Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Трамп в пустыне



Ближневосточная политика США все более дистанцирована от интересов союзников. Она ведет к сокращению их числа до минимума или оставляет администрацию Трампа в одиночестве.

Голосования в Совбезе ООН демонстрируют это, как было в ситуациях по Иерусалиму и иранскому досье. Американские дипломаты утверждают, что Вашингтон выражает мнение всего мира, на деле США не поддерживает даже ЕС, не говоря уже о Турции, Пакистане и многих странах арабского мира. Попытки критиковать или давить приводят к ужесточению сопротивления Вашингтону. Рассмотрим американскую ближневосточную политику и действия союзников США, опираясь на материалы Ю. Щегловина, подготовленные для ИБВ.


Блеск и нищета миллиардеров

Основные проблемы Саудовской Аравии – противостояние с Ираном, борьба элит за власть при передаче престола королем Салманом сыну и дефицит бюджета. При продвижении к решению последнего вопроса государственная нефтяная компания Saudi Aramco была преобразована в акционерное общество. Изменение юридического статуса связано с планами публичного размещения акций (IPO). Капитал Saudi Aramco оценивается в 16 миллиардов долларов или 200 миллиардов обыкновенных акций. Предполагается, что в правление войдут 11 человек. В январе 2016 года в Saudi Aramco заявили о намерениях выйти на фондовый рынок (первичное размещение пяти процентов акций, пакет оценивается в два триллиона долларов.). Утверждалось, что компания остановила выбор на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), однако это не подтвердилось. По данным агентства «Блумберг», выход Saudi Aramco на IPO может быть отложен до 2019 года.


Средства от приватизации компании в 2018-м бюджет КСА не пополнят, как, впрочем, и финансы, изъятые у оппонентов наследного принца М. бен Салмана. Несмотря на его слова о том, что конфисковано около 100 миллиардов долларов, в Минфине КСА об этих деньгах ничего не знают. При этом бюджет Саудовской Аравии на 2018 год предусматривает рекордную расходную часть. Около 20 процентов направят на военные нужды, будут увеличены траты на социальные программы. Возрастут налоги на рабочих и предпринимателей, последствия чего непредсказуемы. Расходы на оборону при отсутствии своего ВПК означают финансирование закупок вооружений без отдачи для ВВП.

Понятно, что в связи с планируемой передачей трона смягчается шок от предложенной наследным принцем программы экономических реформ, предполагающей снижение госсубсидий населению на воду и электричество, и укрепляется альянс с США как основа внешней политики. После двух лет экономии и бюджетного дефицита из-за падения мировых цен на нефть в 2014-м экономика КСА занимает 20-е место в мире по объему ВВП. Как и в 2017-м, план на 2018 год предусматривает высокие госрасходы – 978 миллиардов риалов (61 миллиард долларов). Оборона – основная статья бюджетных трат. КСА увеличивает средства на инфраструктурные проекты и на 86 процентов субсидирование коммунальных услуг населению. Усилия государства направлены на ликвидацию бюджетного дефицита к 2023 году.

В 2017-м властям Саудовской Аравии удалось сократить его до 230 миллиардов риалов (8,9 процента ВВП) по сравнению с 297 миллиардами риалов (12,8 процента ВВП) в 2016-м благодаря стабильности нефтяных цен после сделки ОПЕК и остальных добывающих стран. Королевство превысило показатель ненефтяного дохода на 30 процентов. Ожидается, что рост в этой сфере продолжится в 2018 году с прогнозируемыми ненефтяными доходами в 291 миллиард риалов. Размещение IPO Saudi Aramco станет еще одним средством, с помощью которого в КСА надеются увеличить ненефтяные доходы. Выручка от продажи предназначена для пополнения государственного инвестфонда, что позволит получать еще больше ненефтяных доходов, однако это может занять годы.

Главное, что будет определять прогресс в реализации программы реформ, – сохранение доверия населения к правительству. При этом поддержка М. бен Салмана значительной частью королевской семьи и связанной с ней элиты вызывает сомнения. Программы 2018 года включают 32 миллиарда риалов субсидий для компенсации новых налогов семьям с низким и средним уровнем дохода. Бюджет предусматривает увеличение трат на госпрограммы на 169 процентов. Большое внимание уделяется информированию населения о реформах, дабы не допустить волнений. Особое внимание обращается на то, как реагируют люди на резкий рост военных расходов по сравнению с социальными тратами. При этом программы финансирования участия КСА в йеменском конфликте и подконтрольных групп в Сирии засекречены. Эксперты говорят, что на это уйдет до четверти соответствующей статьи бюджета. Участие Саудовской Аравии в войне в Йемене становится все более непопулярным у населения КСА.

Страна будет стремиться удвоить ненефтяную выручку: объем доходов от налогов на нее должен возрасти с 97 миллиардов до 189 миллиардов риалов к 2020 году. При этом пятипроцентный НДС и новые акцизы взимаются уже в январе. Еще одним источником ненефтяных доходов должен стать налог на саудовские предприятия, использующие гастарбайтеров, который будет повышаться ежегодно. Помимо прочего, это попытка увеличить занятость саудовцев и снизить уровень безработицы с 12,6 до 10,6 процента к 2020 году. Но этот сбор может вызвать серьезное недовольство, если саудовский частный бизнес не сможет приспособиться к ситуации. В любом случае прогнозируется стагнация частного сектора из-за отсутствия достаточно подготовленных национальных кадров. Роль таких расходов в интересах ВПК США и по рекомендациям американских экспертов может стать критической.

Ставка на «революцию лотоса»



В США особое внимание уделяют развернувшейся в Египте предвыборной гонке. Как независимого кандидата они выделяют адвоката Х. Али, который находится под судебным преследованием из-за участия в протестах против передачи двух островов КСА. Ему грозит тюремный срок, из-за чего он не сможет участвовать в выборах. Отметим: президент А. Ф. ас-Сиси, свергнув режим «Братьев-мусульман», вернулся к схеме власти, которая в последние годы правления Х. Мубарака демонстрировала неспособность справляться с вызовами в экономической сфере. Ожидается, что он будет баллотироваться на второй срок, но пока не объявил об этом и несколько раз говорил о нежелании идти на выборы, спровоцировав брожение среди сторонников.

Х. Али – популярный у образованного населения АРЕ кандидат, который полагается властями неудобным для нынешнего президента соперником. Американцы считают: его шансы на участие в кампании ничтожны, но ожидают, что административное блокирование вызовет массовое недовольство и демонстрации, которые будут координироваться через социальные сети. Власти смогут локализовать эти явления, что вызовет недовольство политикой ас-Сиси, кампанию протеста через НПО и соцсети, саботаж и забастовки. При этом американцы полагают, что Али смог заручиться поддержкой значительной части египетского общества, в том числе духовенства и старой гвардии Мубарака.

Таким образом, американские аналитики, связанные с республиканским крылом элиты США, не рассматривают режим в Каире союзным и снова ставят на «цветную революцию». Это расходится с публичной концепцией Вашингтона о реанимации оси Иерусалим – Каир – Эр-Рияд и полностью противоречит видению Израиля, где полагают нынешний режим оптимальным для сохранения стабильности в регионе. В Вашингтоне явно раздражены попытками египетского президента балансировать между США и РФ, его усилиями на палестинском направлении и не без саудовского влияния не верят в него как в лидера, способного нейтрализовать «Братьев-мусульман». Что для укрепления российско-египетских отношений так же полезно, как и для ослабления египетско-американских.

ИЯП не повод для Майдана

Оценки причин и характера волнений в Иране, с точки зрения Госдепартамента США, еще раз доказывают: американцы с трудом осознают причины кризисов в Сирии и ИРИ. Ошибки в анализе поводов для возникновения коллапса в регионе не позволяют им вырабатывать оптимальные алгоритмы реагирования. Так, в Сирии Вашингтону было важно свергнуть президента Асада, а последствия не учитывались, это привело к исламизации и радикализации движения сопротивления в САР и Ираке, поставив мир на грань войны цивилизаций. Численность исламской суннитской диаспоры в ЕС и создание победоносного «справедливого государства» в виде ИГ (запрещенного в РФ) взорвали бы ЕС (и не только его), что удалось предотвратить только благодаря действиям России в САР.

В Иране идет борьба в шиитской элите. Цена вопроса – сохранение позиций групп в национальной экономике на фоне реализации соглашения об иранской ядерной программе (ИЯП). Что до попыток обструкции в ходе демонстраций верховного лидера ИРИ, отметим: ряд радикальных консерваторов из молодого поколения, вышедших из КСИР, давно находятся в скрытом противостоянии с рахбаром. Достаточно вспомнить историю противоречий между главным ставленником этой группы М. Ахмадинежадом и аятоллой А. Хаменеи. Лозунги Ахмадинежада при его избрании президентом аналогичны за исключением отрицания важности участия Ирана в сирийском конфликте и реализации программы экспорта исламской революции нынешним призывам протестующих. Этому конфликту не один год.

Антитурецкий гамбит

Процесс над бывшим зампредседателя Halkbank Х. Атиллой нанес ущерб отношениям с Анкарой. 3 января жюри присяжных федерального суда Манхэттена признало Атиллу виновным в том, что он оказывал помощь в переводе средств, полученных Ираном от продажи нефти и газа. Ранее ирано-турецкий предприниматель Р. Зарраб, проходивший по этому же делу, раскрыл следствию схему доставки в Иран денежных средств через незаконную продажу золота в Дубай и признал себя виновным в нарушении санкций против Ирана. Особый смысл этому событию придает то, что Вашингтон продолжает сознательное обострение отношений с Анкарой, оказывая давление на президента Р. Эрдогана (члены его семьи и представители ближнего круга тесно завязаны на дело банкира Атиллы).

Если в результате расследования заочные вердикты будут вынесены в их адрес или на них наложат санкции, можно считать, что о восстановлении американо-турецких отношений в масштабах, которые начнут угрожать интересам Москвы в САР, можно забыть. Залог этого – позиция Эрдогана, который не сможет переступить через это без потери лица. В Белом доме не понимают, что для турецкого руководства существуют моменты (курдское досье, тема Ф. Гюлена), которые оно не может игнорировать даже в угоду экономике. Причем такой шаг с заведомо негативными для двусторонних отношений последствиями Вашингтон делает на фоне очевидных попыток Анкары наладить с ним контакты по Сирии, о чем Эрдоган заявил 30 декабря.

США разрушают турецкий вариант противодействия российскому влиянию. Что важно с учетом обстрела авиабазы «Хмеймим», заявлений Анкары о несогласии с российскими планами выхода из сирийского кризиса и снижения боевого потенциала просаудовской «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе. Антитурецкий уклон США осложняет и тенденцию к укреплению в САР альянса Эр-Рияда и Анкары. Последняя теряет маневр в противостоянии России и Ирану в Сирии, лишаясь шансов разыгрывать там карту альянса с США. Турки будут вынуждены пойти на компромисс с РФ, особенно если простимулировать их воздушными ударами по отрядам протурецкой ССА.

Недовольный Пакистаном и Палестиной

Трамп, недовольный тем, как Исламабад противодействует экстремистским группировкам, высказал мнение, что США в течение многих лет зря оказывали ему финансовую помощь, ибо ее должно заработать. На фоне этих выпадов для выработки адекватных ответов в Пакистане созвали Совет национальной безопасности. На нем отметили солидарную позицию гражданского и военного общества поступающим из Вашингтона вызовам. После заседания опубликовано заявление, в котором говорилось о жертвах Пакистана в борьбе с терроризмом и была выражена тревога по поводу заявлений Трампа. Говоря попросту, политика Пакистана на афганском направлении никаких изменений не претерпит. При этом руководители американского разведсообщества доложили президенту США, что «без сотрудничества с Исламабадом... никакого прогресса в деле внутриафганского урегулирования достигнуть не получится». Отмечается, что политика Вашингтона «самым негативным образом отразится на бесперебойном канале материально-технической поддержки американского контингента и снабжения местного силового блока». Прогнозируется «активное сближение Исламабада с Москвой и Пекином». Добавим: и с Тегераном.

Примерно таких же результатов действующая американская администрация добилась и на палестинском направлении. Рамалла не поддастся на шантаж президента США, предложившего прекратить оказывать финансовую помощь за нежелание вести переговоры с Израилем о мире. Об этом, как сообщает «Франс Пресс», заявила член исполкома ООП Х. Ашрауи.

Вашингтон явно не отдает себе отчета в том, что при прекращении финансирования международных проектов или союзников он в геометрической прогрессии теряет рычаги влияния на процессы. Иных механизмов поддержания веса у США нет, так как гарантии безопасности после событий «арабской весны», в ходе которой Вашингтон сдавал региональных партнеров, девальвированы.

Исламабад найдет финансовую поддержку в КНР и КСА, а ПНА будет объектом конкуренции ОАЭ, Турции и Катара, интересы которых далеки от американских.

Иран как яблоко раздора

Заседание Совбеза ООН по поводу волнений в Иране выявило серьезные разногласия между Соединенными Штатами и остальными участниками. Спецпредставитель США пыталась создать иллюзию того, что Вашингтон выражает мнение всего мира, но американцы столкнулись с холодной реакцией на свои инициативы не только Секретариата ООН, Москвы и Пекина, но и европейских союзников. Хотя ряд малых стран ЕС встал на сторону хозяев, реакция основных европейских столиц была очевидной, что говорит о растущем кризисе в отношениях Вашингтона и Брюсселя.

Политические изменения в Иране должны стать результатом работы народа этой страны, а не воздействия извне, сказал в пятницу постоянный представитель Франции при ООН Ф. Делаттр, выступая на заседании Совбеза, посвященном акциям протеста в Исламской Республике. Он отметил, что сложившаяся в Иране ситуация не представляет угрозы международной безопасности, хотя протесты и вызывают обеспокоенность, намекнув на деструктивную роль в этом Вашингтона и Эр-Рияда.

С открыто выраженной позицией Парижа солидарны Берлин и Рим. Мир стал многополярным, а текущая американская политика вызывает скепсис у европейцев, хотя говорить об отрыве ЕС от США в сфере обороны пока рано. При акцентировании внешнего курса Вашингтона исключительно на внутренние интересы процесс обособления ЕС станет набирать обороты. Это неизбежно приведет к ревизии основ нынешней финансовой системы. Администрация Трампа продемонстрировала крайнее нежелание делиться с союзниками по НАТО, вытеснив французские оборонные компании с саудовского рынка, что сильно испортило отношения Парижа и Эр-Рияда.

Соотношение сил в СБ ООН исключает сценарии силового воздействия США на Иран. При таком отношении европейских союзников и поддержке Тегерана Москвой и Пекином Вашингтон просто не рискнет пойти на это. Американцы всегда старались избегать изоляции при принятии решений о проведении силовых операций, им необходима хотя бы формальная поддержка союзников. В случае с Ираном ее нет. И если пропагандистскую атаку США в Совбезе рассматривать как зондаж позиции европейцев на этот счет, он дал неутешительные результаты. Причем в Белом доме не учитывают негативные последствия провальных зондирований такого рода для репутации. Внешнеполитические инициативы Вашингтона наносят США как единственному глобальному центру силы безусловный ущерб. Очередной провал американской дипломатии будет иметь очевидные последствия и для более важной задачи – пересмотра соглашения об ИЯП или ее жесткой привязки к иранской ракетной программе.

Обсуждение в ООН ситуации в ИРИ продемонстрировало категоричное нежелание ЕС участвовать в такой ревизии. Более того, европейцы дали понять Вашингтону, что сделку по ИЯП следует безусловно соблюдать. В этой связи американские дипломаты пытаются совместить несовместимое: выполнить обещания президента Трампа, угодить американским законодателям и остаться участником процесса переговоров с Ираном.

Вашингтон боится оказаться в изоляции, но при этом хочет продемонстрировать политическое доминирование. Сомнительная тактика, поскольку рычаги влияния ограниченны. США не могут объявить санкции всем – это будет означать отход ведущих экономических игроков от основного принципа мировой финансовой системы: привязки к доллару. ЕС, Россия, КНР и Индия усилия по проникновению на иранский рынок не прекратят. И США останется это только констатировать...
Автор: Евгений Сатановский

Подпишитесь на нас Вконтакте

196

Похожие новости
09 сентября 2018, 08:00
15 сентября 2018, 07:00
02 сентября 2018, 08:20
31 августа 2018, 06:40
10 сентября 2018, 08:40
21 сентября 2018, 08:40

Новости партнеров