Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Взгляд на Россию – в упор, на Китай – исподлобья

Генсек НАТО возглавил работу над новой Стратегической концепцией альянса до 2030 года. Фото с сайта www.nato.int 
Содержание и направленность подготовки НАТО к очередному саммиту альянса, намеченному на лето нынешнего года в Брюсселе, а в более широком смысле – к мировой повестке на предстоящее десятилетие, определяются влиянием ряда стратегических факторов.
Текущие задачи и аспекты трансформации НАТО рассматривались на заседании Военного комитета блока на уровне начальников генштабов в Брюсселе 27 января 2021 года. Повестка включала вопросы сдерживания и обороны, боевого использования сил НАТО, миссии и операции альянса, преодоление пандемии КОВИД-19 и ее последствий для ВС. Завершая встречу, главный маршал авиации сэр Стюарт Пич, председатель Военного комитета, заявил: «Солидарность, единство и сплоченность остаются краеугольными камнями нашего альянса».
Однако ситуация в НАТО и вокруг него развивается по не столь оптимистическому сценарию. А позиционирование альянса в мировой политике отличается высокой степенью неопределенности.
Одной из важных проблем для НАТО является подготовка новой Стратегической концепции, которую планируется принять нынешним летом. Созданная для этой цели в марте прошлого года группа независимых экспертов под общим руководством генерального секретаря Йенса Столтенберга прорабатывает основные рекомендации доклада «НАТО-2030: единство в новую эру». В декабре с ними были ознакомлены министры иностранных дел и обороны стран – членов НАТО. Стратегия выстраивается по направлениям обновления и реформы блока на ближайшие десять лет.
Долгое время многие неопределенности в прогнозировании и стратегическом планировании развития альянса были связаны с хаотичной и трудно предсказуемой американской президентской кампанией. Победа демократов на выборах президента внесла известную устойчивость.
Новый глава Белого дома Джозеф Байден предлагает «развивать трансатлантическое сотрудничество и поддерживать НАТО». Однако сохраняются важные расхождения между США и европейскими членами альянса по ключевым вопросам международной повестки.
Российский фактор
Прежде всего солидарность, единство и сплоченность не просматриваются в позициях Вашингтона и Брюсселя по отношениям с Россией.
Формально в соответствии с официальной позицией военно-политического блока Россия остается на первом месте среди вызовов предстоящего десятилетия. В альянсе укрепляется точка зрения, что Москва в ближайшее десятилетие будет оставаться основной угрозой. Предлагается продолжить использовать в отношениях с Кремлем стратегию сдерживания и диалога. Для этого альянс должен остаться ядром коалиции по борьбе с гибридными угрозами с использованием потенциала центров передового опыта НАТО и ЕС в Праге, Риге и Хельсинки. В опубликованном в январе 2021 года аналитическом отчете Центра передового опыта сотрудничества в области киберзащиты «Киберугрозы и НАТО 2030: сканирование и анализ горизонтов» утверждается, что угрозы в киберпространстве потенциально стали более разрушительными, чем угрозы от ядерного оружия. Главной киберугрозой альянсу признана Россия.
Подобные «исследования» наряду с утверждениями о якобы крайне высокой «агрессивности России» используются как основа для наращивания военных приготовлений по всему периметру российских границ в серых зонах от Черного моря до Арктики. Такая политика не позволяет рассчитывать на позитивные качественные сдвиги в отношениях Москвы и Брюсселя.
Отдельно ставятся вопросы о противоборстве с Россией в цифровом пространстве, а также о выработке коллективной политики в области санкций, которые нужно скоординированно ужесточать, а не просто возобновлять в ответ на якобы вскрытые новые факты проведения Россией подрывных операций в Украине и т. д.
Однако миф о «русской угрозе» встречает все меньше поддержки среди крупных европейских государств – членов НАТО. В частности, Франция и Италия все больше склоняются к тому, чтобы ставить терроризм и массовую миграцию выше российской угрозы в национальных списках приоритетов безопасности.
Слабость и неготовность Европы к наращиванию военного давления на Россию проявляются в таком показателе, как мобилизационное развертывание и формирование боеготовых контингентов сухопутных войск. В отчете корпорации RAND за 2017 год было отмечено, что большая тройка европейских стран НАТО (Франция, Великобритания и Германия) может коллективно мобилизовать только один бронетанковый батальон за неделю и менее трех бронетанковых бригад за месяц. С учетом накала риторики Брюсселя о растущей угрозе со стороны России этого совершенно недостаточно. Следовательно, остается рассчитывать на переброски войск через Атлантику.
Распространение технологий «запрета доступа / запрета зоны» еще больше ограничивает способность Америки вносить вклад в европейскую безопасность. Авторы новой концептуальной структуры армии США, ориентированной на ведение масштабных боевых действий при сражении с противником, располагающим сопоставимой мощью, предупреждают, что Америка не сможет в подобной ситуации легко пополнить войска на театре военных действий.
Следовательно, остается два варианта. Первый: США в мирное время значительно наращивают американские силы в Европе. Второй: европейские члены НАТО возьмут на себя на себя большую часть бремени противостояния с российскими войсками.
Первый вариант крайне маловероятен, поскольку Соединенные Штаты скорее откажутся от дополнительных обязательств по обеспечению европейской безопасности в пользу создания для себя весомых преимуществ для ведения конкуренции в Азии. Второй вариант имеет растущее количество сторонников в США, поскольку значительно повышает способность Америки конкурировать с Китаем.
При крайне неопределенной обстановке в треугольнике Россия–США–Китай в Брюсселе предполагают продолжить разработку мер, направленных на снижение уровня конфликтности в отношениях альянса и РФ и повышение взаимного доверия. Считается, что НАТО следовало бы постоянно контактировать с Москвой по вопросам, непосредственно относящимся к угрозам безопасности членов союза. К ним относятся контроль вооружений, военная транспарентность, а также создание каналов связи, позволяющих исключить недопонимание действий друг друга, корректировать действующую двойную стратегию в отношении России.
Один из принципиальных факторов, влияющих на отношения Москвы и Брюсселя, связан с тем, что соглашения в ядерной сфере больше не могут быть основой российско-американских отношений. Задача ближайшего времени для России и США – при сохранении необходимого минимума контактов наладить поиск ценностей, представляющих взаимный интерес и способных служить фундаментом новой российско-американской повестки. В числе таких ценностей борьба с терроризмом, взаимодействие по противостоянию пандемии, изменения климата. Реально мыслящие демократы в новой администрации США пытаются найти формулу отношений с Россией, способную снизить напряженность, высвободить ресурсы для противостояния Китаю и позволить Соединенным Штатам навести порядок в собственном доме.
Китайский фактор
Отдельного внимания требует переналадка трансатлантических связей. Европейские члены НАТО не горят желанием обострять отношения с Москвой и Пекином и не испытывают энтузиазма по поводу перспективы столкновения между США и КНР, приобретающей реальные контуры. О Китае генсек НАТО высказался довольно туманно: мол, он является «не нашим противником», а нацией, «которая не отражает фундаментальных прав человека и пытается запугать другие нации».
У европейцев есть собственное видение развития связей с Поднебесной. Так, Италия является участником китайской инициативы «Один пояс, один путь», а несколько членов альянса получают выгоду от китайских инвестиций в инфраструктуру на Балканах. Представляют интерес для европейцев и китайские проекты «Полярный шелковый путь» и «Цифровой шелковый путь», которые уже активно реализуются на практике. В их рамках КНР создает элементы инфраструктуры в Европе, которые в перспективе будут взаимодействовать друг с другом и обладать соответствующими средствами коммуникаций. Торговля ЕС–КНР в непростом 2020-м превысила 620 млрд долл. (рост за год на 4,7%), что делает Китай первым торговым партнером Евросоюза. Интересы США и НАТО здесь сдвигаются на второй план.
Опрос, проведенный в сентябре 2019 года Европейским советом по международным отношениям (ECFR), показал: только 10% немцев считают, что их страна должна встать на сторону Америки в случае войны между США и Китаем. Более 70% считают, что Германия должна оставаться нейтральной. Тринадцать других опрошенных европейских стран проявили аналогичные настроения.
В целом все западные союзники и восточные партнеры США являются крупнейшими торговыми партнерами Китая, что сужает поле их маневра при выборе той или иной стороны и не позволяет США рассчитывать на создание монолитного альянса против Пекина. Не вызывает сомнения, что военно-политическому блоку придется адаптироваться к эпохе масштабного соперничества держав, в число которых входит не только Россия, но и Китай.
Альянс в треугольнике Россия–США–Китай
НАТО остро нуждается в развитии политической координации между союзниками в тех сферах, где Россия и КНР выступают в качестве главных оппонентов и их действия якобы представляют значительную угрозу. Включая такие области, как кибернетика, гибридные войны, перспективные и прорывные технологии, космос, контроль развития и распространения вооружений.
Особое внимание уделяется перспективам развития российско-китайских отношений в военной, технологической и политической сферах, включая координацию действий в области дезинформации и гибридных военных операций. Что требует создания в НАТО специализированных разведывательно-аналитических структур.
На этом фоне в НАТО становится все более популярной позиция стран, считающих что альянс должен противостоять любым попыткам существенно переориентировать его усилия на противодействие Китаю. НАТО не хватает военных инструментов, общественной воли и стратегической необходимости расширять зону своей ответственности за пределами Европы (на Ближнем Востоке, в Персидском заливе и районах Тихого и Индийского океанов).
Упор предполагается делать на сосредоточении сил и средств, повышении военной активности против России в Европейском регионе, на который распространяется действие Североатлантического пакта. НАТО неоднократно демонстрировало очевидную неприспособленность выполнять миссии за пределами своей зоны ответственности. Это особенно ярко проявилось в Афганистане, где на протяжении почти двух десятков лет контингенты стран альянса были связаны неприятием риска и национальными оговорками, которые мешали им действовать согласованно. Тем не менее в 2021 году из общего военного бюджета НАТО 1,61 млрд евро (рост на 5% в 2020-м) на финансирование миссий и операций альянса пойдут 254,9 млн евро – включая миссию «Решительная поддержка» в Афганистане, тренировочную миссию в Ираке и операции по поддержанию мира в Косово.
В ответ на попытки США плотнее пристегнуть европейцев к своей антикитайской колеснице проводится точка зрения, что НАТО может лучше всего способствовать сдерживанию Китая, сосредоточив внимание на России. Если Россия и Китай продолжат сближаться и станут реальными союзниками, у Соединенных Штатов вряд ли будут ресурсы, чтобы конкурировать с обоими. Идея Вашингтона создать глобальный альянс против Китая явно пробуксовывает.
Таким образом, у европейцев просматривается очевидный дефицит воли противостоять Китаю. Да, по словам Столтенберга, Китай не разделяет европейских ценностей. Но помимо этой шаблонной риторики мало свидетельств готовности альянса решительно занять антикитайскую позицию совместно с США.
В то же время за счет размещения в странах Центральной и Восточной Европы и Балтии дополнительных воинских контингентов, создания инфраструктуры, складской и транспортной сети, усиления военного присутствия в Черном море и в Арктике, проведения масштабных военных учений Североатлантический союз получает возможность для резкого наращивания группировки возле российских границ.
Стремясь отразить нацеленность НАТО на решение глобальных проблем современности, руководители альянса неоднократно подчеркивали готовность принять участие в решении таких задач, как борьба с изменениями климата, защита окружающей среды, энергетика, использование искусственного интеллекта, освоение Арктики и т.д. Однако центральное место в повестке альянса на ближайшие годы занимает стратегический курс на подготовку к военному противоборству с Россией и военно-силовое сдерживание нашей страны.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

274

Похожие новости
22 апреля 2021, 22:00
27 апреля 2021, 18:00
25 апреля 2021, 14:40
22 апреля 2021, 20:20
05 мая 2021, 18:00
29 апреля 2021, 10:00

Новости партнеров