Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Тяжёлый БТР: крайне сомнительная идея

О ненужности тяжёлых бронетранспортёров


При обсуждении тяжелых бронетранспортеров, таких, как израильский "Азхарит" или "Намер", обычно аргументация развивается в плоскости их нужности. Причем развивается в стиле, довольно агрессивном к оппонентам. Я же зайду с другой стороны и стану развивать аргументацию в противоположном направлении, в плоскости их ненужности.



Израильский "Намер". До чего же несуразная машина: огромная и высокая, со слабым вооружением и плохим обзором. Вокруг нее большая "мертвая зона", не просматривающаяся из приборов и не обстреливаемая из оружия. Коридор для десанта в корме так и просит, чтобы в него влепили кумулятивную гранату. Обратите внимание, что, хотя израильские солдаты чувствуют себя в безопасности, все равно поставили свой супербронетранспортер во что-то вроде окопчика.


Итак, несколько тезисов.

Первое. Насколько я вижу по публикациям и комментариям, сторонников ТБТР пленяет защищенность машины, которая оправдывает все остальные принадлежности, в частности большой вес. Мол, ТБТР может проехать под плотным огнем противника. Но тут нельзя не задать простого вопроса: если огонь противника такой сильный и мощный, то что там делать пехоте?

Опыт войны ведь достаточно наглядно показывает, что для успешных действий пехоты, нужно противника уничтожить, или, по крайней мере, подавить. Если даже не всех и каждого, то, как минимум, его основные огневые точки и его тяжелое вооружение. В рамках советской тактики эта задача выполнялась артподготовкой. Когда она проводилась качественно, то на долю пехоты оставалась меньшая часть боевой задачи, выполнимая для нее.

На мой взгляд, популярность ТБТР возникает в условиях упадка артиллерии, когда тяжелой машиной пытаются заменить явно недостаточную или вовсе отсутствующую артподготовку. Для Израиля, с его специфическим ТВД, это обстоятельство объясняется тем, что бои ведутся в густонаселенных районах, в которых артиллерию применять нельзя — кругом некомбатанты. Потому израильтяне, как правило, проводят точечные операции по штурму отдельно взятого дома, в котором засели боевики. К дому надо подъехать под огнем, в том числе РПГ и ПТУР, вплотную, чтобы осуществить успешную атаку. Эти своеобразные условия и создают потребности в ТБТР, определяя, в частности, их конструкцию.


"Намер" едет из Сектора Газа. Непросто найти фотографию, на которой этот ТБТР запечатлен не на полигоне, а в боевых условиях

Таким образом, если мы не воюем по израильской методике, в отсутствие городов с очень высокой плотностью населения и застройки, а также при отсутствии некомбатантов в районе боевых действий, то нам вместо ТБТР нужна хорошая артиллерия, а с непосредственной поддержкой пехоты в том же городском бою справятся и танки.

Второе. Подставляться под огонь противника и рассчитывать, что лоб и борта ТБТР его выдержат, с тактической точки зрения означает предоставление инициативы противнику. Мотопехота с ТБТР будет предпочитать один и тот же стиль ведения боя: движение вперед, на оборону противника, постреливая из бортового оружия, чтобы пехота, по достижении укреплений, могла выйти и зачистить их. В этой концепции неявно делается ставка на то, что противник будет слаб и малоинициативен, будет бояться стальных коробок, и при встрече с ними предпочтет отойти. На тот случай, если он решит пострелять, пехоту защитит танковая броня.

Это все замечательно, пока не попался противник злой, решительный и изобретательный. Без особого труда можно выработать тактические приемы против ТБТР. Например, противотанкисты с РПГ или ПТУР, прячутся в замаскированных окопах и укрытиях, и не открывают огня, пока бронетехника не окажется вблизи, на 70-80 метрах, лучше бортом или кормой к ним. Потом бьют с близкого расстояния, когда промах маловероятен и есть возможность прицелиться в уязвимые места, которые есть у любой бронетехники. Может быть дополнение к этой тактике — быстрое сближение и использование накладных зарядов для окончательного уничтожения поврежденной бронемашины. Могут использоваться управляемые фугасы, чтобы перебить гусеницу и обездвижить машину.


Немецкая магнитная противотанковая мина Hafthohlladung (HHL 3). Кроме такой конструкции могут быть еще, к примеру, мины-липучки.

Всякого рода радары, приборы ночного видения, ИК-камеры или тепловизоры несколько повышают возможности ТБТР, но вряд ли они помогут разглядеть спрятавшегося в специально отрытом и замаскированном окопе (который может иметь противотепловой щит), щели или даже норе из подземного тоннеля. Особенно в сильный дождь, туман или снег. Потому противник может выждать и ударить наверняка.


Или прием тактического драпа, когда противник при приближении ТБТР к своим позициям изображает поспешное отступление, а когда мотопехота вылезла и своих коробок за трофеями и пленными, по ним ударяют оставленные и замаскированные огневые точки. Против военной хитрости толстая броня — не особо хороший помощник.

Иными словами, мотопехота, посаженная в ТБТР, оказывается сильно ограниченной в разнообразии применяемых тактических приемов, что делает их действия весьма хорошо предсказуемыми. Противник без брони может разнообразить свою тактику и подловить ТБТР на неожиданном ходе. Отдача противнику инициативы, да еще на уровне тактической концепции — это очень плохое решение. По этой причине я вообще против всяких "хорошо защищенных" броневиков для пехоты. Они приучают пехоту к пассивности и упованию на то, что авось броня выдержит.

Третье. Поскольку в ТБТР, в отличие от БМП-1 и ее позднейших изводов, не предусматривается возможности ведения огня десантом из-под брони, то получается, что значительную часть боя мотопехота проведет пассивно, в качестве пассажиров. Когда говорят, о том, что ТБТР могут оказывать поддержку танкам на поле боя, это обстоятельство обычно забывают. Поддержку может оказать сам ТБТР, своими пушками и пулеметами, но не пехота, которая этой возможности лишена. Роль пехоты на поле боя сводится, по сути дела, к трофейной команде; когда противник бежал, не приняв боя с бронетехникой, мотопехота подберет то, что противник бросил при бегстве. Если так, если пехота задействуется только в шапочном разборе, когда вся работа уже сделана танками и экипажами самой ТБТР, то зачем она вообще нужна там? Трофейную команду можно прислать и позже.

Бой ведёт одна бронетехника?


Теоретически можно рассмотреть тактическую концепцию, когда бой ведет одна бронетехника: танки и танкообразные бронемашины с автоматическими скорострельными пушками и пулеметами. Но тогда для этой цели из всего творчества отечественных конструкторов лучше всего подходит Т-15 с модулем "Бумеранг-БМ" или АУ-220М. Десант из этой машины убрать, а освободившееся пространство использовать для дополнительного боекомплекта.


Т-15 может быть весьма хорош и без десанта внутри, но с увеличенным боекомплектом.

Вот этих трех обстоятельств: замены подавления противника артподготовкой защитой от него броней, отдача инициативы противнику на уровне тактической концепции, а также пассивного характера действий мотопехоты, фактически на уровне трофейной команды, вполне достаточно, чтобы считать идею ТБТР крайне сомнительной.

А теперь можно подискутировать.
Дмитрий Верхотуров

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

246

Похожие новости
16 июля 2019, 18:40
17 июля 2019, 05:20
15 июля 2019, 18:20
15 июля 2019, 07:40
16 июля 2019, 18:40
17 июля 2019, 05:20

Новости партнеров