Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

The National Interest, а чего вы, собственно, хотели?


Себастьен Роблин из нашего обожаемого The National Interest по факту прыгнул выше головы в своем материале This Is How 19 Russia Aircraft Were Shot Down In Syria In 4 Years.

Нет, реально хорошая статья, для американца – вообще шедевр.



Статистику Роблен собрал честно, выводы сделал от души. Однако, как в любом таком материале, есть дьявол, который сидит в межстроковых нюансах.


По мнению автора, потери российских ВКС и морской авиации в некоторых случаях свидетельствуют об отсутствии опыта участия в экспедиционных операциях, а также о проблемах надежности техники.

С первым сложно не согласиться. Действительно, Россия не претендует на роль мирового жандарма, соответственно, постоянно вести войны и не с кем, и смысла нет.

Да, наши потери можно трактовать по-разному. С одной стороны, за 4 года потеряно 19 самолетов и вертолетов, с другой… Мы будем смотреть с другой.

Итак, с одной стороны, пять лет ударов ВКС в Сирии привели к тому, что власть Асад удержал, очень сильно потеснил противостоящие ему войска (не возьмусь точно сказать, кто ему противостоит) противника, и в целом роль ВКС в этом признают все. И сочувствующие, и наблюдавшие, и кому прилетало с небес.


И в ходе этой операции в период с 2015 года по 2018 год российские ВКС потеряли 19 машин, 11 вертолетов и 8 самолетов, что привело к гибели 23 членов экипажей и 37 находившихся на борту военнослужащих.

Для сравнения: в период с 2014 года по 2020 год американские военные потеряли два самолета: истребитель F-16 в 2016 году из-за случившейся сразу после взлета аварии, а также конвертоплан V-22, который разбили при посадке в 2017 году.

Поаплодировать хочется, да? Ух, какие опытные американцы, умеют, понимаешь, без потерь…

Ладно, к этому мы вернемся чуть позже, давайте посмотрим, кого, когда и как. Честно и без прикрас.

1. Су-24М, сбитый ракетой с турецкого F-16 во время 17-секундного (!!!) нарушения воздушного пространства Турции.

Как хотите, а эту потерю я отказываюсь считать боевой. Это не было боем, Россия с Турцией не воевала, этому инциденту было много трактовок, лично у меня он проходит как выстрел в спину.



2. Ми-8АМТ. Спустя три часа после того, как турки предательски сбили Су-24М, два вертолета Ми-8АМТ вылетели со своей базы для проведения поисково-спасательных работ и спасения оставшихся в живых членов экипажа сбитого бомбардировщика.

Запущенная с земли ракета попала в Ми-8, и в результате погиб один наш морской пехотинец, а вертолет совершил вынужденную посадку. Экипаж вертолета и его пассажиры смогли покинуть место приземления, а сам вертолет был затем уничтожен выпущенной повстанцами ракетой из противотанкового ракетного комплекса TOW.

Боевая потеря? Боевая.

3. Ми-35М. 8 июля 2016 года российский вертолет Ми-35М получил попадание в хвостовое отделение, после чего он стал вращаться и упал на землю.

Боевая потеря.

4. Ми-35М. Ноябрь 2016 года. Вертолет Ми-35М совершил вынужденную посадку, получив повреждения от огня с земли. Вертолет Ми-8 приземлился в нескольких метрах от Ми-35М и смог под огнем противника эвакуировать его экипаж. Всего через несколько секунде после взлета вертолета Ми-8 произошел взрыв, уничтоживший совершивший вынужденную посадку вертолет.

Боевая потеря.

5. Ми-8АМТ. Сбит огнем с земли 1 августа 2016 года, когда он возвращался после выполнения транспортной операции.

Боевая потеря.

6. Су-25СМ. 3 февраля 2018 года ракетой ПЗРК «Игла» был сбит Су-25СМ.

Боевая потеря.

7. Ка-52. 7 мая 2018 года ракетой ПЗРК был сбит Ка-52.

Боевая потеря.

Идем дальше. А дальше у нас потери не совсем боевые, но от этого не менее неприятные.

8. Ил-20. 17 сентября 2018 года сирийский зенитно-ракетный комплекс сбил российский разведывательный самолет Ил-20М над акваторией Средиземного моря.

9. Ми-28Н. 12 апреля 2016 года вертолет Ми-28Н «Ночной охотник» упал на землю в ночное время. В результате погибли командующий 55-м вертолетным полком и его штурман. Причиной стала ошибка экипажа, пилотировавшего машину с использованием нашлемных приборов ночного видения.

10. Ми-35. 31 декабря 2017 года Ми-35 во время сопровождения конвоя задел провода высоковольтной линии и упал на землю. Двое из трех находившихся на борту людей погибли.

11. Су-30СМ. 3 мая 2018 года истребитель Су-30СМ сразу после взлета в Латакии упал в Средиземное море. В результате этого крушения оба пилота погибли. Российское Министерство обороны сообщило о том, что причиной крушения истребителя стали птицы.

12. Су-24М. 16 октября 2017 года Су-24М выкатился за переделы взлетно-посадочной полосы во время взлета.

13. Ан-26. 6 марта 2018 года транспортный самолет Ан-26 заходил на посадку, когда мощный порыв ветра заставил его накрениться и потерять управление. Самолет рухнул на землю в 500 метрах от взлетно-посадочной полосы. Все 33 находившихся на борту военнослужащие и 6 членов экипажа погибли.

14. МиГ-29КУБ. 14 ноября 2016 года самолет МиГ-29КУБ из авиагруппы ТАВКР «Адмирал Кузнецов» в ожидании починки аэрофинишера выработал все горючее и упал в море.

15. Су-33. 3 декабря 2016 года самолет Су-33 упал в море по причине обрыва троса аэрофинишера.

16. Потери российских ВКС в результате обстрелов боевиками американский журнал не приводит в цифрах, но если применить калькулятор, то, согласно нашему списку и данным The National Interest, от обстрелов боевиков наши ВКС потеряли еще 4 вертолета.

В качестве доказательства Роблин говорит (но не приводит) о каких-то спутниковых снимках, на которых видны сгоревшие вертолеты. Слова, слова…

Да, как можно удержаться от едких замечаний в сторону Минобороны? Да никак. Вот Роблин и не сдерживается

«Российские источники никогда не сообщают о своих потерях, однако на сделанных со спутников фотографиях можно увидеть сгоревшие остатки вертолетов. В обстрелах, как правило, обвиняют боевиков «Исламского государства», хотя Купер говорит о том, что первыми огонь открыли российские техники».

Ну да, конечно, российские техники – это такие звери, что обнаруживают минометные расчеты боевиков на подходах и первыми открывают огонь.

Ну хорошо, это лирика. Да, наше Минобороны не раз уличали в искажении фактов, а частенько представители МО РФ и вообще падают до совсем уж некрасивых поступков, но кому судить?

Между тем господин Роблин сам, мягко говоря, лукавит насчет четырех якобы уничтоженных боевиками вертолетах. Бездоказательно и довольно беспринципно.

Итак, что мы имеем? А имеем мы не 19, а 15 потерянных машин. 8 самолетов и 7 вертолетов.

Боевые потери: 1 самолет и 5 вертолетов.

Небоевые потери: 2 самолета. Первый благодаря подлости турецкой стороны, второй благодаря криворукости сирийских расчетов ПВО.

По техническим причинам: 4 самолета и 3 вертолета.

И вот теперь начинается самое интересное. Задаем вопрос: а кто сколько летал?

Российская сторона дает цифру в 39000 боевых вылетов. Американские источники весьма темны, но удалось найти цифру в 4100 вылетов. То есть по факту в 10 раз меньше группировки ВКС.

И вот если мы возьмем 15 потерянных машин российской стороной и 2 американской, то и получаем, как это ни странно, полный паритет. На 10 российских вылетов приходился один американский. На 1 потерянную в этих вылетах американскую машину приходится 7,5 российских.

А если учесть сразу один неприятный для американцев факт, что их самолеты работали с приличных высот, а российские вертолеты как были машинами переднего края, так на нем и воевали, вывод, как говорится, не очень приятный.

Для американцев.

Действия российской группировки ВКС была намного более плодотворной, чем невнятное американское копошение с 2014 года.


Да, количество потерь по техническим причинам позволяет сделать вывод о том, что в морской авиации у нас все печально. Однако что есть морская авиация ВКС РФ? Два полка, из которых составляется крыло для единственного авианесущего корабля ВМС.

Много? Да вообще ни о чем. И да, потери из двух самолетов – это очень некрасиво. И 450 вылетов морской авиации с сухопутных аэродромов после позорища на «Кузнецове» – капля в море в сравнении с работой сухопутных летчиков.

Но «галочку» поставили. Это об участии в боевых действиях.

Роблин считает, что

«некоторых боевых потерь можно было избежать, если бы в распоряжении ВКС находилось больше высокоточного оружия и разведывательных беспилотников, что позволило бы быстро определять цели и безопасно атаковать их с большой высоты».

Определить цель и атаковать ее с большой высоты – это совершенно не значит «успешно поразить». И летчики американской авиации не раз демонстрировали свою способность разнести несколько не тот объект, который надо было уничтожить. Увы, тоже подкреплено фактами и подписано кровью.

Да, согласен, что, как только у террористов появились современные ПЗРК (интересно, кто прислал?), то ВВС союзников по НАТО начали работать с недосягаемых высот, чем обезопасили себя от ракет комплексов. Но что можно сказать о точности и эффективности?

А ничего.

Пока российские вертолеты и штурмовики Су-25 перепахивали передний край террористов, американцы и французы пытались куда-то там попасть с высоты в 8-10 тысяч метров.

Зато безопасно.

И тут даже американец признает, что

«в период с 2016 года по 2017 год российские вертолеты и самолеты оказывали поддержку с воздуха на низких высотах сирийским наземным силам, особенно в ходе ожесточенных боев за Пальмиру. В то время, как здания больниц, школ и пекарен представляли собой удобные цели для нанесения бомбовых ударов с больших высот, близкая поддержка с воздуха требовала, чтобы российские пилоты — особенно вертолетчики — летали на низкой высоте и имели возможность поражать разного рода цели и движущиеся транспортные средства с помощью неуправляемых ракет, а также и с помощью пушек, несмотря на риск попадания под обстрел зенитно-ракетных комплексов».

Прекрасное разделение труда, не так ли? То есть самолеты стран НАТО с безопасных высот бомбили больницы, школы и пекарни, которые вроде бы (по данным разведки) использовали террористы, а российские летчики ходили у бандитов над головами и с малых высот жгли все, что попадало в прицел.

Господин Роблин говорит об отсутствии профессионализма? Серьезно?

Прошу прощения, но речь идет не о том, чтобы сохранить технику, а о том, чтобы уничтожить противника. И тут как бы идеи максимального сохранения самолетов и вертолетов просто уходят на второй план.

Конечно, уничтожить противника и сохранить свои машины и тем более экипажи – это непростая задача для командиров всех уровней.

Особенно если противник не желает уничтожаться и оказывает сопротивление.

И здесь можно сколько угодно говорить о преимуществе американских ВВС в плане оснащения сверхвысокоточными боеприпасами, дронами, умении американских летчиков с высоты в 10000 метров попасть в джип с пулеметом…

Говорить можно обо всем долго и красочно.

А по факту 40000 (сейчас наверняка больше) вылетов российских летчиков реально обеспечили сирийской армии такое преимущество, о котором она просто не могла мечтать.

Для этого достаточно посмотреть на карту противостояния Сирии и террористов до того, как в дело вмешались наши ВКС. И сразу все встанет на свои места.

Парни из The National Interest имеют право анализировать всё, что угодно. И критиковать чужих, одновременно расхваливая своих. Но всё надо делать как бы честно.

Хотя бы для того, чтобы не выглядеть смешно.
Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

719

Похожие новости
12 октября 2020, 17:20
12 октября 2020, 17:20
11 октября 2020, 22:20
12 октября 2020, 11:40
12 октября 2020, 13:20
12 октября 2020, 15:20

Новости партнеров