Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Wedge: британскому эсминцу может достаться от китайцев в Южно-Китайском море, как в Крыму

23 июня Минобороны России сообщило, что после предупредительных артиллерийских выстрелов с российского пограничного корабля, которые обозначали, что британский эсминец Defender, следовавший к югу от Крымского полуострова, вторгся в территориальные воды России, бомбардировщик Су-24 сбросил четыре авиабомбы по курсу корабля и заставил его изменить направление движения. Между тем, британское министерство обороны отрицало, что британский эсминец подвергся предупредительной стрельбе и бомбометанию, утверждая, что его моряки не заметили ни того, ни другого. Оно утверждало, что Defender осуществлял «мирный проход» в «украинских территориальных водах» в соответствии с международным морским правом.
Эти два заявления сторон в корне противоречат друг другу, но, исходя из открытой публичной информации, можно предположить, что дело обстояло следующим образом. Defender направлялся из порта Одесса на Украине в следующий порт захода — порт Батуми в Грузии. В то время он вошел в международную зону разделения движения на юге Крыма и временно находился в 10 морских милях от южного побережья Крыма. По словам корреспондента BBC, находившегося на борту корабля, в этоn период за эсминцем следили два русских сторожевых корабля, и после предупреждения о том, что они будут стрелять, если британец не изменит курс, послышался звук стрельбы.
Вслед за этим в небе над эсминцем пролетело около 20 российских военных самолетов. На видео, опубликованном российской стороной, стрельба действительно ведется, но на фоне эсминца Defender, находящегося далеко на горизонте. А вот видеозапись бомбардировки по курсу эсминца отсутствует. На самом деле Defender действительно временно менял курс, чтобы отойти от опасно приблизившегося к нему российского пограничного корабля, но затем вновь пошел по запланированному маршруту и ушел из акватории Крыма.
Исходя из вышеизложенного, вполне вероятно, что цель России заключалась в том, чтобы создать ложное представление о том, что боевой корабль Королевского британского флота после предупреждения был изгнан из территориальных вод у Крыма. Другими словами, это была операция по дезинформации. Россия аннексировала украинскую территорию Крыма в 2014 году, но международное сообщество, в том числе Великобритания, этого действия Кремля не признало. В связи с этим Россия могла использовать этот инцидент для того, чтобы подтвердить свой суверенитет и юрисдикцию над Крымом. Не исключено, что при этом важную роль играло то обстоятельство, что место разыгравшегося инцидента находилось в непосредственной близости от базы российского Черноморского флота в Севастополе.
Таким образом, нет никаких сомнений в том, что за этим конфликтом стоит проблема территориальной принадлежности Крыма. Однако важными являются и вопросы о том, какие основания международного права использовала Россия для создания помех свободному передвижению британского эсминца в этих водах. Следует вспомнить, что в 1988 году похожий инцидент произошел между военно-морскими силами США и бывшими советскими военно-морскими силами в этом же морском районе. Тогда советская сторона предупредила американскую сторону, что та вошла в территориальные воды СССР и потребовала, чтобы американский военный корабль покинул их. Но американцы эти требования проигнорировали. В результате советский военный корабль врезался в корабль ВМС США, который якобы осуществлял такой же «мирный проход» в водах около Севастополя, что вызвало вспышку напряженности в отношениях между двумя странами. В то время СССР и США провели обсуждение инцидента, в результате чего в следующем году было объявлено о едином толковании сторонами концепции «мирного прохода».
При этом и Соединенные Штаты, и Советский Союз руководствовались разделом 3 Конвенции ООН по морскому праву (Морской Конвенции), подписанной еще в 1982 году, и взаимно подтвердили ее принципы. К ним относится право «мирного прохода» через территориальные воды другого государства для всех судов, включая военные корабли (статья 17); необязательность предварительного уведомления прибрежного государства; необходимость следования по заранее определенным путям разделения движения; само определение «мирного прохода» (статья 19); необходимость отвечать, если таковые появляются, на запросы прибрежного государства о целях прохода. Очень важно то обстоятельство, что прибрежные государства имеют право предотвращения нежелательного «мирного прохода» и даже право защиты от него (статья 25). Что же касается военных кораблей, то, если прибрежное государство посчитает его проход не «мирным» (или не «безвредным»), то оно имеет право потребовать от военного корабля покинуть свои территориальные воды, а в случаях, когда он не последует этим законным требованиям, применить соответствующие меры по вынуждению его покинуть акваторию. Тогда США и СССР согласились делать все необходимое для того, чтобы возможные конфликтные ситуации такого рода разрешать дипломатическими методами.
Россия заявляла о своем намерении перенять эту единую интерпретацию в качестве правопреемницы Советского Союза. Однако ее действия вокруг события с эсминцем Defender явно этому ее заявленному намерению противоречат. Судя по всему, Россия предположила, что британской стороной был предпринят провокационный акт, в результате которого Defender стал «провокатором», а основанием для такого вывода стало его незаконное вторжение в территориальные воды России. Ведь, по утверждения россиян, британская сторона не отвечала на российские предупреждения. С другой стороны, британцы пояснили, что были уведомлены о российских учениях с боевой стрельбой в указанном районе и посчитали выстрелы произведенными именно в ходе этих учений. Они указали, что после них еще несколько раз производили вежливые радиообмены с русскими. Нельзя не отметить, что здесь между заявлениями сторон тоже имеются существенные расхождения.
На самом деле, еще 14 апреля 2021 года российские власти выпустили уведомление о приостановлении на полгода «мирных проходов» иностранных военных кораблей в водах вокруг Крыма, в том числе и в акватории, где произошел этот инцидент. Российская сторона не объяснила, на каком правовом основании принята эта мера. Однако можно предположить, что это было сделано для того, чтобы не допустить прохождения военных кораблей стран НАТО через зону разделения движения, установленную Украиной еще до аннексии Крыма и расположенную как раз напротив Севастополя. Фактически, согласно полученному каналом BBC конфиденциальному документу министерства обороны Великобритании, проход эсминца Defender по этой зоне должен был подтверждать, что это территориальные воды Украины.
Однако международное право не разрешает ограничивать «мирный проход» на длительный период — например, на полгода. Согласно статье 25 Конвенции ООН по морскому праву прибрежные государства могут временно приостанавливать «мирный проход» иностранных судов для обеспечения собственной безопасности, но они не могут делать целями таких приостановок только определенные суда. Невозможно рассматривать приостановление мирного прохода на полгода как временное, а тот факт, что такими мерами запрещается только проход военных кораблей, противоречит Конвенции. Если это будет введено в практику, прибрежные государства смогут де-факто произвольно устанавливать запретные морские зоны.
С точки зрения международного морского права, есть проблема и в утверждениях России о том, что она законно удалила британский эсминец из своих территориальных вод с помощью принудительных средств — в данном случае — предупредительного огня. Поскольку на военные суда распространяется принцип суверенности, прибрежные государства могут обращаться к иностранным военным кораблям, не следующим требованиям о выходе из чужих территориальных вод, только с дипломатическими протестами (за исключением случаев необходимой самообороны). Даже если российские сторожевики вели лишь предупредительную стрельбу, то если бы Defender расценил это как «несправедливое и чрезмерное применение силы», он бы мог осуществить свое право на самооборону на основании статьи 51 Устава ООН. Заместитель министра иностранных дел России, заявил, что на этот раз его страна ограничилась предупреждением, но что если Великобритания не будет признавать территориальные воды России, российская сторона будет наносить реальные удары. Такое толкование международного права России крайне опасно, особенно в условиях, когда НАТО активизирует свою деятельность в Черном море.
Китай придерживается тех же юридических толкований, что и Россия
Этот инцидент, произошедший в Черном море, указывает на то, что Россия пришла к толкованию международного морского права таким же образом, как и Китай. И подобные инциденты могут иметь место и в азиатских водах. Китай твердо оговорил в своем внутреннем законодательстве, что «мирные проходы» иностранных судов требуют предварительного разрешения прибрежного государства, и решительно выступил против ВМС США, которые проводят «операции свободного плавания» в Индо-Тихоокеанском регионе. Статья 25 Закона Китая о морской полиции, вступившего в силу 1 февраля 2021 года, гласит, что в китайских территориальных водах могут временно создаваться «зоны безопасности», в которых действуют ограничения для прохода судов. Эта норма, так же, как и временная приостановка Россией «мирных проходов» иностранных военных судов в акватории Крыма создает угрозу для морского судоходства.
Кроме того, статья 17 того же китайского Закона о морской полиции предусматривает принудительные меры в отношении иностранных судов, которые осуществляют проходы, рассматриваемые прибрежным государством как «не мирные». Эти меры практически совпадают с теми, которые российские пограничные корабли приняли в отношении британского эсминца Defender. Поскольку суверенитет над Парасельскими островами и островами Спратли до сих пор остается неопределенным, а напряженность между Китаем и Тайванем нарастает, нельзя исключать, что Китай может предпринять дальнейшие жесткие меры против иностранных военных кораблей в Южно-Китайском море и Тайваньском проливе.
Россия ранее занимала близкую к США позицию в толковании морского права. Но сегодня, в условиях, когда углубляется противостояние между Западом, с одной стороны, и авторитарными режимами в России и Китае — с другой, в своих подходах к интерпретации морского права Москва стремительно сближается с Пекином. И это не может не вызвать у Запада глубокой озабоченности.
Эсминец Defender входит в состав британской ударной авианосной группы во главе с авианосцем Queen Elizabeth и в ближайшее время придет в Северо-Восточную Азию через Южно-Китайское море. В связи с этим вполне можно ожидать, что Китай попытается помешать навигации такого крупного соединения Королевского флота Великобритании, в том числе и эсминцу. Правила морского судоходства должны быть универсальными во всем мире, будь то Черное или Южно-Китайское море. Япония, которая крепит солидарность с европейскими странами, должна продолжать прилагать дальнейшие усилия по закреплению единых морских норм как с помощью дипломатических средств, так и в ходе своих операций по обеспечению свободного судоходства на планете.
_________________________________________________________________________________
Тэцуо Котани — профессор международного права в частном университете «Мэйкай». Также является старшим научным сотрудником крупного «мозгового центра» — Японского института международных отношений (JIIА). Специализируется на японской дипломатии и вопросах безопасности, японско-американском союзе и Индо-Тихоокеанском регионе. Среди основных научных трудов — «Международные отношения в Азии: региональный порядок в переходный период».

Подпишитесь на нас Вконтакте


325

Похожие новости
23 июля 2021, 14:20
23 июля 2021, 01:00
22 июля 2021, 23:20
21 июля 2021, 22:40
21 июля 2021, 18:40
22 июля 2021, 00:20

Новости партнеров