Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 6. Корветы

В предыдущей статье цикла мы завершили анализ состояния отечественного подводного флота. Теперь переходим к надводному.

Изучая возможности наших РПКСН, МАПЛ, ДЭПЛ и этого странного ЕГСОНПО, мы уделяли особое внимание способности ВМФ РФ решать свою наиважнейшую, стратегическую задачу, а именно задачу нанесения широкомасштабного и сокрушительного ракетно-ядерного удара по стране-агрессору. Для этого флот должен располагать современными типами РПКСН и баллистических ракет для подводных лодок, а, кроме того, обязан обеспечить боевую устойчивость ракетных подводных крейсеров стратегического назначения до момента применения ими ядерного оружия.

Поэтому описание надводных кораблей мы начнем с легких сил, предназначенных для действий в ближней морской зоне и способных оказать содействие другим силам в обеспечении безопасности районов развертывания РПКСН. Иными словами, в этой статье мы поговорим о корветах.


Для начала немного истории. В СССР противолодочной обороной в ближней морской зоне занимались сторожевые корабли, а также малые противолодочные корабли, и катера. СКР были представлены весьма удачным проектом 1135 и его модификациями.



В стандартное водоизмещение 2 810 т отечественные конструкторы смогли уместить весьма неплохие для своего времени стационарный ГАС МГ-332 "Титан-2", буксируемую ГАС МГ-325 "Вега", и мощнейшее противолодочное вооружение, включавшее счетверенную пусковую установку противолодочного ракетного комплекса УРПК-4 «Метель», два четырехтрубных торпедных аппарата и бомбометы. Кроме того, корабли имели пару ЗРК самообороны «Оса-М» и две спаренные 76-мм установки. Эти корабли получили газотурбинные ходовые и были заслуженно любимы моряками за их надежность, высокие боевые и мореходные качества. Всего СССР построил 21 корабль по проекту 1135 и еще 11 – по усовершенствованному проекту 1135М, а, кроме этого, было построено 7 кораблей по проекту 1135.1 «Нерей» для погранвойск КГБ СССР, у которых противолодочные возможности были ослаблены, но которые, при необходимости также могли быть привлечены для ПЛО водных районов.

Малые противолодочные корабли были представлены:

Проект 1124: весьма неплохие для своего времени кораблики.



Конечно, в стандартном водоизмещении 830 т невозможно было разместить мощную ГАС, (знаменитый «Полином» как раз и весил порядка 800 т) но все же МПК имел две гидроакустические станции с подкильной и с опускаемой антенной, а в качестве основного противолодочного вооружения – четыре 533-мм торпеды. Вряд ли индивидуальные поисковые возможности МПК поражали воображение, но это искупалось их многочисленностью – начиная с 1970 г. в состав флота СССР вошло 37 кораблей этого типа. МПК получились вполне удачными, и потому начиная с 1982 г в строй вставали их усовершенствованные варианты – по проектам 1124М и 1124МУ был построен 31 корабль. Они получили более совершенные ГАС, и при том же основном вооружении (два двухтрубных торпедных аппарата) и несколько усиленное вооружение самообороны – усовершенствованный ЗРК «Оса-МА» (а не «Оса-М» на кораблях проекта 1124), 76-мм (а не 57-мм) артустановку, 30-мм «металлорезку» АК-630М. А кроме этого был еще построен один МПК по проекту 1124К, на котором ЗРК «Оса» был заменен «Кинжалом». Всего же ВМФ СССР получил на вооружение 69 кораблей проектов 1124, 1124М/МУ и К. Как и в случае со сторожевыми кораблями проекта 1135, эти МПК «приглянулись» КГБ, построившем некоторое количество для охраны морских границ СССР. Но, поскольку они все же они не относились к военно-морскому флоту, «флот КГБ» мы учитывать не будем.

Проект 1331М: данные корабли проектировались в ГДР, при помощи Зеленодольского ПКБ.



В целом корабли получились не слишком удачными и уступали МПК семейства 1124. Тем не менее состав флота СССР пополнили 12 МПК этого типа

Корабли указанных выше проектов обладали стандартным водоизмещением свыше 800 т, но далее мы рассмотрим МПК куда меньшего размера, до 450 т – поэтому есть смысл отнести их к категории противолодочных катеров (хотя в ВМФ СССР они числились именно как МПК)

Проект 11451: весьма оригинальный проект 320-тонного корабля на подводных крыльях.



По замыслу разработчиков, он должен был быстро выходить в район, где замечена подводная лодка, искать ее при помощи, опускаемой ГАС «Звезда М1-01» (МГ-369) и уничтожать, для чего был вооружен четырьмя 400-мм торпедами. Считался чрезвычайно полезным для черного моря, до развала Союза успели построить 2 таких катера

Проект 12412 представлял собой противолодочный вариант ракетного катера стандартным водоизмещением 420 т.



Получил на вооружение ГАК «Бронза» с подкильной и опускаемо-буксируемой антеннами, 4*400-мм торпеды, 76-мм и 30-мм артсистемы. Для ВМФ СССР было построено 16 таких кораблей (еще 20 – для КГБ СССР).

Итак, всего в СССР было введено в строй 32 сторожевых корабля (без учета кораблей КГБ), 81 малый противолодочный корабль и 18 МПК, которые мы решили считать противолодочными катерами, а всего – 131 корабль. Автор настоящей статьи не располагает данными, сколько их осталось в составе флота сегодня, но по состоянию на 1 декабря 2015 г в составе ВМФ РФ числилось:

Сторожевых кораблей проекта 1135/1135М – 2 единицы: «Ладный» и «Пытливый»

МПК проекта 1124/1124М: соответственно 2 и 18 единиц.

МПК проекта 1331М – 7 единиц.

Противолодочных катеров – нет вообще.

А всего – 29 кораблей.

Еще в составе российского флота находятся два сторожевых корабля проекта 11540 («Неустрашимый» и «Ярослав Мудрый») и последний «поющий фрегат» проекта 01090 «Сметливый», но по мнению автора, в рамках «корветофрегатской» классификации они относятся скорее к фрегатам, нежели к корветам, и в рамках данной статьи рассматриваться не будут.

Очевидно, что возможности надводных сил ПЛО по сравнению с временами позднего СССР уменьшились кратно. Но проблема, в сущности, заключается даже не в том, что численность отечественных противолодочных кораблей сократилась в 4,5 раза. Даже если бы по мановению волшебной палочки они вдруг сегодня вернулись бы в ряды флота, их эффективность против современных средств подводной войны, таких как АПЛ 4-го поколения, не могла быть высока. Будучи введенными в строй до распада СССР, они на сегодняшний день обладали бы весьма почтенным возрастом около 30 лет и более и им, в любом случае, в самом ближайшем будущем пора было бы на покой.

Поэтому совершенно не приходится удивляться, что госпрограммой вооружений на 2011-2020 гг было запланировано строительство аж 35 корветов. И, без сомнения, столь амбициозное количество боевых кораблей прибрежной зоны действительно могло бы в значительной мере восстановить надводную ПЛО-компоненту нашего ВМФ.

Однако этого не произошло.

ГПВ-2011-2020 предполагала ввод в строй шести корветов проекта 20380 и двенадцати — проекта 20385, а затем переход к строительству кораблей нового типа. Такие планы были вполне обоснованы, потому что, во-первых, разработка технического проекта 20380 была закончена в далеком уже 2001 г. так что к завершению ГПВ-2011-2020 корабль не являлся последним словом военно-морской науки и техники. А во-вторых, проект 20380 и его модернизированный вариант 20385 вряд ли можно назвать удачными кораблями.

Поскольку в прошлом мы уже описывали недостатки данного проекта, в этот раз ограничимся кратким их перечислением.

Первый недостаток – вооружение, неадекватное задачам корвета. Во-первых, корабли попросту перегружены оружием, хотя справедливости ради отметим, что родоначальник серии – корвет «Стерегущий» — страдал от этого недостатка в наименьшей степени. Более того – вертолет, восемь ПКР «Уран-У», ЗРАК «Кортик-М», 100-мм АУ и две 30-мм «металлорезки» вместе с восемью трубами малогабаритного торпедного комплекса «Пакет-НК» выглядели вполне разумно в стандартном водоизмещении 1 800 т. В целом, получался достаточно сбалансированный корабль, имеющий универсальное вооружение. Он очень неплохо смотрелся бы в качестве экспортного корабля для стран третьего мира, но по своим боевым возможностям мало соответствовал потребностям ВМФ РФ.

«Ураны» были слишком слабы для использования корвета как ударного корабля, да и вообще использование в этом качестве достаточно крупного, но не слишком быстроходного (27 узлов) корабля вызывает большие сомнения. Зато никакого сомнения нет в том, что, основным противником наших корветов станут вражеские подводные лодки, и «Стерегущий» несет довольно мощные (для своих размеров) гидроакустические комплексы для их выявления. Но при этом корвет лишен сколько-то адекватного противолодочного вооружения: установленный на нем «Пакет-НК» представляет собой скорее противоторпедный, нежели противолодочный комплекс: хотя его 324-мм торпеды способны атаковать лодки противника на удалении в 20 км, но их скорость при этом составляет только 30 узлов, хотя максимальная скорость торпед данного комплекса — 50 уз. ПВО «Стерегущего» была бы достаточной при условии доведения «Кортика-М» до работоспособного состояния (есть сведения, что комплекс испытывал проблемы как с ЗУР, так и с артиллерийским «дострелом» цели после атаки ее ракетами) или же замены его на морской вариант «Панциря».

Увы, развитие корветов проекта 20380 пошло совершенно в другую сторону – на корабль попытались установить зенитный ракетный комплекс «Редут». Разумеется, не было никакой возможности поставить на корабль столь малого водоизмещения многофункциональную РЛС «Полимент», которая должна была осуществлять управление огнем данного ЗРК. В результате задачу выдачи целеуказания и корректировки ракет в полете (до момента, пока их головка самонаведения захватит цель) попытались возложить на штатную РЛС общего назначения «Фуркэ-2», которая для этого совершенно не предназначена. По некоторым, непроверенным данным, сегодня сколько-то эффективное управление ЗУР обеспечивается при помощи РЛС управления артиллерийским огнем «Пума», но это не точно.

При усовершенствовании корвета по проекту 20385 его вооружение претерпело значительные изменения: две легкие четырехствольные установки ПКР «Уран-У» были заменены на вертикальную пусковую установку для восьми ракет «Калибр», а количество ячеек «Редута» довели до 16 (на кораблях проекта 20380 их было 12), кроме того, для управления ЗРК использовали новую РЛС. В известной мере выросли и противолодочные возможности, потому что в семейство крылатых ракет «Калибр» входят также и ракето-торпеды (91Р1 и 91РТ2). Но здесь начался «бунт адмиралов», потому что с таким вооружением стоимость корветов 20385 достигла цены фрегатов «адмиральской» серии (проект 11356Р) что было совершенно неприемлемо. Корвет должен быть относительно дешев, чтобы быть массовым, в противном случае нет никакого смысла создавать корабли подобного класса. Тем боле что по своим боевым возможностям, мореходности, дальности хода фрегаты 11356Р оставляли корветы 20385 далеко позади.



Второй недостаток — использование дизельной энергетической установки. Дело в том, что из четырех видов энергетических установок: атомной, газотрубинной, паротурбинной и дизельной, кораблестроители СССР в совершенстве освоили первые две. Создавать дизели для сколько-то крупных надводных боевых кораблей особого смысла не было, и без того ВМФ СССР испытывал достаточно проблем с разнотипностью вооружения и оборудования. Тем более, что корабельные дизели – дело на удивление непростое, можно сказать, что в мире в таких дизелях преуспели только немцы и финны. Тем не менее, для корветов проекта 20380 приняли дизельную ЭУ. Понимая, что на собственные силы рассчитывать не стоит, предполагали оснащать отечественные боевые корабли германскими дизелями фирмы MTU. Но, после введения санкций, от использования детища «сумрачного тевтонского гения» пришлось отказаться и перейти на продукцию отечественного Коломенского завода. У которого неплохо получаются дизели для электровозов, но их корабельные «изделия» существенно проигрывают германским по надежности.

В целом же можно констатировать, что пригодной для массового строительства, надежной «лошадки» для прибрежных морей из корветов проекта 20380/20385 не получилось. Неудачный выбор вооружения, недействующий зенитный ракетный комплекс, ненадежная ходовая… И ведь нельзя сказать, что проект совершенно не имел достоинств. Проектировщикам удалось решить весьма нетривиальную задачу размещения вертолетного ангара на корабле столь малого водоизмещения, обеспечить пониженную радиолокационную заметность разместить весьма многочисленное гидроакустическое вооружение… но все это увы, не сделало корветы проекта 20380/20385 удачными.

На сегодняшний день в строю находятся пять корветов проекта 20380, включая «Стерегущий» (переданный флоту еще до начала ГПВ 2011-2020). Еще пять корветов находятся в различных стадиях постройки, при этом «Громкий», очевидно, будет готов уже в 2018 г, остальные ожидаются в 2019-2021 г. Что же до проекта 20385, то было заложено только два корабля этого типа, «Гремящий» и «Проворный» — они должны пополнить флот в 2018-2019 гг.

На этом строительство корветов семейства 20380/20385 скорее всего завершится. Правда, в печати высказывалось мнение (РИА Новости, 2015 г), что для Тихоокеанского флота будут построены как минимум шесть кораблей данного типа, для чего следовало заложить еще два корабля на Амурском судостроительном заводе, но, в связи с тем, что на дворе уже 2018 г, а закладок так и не состоялось, вероятнее всего их и не будет. Таким образом, состав ВМФ пополнят не 18, как изначально планировалось ГПВ 2011-2020 гг, а только 12 корветов проекта 20380/20385. Единственный плюс во всем этом только один – есть очень хорошие шансы на то, что большая их часть действительно войдет в состав флота до 2020 г, а остальные встанут в строй в начале 20-х годов. Этого столетия.

По всей видимости, как-то выправить ситуацию с провальным 20380 были призваны патрульные корабли проекта 22160. Но и эти корабли то ли сильно пострадали от непродуманного технического задания на проектирование, то ли их (есть такое ощущение) попросту предложили в нужное время и в нужном месте.

В который уже раз разработчики попытались связать в одной упряжке коня и трепетную лань. С одной стороны, водоизмещение корабля требовалось уменьшить для сокращения стоимости постройки, но с другой – катастрофическая ситуация с крупными надводными кораблями требовала обеспечить мореходность, достаточную для операций вне морей, омывающих берега РФ. В результате патрульные корабли проекта 22160 получили водоизмещение в 1 300 т и 60 суток автономности, а также мореходность, достаточную для дальней морской зоны (сочетание всего вышесказанного в одном корабле более чем сомнительно, но…) Насколько можно понять, в задачи черноморских кораблей этого типа будет входить демонстрация флага в Средиземное море.

При этом первоначально корабли проектировались для Пограничной службы ФСБ России. Их штатное вооружение, ЗРК 3М-47 «Гибка» (фактически – турель для ПЗРК «Стрела»), 57-мм артустановка, пара 14,5-мм пулеметов и гранатометный комплекс ДП-65, предназначенный для уничтожения боевых пловцов выглядит вполне разумно для патрульного, чья задача – охрана территориальных вод в мирное время и задержание нарушителей, но совершенно не годится для боевого корабля в военное время. А больше никакого оружия патрульный корабль проекта 22160 и не несет.

Точнее, несет, но как? В корме корабля предусмотрено наличие свободного пространства.




Туда можно установить несколько стандартных грузовых контейнеров с размещенными в них вооружениями – например, крылатыми ракетами «Калибр», или минно-тральным комплексом, или…

Только есть одна проблема – на сегодняшний день, ни о каких контейнерных комплексах кроме «Калибра» ничего неизвестно. Зато известно, что ни одного контейнерного комплекса вооруженные силы РФ так и не закупили. Вероятно, кораблям проекта 22160 придется временно походить без «контейнерного» вооружения… вот только нет ничего более постоянного, чем временное.

И ведь что обидно – патрульные корабли проекта 22160 имеют весьма развитое гидроакустическое вооружение. Это и стационарный ГАК МГК-335ЭМ-03, и ГАС с буксируемой антенной «Виньетка-ЭМ». Имеется ангар (правда, на вид какой-то очень уж тесный) и вертолет. Выброси все эти «гибки» и 57-мм артустановки с пулеметами, поставь морскую версию «Панциря», обычный торпедный аппарат, да тот же «Пакет-НК» — и получился бы отличный малый противолодочный корабль стандартным водоизмещением в 1 300 т, в котором так нуждается сегодня российский флот…

…хотя, наверное, все же не получился бы. Потому что корабли проекта 22160 оснащается комбинированной энергетической установкой, в которой высокая скорость обеспечивается газовыми турбинами, но вот экономический ход – все теми же дизелями, причем на первом корабле серии, «Василии Быкове», устанавливались германские дизели фирмы МАН. Иными словами, на вооружение ВМФ РФ поступят шесть кораблей, которые могут осуществлять поиск подводных лодок, но не могут их уничтожать, потому что не имеют противолодочного вооружения.

«Но постойте, а как же вертолет?» — спросит внимательный читатель. Верно, вертолет у корабля есть, но насколько известно автору статьи, обычно поиск вражеской ПЛ осуществляется парой вертолетов – в то время, как один осуществляет поиск, второй несет боеприпасы для уничтожения обнаруженной ПЛ. Если второго вертолета нет, то поражение обнаруженной ПЛ возлагается на корабль – для этого БПК СССР несли дальнобойные ракето-торпеды. Но нести одновременно и достаточный боезапас, и средства для поиска ПЛ вертолет не может. Поэтому для патрульного корабля будет доступен довольно-таки странный способ ведения боя с ПЛ – в то время, как корабль осуществляет поиск ПЛ собственными средствами, вертолет дежурит в готовности к взлету с подвешенным вооружением. Правда, с учетом малого расстояния обнаружения ПЛ и длительного времени реакции (пока еще вертолет взлетит) запросто может получиться так, что возвращаться вертолету будет уже некуда.

Сегодня заложены шесть патрульных кораблей проекта 22160, причем последний, «Николай Сипягин», — 13 января 2018 г. С учетом того, что головной «Василий Быков», будучи заложен в 2014 г до сих пор не вошел в строй, можно предположить, что серия будет построена до 2022 – 2023 гг.

Можно констатировать, что проекты 20380, 20385 и 22160 не удовлетворяют требованиям ВМФ РФ. И потому 28 октября 2016 г на Северной верфи был заложен корвет нового проекта 20386 «Дерзкий». Он должен был стать «работой над ошибками» предыдущих проектов и дать-таки флоту «рабочую лошадку» в которой он так нуждается. Что же за корабль на этот раз получился?

Задачи корвета проекта 20386:

1. Защита морских коммуникаций в пределах 200 мильной экономической зоны.

2. Противодействие кораблям вероятного противника на любом удалении от мест базирования флота.

3. Обеспечение устойчивой ПВО соединений кораблей от ударов средствами воздушного нападения.

4. Поиск, обнаружение и уничтожение подводных лодок в заданном районе.

5. Обеспечение ПВО и огневой поддержки десантным операциям.

Что бросается в глаза? Во-первых, корвет проекта 20386… перестал быть корветом, потому что при водоизмещении в 3 400 т (неизвестно, правда, стандартном или полном) этот корабль можно назвать как угодно, но только не корветом.

По мнению автора настоящей статьи, происходит следующее. Длительное время в РФ конструкторские бюро находились на грани выживания, и готовы были на все ради бюджетных средств, а флот крайне нуждался в полноценных боевых кораблях, но не имел возможностей за них платить. В результате возникла конкуренция «чудо-кораблей» — в борьбе за финансирование конструкторы пытались впихнуть в минимум водоизмещения максимум вооружения и наперебой предлагали военным ракетный крейсер в водоизмещении ракетного катера. Следствием этого стало то, что первые наши проекты – корвет 20380 и фрегат 22350 оказались перевооруженными при недостатке водоизмещения. Однако на самом деле стоимость современного корабля определяет его оснащение – сам по себе корпус стоит немного, поэтому не было никакого смысла экономить копейки и создавать маломореходные фрегаты (а именно таковыми и были корветы проекта 20386). В результате единственным по настоящему удачным проектом кораблей стали фрегаты проекта 11356, ставшие улучшенной версией «Тальваров», разработанных для ВМС Индии на основе знаменитых СКР проекта 1135 при создании которых конструкторы делали эффективный боевой корабль, а не пытались «впихнуть невпихуемое» в минимум размеров.

Сейчас постепенно все возвращается на круги своя: так, например, моряки не хотят продолжение серии фрегатов проекта 22350, а желают получить значительно более крупный корабль на его основе (о проекте 22350М мы поговорим позднее). И то же самое происходит с корветами.

Автор настоящей статьи не является инженером кораблестроителем, но на рисунках корветы проекта 20386 не выглядят ровней фрегатам 11356.



Поэтому, скорее всего, их стандартное водоизмещение составляет около 2 800 т, чуть больше или меньше, а полное – 3 400 т. Таким образом, можно говорить о том, что мы отказываемся от корветов как класса и возвращаемся к идее СКР проекта 1135 (чье водоизмещение как раз и составляло 2 810 т) на новой технологической базе. Мы планируем строить относительно некрупные, но хорошо вооруженные корабли, достаточно мореходные, чтобы при необходимости совершать межтеатровые переходы и присутствовать, скажем, в том же Средиземном море. Фактически, по своем функционалу, новые корабли заменят и классические корветы (корабли порядка 2 000 т) и, в значительной мере, фрегаты (порядка 4 000 т). Остальные «фрегатские» функции возьмут на себя эсминцы — а корабли, которые планируется строить по проекту 22350М, вне зависимости от того, как их назовут, эсминцами и являются.

Что же изменилось в сравнении с предыдущими типами корветов? Принципиальные изменения коснулись энергетической установки корабля. Вместо дизелей корвет проекта 20386 получил комбинированную газотурбинную установку с частичным электродвижением, в состав которой входят два газотурбинных двигателя М90ФР мощностью по 27500 л.с. и два главных электродвигателя мощностью по 2200 л.с.. Иными словами, экономический ход кораблю будут обеспечивать электродвигатели, а полный – газовые турбины.

Плюс данного решения в том, что мы, наконец-то, уходим от дизелей и постепенно внедряем электродвижение на боевых кораблях. Теоретически это очень передовая технология, которая сулит нам множество выгод: способность электродвигателя быстро менять скорость, и даже направление вращения винта позволяет сделать корабль с электродвигателями очень маневренным. Но главное преимущество заключается в том, что электродвижение (по крайней мере – потенциально) обеспечивает минимальную шумность, что для противолодочного корабля будет являться гигантским преимуществом.

Надо сказать, что в СССР и РФ электродвижение не было чем-то непознанным – оно использовалось на ледоколах и вспомогательных кораблях, но, по неизвестным автору причинам, на надводных боевых кораблях не применялось. Если подобная схема окажется успешной на корвете 20386, то ее наверняка будут использовать и на кораблях других классов, по крайней мере упоминания о частичном электродвижении для эсминца «Лидер» в печати были.

Вооружение нового корвета во многом повторяет корабли проекта 20380. ПВО обеспечивает все тот же ЗРК «Редут», только ячеек будет не 12, а 16 (как на корветах 20385). Но теперь ими будет управлять совершенно новый многофункциональный радиолокационный комплекс (МФ РЛК) «Заслон», который является настоящей «изюминкой» проекта.

Что из себя представляет МФ РЛК «Заслон»? Более всего он напоминает помесь американского AN/SPY-1 и британского SAMPSON, установленного на эсминцах типа «Дэринг». Сходство с американским комплексом придают четыре фазированные решетки, развернутые так, чтобы в совокупности обеспечивать обзор на 360 градусов вокруг корабля.

Но у американского радара была одна, не самая хорошая черта. Он работал в дециметровом диапазоне радиоволн, что позволяло ему видеть очень высоко (включая объекты в ближнем космосе) и далеко, но дециметровые радары плохо видят низколетящие объекты, потому что последние находятся на фоне подстилающей поверхности (моря). С другой стороны, радары, работающие в сантиметровом диапазоне, отлично справляются с тем, чтобы разглядеть низколетящие цели, но не так хорошо, как дециметровые контролируют высоколетящие. В советском флоте эту проблему решали так – обзорные радары были дециметровыми, а для контроля того, что летит над волнами использовали отдельную, специально предназначенную для этого РЛС «Подкат».

Англичане в своем РЛС попросту совместили два в одном – их SAMPSON имеет и дециметровую и сантиметровую решетки, при этом дециметровая осуществляет общий обзор, а сантиметровая – контроль низколетящих целей. Подобная технология принесла эсминцу «Дэринг» славу лучшего корабля ПВО всех времен и народов.

Аналогичным образом работает и МФ РЛК «Заслон». Он также имеет радиолокационные комплексы дециметрового и сантиметрового диапазона, принцип работы которых соответствует британской РЛС. При этом известно, что комплекс, контролирующий сантиметровый диапазон использует АФАР.

"Заслон" умеет еще очень многое. Так, например, комплекс способен вести не только активный, но и пассивный поиск, ориентируясь на излучение радиоэлектронных систем неприятеля – в этом режиме «Заслон» способен обнаруживать и сопровождать более 100 целей на дистанции до 300 км. Более того – комплекс способен ставить активные радиолокационные помехи, и управлять пассивными помехами. МФ РЛК «Заслон» универсален еще и в том, что может управлять не только ракетным оружием ЗРК «Редут», но и артиллерийскими установками корабля. Само собой, что в пределах видимости «Заслон» способен выдать целеуказание и для противокорабельной ракеты, а кроме того, он обеспечивает информационной поддержкой внешние системы вооружений – такие, как корабельный вертолет или «посторонний» истребитель.

Единственным недостатком МФ РЛК «Заслон» является весьма умеренная дальность – цель с ЭПР в 1 квадратный метр данный комплекс «видит» на расстоянии 75 км. Это не слишком хороший результат. Хотя, конечно, заявления разработчиков о том, что SAMPSON способен разглядеть голубя (0,008 кв.м) на дистанции 105 км являются скорее всего рекламным трюком (т.е. британская РЛС может это сделать, но в идеальных условиях, и таком режиме, который никогда не будет использован при обычном сканировании пространства), но все же следует понимать, что МФ РЛК «Заслон» сильно уступает британскому радару по дальности обнаружения. С другой стороны, надо понимать, что мы создаем, по сути, сторожевой корабль и пихать на него «неимеющееаналоговвмире» оружие и оборудование, перекрывающее (или хотя бы равное) то, чем располагают лучшие в мире эсминцы ПВО совершенно не нужно.

Интересный вопрос – а откуда вообще взялся этот МФ РЛК «Заслон»? Кто умудрился в столь короткие сроки решить все вопросы, которые «мучают» радар аналогичного назначения «Полимент», препятствуя вхождению в строй головного фрегата проекта 22350? Оказалось, это дело рук научно-технического центра «Заслон», разработчика бортового радиоэлектронного оборудования для авиации ВКС России и в том числе – для Миг-31БМ. Автор настоящей статьи предполагает, что на фоне катастрофического состояния ПВО новых корветов, НТЦ «Заслон» смог предложить быстрое решение, базирующееся на основе БРЛС модернизированных боевых самолетов 4-го поколения (и даже с использованием АФАР). Если МФ РЛК «Заслон» будет работать штатно, то это станет огромным прорывом даже в том случае, если «Полимент» окажется окончательно провальным. Во всяком случае на «Заслоне» будут отработано множество необходимых технологий (например, таких, как «передача» контроля ЗУР и атакуемого ею объекта от одной решетки к другой) на которых, по слухам, «споткнулся» «Полимент».

В остальном вооружение корабля проекта 20386 вполне соответствует корветам предыдущих серий. Это две четырехтрубных установки ПКР «Уран-У», дальность полета ракеты – 260 км. По своим боевым возможностям ракета схожа с последними модификациями «Гарпунов» чего более чем достаточно для противодействия легким силам противника. Сами пусковые расположены у надстройки за щитами, открывающимися только перед пуском ракет, что сделано с целю минимизации ЭПР корабля. Артиллерия представлена 100-мм установкой, что является минимальным «джентльменским стандартом», позволяющим говорить о способности корвета 20386 поддерживать десант, а также паре 30-мм АК-630М (сведения о том, что корабль получит куда менее скорострельные АК-306 вероятно все же ошибочны), торпеды – вездесущим 324-мм комплексом «Пакет-НК». Будет на новом корвете и вертолет со своим ангаром. А кроме того, в силу неясных причин, на корвете проекта 20386, как и на 22160, разместили свободное пространство для размещения контейнерного вооружения.



В теории оно позволит, в случае чего, радикально усилить ударное или противолодочное вооружение, или же, дополнительно к вертолету, разместить какое-то количество БПЛА. Кроме того, наличие боковых лацпортов допускает использование легких быстроходных катеров (скажем, для забрасывания диверсионных групп в тыл врага) или же, что намного важнее, размещения беспилотных противоминных аппаратов.

К сожалению, при всех вышеназванных преимуществах, к вооружению проекта 20386 много вопросов.

Во-первых, совершенно неясно, почему отечественные разработчики игнорируют такое мощное противолодочное оружие, как 533-мм торпеды, которые как раз были бы очень востребованы при обнаружении вражеской ПЛ в 15-20 км от корвета. Представляется, что именно 533-мм торпеда была бы оружием, способным уничтожить ПЛ на расстоянии, на котором корвет способен ее засечь. В результате в текущей комплектации (т.е. с «Пакет-НК») корвет проекта 20386 явно недовооружен против подводной угрозы – ПЛ, которые он должен будет искать, располагают куда более мощными средствами поражения, чем он. Во-вторых, модульность вооружения привели к неоправданному усложнению конструкции корабля. На корвете предусмотрен ангар, но он – подпалубный, т.е. каждый корабли этого типа придется комплектовать вертолетоподъемником, словно авианосец. А это влечет за собой значительное усложнение конструкции. И, разумеется, ее удорожание.

В опубликованном годовом отчете ПАО "Судостроительный завод "Северная верфь" (Санкт-Петербург) за 2016 год стоимость корвета проекта 20380 («Ретивый») составляет 17 244 760 руб. А вот стоимость головного корвета проекта 20386 – 29 080 759 млрд. руб. Иными словами, стоимость нового корабля опять то ли вплотную приблизилась, то ли уже превзошла фрегаты «адмиральской» серии, при том что боевые качества… возможно стали лучше в части ПВО, но совершенно точно хуже в плане противолодочной борьбы.

Все вышесказанное заставляет усомниться в том, что корвет проекта 20386 станет «рабочей лошадкой» флота. Вполне вероятно, что ВМФ РФ понадобится новый тип корвета…

Но даже если и нет, хотя флот выказывал заинтересованность в десяти таких кораблях, но по планам до 2025 г. планируется ввести в строй три таких корвета.

Итак, в СССР ПЛО ближней морской зоны обеспечивали 131 СКР и МПК. Сегодня их 34: 29 старых, еще советских времен, и 5 новых корветов проекта 20380. К 2025 г, когда корабли советской постройки уйдут на покой либо потеряют боевое значение, ВМФ РФ будет располагать 21 кораблем класса «корвет» четырех (!) разных типов из которых 6 кораблей проекта 22160 не несут бортового противолодочного оружия.

И еще одно. Все шесть кораблей проекта 22160 предназначены для Черного моря. Из десяти корветов проекта 20380 шесть планируется базировать на Балтике и четыре – передать Тихоокеанскому флоту. Оба корвета проекта 20385 уйдут на ТОФ. И только 20386 предназначены для Северного флота.

Иными словами, к 2025 г. безопасность развертывания РПКСН будут обеспечивать шесть корветов на Дальнем востоке и аж целых три – в северных морях…

Продолжение следует…

Предыдущие статьи цикла:
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее (часть 2)
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 3. "Ясень" и "Хаски"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 4. "Палтус" и "Лада"
Военный флот России. Грустный взгляд в будущее. Часть 5. Лодки спецназначения и это странное ЕГСОНПО
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте

878

Похожие новости
16 августа 2018, 20:20
17 августа 2018, 15:40
20 августа 2018, 15:00
20 августа 2018, 20:40
19 августа 2018, 17:00
19 августа 2018, 11:40

Новости партнеров