Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

TNI: военно-морские силы России, США и КНР

По мере того как глобальная экономика продолжает движение в направлении медленно формирующегося провала «с китайскими особенностями», мы, аналитики в области национальной безопасности, должны быть достаточно корректны, чтобы оставить область экономического прогнозирования настоящим экономистам. Это справедливо. Тем не менее, имеет смысл взять короткую паузу и рассмотреть шумиху о том, что «конкуренция великих держав» якобы значительно ослабила глобальную экономическую систему в последние годы.
Может быть, «разрыв связей» с Китаем и маниакальные игры с пошлинами вызвали уверенность у бизнесменов и заставили их агрессивно инвестировать средства в новые предприятия и производственные линии? А что тогда сказать о фермерах, обрабатывающих землю? Если Америка постоянно называет Китай «противником», то удивит ли тогда кого-то, что китайцы не слишком ответственно относятся к срочным поставкам медицинского оборудования, необходимого для борьбы с коронавирусом?
Удивление может вызвать также более значительное воздействие всего комплекса санкций против России, которая является лишь одной из стран, которые часто оказываются в перекрестье санкционного прицела Конгресса США. А кто-нибудь подумал о том, что попытка отделить Россию, шестую экономику в мире, от Германии, пятой экономики (если судить о ВВП этих стран на основании данных ЦРУ), пройдет безболезненно? Адам Смит был бы возмущен «плодами» конкуренции великих держав, в том числе грубыми и неуклюжими попытками «отцепиться» от Китая, а также последними наносящими ущерб попытками изолировать Россию от Европы. И нам тоже стоило возмутиться по этому поводу. Может быть, одним из способов выхода из экономического штопора, в котором мы все чаще оказываемся, мог бы стать такой вариант — вновь полюбить торговлю и глобализацию? Да, подобный подход должен включать в себя Россию и Китай, которые представляют собой огромные и критически важные рынки для всей Евразии, и это очевидный факт. Но хватит рассуждать об экономике, об этой «мрачной науке». Давайте вернемся в нашу «рулевую рубку» к таким более серьезным предметам как оборона и национальная безопасность.
Российский веб-сайт Flot.ru, посвященный вопросам военно-морского флота, еще в феврале опубликовал «ежегодный рейтинг боевых возможностей ВМФ» (курсивом выделены фразы, приводимые автором на русском языке — прим. перев.), и его выводы оказались немного шокирующими. Американские аналитики должны обращать внимание на подобного рода оценки не только потому, что считают Кремль главным потенциальным противником, но и в связи с тем, что эти оценки, как представляется, основаны на довольно серьезной научной методологии. Выводы этой команды российских военно-морских аналитиков представляют интерес по трем причинам: они говорят о будущем российского Военно-морского флота, дают оценку современного состояния Военно-морских сил США, а также оценивают усиление военно-морской мощи Китая. Давайте по очереди рассмотрим эти вопросы, а начнем с явно проблемного состояния российского Военно-морского флота, который все еще продолжает страдать от крупной аварии с человеческими жертвами в ходе испытаний специальной атомной подводной лодки «Лошарик» в июле 2019 года.
Авторы этого исследования действуют смело и пытаются придать позитивный «импульс» своей оценке. В самом названии этой публикации говорится, что по количеству кораблей российский Военно-морской флот «почти равен Военно-морским силам США». Более того, рейтинг по боевым возможностям в сравнении с Военно-морскими силами США, как подчеркивается в этом исследовании, улучшился в 2018 году, однако некоторые показатели вызывают озабоченность у кремлевских аналитиков, и скрыть это у них не получается. Согласно приведенным данным, боевая мощь российского Военно-морского флота, по данным на 2019 год, составляет менее половины (49%) боевой мощи Военно-морских сил США.
Авторы исследования жалуются на то, что «этот год не стал для российского ВМФ прорывным». Строительство фрегатов, корветов и десантных кораблей было отложено. Как было отложено и строительство усовершенствованного варианта ударной атомной подводной лодки класса «Ясень», а также стратегической подводной лодки класса «Борей». Согласно приведенным данным, российские верфи смогли передать Военно-морскому флоту одну дизельную подводную лодку, один тральщик, а также несколько корветов и ракетных катеров. Полезно рассмотреть указанные 49% боевых возможностей во временной перспективе. Согласно этому рейтингу, самый низкий уровень в 42% был отмечен в 2012 году, и, скорее всего, причиной этого, в основном, было старение боевых систем кораблей, построенных еще в советское время, это очевидно. Действительно, эти данные можно сравнить с самым высоким показателем из числа приведенных — 65% в 2007 году. Однако целая серия неудач, в том числе крупный пожар на борту единственного российского авианосца, свидетельствуют о том, что российский Военно-морской флот не справляется с амбициозными планами руководства страны. Однако, несмотря на очевидные трудности, все-таки следует сказать, что сталкивающийся с проблемами российский ВМФ, тем не менее, обладает существенной мощью, а сегодня он проводит испытания самой современной в мире противокорабельной крылатой ракеты «Циркон».
А как российские военно-морские эксперты оценивают нынешнее состояние военно-морских сил США? Возможно, в их оценках отражается мрачный характер российско-американских отношений, и поэтому особой мягкостью они не отличаются. Российские эксперты признают, что в настоящее время по количественным показателям военно-морская мощь Вашингтона примерно в два разы превышает военно-морскую мощь Москвы, однако указывают, что сдаточная программа американских кораблестроителей «потеряла прежний резвый темп». Они отмечают поставку в 2019 году всего одного эсминца класса «Арли Берк» и одной субмарины класса «Вирджиния». Справедливо говорится и о том, что Военно-морские силы США действительно получили шесть кораблей прибрежной зоны, однако тон их оценки становится в данном случае пренебрежительным: «…но для результатов рейтинга они не имеют такого значения, поскольку их весовой коэффициент» минимален. Наконец, российские аналитики указывают на существующие проблемы в системе ремонта крупных американских кораблей, подчеркивая, что три американских авианосца уже в течение долгого времени находятся в доках, и нет оснований полагать, что проблемы будут решены в ближайшее время.
Однако определенный вывод, сделанный ближе к концу опубликованного анализа, весьма поразителен. Вот что пишут российские эксперты: «если взглянуть на китайские показатели, то достижения отечественного ВМФ покажутся довольно скромными». Затем они отмечают, что китайский Военно-морской флот по общему количеству боевых кораблей уже превосходит как Военно-морские силы США, так и Военно-морской флот России. Они приходят к весьма шокирующему выводу: «По уровню боевой мощи флот КНР практически сравнялся с американскими Военно-морскими силами». Никаких дальнейших объяснений в этой статье нет, однако приведенные в таблице данные показывают, что боевые возможности китайского Военно-морского флота в настоящее время составляют 93% от боевых возможностей Военно-морских сил США. Тот факт, что российские аналитики не злорадствуют и не принижают значение количественных данных, а, скорее, приводят их сухо и по-деловому, свидетельствует, что это может быть важным выводом. На самом деле можно предположить, что российские военные аналитики могут преувеличивать военную мощь своей страны, однако в этой публикации подобный подход, судя по всему, не наблюдается.
Хотя большой новостью в этой статье является меняющееся соотношение баланса военно-морских сил Соединенных Штатов и Китая, в ней содержится также надежда на дальнейшее развитие российского Военно-морского флота. Скорее всего, в 2020 году будут заложены два больших десантных корабля, которые Кремль уже давно хочет получить. Однако это вряд ли свидетельствует о какой-то новой угрозе для соседних стран-членов НАТО. Не следует забывать, что оборонный бюджет расхваливаемого западного альянса почти в 20 раз превосходит оборонный бюджет России. И в этих данных еще не учитывается недавний обвал цен на нефть.
Поскольку президентство Джо Байдена становится все более вероятным, в ближайшем будущем мир может стать свидетелем продолжения «новой холодной войны» или даже ускорения этого процесса. Объявление о том, что Владимир Путин может править Россией до 2030 года и даже после этого срока, только добавляет горючее в разгоревшийся пожар. Но следует ли это делать? Должно ли будущее мира зависеть от судьбы Донбасса и Идлиба? Разве интересы американской внешней политики, действительно, зависят от нового руководства в России? Если русские не чувствуют себя в безопасности и хотят сохранить свое нынешнее лидерство ради стабильности, то должно ли это негативным образом отражаться на интересах Соединенных Штатов?
Нет, следующий президент Соединенных Штатов должен вместо этого сделать объективную оценку и прийти к выводу о том, что Россия сталкивается со слишком большим количеством внутренних проблем, поэтому не может представлять собой реальную проблему. На самом деле, самой большой исходящей от России угрозой интересам Соединенных Штатов вполне может стать серьезный кризис внутри России и его последствия — будь то «бесконтрольные ядерные заряды», русский национализм на стероидах или тотальный экономический обвал. Поэтому фокус внимания следующего президента Соединенных Штатов должен быть сосредоточен не на том, чтобы загнать злого медведя еще дальше в угол, а, скорее, на разумных действиях в области контроля над вооружениями, управления кризисными ситуациями, а также на возрождении глобальной экономики с помощью новых и динамичных торговых связей.
Чтобы вновь обнаружить все достоинства глобализации, подобного рода своевременное возвращение к торговле должно включать в себя расширение новых связей с теми странами, которые в течение долгого времени считались враждебными, и таким образом реализовать огромный новый рыночный потенциал, особенно в отношениях с Россией. Подобного рода шаги смогут не только поддержать по понятным причинам опасающихся, но обладающих большими возможностями американских предпринимателей. Одновременно они подготовят искусный, эффективный и поэтому жизнеспособный путь для того, чтобы частично сбалансировать весьма очевидную новую мощь Китая.
Лайл Голдстайн — профессор-исследователь Института по изучению Военно-морского флота Китая (China Maritime Studies Institute) при Военно-морском колледже в Ньюпорте. Он также сотрудничает с новым Институтом по изучению Военно-морского флота России (Russia Maritime Studies Institute) при Военно-морском колледже; владеет китайским и русским языками.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

208

Похожие новости
05 июня 2020, 01:40
01 июня 2020, 00:40
03 июня 2020, 08:00
04 июня 2020, 01:00
01 июня 2020, 00:40
03 июня 2020, 09:40

Новости партнеров