Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Виктор Бондарев: успехи ВКС РФ в Сирии показали всему миру мощь нашей армии

Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев / Фото: Сергей Мамонтов
Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев, руководивший российскими ВКС в Сирии, рассказал РИА Новости, когда можно ожидать вывода группировки РФ из САР, что мешает конструктивному взаимодействию России с США и почему вероятен рост обращений к нашей стране о размещении военных баз.
- Виктор Николаевич, КНДР вчера вечером провела очередные ядерные испытания. Угрожают ли подобные пуски России? Грозит ли это увеличением напряжения или переходом конфликта в военную стадию?
— Запуск северокорейской МБР — это самозащита. США, Южная Корея, Япония постоянно провоцируют Ким Чен Ына. То проводят совместные учения в опасной близости к границе КНДР, то показательно испытывают свои вооружения, демонстрируя миру свою мощь. Штаты грозятся выйти из РСМД. Блефуют? Вероятно. Но КНДР стремится показать, что у них есть достойная баллистическая "ответка". Пуск "Хвасона-15" — это не старт боевых действий, а сигнал, можно сказать, призыв, обращенный к США и их союзникам в азиатском регионе: мол, не на простачка напали, давайте не ссориться. Если бы КНДР хотела начать войну, она бы направила боезаряд в какой-нибудь промышленный или стратегически важный объект. А география приземления, точнее приводнения, свидетельствует о намерениях предупредить, остеречь американцев и их союзников, в частности Японию и Южную Корею, от дальнейшей эскалации напряженности. К сожалению, это увещевание возымело обратный эффект: очередной южнокорейский ракетный пшик и новые угрозы от США.
К слову, безопасности России данные северокорейские испытания не угрожают. Во-первых, между нами нет никакого противостояния. Напротив, отношения между нашими странами сложились вполне дружественные, конструктивные. Не вижу причин, по которым КНДР может направить свою (по экспертным оценкам, в ядерной части еще только формирующуюся) военную силу против нас. А во-вторых, в данном случае декларации не расходятся с делом: Ким Чен Ын открыто заявляет, на чьей территории "ракета способна достичь любой точки" — на территории США. Другое дело, разрастание конфликта между двумя ядерными странами ни для кого не будет полезно, это важно понимать. Наша система ПВО надежна, она способна отразить даже самый мощный удар, поэтому Россия в данном случае не пострадает. Однако это не значит, что мы должны оставаться равнодушны к текущим событиям.

Наша предыдущая дипломатическая попытка урегулирования конфликта США-КНДР, к сожалению, потерпела фиаско. Отмечу, что к нашим с Китаем совместным призывам прекратить эскалацию конфликта глухи оказались именно Штаты. КНДР же, в свою очередь, в течение почти двух месяцев вела себя спокойно, воздерживалась от недружественных шагов по отношению к своим всегдашним оппонентам. Но мир не выстраивается в одностороннем порядке, и, не получив зеркального ответа на свое "хорошее поведение", КНДР возобновила прежнюю тактику гонки. Да, северокорейский лидер периодически перегибает палку. Однако он защищает интересы своей страны, угрозу безопасности которой видит и чувствует.
Надеюсь, что этот запуск северокорейской ракеты наконец убедит Штаты и их компаньонов прекратить показательные учения, прекратить бряцание оружием и сесть за стол переговоров.
- Виктор Николаевич, ожидается, что к концу года вся территория Сирии будет освобождена от террористов. Когда начнется вывод российских ВКС из Сирии? Насколько это длительный процесс?
— Действительно, контртеррористическая операция в Сирии, в частности, ее военная составляющая, близится к завершению. Наступает логичный этап политического урегулирования, которое будет осуществляться согласно достигнутым на переговорах в Сочи договоренностям.
Сегодня более 98% территории страны контролируются правительственными войсками Башара Асада. Однако, к сожалению, терроризм как явление пока сохраняется и в Сирии и за ее пределами. Кроме того, атмосфера в Сирии еще какое-то время будет достаточно напряженной, неустойчивой. Поэтому ослаблять систему защиты нельзя.
Генштаб ВС РФ подтвердил, что после окончательного разгрома боевиков в Сирии мы сохраним там две наших военных базы: в Хмеймиме и Тартусе. Но пока этот торжественный момент не настал, говорить о выводе российских ВКС из Сирии преждевременно. И о том, что началось выведение группировки будет объявлено, естественно, не мной. Это будет объявлено министром обороны и верховным главнокомандующим после оценки всех событий и ситуаций.
Конечно, в перспективе группировки будут сокращены. Потому что численность войск напрямую зависит от задач, которые стоят перед ними. Одно дело — активная фаза боевых действий, военное положение и постоянная полевая работа, другое дело — стратегическое поддержание стабильности и правопорядка. Более точной информацией по срокам сокращения не владею. Кроме того, сроки достаточно лабильны. Все будет зависеть от того, когда будет поставлена точка в подавлении террористов в Сирии, когда окончательно исчерпается текущий ресурс их вооруженного сопротивления.
Окончательное принятие решения за министерством обороны и главой нашего государства.
- Недавние заявления США об их планах остаться в Сирии как-то могут повлиять на планы и сроки по выводу российских ВКС из Сирии?
— Американцы, не объясняя никаких причин, не объясняя ничего, заявили о том, что они выходить из Сирии не собираются. Все прекрасно понимают, что с уходом нашего контингента американцы безраздельно получают полное господство в воздухе — не выполнив ни одного взлета, ни одного воздушного боя — над всей территории не только Сирии, но и Ирака, Иордании, Турции (поскольку это страна НАТО). Плюс ко всему Саудовская Аравия и так далее, до побережья Аравийского полуострова.
Исходя из этого, американцы, конечно, будут сейчас себя чувствовать там вольготно. И мы прекрасно понимаем, что если и дальше сирийская армия будет успешно бороться с терроризмом, но уже без поддержки ВКС РФ и российского контингента, то американцы придумают миллион способов, как нанести удары по войскам сирийской армии под предлогом, что те применяют химоружие против мирного населения, умеренной оппозиции, против тех, кого американцы поддерживают. Естественно, сирийские военно-воздушные силы противостоять американцам ни в коей мере не смогут. Это первое.
Второе. Вы понимаете, что американцы, зайдя в Сирию и не объявив никому, сколько же их там находится, в любой момент эту группировку могут увеличить. Поэтому мы категорически против одностороннего получения американцами привилегий в воздухе.
Естественно, оставаясь в Сирии, американцы будут решать не только задачи борьбы с терроризмом, но и другие надуманные задачи. И не в пользу Сирии, а в пользу террористических организаций. История это показала.
- Получается, что пока не будет принято решение о выводе группировки РФ из Сирии?
— Я не имею права так говорить. Я одно хочу сказать: ограниченный российский контингент выполнил поставленные верховным командованием задачи — практически вся территория освобождена в Сирии. Сейчас работу должна в основном вести милиция, сирийская армия по уничтожению разрозненных банд, которые просочились по всей территории Сирии и будут вести партизанскую борьбу. Вот это вот ближайшие перспективы.
Решение о выводе российского контингента или его части будет принимать, еще раз говорю, верховный главнокомандующий. У него на это есть право и он этим правом воспользуется и сделает это своевременно.
- Останется ли в Сирии российский центр по примирению и его специалисты?
— Российский центр по примирению планируется оставить, а по остальным структурам, в том числе по численности, пока согласованной информации нет. Повторюсь, только по итогам завершенной компании, после проведения оценки послевоенной ситуации, можно говорить о численности и подразделениях более конкретно.
- База РФ в Хмеймиме и пункт в Тартусе тоже останутся?
— По предварительной информации, да, останутся. И думаю, в этом вопросе решение, озвученное начальником Генштаба ВС РФ Валерием Герасимовым на прошлой неделе, окончательно.
Более того, эти базы планируется не просто поддерживать, но и развивать. Например, пункт в Тартусе постепенно будет преобразовываться в полноценную военно-морскую базу.
Есть, конечно, факторы, осложняющие процесс развития наших баз в Сирии, например, отсутствие общей границы с этой страной, что затрудняет транзит военных грузов, устанавливает определенные барьеры и вынуждает включать в этот процесс третьи страны.
- Изменится ли численность состава и вооружений этих баз?
— Конечно, изменится в сторону сокращения количества. Повторюсь, в мирное время для обеспечения безопасности и правопорядка не нужен столь многочисленный контингент, как в острый период военных действий. ЗРК "Триумф" (С-400) в нужном количестве останется, ведь это основной костяк системы ПВО в Хмеймиме и Тартусе.
Главная задача военных специалистов после окончательного разгрома террористов — четко определить необходимый объем вооружений для послевоенного периода, исходя из требований обеспечения стратегической безопасности на долгосрочную перспективу.
Думаю, что в той или иной мере все основные виды оружия и военной техники, которые там есть сейчас, останутся. Авиация, полагаю, будет представлена истребителями Су-30СМ, Су-35С, штурмовиками Су-25СМ, бомбардировщиками Су-34, дальними бомбардировщиками Ту-22М3, стратегическими бомбардировщиками Ту-160 и Ту-95МС, беспилотниками "Орлан-10" и "Форпост". Сохранятся системы ПВО. Отдельные единицы бронетехники. И, конечно, космические аппараты оптико-электронной разведки и средства связи.
- Как будет решаться проблема разминирования в Сирии, будет ли Россия помогать в этом?
— Да, Россия и Сирия намерены заключить соглашение о сотрудничестве в разминировании сирийской территории. После документального оформления этого сотрудничества в Сирию будут направлены наши инженерные войска, планируется работа международного противоминного центра России.
Сейчас очень сложно оценить, какой процент сирийской территории заминирован, какой уже разминирован, по той причине, что боевые действия по освобождению Сирии от террористов, особенно в последнее время, велись очень быстротечно и с большим успехом. И что боевики успели или не успели заминировать во время отступления, что до этого было заминировано, конечно, оценить сегодня невозможно.
Благодаря нашим инженерным войскам мы подготовили и обучили определенные контингенты сирийских вооруженных сил, они также успешно проводят мероприятия по разминированию, но все это очень длительный процесс.
Я думаю, что в любом случае сирийцы попросят нас заняться этим вопросом, плюс ко всему продолжим обучение тех, кто с их стороны будет заниматься разминированием. Будем наводить в этом деле порядок.
- Можно ожидать, что в ближайшее время наши специалисты туда направятся?
— Я так понимаю, что на уже освобожденной территории можно начинать проводить эти работы.
Пальмира уже показала, что наши саперы эффективно разминированием занимаются. Честь и хвала нашим саперам, что они успешно это сделали, грамотно.
- О какой численности российских саперов, которые будут направлены в Сирию, может идти речь?
— Прежде чем об этом говорить, надо посчитать изначально площади минных полей.
- Площади, видимо, огромные.
— Да. Я тоже думаю, что они огромные. Поэтому, может быть, не только российские саперы будут вести работы по разминированию в Сирии, но и международные организации, в том числе служба разминирования ООН, подключатся и окажут Сирии в разминировании помощь и содействие.
- В середине июня Минобороны РФ сообщило, что проверяет информацию о возможном уничтожении лидера ИГ* аль-Багдади, Пентагон позже заявлял, что он жив. Есть новые данные, уничтожен ли он все-таки?
— Новых сведений нет. Из официальных источников известно, что он уничтожен. Информация о его возвращении подтверждений на сегодняшний день не нашла. О том, что аль-Багдади жив, скорее всего, распространяются сами игиловцы — это им поднимает боевой дух. Я считаю, что наши пилоты не промахнулись.
- Вы раньше говорили о скором завершении разработок ПАК ФА (истребителя) и ПАК ДА (бомбардировщика-ракетоносца) — будут ли они использоваться в Сирии после того, как будут поставлены на вооружение в ВС РФ?
— Истребитель пятого поколения ПАК ФА Т-50, которому в серийном производстве присвоено название Су-57, планируется принять на вооружение в 2018 году. Он успешно прошел испытания и совсем скоро пилоты начнут его осваивать и эксплуатировать. Но первая установочная партия составит только 12 самолетов, причем, думаю, в следующем году мы получим только 2-3 истребителя. Предсерийное производство запланировано с 2019 года.
ПАК ДА — это дело даже не ближайшей перспективы, поэтому об их использовании в Сирии говорить тем более рано. Проект создания новых дальних бомбардировщиков реализуется активно, по плану. Но все же начало принятия их на вооружение намечено на 2025-2028 годы, а перед этим они должны еще пройти испытания. Далее следует этап отечественной обкатки, пилоты должны их освоить, приноровиться.
- Как вы оцениваете уровень взаимодействия России с США в Сирии?
— Сотрудничество России и США в Сирии я не могу назвать конструктивным. Начать с того, что основания для участия в сирийских событиях у нас совершенно разные. Американцев туда никто не звал. Нам же поступило официальное приглашение от законного руководства страны.
Мы преследовали там разные цели. Россия боролась с террористами, США — с Башаром Асадом. Мы своей задачей видели обеспечение безопасности в макрорегионе и в мире, США — контроль за страной с нефтяными запасами и своим, независимым экономическим поведением, а также усиление напряженности на Ближнем Востоке, заработки на экспорте ВВТ.
Политическое руководство США сегодня слишком раздроблено, разобщено, а когда внутри одной страны действуют разные центры силы, мы понимаем, что никакой структурированной, последовательной политики ожидать не приходится. Краткие переговоры Путина с Трампом на полях АТЭС, итогом которых стало совместное заявление, дали было надежду на сближение позиций. Но последующие события на сирийских фронтах, когда мы через несколько дней после этих деклараций с высоты фиксировали американское содействие террористам в их отступлении, убедили нас в обратном.
Далее последовало заявление США о сохранении их военного присутствия в Сирии. Состав участников последних переговоров в Сочи продемонстрировал, кто в действительности может иметь реальное влияние на дальнейшее развитие событий в Сирии. Напомню, что представителей госдепа там не было. Конечно, Штаты с их амбициями не могли молча проглотить это.
Россия совместно с Ираном и Турцией будет реализовывать разработанные в ходе сочинского саммита планы по дальнейшему политическому урегулированию ситуации в Сирии. Если американское руководство в последующем выразит готовность вписываться в эти планы, не нарушая генеральную линию оси Иран-Россия-Турция и не противореча нашим принципам, думаю, можно будет говорить о каком-то улучшении. Во всяком случае, препоны конструктивному диалогу России и США создает явно не Россия.
Вы же знаете, Россия ни разу никого не оттолкнула и никому не закрыла какую-то дорогу к участию в том или ином мероприятии. Но любые наши предложения всегда встречают со стороны американцев одно и то же — непонимание или отказ. Нас не слышат. Или делают все абсолютно противоположное, вместо того, чтобы оказать помощь и содействие в решении того или иного вопроса.
- НАТО усиливает свое присутствие в Восточной Европе, вблизи российских границ. Какими могут быть ответные действия России? Стоит ли увеличивать численность нашей западной группировки?
— Действия в сфере обороны и национальной безопасности всегда должны быть, во-первых, зеркальными, во-вторых, с превентивным заделом. Как известно из мировой истории, мы никогда не нападаем первыми, но отвечаем так, что мало нашему противнику не кажется. И для этого ответа должны быть подготовлены военно-технические ресурсы. Чтобы в кратчайшие сроки можно было мобилизовать вооруженные силы. Вооружение и военная техника всегда должны быть готовы к мгновенному их применению в случае угрозы. Причем на самом первом этапе, когда угроза только в переносном, а не в прямом смысле начала витать в воздухе.
Российская обороноспособность находится на очень высоком уровне. Система противовоздушной обороны по всему периметру нашей необъятной страны оснащена самыми суперсовременными ракетными комплексами. В регионах, граничащих с потенциальными источниками опасности (странами, где базируются войска НАТО), развернуты оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) "Искандер", которые являются нашим грозным оружием. ОТРК этого класса способен противостоять ядерной угрозе.

"Искандер-М" имеет очень низкий барьер неядерного применения, оснащен ракетами дальностью до 500 километров, которые успешно преодолевают самую мощную систему ПРО, точно поражают потенциальную цель и наносят огромный ущерб противнику. Кстати, первой в российской армии была перевооружена на "Искандеры" ракетная бригада Западного военного округа.

Этот ОТРК — только пример. Есть у нас много видов мощного, суперсовременного оружия, которое способно отражать любые вражеские удары. Стратегические ядерные силы России позволяют преодолевать ПРО США, а наземные вооружения — противостоять инфраструктуре НАТО в Европе.
Что касается перспектив наращивания нашей западной группировки, конечно, для стратегического сдерживания важно не столько количество, сколько качество, оснащенность и подготовка. Нашим форпостом на западном направлении является Беларусь. Мы регулярно проводим совместные учения. Недавно прошли очередные — Запад-2017.
- Вы говорили раньше, что Россия держит руку на пульсе ситуации, и если действия США и их сателлитов примут опасный оборот, Россия отреагирует "незамедлительно и адекватно угрозе". Что вы считаете опасным оборотом? Какие действия могут считаться адекватными угрозе?
— Опасный оборот — это дальнейшее углубление экспансии на территории ближайших соседей. В первую очередь Украины. Многосторонняя такая экспансия: разжигание внутриполитического конфликта, раздувание костра гражданской войны, дополняющиеся поддержкой нелегитимной власти и поставкой вооружений. Причем речь идет не только о летальном оружии, но и о военной электронике, средствах связи, РЛС. В прошлом году американцы продали Украине военной продукции на 17,69 миллиона долларов США, то есть в два раза больше, чем в 2015 году, согласно данным госдепартамента США. Кроме Штатов, Киев снабжают оружием и военной техникой Великобритания, Болгария, Польша, страны Прибалтики. И все это, повторюсь, сочетается с непрерывной идеологической работой. Профинансированный Штатами "Майдан-2014" года только катапультировал этот процесс непрерывной внутриукраинской свары, но без постоянной агитационно-пропагандистской подпитки, без разжигания информационной войны конфликт бы уже во многом исчерпал себя. Даже в условиях сохранения нынешнего руководства страны, которому сейчас откровенно платят за антироссийскую политическую направленность.

Сегодняшний уровень конфликта на Украине разрушает ее изнутри, но не угрожает нам. Другое дело, когда звучат предложения о двадцати тысячах натовских миротворцев на Донбассе, причем не на демаркационной линии с Киевом, а на границе с Россией. Вот это уже реальное посягательство на нашу землю.
Другой наш сосед, Грузия, также находится в фокусе постоянного пристального внимания США. В августе 2008 года это внимание вылилось в грузино-осетинскую войну. Штаты сегодня держат Грузию под контролем, усиливают ресурсную зависимость. Прикармливают своим оружием: сейчас вот продают противотанковые ракетные комплексы "Джавелин" на 75 миллионов долларов (которые Украина, к слову, выпрашивает за "бесценный опыт борьбы с россиянами"). Конечно же, декларативно они "просто выполняют пункты соглашения", заключенного еще прежними президентами Бараком Обамой и Михаилом Саакашвили в 2012 году. Но подоплека понятна.
Давно политическими методами с элементами силовых подмяты Польша и прибалтийская "триада". Пока сложившееся там отношение к России (я имею в виду на уровне первых лиц) можно охарактеризовать как вялотекущую враждебность: демонтаж памятников советским воинам-освободителям, попытки изолировать Калининград от российской метрополии и прочие антироссийские акции. Но опять же такое положение не создает для нас прямую угрозу.
Угроза — это расширение натовских военных баз вблизи наших границ. А адекватные действия на усиление американской агрессии заключаются в наращивании собственного военного потенциала, которое у нас происходит постоянно и весьма успешно.
Другое дело, что Штатам не нужна большая война в глобальном масштабе. Но и мир во всем мире их не устроит. Им требуется ряд локальных, региональных вооруженных конфликтов для достижения своих стратегических целей. Очень хорошо эти цели изложены в монографии Збигнева Бжезинского "Великая шахматная доска".
- Вы говорили о том, что размещение российской военной базы на Кубе в условиях роста агрессии США отвечало бы интересам безопасности. Высказывает ли Куба такую готовность? Есть ли желание Вьетнама подумать о возвращении во Вьетнам ВФМ РФ?
— Да, я помню контекст, в котором обсуждалась такая возможность. Этот вопрос рассматривался чисто гипотетически. На сегодняшний день никаких реальных действий по возвращению российских баз ни в Латинскую Америку, ни в Юго-Восточную Азию не предпринимается.
Подчеркну, что Россия размещает свои военные базы на территории иностранных государств только и исключительно с их согласия, точнее даже — по их предложению.
- Как вы полагаете, есть ли смысл думать о создании российских баз в других странах с согласия руководства этих стран?
— На днях поступило соответствующее предложение от Судана. Решение по этому вопросу будет принимать президент России Владимир Путин как верховный главнокомандующий.
В последние два года участились предложения иностранных государств о дислокации российских войск на их территориях. Успехи российских ВКС в Сирии наглядно продемонстрировали всему миру мощность и отличную подготовку российской армии, а также технические возможности наших вооружений и военной техники. Это и сподвигло мировое сообщество присмотреться к стране, так активно разоружавшейся в конце 80-90 годов, но с начала нулевых создавшей сильнейший, прочнейший военно-промышленный капитал.
Исходя из этого, предложений к России о создании в той или иной стране российских военных баз сейчас будет очень и очень много.
Вообще наличие российских военных баз на территории иностранных государств практически всегда дает обоюдно полезные результаты, помогает выровнять баланс сил в том или ином регионе. Конечно, перебарщивать с военным присутствием за границей не стоит, уподобляясь США, которые понастроили 700 своих баз по всему миру. Важно определиться со стратегически значимыми территориями.
- Как вы оцениваете вероятность выхода США из РСМД?
— Думаю, несмотря на громкие обещания, официальной денонсации договора не последует, но систематические нарушения, которые и сейчас имеют место быть, продолжатся. США совершенно не выгодно выходить из РСМД.
- А решение Вашингтона о разработке наземной ракеты средней дальности нарушает этот договор?
— Да, напрямую.
- У России есть возможности разработки аналогичных вооружений?
— Безусловно. Причем более мощных. То есть США в таком случае скорее проиграют, чем выиграют. Поставить на вооружение ответное оружие мы сможем очень быстро.
Президент России Владимир Путин подчеркнул на Валдайском форуме, что реакция на выход Штатов из РСМД будет мгновенной и зеркальной. Причем мы способны достойно ответить, не нарушая условий договора. Хотя, конечно, гипотетическая денонсация договора одной из ключевых военных держав сделает сам документ неактуальным, и в этом предполагаемом случае он, скорее всего, прекратит действие. И, как следствие, аннулируется запрет на ракеты большой дальности.
- По вашей оценке, угрожает ли территории России рост напряженности вокруг КНДР?
— Поскольку Северная Корея обладает ядерным оружием, то рост напряженности угрожает всему миру. Вопрос в том, кто может противостоять этой угрозе, а кто нет. Россия однозначно сможет, поскольку у нас на вооружении стоят такие системы, которые могут поражать цель противника с супервысокой скоростью и точностью.
- Необходимо ли нашей стране предпринять в связи с этим дополнительные меры безопасности?
— Меры безопасности предпринимаются постоянно, это совершенствование оборонно-промышленного комплекса и модернизация Вооружнных сил России.
- Волна анонимных звонков о минировании школ и вузов, торговых центров и административных зданий в российских города идет с 11 сентября. Как вы видите решение этой проблемы?
— Эти звонки производятся из-за рубежа. Их пеленгуют, но как привлечь виновных к ответственности? Страны, из которых нам поступают звонки, не выдают таких преступников. Поэтому, конечно, нужно проработать механизм решения этой проблемы, в том числе на законодательном уровне. Однако это дело не одного дня.
Необходимо проводить мероприятия по выявлению всех телефонных террористов. Естественно, их всех можно выявить и установить местонахождение. И затем добиваться от международной общественности их выдачи. По-другому нельзя.
- Насколько реально сегодня возобновление авиационного сотрудничества между Россией и Украиной, в частности предоставление Киеву документации для продления ресурса самолетов Ил-76?
— Украина не только Ил-76, но и Су-25, и Су-27, и другие наши самолеты и вертолеты эксплуатирует без нашего контроля.

Мы готовы к возобновлению сотрудничества в авиаотрасли, в частности по "Русланам". Но украинцы сами чинят препятствия и стопорят этот процесс. Хотя заключение контракта на наших условиях дало бы им возможность заработать, ведь предприятие "Антонов" кругом в издержках, уже год как не выпускает самолеты. Правда, при нынешнем политическом руководстве Украины очень часто антироссийская агрессия заглушает голос разума и разумные доводы.
Но я думаю, что эта антироссийская истерия на Украине скоро закончится. Она не выгодна им в экономическом плане.

*Террористическая организация, запрещенная в России


МОСКВА, РИА Новости
2

Подпишитесь на нас Вконтакте

150

Похожие новости
12 декабря 2017, 08:20
10 декабря 2017, 11:40
12 декабря 2017, 08:40
12 декабря 2017, 11:20
10 декабря 2017, 19:20
12 декабря 2017, 13:40

Новости партнеров