Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Взвейтесь, соколы, орлами!

Курсанты Львовского высшего военно-политического училища. Фото из личного архива Ю. Потапова
Для командиров, преподавателей и выпускников прославленного Львовского высшего военно‑политического ордена Красной Звезды училища объявлен большой сбор. В одном строю на Суворовской площади российской столицы соберутся сотни неравнодушных к своей альма‑матер людей из многих городов и военных гарнизонов нашей страны, а также ближнего и дальнего зарубежья.
Повод для встречи – юбилейная дата. Она по всем законам человеческого бытия вполне приличная и почтенная – некогда известному далеко за пределами родного Отечества военному вузу исполняется 80 лет.
Немного истории
Созданное в ноябре 1939 года на основании директивы Генерального штаба РККА, Брянское военно‑политическое училище готовило политруков ротного звена. Первый досрочный выпуск политработников состоялся в начале 1941 года. За ним на фронт отправились еще несколько сотен воспитанников, геройски проявивших себя в ожесточенных боях и сражениях. Эвакуированное в тыл, училище продолжило обучение офицеров для Красной армии.
Несмотря на все жизненные перипетии и неумолимое время, среди выпускников училища есть и ныне здравствующие ветераны‑фронтовики. Один из них – Герой Советского Союза полковник Михаил Алексеевич Булатов, проживающий в Курске, другой – полковник Семен Акимович Данилин из казахстанского города Уральска, недавно отметивший свое 105‑летие. Вот где пример для подражания!
Сорок с лишнем лет училище располагалось во Львове. Многие юноши со всей страны мечтали там учиться, однако далеко не всем посчастливилось стать курсантами. Строгие экзаменаторы на творческих испытаниях отбирали самых лучших – подающих артистические надежды, демонстрирующих художественные навыки и имеющих литературные таланты. Училище гремело в прямом и переносном смысле, особенно когда его питомцы шли с песней строевым чеканным шагом по львовской брусчатке. Сводный хор с оркестром производил фурор во время парада на стометровке у знаменитого оперного театра.
Что стало с училищем с развалом Союза? Сегодня это тоже история. Известный военный вуз, даже не успев перепрофилироваться, со всей созданной годами материальной базой вдруг стал филиалом местного политехнического института. Часть обучающихся и преподавателей не согласилась принимать украинскую присягу. Некогда единый воинский коллектив раскололся. Мало кто знает (это одна из совсем юных легенд), что инициативная группа курсантов, собрав подписи под обращением, поехала за правдой в Москву.
Накануне юбилея училища своими воспоминаниями о тех событиях поделился депутат Госдумы Евгений Ревенко, учившийся в ЛВВПУ в начале 1990‑х годов: «Получив у командования разрешение на поездку, мы отправились на Львовский железнодорожный вокзал. Сев в поезд, правда, с тревогой ждали, что за нами придет военный патруль. Однако обошлось. Приехав в российскую столицу, первым делом посетили редакции известных изданий и оставили там свое обращение к военно‑политическому руководству Минобороны».
Далее события развивались стремительно. Сообщение тут же попало в новостную ленту ИТАР‑ТАСС, а вечером его зачитал ведущий программы «Вести» на РТР (к слову сказать, именно на этом телеканале спустя несколько лет Евгений будет работать сам). Радиопередача «Полевая почта «Юности» также предоставила курсантам эфир. В довершение ко всему письмо отвезли в приемную ГлавПУРа. Вскоре было принято решение о переводе всех обратившихся военнослужащих в российские военные вузы. Эпопея львовских курсантов благополучно завершилась.
Таланты и полковники
У каждого офицерского выпуска есть свой кумир. У старшего поколения воспитанников училища это неоднократно воспетый в курсантском фольклоре полковник Непейвода. У моих «годков» непререкаемым авторитетом пользовался полковник Кобозев. А еще все – от мала до велика – уважали офицеров‑фронтовиков и орденоносцев генерала Липенцева, полковников Беджаняна, Бордюкова, Партина, Подобеда, Ревкова, Титакова, Тюльдюкова, Садовского и других.
По одной из курсантских легенд, заместитель начальника училища Георгий Кузьмич Кобозев в годы войны, будучи командиром орудия танка, горел в подбитой врагом боевой машине. Спасся, выжил, вернулся в строй, но с тех пор большую часть времени года носил кожаные перчатки. «У обгоревших в бою мерзнут руки», – со знанием дела объясняли нам старшекурсники.
Как‑то раз во время многокилометрового марш‑броска курсантская колонна под накрапывавшим дождем встала на привал. Разжечь костер из сырых веток не удавалось. Не помогла и таблетка сухого спирта. Первокурсники продолжали мокнуть и зябнуть. Вдруг откуда не возьмись, появился Кобозев. Оценив ситуацию, вызвал прапорщика из батальона обеспечения: «Где запас сухих дров?» Тыловик попытался что‑то промямлить в свое оправдание. «Знаете, вы не прапорщик, вы – м...к», – резюмировал полковник. Курсанты, наблюдавшие эту картину со стороны, весело и дружно засмеялись.
Случалось, к заместителю начальника училища в часы приема по личным вопросам наведывались мамаши львовских девиц, попавших, по их собственному выражению, в интересное положение. Виновник событий – некий курсант – со слов заявительницы представлялся эдаким донжуаном, обманувшим бедную девушку. А однажды, говорят, был случай, когда «юное безвинное создание» в порыве страсти, возникшей прямо на парковой скамейке, лишилось золотой серьги. «Мало того что честь потеряла, так еще и фамильное золото посеяла», – возмущалась бесцеремонная родительница.
Познавший жизнь во всем ее многообразии и повидавший на своем веку немало таких неуравновешенных дам, полковник доставал в таких случаях из‑за подкладки фуражки иголку, отматывал нитку, давал ее посетительнице и предлагал продеть ее конец через ушко иголки, которую офицер раскачивал перед глазами обалдевшей мамаши. Смысл эксперимента тут же становился ясен.
Не ошибусь, если скажу, что у многих курсантов был свой талисман, покровитель или просто родственная душа. В последнем случае – в образе и подобии седовласого увлеченного искусством и поэзией старшего офицера с кафедры или миловидной женщины – методиста учебного кабинета или медсестры из лазарета. Те, кто нас сопровождал все годы учебы, хвалил за маленькие победы, поддерживал в сомнениях, утешал в минуты разочарований.
Для моего однокурсника Виктора Костина таким наставником стал полковник Виктор Осиненко с кафедры культурно‑просветительной работы. Приехав поступать в военный вуз, Костин уже имел за плечами профильное музыкальное училище по классу русских народных инструментов и стаж срочной службы. Сдав экзамены, в том числе и творческий, Виктор понял, что необходимых для поступления баллов он не набрал. Разочарованный неудачей, получил в штабе проездные документы и, закинув на плечо вещмешок с балалайкой, направился на КПП.
«Товарищ солдат! » – кто‑то его вдруг окликнул. Несостоявшийся курсант вздрогнул от неожиданности и, тут же опомнившись, вытянулся в струнку:
– Рядовой Костин!
Полковник подошел ближе.
– Вы чем‑то расстроены?
Виктор рассказал, что случилось. Полковник слегка закивал головой.
– У вас знак об окончании музыкального училища. Расскажите о себе.
Виктор поведал свою историю. Внимательно слушая солдата, полковник, по всему было видно, уже что‑то про себя решил.
– Идемте в штаб! – предложил офицер.
Узнав подробности, полковник Николай Паршутин, только что принявший под свое начало училище, коротко распорядился: «Оставить! » Так по счастливому стечению обстоятельств Костин стал курсантом, а училищный оркестр народных инструментов получил виртуозного балалаечника. Кстати, именно так мы, будущие журналисты, называли коллег с соседнего факультета. Они же именовали нас не иначе, как «мурзилки». Никто не обижался на веселые прозвища.
Музыкальные инструменты на время приходилось менять на автоматы, пулеметы, гранатометы и другую военную технику. Будущий начальник Дома культуры дивизии РВСН подполковник Василий Коваль вспоминает про полевой выход в Старичи: «Вспышка слева, вспышка справа, а впереди по легенде полковника Фотина – «Мардер»! Кафедра тактики смело нас в бой ведет, и не куда‑нибудь, а к местному «рейхстагу», расположенному в урочище Курники. На желанном привале целых 20 минут для отдыха. Язык, как пионерский галстук, на плече, липкий пот от тела встретился с портянками, давно уже тоже не сухими – вот вам все прелести военной службы и парфюмерии. И – о, чудо! «Синенький скромный платочек» – голос Клавдии Шульженко доносится из репродуктора походного автоклуба. Вскоре на его борту появляется свежайшая стенгазета с фотографиями бравого батальона с обезображенными от счастья преодоления пересеченной местности лицами. Тут же скромное интервью несчастной жертвы, лишенной радости просто поваляться с задранными вверх «копытами», чтоб хоть немного отлегло».
Еще одна легенда, на сей раз поэтическая, гласит, что стихотворные строки преподавателя кафедры журналистики Аркадия Филёва под названием «Неправый человек», рожденные в глубоких раздумьях автора о форме бытия людей в погонах, имели пророческое воплощение. Тема – классическая: сильные мира сего и люди из народа. С одной стороны – наделенный властью воинский начальник, без разбора распоряжавшийся судьбами подчиненных. С другой – поэт, тонкая, но смелая натура. В незамысловатых на первый взгляд строчках был заложен глубокий смысл. Вот эти рифмы:
А что мне делать? Я не знаю, право.
Стою в строю – поднять не в силах век.
Командуют: «Равнение направо»,
А там стоит неправый человек.
Молва гласит, что герою четверостишия донесли о неправом человеке, и тот нашел повод объявить поэту взыскание.
«Нам рано на покой...»
Теперь о песенных и парадных историях и легендах.
Начальник училища генерал‑лейтенант Олег Золотарев, сделавший блистательную карьеру от выпускника Вольского командно‑технического училища до начальника политотдела элитной Таманской дивизии (прежде чем прийти в училище), знал толк в строевой выучке. Сам неоднократный участник военных парадов на Красной площади, он брал за живое. Помимо похвалы с трибуны генерал лучшим шеренгам щедро раздавал... булочки с изюмом. И три дополнительных дня к отпуску. Мотивация безупречная. Гренадерские роты училища, а с ними и юные барабанщики приводили местную публику, симпатизирующую Советской армии, в дикий восторг, а мечтавших выйти замуж за офицера львовских красавиц и вовсе в неописуемый экстаз.
Вечерами над знаменитым Стрыйским парком невероятным эхом вначале разлеталась печальная история в исполнении третьей роты: «… пулею пробито днище котелка, маркитантка юная убита». Затем утверждающе звучало: «Севастополь, Севастополь – гордость русских моряков». Это на вечернюю прогулку выходила единственная и неповторимая на весь сухопутный гарнизон военно‑морская рота. Замыкал смотр песни неподражаемый солист училищного хора Сергей Асмолов с голосами однокурсников на раскладке: «Взвейтесь, соколы, орлами!» Это надо слышать!
Между прочим, мало кто тогда знал, что у народной песни после «троекратного «ура» был еще один куплет, который, конечно же, курсанты политического училища не пели, но он был и есть:
Все послушны царской воле,
По «отбою» кончен спор,
И на прежнем бранном поле
Песню дружно грянет хор:
«Слава матушке России!
Слава русскому царю!
Слава вере православной!
И солдату молодцу! »
Другая полюбившаяся песня с душевным названием «Родное училище мое» и по сей день жизнеутверждающе звучит на юбилейных встречах выпускников. Всегда восторгался точностью слов про «шелк алых знамен» и 17 героев (именно столько бюстов выпускников до недавнего времени стояло, словно на посту, на центральной аллее военного городка), и «будет нам сниться – торжественным маршем».
Ресурсы интернета выдали вот такую справку: «Написана курсантом Киевского высшего общевойскового командного училища Александром Оськиным в 1977 году». Как же песня попала во Львов? На этот счет имеется еще одна легенда: ее из Киева привез с собой полковник Паршутин, получивший в 1981 году назначение на генеральскую должность. И здесь, в самом культурном училище Вооруженных сил, музыкальное произведение получило второе рождение – было по‑новому аранжировано и зазвучало в исполнении мощнейшего по голосовому составу хора училища под руководством легендарного дирижера Владислава Пындыка.
Когда в 2009 году отмечалось 70‑летие со дня образования Брянского – Харьковского – Львовского высшего военно‑политического училища, ведущий вручил полковнику Кобозеву микрофон с предложением объявить исполнение песни. И уважаемый многими поколениями курсантов ветеран дал команду: «Хор, на сцену! » Своды огромного зала Театра Российской армии наполнились голосами выпускников прославленного училища: «Взвейтесь, соколы, орлами!»
Юрий Алексеевич Потапов, полковник полиции в отставке, кандидат юридических наук, доцент Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

109

Похожие новости
06 ноября 2019, 17:40
11 ноября 2019, 07:20
06 ноября 2019, 06:20
09 ноября 2019, 05:40
07 ноября 2019, 23:40
06 ноября 2019, 14:40

Новости партнеров