Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
03 июня 2020, 02:00
03 июня 2020, 02:00
02 июня 2020, 22:20
03 июня 2020, 02:00
02 июня 2020, 22:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Ядерная стратегия «неприменения первыми» в китайском понимании и её проблемы


Китай официально относится к ядерным державам, заявившим о неприменении ядерного оружия первыми в любых обстоятельствах. Но есть достаточно высокопоставленные люди в США, которые в этом сомневаются. И нельзя сказать, что уж совсем никаких оснований, кроме стойкого желания "пнуть" Китай на информационном фронте, у них нет.



"Дыры" в ядерной стратегии?


Как известно, официальная позиция КНР по вопросу применения ядерного оружия состояла и состоит из утверждения, выпущенного КНР еще после первого своего испытания 16 октября 1964 года: "Китай никогда и ни при каких обстоятельствах не будет первым применять ядерное оружие". Как говорится у американцев, loud and clear, громко и ясно. Это недвусмысленное заявление было краеугольным камнем китайской политики в области ядерного оружия (ЯО) в течение 56 лет и часто повторялось и продолжает повторяться и официальными лицами, и в авторитетных китайских публикациях для внутренней и международной аудитории, и даже в засекреченном учебном пособии для специалистов ракетных войск НОАК. Это пособие, пусть и уже устаревшее, давно утекло на Запад и было официально переведено и издано МО США лет 10 назад. Сам факт попадания такого документа в руки потенциального противника уже многое говорит о "порядке" в ядерных силах КНР, кстати.

Но вот что удивительно. Как сообщает Defence News, недавно новый командующий СТРАТКОМ ВС США (Командование стратегическими силами) адмирал Чарльз Ричард, выступая на Комитете Сената США по делам ВС, заявил, что “мог бы проехать на грузовике через дыры в политике Китая" по отказу от применения первым. Но когда его попросили уточнить (попросил член комитета сенатор Джон Хоули, между прочим, этот республиканец в конце прошлого года стал самым молодым сенатором, ему всего 39, что для верхней палаты Капитолия просто детский возраст, там деятели лет до 90 сидят безо всякой смены), то Ричард внезапно "включил заднюю передачу". Он заявил, что политика КНР в этой области "очень непрозрачна" и сказал, что его оценка основана на "очень малом объеме информации". Мол, знаю мало, потому и говорю такое про китайцев, они, мол, скрывают… Комментарии командующего СТРАТКОМ комитету указывают на то, что он знаком с наиболее спорным разделом вышеупомянутого китайского секретного руководства. Который, по мнению некоторых американских аналитиков, указывает на то, что могут быть некоторые обстоятельства, при которых Китай первым применит ядерное оружие в войне с Соединенными Штатами.

Странная стратегия


Это неправильное восприятие вполне объяснимо. Тем более что, как пишут американцы, в свое время с тем китайским документом у МО США возникли сложности даже с правильным переводом. Что, конечно, удивительно, учитывая, что китайцев в США много, в том числе и различного рода перебежчиков, а переводили вроде бы не с редкого варианта языка малоизвестных племен Экваториальной Африки. В общем, в том 405-страничном документе китайских ракетчиков о неприменении первыми говорится постоянно и четко. Но говорится там и о том, что возможны двусмысленные ситуации во время военного кризиса, которые могут привести к "катастрофическим" последствиям. Там говорится примерно так: "Если сильная военная держава, обладающая ядерными ракетами и абсолютным преимуществом в высокотехнологичных обычных вооружениях, проводит интенсивные и непрерывные атаки на наши основные стратегические объекты, а у нас нет хорошей военной стратегии для противостояния врагу", то, подразумевается далее, возможны различные варианты. Понятно, что речь идет именно о США. Россия рассматривается как друг и союзник, а не как военный противник, те времена давно ушли.

Авторы указывают, что ракетно-ядерные силы Китая в этом случае готовятся предпринять конкретные шаги, включая повышение готовности ядерных сил и проведение учений с запуском, чтобы "убедить противника отказаться от продолжения сильных ударов обычными средствами". Довольно-таки беззубая и глупая стратегия, как кажется автору этой статьи. Как бы не случился вариант, когда уже будет поздно пить боржоми, имея почки, требующие пересадки. Это руководство называет эти шаги “корректировкой" ядерной политики Китая и "понижением" порога угрозы ядерными силами. Угрозы, но не применения! Опять же весьма самонадеянный план — с такой численностью ядерных сил, выживаемостью вооружений, их реальными возможностями и при абсолютном большинстве вооружений формально межконтинентального радиуса, которые никогда не испытывались не то что на полную или просто межконтинентальную, но даже на максимальную среднюю дальность.

Китайские лидеры пошли бы на эти шаги, упомянутые выше, только в крайних обстоятельствах. В тексте выделяются несколько ключевых событий и действий, которые послужили бы триггерами. Например, американские обычные бомбардировки китайских атомных и гидроэлектростанций, тяжелые обычные бомбардировки крупных городов, таких, как Пекин и Шанхай, или другие акты обычной войны, которые “серьезно угрожают” “безопасности и выживанию” нации. Почему именно ГЭС указаны вместе с АЭС — понятно, китайские плотины на основных реках, где проживает большинство населения Китая, даже при массированных и точных ударах обычным вооружением могут стать источником апокалиптических последствий для десятков, если не сотен, миллионов китайцев. Но, простите, в случае даже попытки нанесения одиночного такого удара по России удар был бы нанесен сразу, причем ядерный и массированный. А тут просто обещают "повысить готовность ядерных сил" и учения провести. Не поздновато?

Сомнения в США и не только


Разумеется, в США многие сомневаются в столь странной ядерной стратегии. Там полагают, что куда более вероятной является стратегия "эскалации до деэскалации", когда сторона накручивает ставки вверх вплоть до применения тактического ЯО (ТЯО) первыми, чтобы показать серьезность своих намерений и готовность к дальнейшему повышению ставок, которое не оправдает резоны для противника к продолжению военной конфронтации. На Западе считается, что эта стратегия является одной из используемых Россией, Россия же, ранее не отрицавшая этого, в последние годы с пропагандистской целью отрицает как эти, так и другие планы применения ТЯО или СЯС первыми. Впрочем, отрицание это, от кого бы оно ни звучало, мало имеет общего с реальными планами для кризисных ситуаций, и РФ, безусловно, не беря на себя обязательств неприменения первыми, может что угодно рассказывать Но структура ядерных сил, стратегия их развития, в частности, новых видов вооружений ("оружия 1 марта", как его зовут часто на Западе и у нас), говорит о том, что ни один из вариантов, вплоть до "удара в назначенное время", не исключается. Впрочем, про стратегию "эскалации до (или для) деэскалации" мы подробно поговорим в другой раз — тема очень емкая.

Так и адмирал Ричард, очевидно, полагает, что эта запланированная корректировка (в условиях нанесения массированных ударов обычным оружием по КНР) ядерной позиции Китая означает, что Пекин готовится применить ядерное оружие первым в этих обстоятельствах. И это, конечно, было бы логичным. Ричард сказал сенатору Хоули, что есть "ряд ситуаций, когда в КНР могут сделать вывод, что произошло использование ядерного оружия первыми, которые не соответствуют нашему определению первого использования". Командующий СТРАТКОМ, как и другие американские аналитики, считает, что китайцы будут интерпретировать эти массированные удары обычным оружием со стороны США как эквивалент первого применения ядерного оружия США против Китая. И они правы, потому что именно так и должны выглядеть действия в данной ситуации. Что, надо ждать, пока тебе города и АЭС с ГЭС разберут и локальный потоп устроят с Чернобылем и Фукусимой в кубе?

Понизить порог, да не тот


Но в китайском руководстве "понижение порога" не означает того же, что в наших или американских понятиях. У нас "плавающий" или "пониженный" порог применения, скажем, ТЯО, означает, что Россия заставляет противника гадать, то ли в ответ на их действия последует сокрушительный (или дозированный, но с тяжелыми последствиями) удар обычными средствами стратегического сдерживания (например, КР большой дальности наземного, морского или воздушного базирования), или же ими же, но уже в ядерном оснащении, или иными носителями тактического/нестратегического ЯО. Что само по себе является сдерживающим фактором.

Но у китайцев это означает лишь... приведение Китаем своего ядерного оружия в боеготовое состояние, а не решение лидеров КНР понизить порог для принятия решения о применении ЯО. А про первый удар нет ни слова!

Что это значит? Китай, в отличие от России, Соединенных Штатов или даже Франции, держит свои ядерные силы, в основном или полностью, в состоянии, когда боезаряды находятся в хранилищах, а не на носителях. В России, скажем, это не так, конечно, не все боезаряды СЯС, которые можно установить на носителях, на них находятся из-за договорных ограничений (пока СНВ-3 еще действует), но все носители, кроме находящихся на ремонте, обслуживании, модернизации, заряды несут всегда. Кроме, разумеется, стратегических тяжелых бомбардировщиков — ни мы, ни американцы с ЯО на борту давно не патрулируем в обычное время, чтобы не создать опасных ситуаций в случае аварий, по типу Туле, Паломареса и прочих "достижений" США. Но подвесить ядерные КР ведь недолго. Иное дело ТЯО — оно, в основном, находится на хранения в арсеналах и в РТБ, а частично может быть даже переведено в пониженные степени готовности, что, впрочем, быстро устраняется. А вот у Китая, получается, не так.

Китайские ПЛАРБ не находятся постоянно в море на боевой службе, не несут дежурство у причалов и даже если находятся на патрулировании, получается, могут не нести ядерных зарядов. Что до китайских, например, БРСД, БРМД и прочего нестратегического оружия, то для большинства из них даже зарядов ядерных не производилось. В упомянутом выше руководстве описывается, как ядерные боеголовки Китая и ракеты, которые их доставляют, управляются двумя отдельными структурами (у нас тоже за хранение и обслуживание ядерных зарядов отвечает 12 Главное управление МО РФ, как их еще зовут, "глухонемые", но это не значит, что заряды не на носителях). А китайские ракетчики тренируются, чтобы собрать их вместе и запустить после того, как Китай был атакован ядерным оружием. Интересно, кто им даст время на подобную операцию? Особенно учитывая крайне невысокую выживаемость и китайских шахтных пусковых, и подвижной техники в ее укрытиях, особенно при принятом несении службы. Так, не несется, например, подвижными комплексами боевой службы с патрулированием на защищенных маршрутах, не несется дежурство на точках маршрута и прочее — вроде дежурства в ангарах с раздвижной крышей типа "Крона", которое в подвижной группировке РВСН ВС РФ несет треть таких комплексов постоянно, когда другая треть — в лесу и тайге.

Если так планировать, то можно и не проснуться


Все эти модели поведения согласуются с политикой отказа от первого использования. “Корректировка", которую китайские ядерные силы готовятся произвести в кризисной ситуации, если Соединенные Штаты будут безнаказанно бомбить Китай, заключается в том, чтобы привести ядерные силы Китая в состояние готовности, подобное тому, в котором находятся ядерные силы Соединенных Штатов все это время. Этот шаг призван не только положить конец бомбардировкам, но и убедить американских политиков, что они не могут рассчитывать на уничтожение ядерного потенциала Китая в случае эскалации кризиса. Извините, но просто нечего будет корректировать — ядерные силы могут быть просто уничтожены при таком раскладе. Особенно учитывая то, что СПРН у КНР, как системы, до сих пор нет (но скоро появится с нашей помощью).

Авторы китайского руководства для ракетчиков предполагают, что оповещение ядерных сил Китая о повышении боеготовности "вызовет состояние шока у противника". Они также предполагают, что это может "помешать продолжению обычных атак сильного противника на наши основные стратегические цели". Это весьма сомнительно. Шок разве что будет от того, что китайцы до сих пор спят среди оглоблей, пока им города стирают.

С учетом низкой боеготовности и низкой выживаемости, и организационных огрехов, и небольшого числа зарядов и носителей у главы Белого дома может возникнуть соблазн быстренько стереть ядерные силы Китая с лица Поднебесной, причем практически безнаказанно. А получив уведомление о том, что китайцы ставят заряды на носители, президент США вряд ли будет надеяться на то, что китайские носители, будучи ни разу не испытанными на положенную дальность, до Штатов не доставят китайские заряды. Он, наверное, и не знает об этом: нынешний президент не знает, что у него-то в ядерной сфере творится, пребывая в грезах о "усилении мощи Америки в ядерном оружии до невиданных высот", о "гиперзвуковых системах, которых уже много" и прочем. Возможно, когда-то будет президент поумнее, но глядя на основного соперника Трампа, Байдена, так не кажется. В общем, кто бы там ни сидел в Овальном кабинете, думать и ждать он не будет! В одном исследовании был сделан вывод о том, что если США используют ядерное оружие, чтобы попытаться выбить китайские МБР и БРПЛ, которые (в теории) могут достичь Соединенных Штатов, то это может привести к гибели десятков миллионов китайских гражданских лиц. Скорее, это вызовет гибель китайских ядерных сил. С последующей гибелью десятков или сотен миллионов китайцев. Мы, конечно, не касаемся темы поведения России в подобной ситуации, которая вряд ли позволит стирать с лица Земли своего соседа и друга.

Китайские ядерные силы, конечно, совершенствуются, но даже их новейшие ракетные комплексы хорошо выглядят на парадах и в рекламных байках в китайских СМИ, но у специалистов даже "новейшая" (разрабатываемая четверть века) система DF-41 (которую доводилось разбирать на данном ресурсе) вызывает улыбку и вопросы об адекватности ее создателей. Будучи внешне похожими на российские подвижные грунтовые комплексы РВСН, эти системы крайне далеки от них по своему техническому уровню и даже по классификации. И подобная самонадеянность и вера в то, что им кто-то даст возможность хотя бы привести свое оружие в боевую готовность, может дорого обойтись Китаю. Подземные укрытия в скалах — это, конечно, хорошо, но недостаточно для создания потенциала надежного ответного удара. А ПЛАРБ могут так и остаться в базах навеки, пока они будут извлекать ракеты и заряды на них устанавливать и возвращать ракеты обратно.

Скользкий путь к ядерной войне


Китайские военные отдают себе отчет в том, что попытка заставить Соединенные Штаты прекратить обычные удары, предупредив их ядерные силы, может потерпеть неудачу. Они также знают, что это может спровоцировать ядерную войну. Но если это произойдет, они также считают, что Китай не будет тем, кто начнет его. Что, на взгляд автора, глупость, потому что Китай пока не обладает гарантированным потенциалом ответного удара, да еще для такого жесткого варианта, когда ядерные силы встречают войну небоеготовыми полностью.

Логика же китайцев совсем иная. Ядерному нападению часто, по их мнению, предшествует ядерное принуждение (угроза силой, демонстративные ядерные действия вплоть до ударов по незаселенным областям в океанах и т.п.). Из-за этого в разгар процесса высокой степени ядерного принуждения Китай должен хорошо подготовиться к ядерному ответному удару. Чем более полна подготовка, тем выше доверие к ядерному принуждению, тем легче достичь цели ядерного принуждения и тем меньше вероятность того, что ракетно-ядерные силы будут использованы в реальных боевых действиях. Такова их логика, и она явно ошибочна, им вряд ли дадут на это время.

Они предполагают, что если Китай продемонстрирует, что он хорошо подготовлен к ответным действиям, то Соединенные Штаты не будут рисковать нанести ограничительный удар с использованием ядерного оружия. И даже если Соединенные Штаты нанесут удар по ядерным силам Китая с применением обычных вооружений, Китай все равно не нанесет удар первым. Во вступительном разделе следующей главы, посвященном “операциям ядерного ответного удара”, руководство дает указания, как это часто делается на протяжении всего текста:

Согласно принципам нашей страны, ее жесткой позиции о неприменении первым ядерного оружия, "Вторая артиллерия" будет осуществлять ракетно-ядерный удар по важным стратегическим целям противника, согласно боевым приказам Верховного Главнокомандования, только после того, как противник осуществит ядерный удар по нашей стране.

Полноте, товарищи китайцы, а будет ли у вас чем наносить удар после массированных ударов обычным вооружением по небоеготовым ядерным силам не очень высокой выживаемости?

Так что Ричард и прав, и неправ, говоря о "дырах" в китайской стратегии. С китайской точки зрения, никаких "дыр"в ней нет, а с точки зрения представителя СЯС одной из двух сверхдержав — она из дыр и состоит. Впрочем, это не самый современный китайский документ на этот счет, и, раз Китай тогда допускал, пусть и глупое, и крайне осторожное, но отступление от высказанных еще Мао Цзэдуном, а затем и Дэн Сяопином, тезисов о жестком правиле неприменения первыми, то что-то могло измениться за это время. Ведь недаром же российско-китайское военное сотрудничество добралось уже и до стратегических сфер, таких как совместные патрулирования бомбардировщиков. построение совместной, по сути, СПРН, учения по ПРО. Могли что-то и почерпнуть и уяснить и в ядерном плане, общаясь с "боевой нацией". Хотя, если разобраться, отхода от принципов Мао и Дэна там почти и нет, ведь КНР даже на массированный разоружающий обычный удар (или обезглавливающий обычный удар, или удары, наносящие катастрофические последствия для страны и населения) отвечать ядерным оружием не намерена.

Мао Цзэдун лихо назвал ядерное оружие "бумажным тигром". Он много что так называл. Многие полагали, что председатель Мао слишком бесцеремонно рассуждает о последствиях ядерной войны. Но он имел в виду, что они не будут использоваться для борьбы и победы в войнах. Ядерные угрозы США во время Корейской войны и кризиса в Тайваньском проливе в 1950-х годах, во Вьетнаме как угрозы, за которыми не последовало реального ядерного нападения, лишь подтвердили идею Мао о том, что ядерное оружие было в первую очередь психологическим оружием. И отсюда и китайское отношение к этому оружию. Китайские лидеры решили приобрести ядерное оружие, чтобы освободить свой разум от того, что поколение Мао называло "ядерным шантажом". Китайские ученые-ядерщики называли это "позицией лидеров с прямой спиной". То есть ЯО Китаю нужно, чтобы сидеть на переговорах с прямой, а не согнутой спиной. "Противодействие ядерному шантажу наряду с принуждением других государств, обладающих ядерным оружием, вести переговоры об их ликвидации были единственными двумя целями, которым китайское ядерное оружие должно было служить". Современные китайские военные, похоже, добавили новую цель: заставить Соединенные Штаты прекратить атаки обычными средствами, без применения ЯО. Но это, как показано выше, достаточно опасная для самого Китая стратегия, если нет действительных тормозящих факторов, предохраняющих от попыток массированных обычных разоружающих и обезглавливающих ударов.
Я. Вяткин, специально для "Военного обозрения"

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

192

Похожие новости
02 июня 2020, 18:20
02 июня 2020, 22:20
02 июня 2020, 16:40
02 июня 2020, 10:40
02 июня 2020, 14:40
02 июня 2020, 18:20

Новости партнеров