Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
26 сентября 2021, 19:20
26 сентября 2021, 13:40
25 сентября 2021, 15:20
26 сентября 2021, 17:40
26 сентября 2021, 13:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Стражу» надо стать «Боссом»

Таким разработчики видят погружающийся патрульный корабль «Страж». Рисунок ЦКБ МТ «Рубин»
Центральное конструкторское бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин» недавно опубликовало пресс-релиз о разработке этой санкт-петербургской проектной организацией первой модификации погружающегося патрульного корабля (ППК), сочетающего преимущества подводной лодки и надводного патрульного корабля. Проект предназначен для зарубежных заказчиков и получил название «Страж». Для потенциальных иностранных клиентов он обозначается как Border and Offshore Submersible Sentry, то есть «пограничный и офшорный подводный часовой» – BOSS. К пресс-релизу прилагается компьютерная картинка, на которой изображена субмарина с полными обводами. От ее кормы из открытой аппарели в море выбегают моторные лодки жестко-надувного типа.
Следует признать, что для ЦКБ МТ «Рубин» данный проект явно непрофильный. Это бюро известно разработками дизель-электрических подводных лодок проектов 613, 611 и А615, которые с начала 50-х годов по начало 70-х годов прошлого века составляли основу отечественного подводного флота. С конца 1950-х годов «Рубин» проектирует атомные ракетные крейсера стратегического назначения. И сегодня бюро занимается этой темой. Достаточно вспомнить РПКСН проекта 955/955А «Борей»/«Борей-А», строительство которых ведется для ВМФ РФ. Продолжает заниматься ЦКБ МТ и дизель-электрическими субмаринами. У всех на слуху и на виду «Палтусы» проекта 877/06363 и «Лады» проекта 677. На очереди «Калины» – подводные лодки с воздухонезависимыми энергетическими установками. Наконец, нельзя не вспомнить об автономных необитаемых подводных аппаратах (АНПА) «Рубина». Среди них на первом месте стоит 2М39 «Посейдон». Одно упоминание об этом АНПА с атомной силовой установкой и ядерной боевой частью огромной мощности вызывает за океаном икоту.
На этом фоне «Страж» выглядит как-то несерьезно. Тем паче что жаловаться на отсутствие заказов ЦКБ МТ «Рубин» – просто грех. Скорее всего BOSS – это игра ума. Сотрудники проектного бюро решили поразвлечься, занявшись разработкой необычного корабля.
Но вот на что нельзя не обратить внимания. Создается ощущение, что создатели проекта крайне поверхностно знакомы с задачами, которые приходится решать патрульным кораблям морской зоны (offshore patrol vessels – OPV), и тактикой их применения. «Подводное положение дает кораблю сразу два преимущества: возможность вести скрытое наблюдение за нарушителями (и успешно их перехватывать), – говорится в пресс-релизе, – и уходить от неблагоприятных погодных условий, не прерывая патрулирования». Получается, что главная задача пограничных сторожевых кораблей и OPV – сидеть в засаде, а при появлении «дичи» напускать на нее «борзых» – моторные лодки-перехватчики, а также прятаться от непогоды. На практике все иначе. ПСКР и OPV должны быть хорошо видны потенциальному правонарушителю, дабы отбить у него охоту преступать закон. Не случайно корпусы и надстройки патрульных кораблей обычно выкрашиваются в хорошо заметный белый цвет. Россия имеет свои цвета, но тоже хорошо заметные: корпусы – ярко-синие, а надстройки – белые. Поэтому игра в казаки-разбойники здесь не катит.
И еще: современные браконьеры, контрабандисты, наркоторговцы и диверсанты располагают лодками с мощнейшими моторами. И пока погружающийся патрульный корабль будет всплывать, открывать кормовую аппарель и спускать на воду катера-перехватчики, от правонарушителей и след простынет.
«Стоимость патрульных кораблей на мировом рынке сравнительно невысока, что делает их приемлемыми для стран с небольшим бюджетом, – говорится в пресс-релизе. – Эксплуатация окупается за счет предотвращения браконьерства и других экономических правонарушений». Все это верно. Но строительство и эксплуатация ППК будет обходиться как минимум вдвое дороже традиционного OPV. Да эффективность его окажется ниже.
Не смягчает все вышеперечисленное и то обстоятельство, что «корабли этого типа многофункциональны, могут использоваться для охраны, а также как спасательные или исследовательские суда». Возможности изучения шельфа у ныряющего патрульного корабля, дескать, будут выше, чем у аналогичного надводного. Он также может служить недорогим учебным средством для подготовки экипажей перед закупкой в будущем классических подводных лодок.
Однако погружающиеся патрульные корабли, используемые в качестве спасательных либо исследовательских, будут заметно дороже традиционных. И возможности по изучению шельфа у них окажутся ниже, чем у АНПА и телеуправляемых подводных аппаратов. Что же касается «недорогих учебных средств», то на мировом рынке можно найти немало предложений, в том числе лодок рубиновской разработки.
Вызывает удивление и тот факт, что в качестве прототипа разработчики «Стража» называют средние ДЭПЛ 613 проекта. Несмотря на несомненное влияние конструкции немецких субмарин XXI серии, эти советские подлодки можно смело отнести к наиболее выдающимся проектам подводных кораблей XX века. При подводном водоизмещении 1347 т, длине 76 м, ширине 6,64 м, подводной скорости 13 узлов и надводной 18,2 узла, рабочей глубине погружения 170 м и автономности 30 суток, оснащенные шестью 533-мм торпедными аппаратами они с экипажами из 52 человек вышли в Мировой океан и стали осваивать его глубины. Отечественная промышленность передала ВМФ СССР 250 лодок этого типа. Еще 21 лодку собрали в КНР из советских комплектующих. Многие из них позже переоборудовались в первые советские ракетные субмарины (проекты 644 и 665) и ПЛ радиолокационного дозора (проект 640), а также в опытовые корабли для испытаний вооружений, ГАС и прочих электронных средств, перспективной подводной техники.
«Страж» никак не похож на ДЭПЛ проекта 613. У него широкая палуба и полные обводы, способствующие лучшей остойчивости в надводном положении. Изобретатели ППК явно не соблюли пропорции погружающегося патрульного корабля на компьютерной картинке. Если сравнивать его с моторками жестко-надувного типа, то водоизмещение ППК должно быть никак не менее 2000 т, а не 1000 т, как указывается в пресс-релизе.
Погружающиеся надводные корабли для отечественных конструкторов – не новинка. Как-то отдыхая на Черноморском побережье, первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета министров СССР Никита Хрущев посетил базу, где обитали первые советские ракетные катера проектов 183Р и 205. Глава государства заметил, что у этих РКА есть большой недостаток. Они, дескать, заметны для радиолокационных и даже визуальных средств наблюдения. Мол, их надо спрятать под воду. Так началась разработка малого погружающегося ракетного корабля (МПРК) проекта 1231 «Дельфин». Рассматривалось несколько вариантов водоизмещением 450–600 т и длиной 50,29–63 м: с двумя подводными крыльями, с одним носовым крылом и без крыльев. Корабль мог развивать максимальную надводную скорость 33–42 узла, нырять на глубину 112 м, идти под водой четырехузловым ходом. Головным разработчиком проекта было ЦМКБ «Алмаз», а ведущим субподрядчиком по подводной части – ЦКБ МТ «Рубин». После снятия Хрущева с должностей в 1964 году разработку «Дельфина» прекратили на стадии технического проекта «в связи с отсутствием перспектив реализации». Конструкторы признавались, что у них «получался плохой ракетный катер и никудышная подводная лодка». Технологии того времени просто не позволяли довести МПРК до ума.
Так что же, рубиновский погружающийся патрульный корабль не получился? Мы считаем, что в качестве ППК он просто не нужен. Но его платформу можно использовать для создания других кораблей – ударных.
После успешных атак осенью 2015 года по террористам в Сирии ракетами «Калибр» малыми ракетными кораблями Каспийской флотилии проекта 21631 «Буян-М» эти небольшие корабли получили широкую известность. Планируется поставить ВМФ 12 «Буянов-М» и 18 МРК проекта 23800 «Каракурт». Если бы не проблемы с дизелями, которые в России почему-то разучились делать, эти корабли уже бы составляли основу российского надводного флота.
Но речь о другом. На Черном море, на Балтике и в Японском море ВМФ РФ противостоят не террористы, а ВМС технически развитых государств с богатым набором средств разведки, обнаружения и целеуказания. И даже, держа МРК под зонтиком своей истребительной авиации, далеко не всегда удастся закрыть их от средств воздушного нападения.
Поэтому более целесообразно использовать полупогружающиеся корабли типа «Страж» в качестве ныряющих МРК. Подобный малый погружающийся ракетный корабль (МПРК) может оснащаться 8–10 установками вертикального пуска универсального корабельного стрельбового комплекса 3Р-14 с ракетами «Калибр-ПЛ» для поражения наземных целей на дистанции 1500–2500 км. Скрытно выйдя из базы, такой МПРК доберется до точки погружения, пройдет под водой 80–100 миль, а затем ляжет на грунт. Боевая служба МПРК продлится две-три недели. После ее завершения малый ракетный корабль скрытно покинет позицию. Ему на смену придет другой МПРК.
Помимо «Калибров» на таких МПРК возможно развертывание оморяченных оперативно тактических ракет «Искандер-М» или их аналогов. И тогда «Стражи» станут настоящими «Боссами» морей.

Подпишитесь на нас Вконтакте

1604

Похожие новости
02 сентября 2021, 22:00
02 сентября 2021, 22:00
09 сентября 2021, 22:40
09 сентября 2021, 22:40
23 сентября 2021, 23:00
23 сентября 2021, 23:00

Новости партнеров