с «Мурасамэ». В свою очередь, два последних, «Зыбь» и «Прохладная волна», также различаются между собой.

2050 год уже ближе, чем 1990-й


«Мурасамэ»/«Таканами» для японцев — не прошлый, а позапрошлый век.

В 2010-х гг. наши восточные соседи «налепили» еще 6 весьма самобытных эсминцев нового поколения, которыми удивили всех. Чего стоит их радиолокационный комплекс, состоящий из восьми АФАР!

Шесть многоцелевых эсминцев, не считая «беркообразных» флагманов и эсминцев-вертолетоносцев.

Далее начинается такой расчет — в следующем году в состав ВМС самообороны Японии будет принят последний, восьмой эсминец-флагман — «Хагуро». И на этом 30-летнюю амбициозную программу «восемь-восемь» можно считать завершенной.

Будущее японского флота скрыто пеленой параноидальной секретности. Известно лишь, что в целом концепция боевых групп останется прежней. Но последующее поколение эсминцев получит совершенно другой облик и новую компоновку. Подробности? От японцев не дождетесь.

Впрочем, 2050 год уже ближе, чем 1990-й. Поэтому весьма скоро подробности станут известны. Когда случайно удастся заснять корпуса строящихся эсминцев в высокой степени готовности.

Что же касается последствий для России от этого безудержного японского милитаризма… Если когда-нибудь нашему ВМФ придется схлестнуться с этой армадой, не хотелось бы, чтобы вновь звучали слова командира ЭБР «Император Александр III»: «За одно я ручаюсь: мы умрем, но не сдадимся…» (эпизод на прощальном банкете из легендарной книги А. Новикова-Прибоя).


Им всем не хватает причалов, поэтому эсминцы швартуются рядами. Из-за спины эсминца типа «Мурасамэ» торчит надстройка другого корабля — с двойной фазированной антенной (белые квадраты). Эсминец нового поколения!
Олег Капцов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

250

Похожие новости
14 августа 2020, 00:40
07 августа 2020, 20:20
09 августа 2020, 06:20
10 августа 2020, 07:00
09 августа 2020, 06:20
14 августа 2020, 00:40

Новости партнеров