Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Укрiнформ: Готовы к бою в Керченском проливе

Мариуполь — В двадцатых числах сентября Военно-морские силы под командованием Генерального штаба Вооруженных сил Украины провели блестящую морскую операцию. Два украинских корабля — поисково-спасательный «Донбасс» и морской буксир «Корец» — прошли из Одессы вокруг оккупированного Крыма, через Керченский пролив, и вошли в Азовское море. Поход оказался полной неожиданностью для россиян, о чем свидетельствуют их панические реакции в течение двух последних дней, и особенно — во время прохода украинских кораблей под мостом через Керченский пролив. Мы поднялись на борт «Донбасса», который сейчас уже стоит в Мариуполе, чтобы пообщаться с командиром похода — заместителем начальника штаба морского командования ВМС Украины, капитаном 1-го ранга Дмитрием Анатольевичем Коваленко.
До 2014 года он командовал большим десантным кораблем «Константин Ольшанский». Во время аннексии россияне обещали украинским офицерам квартиры и другие материальные поощрения, чтобы перетянуть их на свою сторону. Но для Дмитрия Коваленко офицерская честь была дороже квартир и выплат. Он отказался изменить присяге и уехал на материк — оставив в Крыму все нажитое, включая недвижимость.
Четыре с половиной года спустя в радиоэфире вблизи Керчи прозвучало: «Доброе утро! Я — украинский военный корабль А830. Планирую заход в двенадцатимильную зону для прохода через Керченский пролив в Азовское море…». Именно такое сообщение морской буксир «Корец» передал россиянам, подходя к Керченскому мосту.
В собственных водах прохода не «просят»
Укрiнформ: Почему выбрали именно слово «планирую» для сообщения о проходе через Керченский пролив?
Дмитрий Коваленко: «Планирую» — специально было так сказано. Никаких там «прошу-прошу». Это, на самом деле, было очень важно. Мы же обязаны за час предупредить — кто бы там не был — что мы подходим. Лоцмана они нам предоставили бесплатно. Сами сказали: «Портовые сборы не осуществляются».
— Но ведь обычная форма обращения «прошу разрешить проход…»?
— Так написано в правилах плавания — и в наших, и в их. Мы здесь «маневрировали». Это такая военно-морская дипломатия.
Оружие было заряжено
— Вижу, вы спокойно все рассказываете, но обстановка была нервной?
— Ну как, нервной. От судьбы не убежишь. Ну, завалят, ну что же. В конце концов, могли еще тогда в Крыму, в 2014.
— Вы готовились к тому, что может начаться боевое столкновение?
— Конечно. Боевые группы, пулеметы — все заряжено было. Два человека в полной экипировке стояли на видном месте — чтобы россияне видели. Все остальные, тоже полностью экипированные, были готовы в любую минуту выбежать. Маскировочными сетками затянулись, чтобы скрыть движения, пожарные рукава разложили, чтобы их (россиянн — прим. ред.) смывать, если бы полезли. Они же могут лезть, не стреляя. А мы только в ответ должны стрелять. Я бы на них посмотрел, если бы они попытались. Все-таки восемь килограммов струя воды! Человека легко смыть с борта.
Украинские катера-невидимки
— Некоторые военные эксперты считают, что сегодня среди всех украинских Вооруженных сил Военно-морские являются самым, так сказать, слабым звеном. Вы согласны с такой оценкой?
— Ну, чего же, согласен, действительно есть проблемы — если прямо сказать. В первую очередь, имею в виду корабельный состав… С другой стороны, вот вам свежий пример. Появились два МБАКа (Малые бронированные артиллерийские катера типа «Гюрза-М», которые недавно начали патрулировать Азовское море — прим. ред.). Никто не придал этому событию тактического внимания. Просто отнеслись к нему, как к пропагандистскому ходу — смотрите, мол, мы усиливаем присутствие в Азовском море и т.д. И вот вам — вчерашняя ситуация. Россияне не заметили МБАКов! Я вам искренне говорю: я, конечно, знал, где наши катера идут, потому что у меня были их координаты, которые я нанес на карту. Но визуально — я сам их еле заметил! И это они уже с ходовыми огнями шли. А россияне их пропустили вообще. Они их просто не заметили. Спохватились, только когда уже что-то подошло, но идентифицировать не могли. Вы представляете, что у россиян там на рассвете творилось? Можно только догадываться, какой там был скандал. Как наши катера дальше себя вели? Пограничников российских чуть не переехали. Помните видео с «Мангустом» (российский скоростной патрульный катер — прим. ред.)? Вот и имеете. Два МБАКа, оказывается, решают много проблем. Когда вчера этот «Мангуст» полетел на бешеной скорости, два МБАКа наши повернули на перехват, и он отказался от своих намерений. У него тоже нервы не железные.
— Он шел перерезать курс?
— Он шел на сближение.
— Ну, вроде, это всего лишь малые бронированные артиллерийские катера…
— Относительно МБАКов есть много мнений. У нас свое. Ведь именно мы их эксплуатируем. Там есть некоторые внутренние моменты, но по факту — вот он, результат вчера, наглядный. Только эти два российских катера понеслись — один из засады из-за кормы «Донбасса» выскочил, другой пошел наперерез — как наши МБАКи сразу сняли проблему. Если сюда бросить еще хотя бы четыре катера, здесь будет совсем другая ситуация.
— А в идеале сколько здесь необходимо?
— Да десятка два.
Не так страшны россияне, как их рисуют
— То есть то, что называют «москитным флотом»? Здесь такой хорошо сработал бы?
— На Азове? Конечно. А будет еще «Нептун» (новейший противокорабельний ракетный комплекс украинского производства, который недавно прошел испытания — прим. ред.) — будет вообще другой расклад сил.
— Его же уже опробовали? И успешно, кажется?
— Да, мы принимали участие в испытаниях. Само наличие этого комплекса будет огромным сдерживающим фактором.
— Правильно я понимаю, что сейчас наиболее угрожающей является высадка десанта на побережье?
— Я вам скажу как командир десантного корабля в прошлом. Это очень сложно. Я сомневаюсь, что у россиян сейчас достаточно сил в Азовском море, чтобы провести десантную операцию.
— Почему?
— Здесь география моря такая, физико-географические условия. Если будут большими кораблями высаживать — попадут в зону досягаемости артиллерии. А десантный корабль во время высадки — это мишень. Когда точки и районы пристреляны, это мишень. Состав артиллерии здесь мощный. Калибры у нас серьезные. Поэтому не так все просто. Я полгода отвечал именно за противодесантную оборону в этом регионе. Поверьте — силы есть, резервы есть, все есть. Можно работать.
Они пугаются, они отходят, они сворачивают
— Эксперты говорят, что в Азовском море сейчас пороховая бочка. Один выстрел — и начало эскалации. Чувствуется это напряжение?
— Все же, не один выстрел. Да обычная нормальная работа. Главное — не бояться. У нас война идет уже четыре года. Прямо здесь — недалеко от места, где мы разговариваем. Не надо бояться! Надо идти буром! И они пугаются, они отходят, они сворачивают.
— Что надо донести украинскому обществу, всем, кто будет читать этот материал, от вас, заместителя начальника штаба морского командования ВМС?
— Что все будет хорошо! Мы работаем. И не надо никаких лозунгов.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте

316

Похожие новости
09 декабря 2018, 17:20
08 декабря 2018, 02:00
17 декабря 2018, 15:40
07 декабря 2018, 17:40
14 декабря 2018, 12:00
16 декабря 2018, 11:40

Новости партнеров