Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

The National Interest: СССР оказался не по зубам нацистской Германии, недооценившей силы советского государства

Вот что вам нужно помнить: роковой ошибкой Германии было непонимание силы Советского государства, а также растущего качества советской военной техники. Те предубеждения, которые лежали в основе германской стратегии и аргументы, которыми лидеры Германии оправдывали войну в глазах немецкой публики, сделали невозможным принятие в Рейхе единой стратегии против России, которая могла бы успешно сработать.
Даже по меркам Второй мировой войны Восточный фронт выделяется как «котел» ужаса. За четыре года войны миллионы солдат и мирных жителей погибли, когда нацистская Германия и Советский Союз безжалостно уничтожали друг друга в этой кровопролитной войне. Хотя немцы нанесли серьезный урон русским в 1941 и 1942 годах, в конце 1942 года в Сталинградской битве Красная армия перешла в наступление и в течение последующих трех лет медленно превратила немецкий Вермахт в пыль.
В последнее время в историографии вопрос «как Советы выжили в той войне?» стал меняться на вопрос «как немцы продержались так долго?» Огромные преимущества СССР в живой силе и ресурсах в сочетании с опустошением, нанесенным Германии комбинированными бомбовыми ударами западных союзников, сделали перспективы победы Германии накануне агрессии против СССР чрезвычайно призрачными. И все же немцы вступили в эту войну с большим оптимизмом, и многие в то время верили в то, что вермахт находится едва ли не на волосок от нанесения окончательного поражения СССР. Почему немцы не могли выиграть ту войну?
Время нападения
У агрессоров обычно есть преимущество в выборе момента для атаки, и они могут рассчитать этот момент по точкам наибольшего превосходства над противником. В современной войне это часто совпадает с циклами технологического развития и производства. Вообще говоря, с технологической точки зрения немцы спланировали свое нападение на СССР довольно мудро, поскольку Советы начали перевооружаться только с середины 1930-х годов и, таким образом, имели гораздо более устаревшие вооружения по сравнению с немцами. Более того, Советы находились еще в начале крупной модернизации вооруженных сил, которая обеспечила бы Красную Армию новыми танками, самолетами и другим оружием.
Конечно, немцы тоже модернизировались. Танки Panther, Tiger I и Tiger II поступили на вооружение Германии после начала осуществления плана «Барбаросса», как и истребитель Fw 190 и некоторое другое современное образцы вооружения. Но, как утверждал Дэвид Гланц, темпы модернизации были выше у Советского Союза, который быстро продвигал внедрял технику в Красной Армии. Пик германского технологического преимущества Германии над СССР пришелся на 1940 год, а к моменту начала войны технологический баланс уже начал сдвигаться в сторону Советского Союза
Оперативные решения
Могли ли немцы в 1941 и 1942 годах принять другие оперативные решения, которые сделали бы возможной их победу? Историки иногда указывают на ошибочность решения немецкого руководства 1941 года приостановить наступление на Москву в пользу борьбы с советскими войсками на Украине и решения 1942 года о нанесении основного удар на юге, а опять же не по Москве. Во многом война — это фактор удачи, и невозможно предугадать, как эти решения могли повлиять на исход войны. Но одно ясно: как утверждали Дэвид Гланц и другие крупные историки, советская военная и политическая мощь имела широкую территориальную базу и не зависела полностью только от контроля над Москвой.
В конце лета 1941 года вермахт переключил свое внимание с наступления на Москву на то, чтобы вместо этого расправиться с сотнями тысяч советских войск в районе Киева. Немцы одержали здесь победу ценой существенной задержки московской операции. Точно так же в 1942 году вермахт предпринял наступление на юге (в конечном итоге под Сталинградом) вместо того, чтобы атаковать советские позиции в окрестностях Москвы. Правильно ли это было сделано? Ведь изначально немцы утверждали, что падение Москвы привело бы к краху Советского государства. Однако на самом деле таких свидетельств немного. Советы были готовы сражаться за Москву, но Красная Армия также имела планы продолжить активную борьбу с немцами и в случае падения советской столицы.
Так что сегодня трудно утверждать, что если бы Германия изменила свои тогдашние оперативные планы и сосредоточила бы все свои силы на Москве, она достигла бы конечной победы.
Национальный вопрос
Во время одной из своих редких пресс-конференций в середине войны японские дипломаты скептически оценили способность Германии победить Советский Союз и предложили нацистскому правительству немедленно объявить независимость таких стран, как Эстония, Латвия, Литва и Украина для того, чтобы получить дополнительную поддержку антисоветского крестового похода. Находившиеся под гнетом Советского Союза национальности ненавидели большевиков и русских, и во время войны многие их представители воевали на стороне немцев, даже не получая обещаний независимости. Как утверждает Сэмюэл Ньюленд, война, оформленная как антибольшевистский крестовый поход, могла вызывать значительную поддержку даже среди этнических русских.
К несчастью для немцев, характер самого нацистского режима не позволил всерьез задуматься о таких усилиях. Нацисты объясняли свои первоначальные завоевания на востоке только достоинствами своей военной машины, что не оставляло никаких особенных возможностей для маневров с идеями «освобождения» русских, украинцев и вообще кого-либо еще. Нацисты также построили экономику Германии на такой эксплуатации рабского труда на востоке, что она граничила с практическим вымиранием этих рабов от голода. Возможно, другое немецкое правительство, и могло бы строить войну на Востоке по-другому, но нацисты просто не могли себе представить какое-то «освобождение» более низких, с их точки зрения, рас.
Крах СССР
Совершенно иррациональным образом немцы были уверены в том, что их сокрушительные удары по СССР приведут к довольно быстрому краху советской империи. Они помнили о том, что хотя три года Первой мировой войны Россия воевала преимущественно на чужой территории, внутренние социальные катаклизмы в ней привели к революции. К концу 1917 года царская Россия полностью вышла из Первой мировой войны.
В нацистской Германии верили, что большевистский режим в СССР крайне непопулярен, что его связи с народом уступают даже связям с ним царского режима, что большевики особенно ненавидимы не русским населением, и что это может привести к гораздо более сильным социальным потрясениям, чем Первая мировая война.
В принципе, в своих представлениях немцы были правы. Однако советское государство сумело выстроить для себя прочный политический и социальный фундамент, хотя часто и с помощью террора. Чистки, опустошившие Красную Армию и другие советские институты, все же сделали их политически надежными для Сталина, уменьшив шансы на переворот. Жесткий контроль над большинством социальных институтов страны мешал хоть кому-либо предложить альтернативу правлению Коммунистической партии Советского Союза. Это, в сочетании с абсолютным варварством немецких захватчиков, привело к тому, что многие русские не видели для себя никакой альтернативы, кроме как продолжать сражаться с нацистами. Советский режим оказался гораздо более сплоченным, чем царский, и гораздо менее склонным терпеть инакомыслие.
Мир
Во время войны периодически всплывали какие-то фантомные вопросы «сепаратного мира» между Германией и Советским Союзом, несмотря на ужасные потери, которые каждая сторона нанесла друг другу. По некоторым сообщениям, в первые дни после немецкого вторжения Сталин рассматривал вопрос о серьезном пересмотре границ в пользу немцев, хотя в тот момент те не проявили к этому особого интереса. Позже в войне японцы предпринимали попытки выступить в качестве «посредников» в германско-советском мире, но немцы, и в особенности сам Гитлер не пожелали отказаться от своего «крестового похода».
Даже если бы они могли достичь какого-то соглашения, ни Германия, ни СССР не могли бы рассматривать прекращение огня как нечто иное, чем временное решение. Немецкие войска продолжали владеть советской территорией на протяжении большей части войны, и у Сталина сформировалось четкое представление о природе немецкого режима. Со своей стороны, немцы понимали, что любая пауза, вероятно, пойдет на пользу Советам в долгосрочной перспективе, и что им необходимо бороться с растущей мощью западных союзников. Трудно представить, что мог бы возникнуть какой бы то ни было мирный договор без смены режимов в Германии или СССР.
Япония
Планируя войну, немцы надеялись, но не обязательно ожидали, что Япония нападет на Советский Союз в Сибири. Япония и СССР вступили в краткую, но острую схватку на Халхин-Голе в 1939 году, когда Красная Армия нанесла Квантунской армии кровавое поражение. Немцы вполне разумно могли рассчитывать на желание Японии отомстить Советам и попутно захватить советские нефтяные ресурсы на Дальнем Востоке. Однако Япония предпочла подписать с СССР пакт о ненападении в ожидании гораздо более широкой войны с западными державами в Тихом океане.
Если бы японцы вместо этого решили сосредоточить свое внимание на Северной Азии, они вполне могли бы добиться значительного краткосрочного и среднесрочного успеха. Однако Сибирь огромна, и советское руководство правильно решило, что европейские части СССР были гораздо более важны для жизнеспособности советского государства, чем азиатские. И какими бы впечатляющими ни были японские успехи в продвижении императорской армии в Южную Азию, они не послужили достаточным основанием для того, чтобы СССР отвлекся от своей смертельной борьбы с Германией.
Выводы
Роковой ошибкой нацистской Германии в войне с СССР явилась недооценка немцами силы Советского государства, а также растущего качества советской военной техники. Те предубеждения, которые лежали в основе германской стратегии и аргументы, которыми лидеры Германии оправдывали войну в глазах немецкой публики, сделали невозможным принятие в Рейхе единой стратегии против России, которая могла бы успешно сработать.
Для Германии «выбить» СССР из войны так же, как она вывела из войны Францию, оказалось совершенно невозможным с учетом еще и географических реалий. Кроме всего прочего, к концу 1941 года Германия столкнулась еще и с коалицией западных союзников, которая быстро подорвала ее способность вести тотальную войну на Востоке.
______________________________________________________________________________
Роберт Фарли — старший преподаватель Школы дипломатии и международной торговли Паттерсона Университета Кентукки (США).

Подпишитесь на нас Вконтакте

495

Похожие новости
17 октября 2021, 23:00
19 октября 2021, 13:00
20 октября 2021, 08:00
18 октября 2021, 01:00
23 октября 2021, 02:20
21 октября 2021, 18:20

Новости партнеров