Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Владимир Михеев: летчик может "курить бамбук", вертолет сделает всю работу за него

Советник первого замгендиректора концерна "Радиоэлектронные технологии" Владимир Михеев / Фото: КРЭТ
Концерн "Радиоэлектронные технологии" проводит на боевом вертолете Ка-52 "Аллигатор" испытания нового комплекса обороны, летные испытания новой нашлемной системы целеуказания для Ми-28 уже закончены. О том, как подобные системы облегчают работу летчиков, и когда нам стоит ждать появления беспилотных версий боевых вертолетов советник первого заместителя генерального директора КРЭТ Владимир Михеев рассказал корреспонденту "Интерфакса" Кириллу Веприкову.
- Владимир Геннадьевич, ранее глава холдинга "Вертолеты России" Андрей Богинский сообщал, что модернизированный вертолет Ка-52 получит новый комплекс обороны. Это будет модернизация "Витебска"?
- Мы прорабатываем установку туда моноблока. Его, наверно, можно назвать достаточно глубокой модернизацией "Витебска". Он проходит типовые испытания, летает на Ка-52.
- Чем он отличается от нынешней версии?
- Он значительно легче, значительно умнее, там стоит более серьезная аппаратура, он имеет более высокую эффективность за счет расширившихся возможностей. У комплекса шире спектральные диапазоны, умнее сигналы и так далее. Таким образом, он сможет обеспечивать защиту против большего количества авиационных ракет и средств нападения.
- Сейчас активно развиваются системы управления вертолетом. Например, модернизированный американский "Apache" получит голосовую систему управления и когнитивную систему помощи при принятии решений. Какие работы по данному направлению ведутся у нас?
- У нас на Ка-52 и Ми-28 проходят работы по включению пилота в контур управления машины. Например, сейчас на Ми-28 закончены летные испытания нашлемной системы целеуказания, которая полностью интегрирует пилота в состав бортового оборудования. Информация выводится у него на стеклянную кабину, но поступает также на щиток шлема летчика и высвечивается там в цифровом виде. Это и карта местности, и состояние вертолета и все, что касается пилотирования, также полный боекомплект оружия со всеми его характеристиками.
И пилот полностью включен в контур управления, когда он поворачивает голову, точное направление его взгляда тут же доводится до комплекса управления. И те места, в которые он прицеливается, тут же берутся на сопровождение головками самонаведения. Вертолет сам распознает цели, классифицирует их, закрепляет за ними тот или иной тип оружия и выдает эту информацию летчику в цифровом или голосовом виде. Ему остается только вмешаться, если он считает нужным что-то поменять, например, что вот эту цель лучше стрельнуть ракетой "Вихрь", а по этой поработать пушкой. А еще перед самым пуском он получит сообщение, что через полторы секунды будет автоматический пуск ракеты или сработает пушка. Потому что отдача от каждого снаряда порядка 5-7 тонн, это достаточно жесткий удар по вертолету, он должен, грубо говоря, зубы сомкнуть, чтобы травмы не было.
Точно также бортовой комплекс обороны, будь то моноблок, "Витебск" или "Президент-С", он визуально и голосом оповестит, что по вертолету прицеливается противник такими-то ракетами, выпущено определенное количество ракет, атака идет с задней полусферы или с передней. Он покажет, какие действия осуществляет: включен сигнал на оптическое подавление, отстрелены ловушки, идет команда на совершение противоракетного маневра и так далее. Это все происходит в автоматическом или полуавтоматическом режиме, что значительно повышает боевую эффективность машины и ее боевую живучесть.
В целом при таких системах летчик в какой-то степени может быть просто наблюдателем.
- И когда нам стоит ожидать появления полностью беспилотных версий существующих вертолетов?
- Если заказ поступит, мы можем в кратчайшие сроки подобную машину сделать, технической проблемы нет. Например, сейчас идет постоянное обновление авионики на действующих вертолетах. И мы очень часто ставим на них вместо ручных систем и всевозможных триммеров - системы автоматического управления, которые полностью, от взлета до посадки, обеспечивают полет по маршруту. Если раньше летчик постоянно находился в напряжении, контролировал полет, правильно ли он летит, то сейчас он взлетел, нажал кнопку "прибытие в такой-то пункт" и вертолет сам туда летит, а летчик сидит и, грубо говоря, "курит бамбук". Можно даже совершить автоматическую посадку, но пока летчики предпочитают садиться сами.
Можно сказать, что эра беспилотных летательных аппаратов, и самолетного и вертолетного типа, она достаточно близка и на сегодняшний день реализуема с использованием уже имеющегося бортового оборудования. У нас уже есть защищенный широкополосный канал управления, есть система технического зрения и таким образом вся информация, что видит пилот из кабины, может передаваться по этому каналу на землю или на соседний вертолет управления.
Тот же, Ка-52 может быть, среди прочего летающим командным пунктом, который управляет несколькими машинами своего или другого класса, такими как Ми-25 или Ми-28. Они, по большему счету могут работать сейчас в автоматическом режиме. Командный пункт может им указать цель, и они эту цель в автоматическом режиме обстреляют.
- Зачем тогда вообще нужны летчики?
- Как мы считаем, летчик, включенный в контур управления, пока еще обеспечивает более высокую боевую эффективность машины. Например, он может своим взглядом навести прицел на первоочередную цель и тогда машина отработает по ней первой. Поэтому высококлассный летчик благодаря своему боевому опыту, наверное, пока еще нужен.
- Не делает ли широкое распространение автоматизированных электронных систем вертолеты более уязвимыми перед средствами радиоэлектронной борьбы?
- Абсолютной защиты, конечно, нет. Поэтому одна из главных задач, над которыми мы сегодня работаем – обеспечение автономной высокоточной навигации. Потому что все понимают, что в случае конфликта не будет никаких навигационных систем - ни космических, таких как ГЛОНАСС или GPS, ни наземных. Не будет работать, по большому счету, даже Интерком, то есть навигация за счет локатора рельефа местности, так называемого высотомера. Потому что на сегодняшний день есть средства радиоэлектронной борьбы, которые его подавят. Может быть не на расстоянии в сотни километров, но в зоне применения он работать, скорее всего, уже не сможет. И здесь важна именно высокоточная автономная навигация, которая обеспечит работу летательного аппарата на последнем этапе.


МОСКВА, INTERFAX.RU
12



Подпишитесь на нас Вконтакте

328

Похожие новости
14 декабря 2018, 12:00
13 декабря 2018, 13:40
14 декабря 2018, 12:00
14 декабря 2018, 09:00
14 декабря 2018, 09:20
13 декабря 2018, 19:00

Новости партнеров