Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Трудный путь бронетворчества

Проектирование и производство боевых бронированных машин является сложной задачей. Мир знает немало примеров нереализованных и закрывшихся программ, когда страны откусывают больше, чем могут проглотить. Многие страны стремятся производить свои собственные платформы, и здесь значительное преимущество может дать сотрудничество с известными поставщиками компонентов и услуг по проектированию и разработке, которые желают сотрудничать ради достижения общего успеха.


Хотя ОБТ Arjun индийской армии имеет множество недостатков, правительство продолжает настаивать на изготовлении второй партии



При проектировании боевых бронированных машин (ББМ) необходимо интегрировать многочисленные подсистемы от разных поставщиков, в частности, силовой блок (двигатель и трансмиссия), подвеску и ходовую часть (колесную или гусеничную), рулевое управление и тормоза, баллистическую защиту, вооружение, башню или дистанционно управляемый модуль вооружения, систему связи, систему управления огнем, прицельные/оптронные системы, эргономичные сиденья, систему защиты от ОМП, систему обогрева и кондиционирования, боеприпасы, системы самозащиты и ветронику.


С конца 90-х годов усилилась тенденция по замене гусеничных машин колесными, одним из наглядных примеров этого процесса является бронемашина Stryker американской армии. Впрочем, эта тенденция позже отчасти ослабела, поскольку военные признали превосходство более тяжелых гусеничных машин в защите и огневой мощи. Конечно, машины таких категорий, как например, БМП и ОБТ, находятся на вершине проектирования ББМ, но с другой стороны их разработка является чрезвычайно сложным процессом.

Создать хорошую машину непросто


В каждом проекте ББМ конструкторам приходится строить треугольник с тремя взаимозависимыми сторонами: огневая мощь, мобильность и защита. Это делает проектирование подобных платформ своего рода сложнейшей профессиональной задачей, которая к тому же базируется на быстро меняющихся исходных данных.

Можно было бы получить нечто похожее на ББМ, просто добавив стальные листы на шасси грузового автомобиля, но создание правильной платформы, соответствующей высочайшим стандартам, является совершенно другим делом. Например, разработка несущего шасси гораздо сложнее, чем разработка обычного шасси. Сварка броневой стали — это еще одно высочайшее искусство, специалисты, способные выполнять эту работу с высоким качеством не могут появиться по щелчку пальцев, в их подготовку нужно вложить немало сил и средств. Вот почему соглашения по передаче технологий, как правило, являются частью полного контракта на закупку, поскольку страны с развивающейся промышленностью стремятся овладеть этими компетенциями.

На мировом рынке в настоящее время доступно множество ББМ, в том числе и машины категории MRAP (с повышенной защитой от мин и самодельных взрывных устройств). Но, к сожалению, производство платформ MRAP выходит за рамки возможностей многих стран. Но есть и исключения, например, компания Panus Assembly собирается выйти на мировой рынок MRAP со своей платформой Phantom 380X-1. Эта машина массой 19 тонн уже эксплуатируется в таиландском Корпусе морской пехоты. Компания Chaiseri Metal and Rubber — еще один производитель машин MRAP в Таиланде — на сегодняшний день изготовила более 100 машин First Win 4x4, также Малайзия купила модифицированный вариант под обозначением AV4.


Компания Timoney помогла с разработкой австралийской защищенной машины Thales Bushmaster 4x4, которая прославилась на весь мир своей превосходной противопульной защитой


Впрочем, многие страны страстно желают развивать собственные независимые проекты, когда речь идет о ББМ, но не всегда желания совпадают с возможностями. Ярким примером того, как программы могут плохо работать, несмотря на усилия государства, является Индия со своим танком Arjun. С тех пор как программа началась в 70-х годах прошлого века, этот танк прошел через бесчисленное множество этапов разработки и испытаний. Тем не менее, на вооружение индийской армии на сегодняшний день было принято всего 124 этих танка.

После очередных декабрьских испытаний индийская армия приняла обновленный вариант танка и теперь хочет заказать 118 ОБТ Arjun Mk IA, производство которого скорее всего начнется до конца 2019 года. Новый вариант включает 14 основных изменений, среди которых автомат сопровождения целей, автоматическая трансмиссия и улучшенная подвеска. Впрочем, Mk IA до сих пор является лишь промежуточной моделью, поскольку модернизированный вариант Mk II будет готов к производству в только в 2021 или 2022 году.

Впрочем, прототип Mk II, в котором реализовано 72 доработки по сравнению с оригинальным танком Arjun, имеет слишком большую массу 68,6 тонны и поэтому необходимо ее снижение. Индийская армия потребовала доработать корпус и башню и добиться этого. Организация оборонных исследований и разработок неохотно согласилась уменьшить массу на 3 тонны, но в армия совсем не убеждены, что это принесет какой-то результат и улучшит тактическую мобильность танка.

По данным зарубежных поставщиков деталей, к сожалению, многие эксплуатирующиеся в войсках танки Arjun имели проблемы, связанные с недостатком запасных частей. Например, в 2016 году 75% танков Arjun выходили из строя из-за технических проблем. Это слегка забавная ситуация, так как для танка, задумывавшегося как целиком индийский проект, силами местной промышленности в конечном счете было изготовлено менее 30% его компонентов.

В настоящее время Индия также размышляет над двумя своими крупными программами по ББМ. Первая, проект по перспективной боеготовой машине Future Ready Combat Vehicle стоимостью $4,5 миллиарда с целью замены на ОБТ местной разработки. Вторая, проект стоимостью $2,8 миллиарда по перспективной БМП Future Infantry Combat Vehicle, которая должна заменить БМП-2.


Заказной сервис


Если страна без существующей инфраструктуры ББМ имеет непреодолимое желание, направленное на разработку своих собственных платформ, необходимо подумать о привлечении специализированной компании, предлагающей услуги по проектированию боевых машин.

Одним из таких известных поставщиков услуг является ирландская компания Timoney, занимающаяся системами подвески и трансмиссии. Представитель Timoney Саймон Уилкинс сказал по этому поводу:
«Системы подвески, в частности независимые подвески, представляют собой специфическую область, которая теперь ассоциируется с Timoney в связи с тем, что в начале 70-х годов мы создали технологию и с тех пор остаемся на передовой технологического развития».


Компания также занимается силовыми блоками, коробками передач, мостами, рулевым управлением, тормозными системами и шасси, анализом динамических характеристик транспортных средств, а также полной интеграцией подсистем машины. Уилкинс сказал, что Timoney может предложить законченный процесс проектирования или действовать в качестве субподрядчика, пояснив, что «нет утвержденной готовой схемы реализации проекта по разработке машин.

«Наборы компетенций наших заказчиков довольно сильно различаются, впрочем, как и цели каждой программы. Некоторые имеют четкое представление своего проекта, тогда как другие могут положиться на нас в разработке и развитии концепции, оттолкнувшись от очень ограниченного задания на проектирование».


«Мы способны правильно выстроить наше участие в программах заказчиков с целью соответствия их индивидуальным потребностям. В действительности это может варьироваться от предоставления услуг системного проектирования, когда мы создаем отдельную, довольно специфическую систему, до предоставления полного готового решения по разработке комплексной платформы, включая поставку прототипа изготовленного на нашем заводе в Ирландии»,

— продолжил Уилкинс.

Некоторые из известных проектов появились на чертежных досках компании Timoney, например, это австралийская машина Bushmaster, сингапурские гусеничная Bronco и колесная Теггех 8x8 и тайваньская Cloud Leopard 8x8. Уилкинс заметил: «Мы продолжаем работу с головными производителями во многих странах и за последние несколько лет мы поддержали такие компании, как например, Lockheed Martin, Hanwha Defense, Югоимпорт и РТ Pindad. У разных эксплуатантов на вооружении имеется более 4000 машин с нашими технологиями».

Очевидно, что передача технологий и лицензирование очень важны для бизнес-модели компании Timoney. Она занимается этим на пяти континентах, хотя, по словам Уилкинса,
«не все наши заказчики стремятся к этому и это отнюдь не основная часть проектов, в которых мы участвуем, но это, несомненно, остается активной частью нашего бизнеса и во многих случаях является основной причиной, почему заказчики приходят в Timoney».


Он пояснил:
«Каждый заказчик имеет свои собственные требования и характеристики, которые необходимо воплотить в проекте, будь то эксплуатационные требования, климатические или внешние факторы, бюджетные ограничения или компетенции местной промышленности. Это просто несколько влияющих факторов, которые конструктор должен принимать в расчет. Нет такого универсального подхода «один размер подходит всем», довольно часто наша роль заключается в изучении доступных вариантов с учетом требуемой пропорции возможности/стоимость и вполне нормально для нас выполнять работы при выдерживании очень жесткого графика».


По поводу экономической эффективности страны, создающей свою собственную новую ББМ, Уилкинс заметил следующее:
«Многие развивающиеся страны переходят от традиции покупки машин у известных заводов к созданию новой независимой модели, включающей локальное производство, владение технологиями и контроль над ними, создание рабочих мест и вклад в местную экономику. Это не простой переход, ведь успешная разработка новой машины представляет собой огромную и сложную техническую задачу. Известные производители как правило имеют многолетний опыт, на который могут опереться и этот разрыв в компетенциях чрезвычайно сложно ликвидировать».


Уилкинс также отметил:
«50-летний опыт компании Timoney позволяет предложить нашим заказчикам возможность значительного продвижения по кривой обучения за очень короткое время и исключить огромные технические риски из процесса разработки. Мы успешно выполняли программы разработки в развивающихся странах и продолжаем это делать. Мы считаем, что это несомненно низкозатратный подход, который предлагает широкий спектр преимуществ».



Несмотря на свой опыт, компания Hyundai Rotem испытывает серьезные проблемы с силовыми блоками местного производства для ОБТ К2, в связи с чем должна выбрать двигатель у немецких производителей


Лицензия на изготовление


Малазийская программа по изготовлению 257 бронемашин AV8 Gempita 8x8, базирующихся на машине Pars турецкой компании FNSS, наглядно показывает, как страна может приобрести собственные возможности за счет передачи технологий и лицензионного производства. Малайзия решила начать локальное производство модели AV8 на мощностях местной компании DefTech.

Впрочем, Малайзия заключила субподрядные договора с рядом уникальных поставщиков различных систем. Компания Thales и совместное предприятие Sapura Thales играют ключевую роль в программе Gempita, предоставляя для нее встроенные системы связи, ветронику и системы управления боем. Система камер кругового обзора и система обзора водителя также предоставляются компанией Thales — признанным специалистом в сфере оптоэлектроники. Для разведывательного варианта эта компания поставила свою оптико-электронную станцию Catherine и обзорную РЛС Squire, установленные на телескопической мачте.

Малайзия адаптировала под свои потребности также системы вооружения, выбрав ДУМВ и ПТУР ZT35 Ingwe из каталога южноафриканской компании Denel. Ракеты установлены на башню Denel ACT30, вооруженную 30-мм пушкой. Компания Denel поставила 177 модульных башен (все собраны в Малайзии) и системы вооружения для семи разных вариантов AV8. На машине AV8 Gempita установлены двигатель Deutz и трансмиссия ZF.

Хотя модель AV8 базируется на машине Pars, Малайзия имеет все права на интеллектуальную собственность для экспорта в другие страны. В связи с этим компания DefTech в 2017 году в Саудовской Аравии продемонстрировала вариант IFV25 в надежде на расширение продаж.

Вернемся в Таиланд. Институт оборонных технологий (DTI) разрабатывает бронетранспортер Black Widow Spider 8x8 для тайской армии, а также вариант плавающего БТР ААРС (Amphibious Armoured Personnel Carrier) для тайского Корпуса морской пехоты. На машина ААРС установлен двигатель Caterpillar C9, соединенный с автоматической трансмиссией Allison. Она также оснащена комплектом обеспечения плавучести, установленные по бортам корпуса поплавки позволяют плавать при высоте волн до 0,5 метра.

Еще одно отличие — удлиненный корпус между вторым и третьим колесом и дополнительное бронирование. Крыша корпуса усилена с тем, чтобы выдержать массу крыши и силы отката.

БТР ААРС массой 24 тонны был показан в 2017 году с необитаемой башней от компании ST Kinetics, вооруженной 30-мм пушкой и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом. Представитель института DTI сообщил, что ААРС на 90% унифицирован с машиной Black Widow Spider. Последняя оборудована необитаемой башней ST Kinetics, вооруженной 30-мм пушкой Mk44 Bush master II и спаренным 7,62-мм пулеметом.

Эта программа по машинам 8x8 четко иллюстрирует то, почему некоторые страны пытаются наладить производство своих собственных ББМ. Тайские военные имеют значительно число БТР М113, которым необходима замена и поэтому армия ищет экономичную машину, которая соответствовала бы этим намерениям. Несмотря на приобретение украинских БТР-3Е1 и китайских VN1, Таиланду необходима более дешевая машина стоимостью не более 3,6 миллиона долларов, которая сможет, как надеются в DTI, удовлетворить потребности военных. Впрочем, доведение этой машины до серийного производства — технически довольно сложный процесс и остается лишь гадать, будут ли инвестировать тайские военные в это тайское же решение.

Консалтинговая и инжиниринговая компания Ricardo была включена в список DTI в качестве партнера, тогда как сингапурская ST Engineering подтвердила, что будет работать в качестве технического консультанта и поставит компоненты в случае запроса DTI. Несмотря на то, что в документации DTI машина Black Widow Spider похожа на сингапурскую Теггех, компания настаивает на том, что эти проекты создавались независимо. По данным института более 60% компонентов машины Black Widow Spider будут тайского производства.

Британская компания Riccardo — это еще один специалист, который предлагает услуги по проектированию ББМ; в его портфолио есть машина Foxhound, эксплуатирующаяся в британской армии.

Вероятно, Сингапур имеет самые высокотехнологичные в Юго-Восточной Азии возможности по производству ББМ. После проведения работ по разработке машин Bronco и Теггех при содействии компании Timoney новейшей ББМ компании ST Kinetics является боевая машина следующего поколения массой 29 тонн, получившая обозначение Next-Generation Armoured Fighting Vehicle. Начало производства машины в варианте БМП, оборудованном ДУМВ Adder M30 от ST Engineering запланировано на этот год.

Впрочем, в марте появилось изображение варианта машины, оборудованного ДУМВ Rafael Samson 30 (доработанный вариант модуля Samson Mk II, устанавливаемого на БМП Bionix II), вооруженного 30-мм пушкой Mk44 Bushmaster II, спаренным с ней 7,62-мм пулеметом и пусковой установкой с двумя ракетами.

Совместная работа


Нередко тесное сотрудничество между головными предприятиями и поставщиками комплектующих имеет место быть, при этом образуются интересные союзы. Например, австралийская компания EOS разработала свою башню Т2000 в сотрудничестве с израильской Elbit Systems. Представитель EOS сообщил, что новое изделие «предназначено для зарубежных рынков и на данный момент поданы заявки на три тендера, один из которых — австралийская программа Land 400 Phase 3». Действительно, Т2000 был представлен на БМП южнокорейской Hanwha Defense AS21 Redback, предложенной для Австралии. Модуль Т2000 может быть вооружен 25-мм, 30-мм или 40-мм пушкой, а также двумя ракетами Rafael Spike LR2 в поднимающейся пусковой установке. Башня доступна в обитаемой или необитаемой конфигурации и может оснащаться системой активной защиты Iron Fist от IMI и системой обзора IronVision от Elbit Systems.

Хорошо известная в оборонной промышленности бельгийская компания CMI Defence поставляет свои башни и вооружение различным головным производителям бронетехники. Представитель компании сказал, что «башня Cockerill 3105 с 105-мм орудием, лидер на рынке, предназначена для сегмента легких/средних гусеничных и колесных машин. В настоящее время она производится серийно и устанавливается на средний танк Kaplan МТ от РТ Pindad и средний танк К21-105 от Hanwha Defense Systems. Башня Cockerill 3105 была выбрана корпорацией SAIC для программы американской армии по новой машине Mobile Protected Firepower».

Конечно же, имеется достаточно пространства для более тесного сотрудничества головных производителей ББМ. Например, в докладе научно-исследовательской корпорации RAND «Возможности европейского сотрудничества в сфере бронированных машин» говорится, что «...Существует значительная степень фрагментации холдингов бронемашин в Западной Европе. Примерно 37000 машин складываются из гусеничных машин 47 различных семейств и колесных машин более 35 различных семейств. Это способствует избыточности производственных мощностей в европейской оборонной промышленности относительно размера европейского рынка и ухудшает промышленную кооперацию, консолидацию и интеграцию цепочек поставок».

В докладе определено 18 производителей бронированных машин, из которых только 8 экспортируют продукцию в другие страны. Насыщенность рынка привела к такой знаковой консолидации, как например, слияние компаний KMW и Nexter в 2016 году. Головным производителям необходимо сосредоточиться на экспорте с целью сохранения доходности бизнеса.

В докладе RAND предполагается, что совместные модульные модернизации (например, новые двигатели и улучшенная защита) существующих бронемашин могут привести к снижению затрат на 52-59% для владельцев ББМ. Между тем, совместные закупки готовой продукции могут сэкономить покупателям 20-25%.

С другой стороны, совместная разработка новой платформы могла бы быть на 26-36% дешевле за счет экономии средств на
«начальной стоимости НИОКР, состоящих из разработки продвинутых технологий, проектирования и интеграции систем, начального производства прототипов, испытаний и оценки характеристик, а также стоимости производства, начиная с производства в небольшом количестве и заканчивая изготовлением финальной машины».



Компания Patria начала разработку и тестирование гибридных технологий более 10 лет назад


Зеленое будущее


Прогресс в гражданских гибридных автомобильных технологиях и недавние экологические директивы ЕС способствуют оживлению исследовательской деятельности в области альтернативной энергии. Новый совместный европейский исследовательский проект под названием HybriDT (Hybrid Drive Trains for Military Vehicles — гибридные приводы для военных машин) является примером смещения акцентов.

Многонациональные усилия


В настоящее время ведутся переговоры с компаниями по контракту HybriDT с перспективой его выдачи в 2019 году. Инициатива выдвинута рабочей группой по разработке наземных систем Европейского Оборонного Агентства (ЕОА).

В проекте продолжительностью один год будет оцениваться практичность использования гибридного движителя в военных наземных транспортных средствах с особым акцентом на гибридные приводы. Как пояснил представитель ЕОА, при его реализации, кроме того, будет проверен объем необходимых дополнительных разработок для устранения потенциальных технологических разрывов с учетом специфических требований военных. На проект Агентство зарезервировало порядка $1,1-2,2 миллиона.

Ожидается, что Германия станет во главе этого проекта, в котором примут участие Австрия, Финляндия, Франция, Италия, Нидерланды, Словения и Швеция. Впрочем, в ЕОА заявили, что для других стран сохраняется возможность присоединиться к программе на более поздних этапах.

Проект HybriDT является примером скорых и значительных перемен в движителях для военных машин. Представитель ЕОА пояснил, что «вооруженные силы должны включать гибридные и электромобильные аспекты в свои долгосрочные планы разработки военных машин».

Гражданское влияние


В Евросоюзе законодательство стимулирует развитие гибридных и электрических приводов в гражданской сфере, как следствие растет интерес к проектированию подобных приводов для военной техники.

В последние годы в Евросоюзе было издано множество документов в области охраны окружающей среды, нацеленных на снижение выбросов гражданских автомобилей, например, «Real Driving Emissions» и «World Harmonised Light Vehicle Test Procedure», выпущенные в 2017 году; также были приняты налоговые льготы для владельцев автомобилей с малотоксичными двигателями. Коммерческие компании, таким образом, отреагировали тем, что стали инвестировать больше в НИОКР по малотоксичным транспортным средствам, а технология гибридных приводов и электродвигателей в настоящее время стала вызывать интерес и в кругах военных.

Как пояснил представитель ЕОА, государства ЕС
«поняли, что гибридные технологии быстро развиваются в гражданском автомобилестроении и естественно будут оказывать влияние на военную технику».


Одной из таких стран является Словения. «Развитие технологий в гражданской автомобильной промышленности окажет огромное влияние на мобильность в военном секторе, во всех сферах эксплуатации — на земле, море и суше. Будущее долгосрочное развитие транспортных средств будет во многом учитывать процесс трансформации гражданской отрасли», — заявил представитель словенского министерства обороны.

Представитель финской компании Patria Land Systems пояснил:
«Были разработаны нормы по выбросам, это заставило гражданские компании обратить пристальное внимание на новые технологии. Компании тратят много средств на развитие этих технологий и оборонные структуры начинают обращать внимание на это, ища то, что может быть полезным в военной сфере».


Patria Land Systems является представителем Финляндии в совместном проекте ЕОА.

Движущая сила проектирования


Изменение экологического законодательства в ЕС также имеет целью повлиять на промышленность по выпуску военной техники напрямую.

Представитель голландского минобороны отметил, что, имея перед собой перспективу запрета производства дизельных двигателей в Европе в 2030-2040 годах, военные организации вынуждены изучать другие типы силовых установок, поскольку в наши дни дизельные двигатели пока является основой основ всей военной боевой и вспомогательной техники.

Представитель Patria добавил:
«Это смещение к гибридным решениям было вызвано политическими решениями. Но чтобы не происходило, вы должны быть впереди и использовать технологии будущего».


Технологии гибридного привода, которые компании надеются заимствовать из гражданской промышленности, меняются. «Доступно много различных технологий на гражданском рынке, но в действительности вопрос состоит в том, как военные хотят использовать эту гибридную технологию и это, конечно же, оказывает свое влияние».

Одной из определяющих характеристик любого проекта является сохранение возможностей машины.

«Нужно заметить, что потребности военных отличаются от гражданских потребностей, преимущества и недостатки располагаются в соответствии с приоритетом исходя из разных посылов, например, особый упор делается на внедорожную проходимость и обеспеченность технической поддержкой».


В любом перспективном проекте необходимо также принимать во внимание техническую поддержку на всем сроке эксплуатации, а также совершенно другие условия эксплуатации, в которых эти машины будут работать. Когда эти технологии станут обычными в военной сфере? Это будет зависеть от результатов проекта HybriDT.
Alex Alexeev

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

216

Похожие новости
18 ноября 2019, 07:00
15 ноября 2019, 18:40
16 ноября 2019, 14:00
17 ноября 2019, 06:20
15 ноября 2019, 18:40
17 ноября 2019, 06:20

Новости партнеров