Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

The National Interest (США): судьба китайско-российского альянса

Фото из открытых источников
Основанные на сотрудничестве отношения между Москвой и Пекином уже два раза вызывали значительные сдвиги в военном балансе Азиатско-Тихоокеанского региона. Автор задается вопросом, не произойдет ли глобальная трансформация в следующий, третий раз. Такое будущее не выходит за рамки возможного.
Даже в тот момент, когда демократы набрасываются с критикой на республиканцев за излишнюю мягкость в отношении Кремля, республиканцы, как правило, указывают в ответ на то, что администрация Обамы вела себя слишком любезно с Китаем. В конечном счете президент Обама ставил во главу угла вопрос об изменении климата, а для этого требовалась высокая степень сотрудничества с Китаем. Однако в сегодняшних условиях токсичных межпартийных военных действий победная электоральная стратегия будет состоять в объявлении политического оппонента недостаточно ксенофобным и поэтому не обладающим «истинным» патриотизмом.
Сегодня многие люди в вашингтонском внешнеполитическом истеблишменте, похоже, согласны с тем, что большинство мировых проблем связаны с намерением Китая создать новый нечестивый мировой порядок с включением в него «всех под небесами», или с коварными попытками Москвы распространить повсюду свои щупальца — от Мадагаскара до Ливии и, возможно, даже до Америки. Таким образом «российские марионетки» и китайские «полезные идиоты», судя по всему, находятся сегодня повсюду. Даже те, кто выступает против конфликта с Ираном, могут посчитать концепцию соперничества великих держав полезной и даже утверждать, что еще одна война на Ближнем Востоке может опасным образом отвлечь Соединенные Штаты от «основных событий» в Восточной Азии или в Восточной Европе.
Корпорация RAND попыталась разрешить этот ожесточенный спор по вопросу о том, что является большей угрозой — Москва или Пекин. А сделано это было с помощью вот такой хитроумной формулировки: «Россия непослушна, но она нам не ровня. Китай нам ровня, но он послушен». Подобного рода краткое заявление, несомненно, имеет определенную ценность, однако критики скажут, что новая российская межконтинентальная баллистическая ракета «Сармат» очень похожа на дубину, способную преодолевать системы противоракетной обороны, и поэтому ее можно считать полностью «ровней», тогда как действия Китая в Синьцзяне и в Южно-Китайском море больше похожи на непослушание. На самом деле многие военные аналитики продолжают игнорировать очевидные вещи и сосредоточиваются на объединяющей (хотя и отвлекающей) теме относительно «оси авторитаризма». По их мнению, наиболее серьезный вызов для Соединенных Штатов может возникнуть в том случае, если Россия и Китай, объединив усилия, попытаются противодействовать американскому глобальному лидерству, или даже ликвидировать его.
Конечно же, перспективы создания настоящего, формализованного китайско-российского альянса все еще представляются довольно отдаленными, однако время от времени весьма полезно критически оценить конкретные проявления этих крайне важных двусторонних отношений в стратегической плоскости, и особенно важно это теперь, когда партнерство Москвы и Пекина беспрерывно процветает более 30 лет. Такого рода всесторонняя оценка с точки зрения военно-морских сил содержится в вышедшем в середине 2019 года научном журнале «Российские, восточноевропейские и центрально-азиатские исследования» (Russia, Eastern Europe and Central Asia Studies —俄罗斯, 东欧, 中亚研究). Его авторы, научные сотрудники Китайского военно-морского исследовательского центра (海军研究院), опубликовали большую статью под заголовком «Исторический обзор и оценка 70 лет китайско-российского военно-морского сотрудничества» (A Historical Review and Assessment of 70 Years of China-Russia Naval Cooperation [中俄海军七十年合作的历史回顾与思考].
Конечно же, первое изменение в глобальном балансе сил в результате российско-китайского сотрудничества произошло в 1950-х годах. В этот период КНР перестала быть «беспомощным» государством в военном отношении без достойной упоминания военной промышленности и всего за десять лет смогла создать довольно современные вооруженные силы. Этот сверхэнергичный процесс основывался на тяжелых уроках ведения военных действий против значительно лучше вооруженного противника в ходе хорошо известного кровавого корейского конфликта. Однако этот значительный прогресс Китая в военной области был бы невозможен без колоссальной помощи со стороны Советов. Что касается передачи относившихся к военно-морским силам вооружений, то Москва, по данным этого научного журнала, к началу 1953 года уже передала Пекину десять торпедных катеров и 83 самолета. Этот процесс ускорился в период с 1953 года по 1955 год, в течение которого Китай получил дополнительно 81 корабль (общее водоизмещение 27234 тонны) и 148 самолетов. Среди этих кораблей были два эсминца, четыре фрегата и 13 подводных лодок.
Кроме того, русские поставили в Китай более 500 торпед, более 1500 морских мин, а также береговые артиллерийские установки, радары и коммуникационное оборудование. Третья очередь поставок состояла из 63 кораблей и 78 самолетов. На китайских верфях было произведено еще 116 морских судов, и в этой работе китайцы до 1957 года во многом полагались на советских специалистов, а также использовали приобретенные у СССР разработки и технологии. В конечном итоге некоторые заключенные в начале 1959 года договоры «позволили Военно-морским силам Китая вступить в ракетный век».
Следует отметить, что упомянутый трансфер технологий и оборудования включал в себя Р-11, примитивные межконтинентальные баллистические ракеты морского базирования, а также Р-15, одни из самых первых противокорабельных крылатых ракет. Да, это самые ранние предшественницы сегодняшних ракет JL-3 и YJ-12, которые в настоящее время представляют собой реальную угрозу.
В соответствии с нынешним позитивным характером российско-китайских отношений, очень мало в этой статье говорится о китайско-российском конфликте, в результате которого эти два евразийских гиганта оказались на грани войны в конце 1960-х годов. Авторы статьи считают, что разрыв произошел между двумя партиями, а не между двумя военно-морскими силами, однако в ней также подчеркивается, что заявленная Кремлем цель относительно создания «совместного флота» была воспринята в Китае как попытка вмешательства в суверенитет Китая.
Тем не менее значительное военное сотрудничество между Москвой и Пекином в 1950-х годах в этой китайской статье представлено как «имеющее очень важное историческое значение» (重要历史作用). Ее авторы согласны с тем, что оно позволило «существенным образом снизить угрозу со стороны американского империализма» (有效抵制美帝国主义的军事威胁). И вот что еще говорится в ней по этому поводу: «Успехи в создании Военно-морских сил Китая нельзя отделить от помощи со стороны советских экспертов» (中国海军建设的成绩是与苏联专家的帮助分不开的).
В течение долгого времени «советские ревизионисты» не получали таких положительных оценок от китайских ученых, но в настоящее время «восточный ветер», судя по всему, вновь дует в полную силу. Советский Союз в весьма значительной мере помог укрепить вооруженные силы Китая в 1950-е годы, и эти два китайских эксперта в области военно-морского флота убедительно показывают, что столь же амбициозная и важная программа российско-китайского сотрудничества, начавшаяся в 1991 году, имела аналогичный эффект. Если посмотреть в целом на этот процесс, то количественные показатели производят впечатление. Согласно китайским данным, Россия продала Китаю более 500 военных самолетов, включая Су-27, Су-30, Су-35, некоторые модели Ил-76. Почти столь же значимыми являются поставки вертолетов — Китай получил 200 крылатых машин Ми-171. Эти крайне важные приобретения позволили китайским наземным и воздушным силам вступить в новую эру, и то же самое можно сказать о получении Пекином четырех эсминцев класса «Современный», а также 12 субмарин класса «Кило», — все это позволило Военно-морским силам Народно-освободительной армии Китая, принявшим столь значительную поддержку, уверенно вступить в XXI век. Более того, приведенный здесь короткий список не включает в себя другие приобретенные жизненно важные системы — такие как современные комплексы противовоздушной обороны, которые составляют значительную часть закупок Китаем вооружений у России.
Ссылаясь на китайские источники, китайские авторы утверждают, что Китай в период с 2000 года по 2005 год потратил на закупку вооружений у России 13 миллиардов долларов. Это весьма значительная сумма наличных денег, особенно с точки зрения скудноватых постсоветских стандартов. На самом деле все эти многочисленные сделки были направлены не только на спасение Народно-освободительной армии от старения, но и одновременно «помогали решить… проблему выживания и развития» (解决… 生存和发展问题) постсоветского российского военно-промышленного комплекса. Однако столь же важными, как и трансфер технологий, были инвестиции человеческого капитала в это сотрудничество. В этом исследовании подчеркивается, что две тысячи офицеров среднего и высокого ранга получили образование в российских военных академиях. Высшее звено Военно-морских сил Китайской народно-освободительной армии, как указано в этой статье, располагает большим количеством подобного рода выпускников. Возможно, наиболее важным для будущего китайских вооруженных сил является то обстоятельство, что сотрудничество с Россией «способствовало, в частности, увеличению внутреннего производства и разработок» (尤其带动了国内武器研制水平和理念的提升). Возьмем, к примеру, противокорабельную ракету YJ-18, которая, судя по всему, превосходит все американские ракеты такого класса. На самом деле она представляет собой один из вариантов российской ракеты SSN-27. Сегодня происходит активное оснащение этими ракетами — как надводного, так и подводного базирования — китайских Военно-морских сил.
Однако при всем значительном воздействии на региональный баланс сил двух этих важных периодов российско-китайского сотрудничества в области безопасности, существуют весьма реальные причины для сомнений, что подобное партнерство позволит на самом деле изменить глобальную политику. В конечном счете китайские аналитики указывают на то, что объемы продаж Россией вооружений Китаю значительно сократились по сравнению с пиковыми показателями 2005 года. Более того, совместные военные учения не проводятся на регулярной основе, и они, судя по всему, не являются свидетельством воинственной тенденции, направленной на все большую демонстрацию военной силы. Конечно, такого рода тенденции могут являться отражением новой уверенности Пекина в отношении своих собственных возможностей производить современные виды вооружений, но они, вероятно, отражают также определенную степень сдержанности и осознания того, что слишком большое военное сближение между Россией и Китаем может послужить достаточным основанием для новой холодной войны, а предпосылки для этого имеются.
Вместе с тем американские военные аналитики должны оценить возможные результаты существенно более тесных российско-китайских отношений в области безопасности независимо от того, являются ли они формализованными в раках реального «альянса» или нет. Китай и Россия в настоящее время имеют большое количество совместных проектов, в том числе в области создания широкофюзеляжного коммерческого авиалайнера, а также вертолета большой грузоподъемности. А будут ли они в будущем сотрудничать в области создания фрегатов, истребителей вертикального взлета и посадки, атомных подводных лодок, малозаметных бомбардировщиков или даже авианосцев? Начнут ли Москва и Пекин проводить более масштабные совместные военные учения, которые будут иметь значительные стратегические последствия в крайне чувствительных регионах? А готовятся ли третьи страны, в том числе Иран, к тому, чтобы получить статус «младшего партнера» в так называемом квазиальянсе? И будут ли Китай и Россия стремиться в ближайшие десятилетия к координации стратегических инициатив для создания более благоприятных для себя стратегических условий?
Основанные на сотрудничестве отношения между Москвой и Пекином уже два раза приводили к значительным сдвигам в военном балансе в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Не приведет ли третий этап этого сотрудничества уже к глобальной трансформации?
Такое будущее, разумеется, не выходит за рамки возможного. Комбинация российского конструкторского гения в области создания вооружений и китайских организационных и производственных возможностей, на самом деле, может дать потрясающий результат. Это еще одна причина для стран Запада для того, чтобы проявлять сегодня сдержанность, принимать и поддерживать многополярность, а также пытаться избежать возвращения к 1950-м годам «с китайскими характеристиками».
Лайл Голдстайн

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

237

Похожие новости
04 июля 2020, 02:40
05 июля 2020, 01:40
05 июля 2020, 01:40
05 июля 2020, 01:40
04 июля 2020, 02:40
04 июля 2020, 18:00

Новости партнеров