Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Судный день. Преддверие. Часть 2



План форсирования Суэцкого канала у египтян был готов уже в январе 1973 года. Операцию назвали «Бадр» по ассоциации с одной из стадий войны пророка Мухаммеда с неверными, закончившейся взятием Мекки. Войну сначала полагали начать в мае, но потом по политическим соображениям перенесли на октябрь. Сложнее обстояло дело с Иорданией. Трехсторонняя встреча арабских лидеров произошла в Каире 12 сентября 1973 года.

Хафез Асад (папенька Башара Асада), который не так давно стал сирийским президентом в результате военного переворота в 1971 году, и Анвар Садат не стали раскрывать перед королем Хусейном всех своих планов. Во-первых, они хотели помириться с Хусейном после неприятностей с ООП в 1970 году. Король хорошо помнил попытку госпереворота -- Чёрный сентябрь, когда он, чтобы удержать власть, не дрогнувшей рукой искрошил в капусту около 10 тысяч палестинских боевиков Ясира Арафата. Не забыл он и сирийские танки на своей земле, но помирился и дипломатические отношения с Сирией восстановил. После этого ему намекнули, что возможна очередная война с Израилем, без дат, в принципе. Хусейн вздрогнул. Он уже потерял половину своего королевства в Шестидневную войну, стоит ли еще раз рисковать? Максимум, на что удалось склонить повзрослевшего и ставшего более осторожным короля, так это к обещанию некоторой братской поддержки на одном из фронтов. Да и это обещание Хусейн дал более по необходимости, чем из особого желания. Хашимитское Королевство вообще всегда было эдакой белой вороной в арабском мире, наподобие Румынии или Югославии в социалистическом лагере.


Хафез Асад


Хусейн ибн Талал


Убедившись в благорасположении Иордании, египтяне и сирийцы продолжили подготовку к войне. Они уже уговорились начать вторжение одновременно 6 октября, в десятый день священного мусульманского месяца Рамадан, который совпал с Судным днем, Йом Кипур по еврейскому календарю. День этот представлялся арабам очень удобным. В этот праздник евреи не едят, не пьют, не работают, не ездят на машинах и танках, все учреждения закрыты, страна молится. Вряд ли евреи будут ожидать атаки и во время исламского Рамадана. Кроме того, арабы учли, что в Израиле полным ходом идет предвыборная кампания, так как очередные выборы назначены на конец октября. А также, в ночь с 6 на 7 октября ожидалась полная луна, а значит, наведение переправ через канал будет облегчено. В общем, Йом Кипур, Рамадан, полнолуние, выборы - все было против евреев.

Еще до встречи с Хусейном главнокомандующий египетскими вооруженными силами генерал Исмаил Али 6 сентября привел войска Египта и Сирии в состояние боевой готовности. С 24 сентября сирийские танки и артиллерия начали постепенно и как бы невзначай подтягиваться к трем линиям обороны у Голанских высот. Сирийцы и египтяне сели назначать час атаки. Давайте начнем войну часов в шесть вечера, предложили египтяне. Мы будем наступать с запада на восток. Солнце будет светить прямо в лицо евреям и в спину египетской армии, наши солдаты спокойно форсируют канал. Ночью же под покровом темноты мы наведем мосты. Нет, давайте начнем войну утром, предложили в ответ сирийцы. Мы будем наступать с востока на запад. Солнце будет светить в лицо евреям и в спину сирийской армии, а у нас будет целый день, чтобы взломать израильскую оборону на Голанских высотах. Они долго рядились, как торговцы на восточном базаре, и наконец сторговались на 14:05. Это время стало известно лишь 1 октября, меньше чем за неделю до начала войны.

А тем временем израильская разведка, армия, политические лидеры и все общество жили так, как будто, кроме назойливых палестинских террористов, все остальные арабы переселились на Марс. Народ расслабился. Психологически это объяснимо. Невозможно всю жизнь жить в напряжении и ожидании очередного удара из-за угла. Вполне естественно, что после впечатляющей победы в Шестидневной войне евреи разомлели. Но разомлели они чрезмерно, в том числе и в армии.


Маленькое государство не может держать большую армию - не по карману. Система резервистов и месячных резервных сборов раз в год была идеальной, если бы выполнялось все, что предписано. Известен афоризм: «Гражданский человек - это тот же военный, который 11 месяцев в году находится в отпуску». У каждого резервного соединения был свой склад. На этом складе хранилось на случай войны все, что должно понадобиться, чтобы превратить кибуцников и адвокатов в солдат - от шнурков до танков. По призыву мужчины должны были прибежать, снять цивильные штаны, похватать гранаты и быть готовыми попасть на передовую уже через несколько часов. Танки в смазке надо было только заправить горючим — и на передовую. На практике не все оказалось так изумительно.

Обеспокоенный разведданными о концентрации сирийских танков и артиллерии у линии прекращения огня, Моше Даян 26 сентября отправился на Голанские высоты.

Моше Даян


Он скорее учуял, чем понял, что что-то затевается, но в полномасштабную войну он по-прежнему не верил. Поэтому по возвращении он распорядился увеличить количество танков на Голанах с 70 до 100, а чуть позже - до 117. Как эти 117 танков должны были сдерживать около 1000 танков сирийских — непонятно.

Как бы скрытно арабы ни готовились к войне, передвижения сотен танков и бронетранспортеров не заметить невозможно, и наконец-то, за пять дней до войны в головах генералов и министров (отставных генералов) закопошились неясные подозрения, которые донимали Даяна со времени его поездки на Голаны 26 сентября. К тому же американский спутник-разведчик SAMOS сфотографировал концентрацию египетских войск у канала, и эти фотографии легли на стол Генри Киссинджеру - Государственному секретарю США.


Генри Киссинджер


(Пост государственного секретаря США в целом аналогичен должности министра иностранных дел в большинстве других государств, однако Государственный секретарь обычно имеет больший политический вес, чем просто министр иностранных дел. При этом Государственный секретарь является наиболее высокопоставленным членом кабинета министров США и занимает третье место в иерархии исполнительной власти страны после президента и вице-президента США.) Наблюдатели ООН обратили внимание на египетских офицеров у канала, инструктирующих своих солдат. Наконец, 2 октября сирийцы объявили мобилизацию.

Американские разведчики засекли и увеличение активности на море. Под видом проведения плановой боевой подготовки было осуществлено развертывание арабских военно-морских сил. Сирийские корабли начали патрулирование в районах Латакии и Тартуса, египетские - у Александрии, Порт-Саида и Суэца. Израильские военно-морские силы стали слать сообщения об арабских эволюциях на море и это было доложено наверх. На подходах к израильским военно-морским базам и портам были развернуты дозорные корабли. Обе стороны приняли ряд мер по защите своего судоходства и усилили разведку в морском секторе. К вечеру 5 октября основные силы флотов воевавших сторон находились в море и были готовы к боевым действиям.

Вот, что писал посол СССР в Египте Владимир Виноградов:
«...3 октября я был у Садата в его частном доме неподалеку от нашего посольства. Он говорил о постоянных провокациях Израиля, о возможности вооруженного ответа: Египта на "большую провокацию", а дальше "будь, что будет". На мой вопрос, есть ли какие-либо соображения о времени и масштабах ответных действий, Садат ответил, что, если понадобится, он обязательно все сообщит "в свое время". Опять ничего конкретного он не сказал, однако попросил меня не выезжать из Каира, быть в пределах досягаемости по телефону. На следующий день я сообщил президенту о принятом Москвой решении отправить из Египта членов семей советских работников, попросил содействия в этом. В очень короткие сроки мы вывезли более 2700 советских детей и женщин, а также около тысячи членов семей сотрудников посольств и специалистов других социалистических стран. Отправляли, как правило, в Александрию на советские суда или по ночам, пока не был закрыт аэропорт, спецрейсами самолетов из Каира. В посольстве работал штаб по эвакуации. Эвакуация была произведена так, что не привлекла к себе ненужного внимания. Нам же пришлось спать по два-три часа в сутки.


Владимир Виноградов


Поздно вечером в среду, 3 октября, у Голды Меир собрались министр обороны Моше Даян, заместитель премьер-министра Игаль Аллон, министр без портфеля Исраэль Галили, начальник штаба Давид Элазар и один из начальников разведки.


Голда Меир



Исраэль Галили



Игаль Аллон



Давид Элазар


Даян наконец уцепил нить в разрозненных разведданных. Он все же по-прежнему полагал, что большой войны быть не должно. Египтяне сидят за каналом, а вот сирийцы просто за полоской демилитаризованных камней и кустов. Возможно, делал вывод Даян, сирийцы через месяц или два-три могут предпринять самостоятельно атаку на Израиль, попытаясь вернуть себе Голанские высоты или хотя бы их часть. В отличие от Египта, в Сирии еще оставались советские военные специалисты и советники, а также кубинские техники, которым было поручено обслуживание танков Т-62. Поговорили и разошлись. Решили встретиться еще раз после дня Йом Кипур.


Абба Эбан


Абба Эбан - министр иностранных дел Израиля был за границей, в Нью-Йорке. Он встретился 4 октября в ООН со своим коллегой Генри Киссинджером, который уже знал о концентрации египетских и сирийских войск на границах Израиля. А, ерунда, успокоил его Эбан, наши разведчики говорят, что ничего страшного.

Египтяне провели классическую кампанию дезинформации, и она оказалась эффективной. Специально созданный отдел проводил эту кампанию таким образом, чтобы подтвердить подобные выводы, причем не только в Израиле, но также и в Вашингтоне, и вообще везде, где имело смысл. Кампания эта была основана на тщательном анализе идей, прямо высказывавшихся время от времени израильскими военачальниками и отражавшими общее мнение, сложившееся в Израиле. Так, например, заявления Даяна о неподготовленности египтян и аналитические выводы Рабина, в которых недооценивались перспективы войны, широко освещались в прессе наряду с оценками, подчеркивавшими недостаточную подготовленность египетской армии. Клэр Холлингуорт, корреспондент лондонской газеты ’’Дейли телеграф” по вопросам обороны, опубликовал корреспонденцию из Каира, в которой описал плохую оснащенность египетской армии и, следовательно, ее неподготовленность.

Существовало множество серьезных признаков, указывающих на подготовленность Египта к нападению, но ни один из них не мог соперничать с планом дезинформации. Если в 1967 году Насер с любой удобной трибуны орал о том, что час расплаты для евреев вот-вот настанет, то теперь из Каира и Дамаска слышались размышления вслух о необходимости поисков мирных путей. Время от времени египетские политики совершали поездки по столицам самых разных стран, рассуждая там о необходимости мирных инициатив. Египтяне вели переговоры с американцами о прокладке нефтепровода вдоль нефункционирующего Суэцкого канала. Предполагалось использовать его для перегонки нефти с танкеров в Красном море к берегу моря Средиземного.

Египетский кабинет министров собрался 3 октября на обычное заседание и обсуждал исключительно проблемы египетско-ливийского союза. За день до войны, 5 октября, министр иностранных дел Египта Мухаммад аль-Зайят встретился с Киссинджером и мило поболтал с ним о возможных мирных перспективах. В египетской газете «Алъ-Ахрам» промелькнуло сообщение о том, что группа офицеров собирается в паломничество в Мекку. На 8 октября в Каире была назначена встреча с министром обороны Румынии. Каир и Дамаск светились огнями. Никто не клеил полоски бумаги на окна, никто не устанавливал зенитки в городских парках. Зная, что израильтяне наблюдают за сирийской территорией с пункта раннего оповещения на горе Хермон, сирийцы выстраивали все прибывавшую и прибывавшую технику на оборонительных позициях, рыли окопы, артиллерию устанавливали на ведение заградительного огня. За 30 минут до начала войны египетские солдаты слонялись по берегу Суэцкого канала без оружия и касок…

В пятницу 5 октября до Даяна и практически сразу до Голды Меир дошли известия разведки о том, что семьи советских советников в Сирии в спешке пакуют чемоданы и улетают из страны. Эбан был еще в Нью-Йорке, и ему сразу позвонили, прося встретиться с Киссинджером еще раз. Повод для встречи не указывался, но обещали выслать полную информацию. Эбан расстроился, Киссинджер мог уже быть в Вашингтоне. Позже, в ночь с 5 на 6 октября, поступило агентурное сообщение, что война начнется в субботу. Октябрь выдался душным, у Голды Меир дома еще не было кондиционера, и от таких новостей она в минуту взмокла. Премьер-министр распорядилась военным собраться на совещание рано утром в Йом Кипур. В час ночи (6 часов вечера в Нью-Йорке) Эбану послали материалы о концентрации арабских армий на границе. Его просили встретиться с Киссинджером и через него передать арабам, что Израиль на них нападать не собирается, пусть успокоятся. Встречи Эбана с Киссинджером не получилось, но материалы эти к американскому госсекретарю попали еще 5 октября.

6 октября в 8 утра к Меир пришли Даян и Элазар. Два маститых военных затеяли перед Меир спор о необходимости мобилизации. Каждый по-своему интерпретировал соображения начальника военной разведки «Аман» генерал-майора Элияху Зейры, что война с Египтом «маловероятна». Начальник генштаба Элазар считал, что надо сию минуту объявить тотальную мобилизацию всех резервистов, всем каски на голову и бегом на Синай и Голаны. Даян считал, что надо мобилизовать всех летчиков и лишь две дивизии, по одной на каждый фронт, а в ВВС объявить полную боевую готовность.

Голда Меир военных академий не кончала. С сарказмом писала она в своих воспоминаниях: «Господи, думала я, мне надо решать, кто из них прав!».



Мобилизация по ложной тревоге обойдется государству в копеечку, - думала она про себя. - Государство в кризисе, цены растут, мы слишком привязаны к Западному миру. В капиталистических странах кризис, и у нас тоже кризис. Даяна можно понять. На носу выборы в Кнессет, а он заверял народ, что новой войны не будет. Если сейчас перетормошить весь народ, а потом выяснится, что речь шла об очередной провокации на границе, что людям скажем?» Затем Голда Меир твердо сказала: «Объявляйте полную мобилизацию по плану Элазара». Фактически Элазару было дано указание мобилизовать 100 тыс. человек, но так как никто людей по головам в тот момент не считал, он решил мобилизовать всех, кого успеет.

После этого совещания премьер-министр проявила энергию, редкую для 75-летней женщины. Она быстро отправила назад в США гостившего дома израильского посла Симху Диница. Она позвонила лидеру оппозиции Менахему Бегину и рассказала ему о происходящем. Она назначила на полдень заседание кабинета министров и позвала к себе американского посла Кеннета Китинга, которому сообщила все данные разведки и попросила немедленно передать все в Вашингтон.

Все историки сходятся на том, что мобилизация была объявлена с большим опозданием. Этот факт уже давно твердо установлен. Несмотря на шаббат и Йом Кипур, резервистов быстро оповестили по телефону, радио и посыльными. Мужчины повыскакивали из домов и синагог и побежали на призывные пункты переодеваться в зеленое. Задержка возникла с транспортом. По мобилизационному расписанию, солдат на фронт должны были доставлять гражданские автобусы. Еще в полдень в пятницу шоферам было дано указание оставаться в гаражах. Затем в 4 часа дня тревогу отменили, и шоферы разошлись по домам готовиться к празднику. Машины проверили, заправили бензином и подготовили к возможным длинным поездкам. Утром 6 октября, однако, когда мобилизация была объявлена, приказы достигли автобусных кооперативов с запозданием. В результате уже готовые к бою резервисты должны были в некоторых случаях часами ждать автобусов, чтобы попасть на фронт. Многие военные, в основном офицеры, и вовсе приехали к линии фронта или к месту сбора своих частей на собственных легковых автомашинах.

Тем временем Даян и Элазар довели численность танков на Голанах до 177, а на Синае - до 276. На Голанских высотах стояли 44 израильских против 1000 сирийских орудий. Вдоль канала находились 48 израильских полевых пушек против 1100 египетских орудий.

Посол СССР в Египте Владимир Виноградов:
6 октября Садат, пригласив к себе во дворец Тахра, сообщил, что "ситуация находится в постоянном развитии". Израильские провокации усиливаются, и "можно ожидать событий" через ... четыре часа. Он хотел бы, чтобы советский посол был рядом с ним, однако это невозможно, так как посол должен поддерживать связь с Москвой. И хотя Садат вновь уклонился от какой-либо конкретной информации, как мы ни пытались ее услышать, стало ясно: сегодня начнутся военные действия. Вот каким образом "в свое время" сообщил президент об этом важнейшем событии - менее чем за четыре часа до начала военных действий. Вот вам и обещание консультироваться!


На самом деле, точная дата и время атаки были впервые сообщены Москве ещё 4 октября, когда Хафез Асад рассказал об этом советскому послу в Дамаске Н.Мухитдинову. Позже Виноградов получил инструкцию сообщить Садату, что "решение начать войну - это египетское решение, но СССР выполнит все свои обязательства и поддержит права арабов всеми средствами".

Вот реакция А. Громыко:
«Боже мой! Через два дня начнется война! 6 октября, по московскому времени в 14 часов! Египет и Сирия против Израиля!.. Вот не послушались нас, лезут. А чего лезут — сами не знают»


В полдень израильский кабинет министров собрался на заседание. Из отставных генералов помимо Даяна и Аллона был еще Хаим Бар-Лев, министр торговли и промышленности. Шимон Перес, теперь министр транспорта и коммуникаций, раньше работал генеральным директором министерства обороны.


Шимон Перес



Хаим Бар-Лев


Меир поведала о просьбе американского посла Китинга не начинать войну первой. Два часа пролетели в напряженных, но пустых дебатах. Военный секретарь Голды Меир бригадный генерал Исраэль Лиор внезапно распахнул дверь: «Война началась!». Почти сразу же завыли сирены воздушной тревоги…

(Продолжение следует.)

Источники:
М. Штереншис. Израиль. История государства. 2009
АРАБО-ИЗРАИЛЬСКАЯ ВОЙНА 1973 ГОДА. Хроника событий по историческим документам.
Heikal, M. The Road to Ramadan: the Inside Story of how the Arabs prepared for and almost won the October war of 1973. London — New York, Collins, 1975.
П.Люкимсон.Тайны минувшей войны…
Герцог Х. Арабо-израильские войны: от Войны за независимость до Ливанской кампании. Т.2., 1986.
Автор: Александр Привалов

Подпишитесь на нас Вконтакте

73

Похожие новости
13 декабря 2017, 05:20
12 декабря 2017, 05:20
13 декабря 2017, 05:20
12 декабря 2017, 16:00
13 декабря 2017, 05:20
12 декабря 2017, 05:20

Новости партнеров