Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Стратосферное оружие против авианосцев



Х-22 наносит смертельные увечья даже без применения ядерного заряда. При подлетной скорости в 800 м/с площадь пробоины составляла 22 кв. м, а внутренние отсеки кораблей выжигались кумулятивной струей на глубину до 12 м.

Ракета Х-22 - оружие дальних сверхзвуковых бомбардировщиков Ту-22М, по западной классификации “Бэкфайр” (Задний огонь Встречный огонь).


Кумулятивный заряд оставляет глубокие, но малые по размеру бреши, при этом, диаметр оставляемой пробоины не зависит от массы заряда. Он определяется калибром. Для того, чтобы оставить “дыру” площадью 22 кв. м потребуется кумулятивная БЧ с поперечным сечением в десятки метров. А запускать такую ракету пришлось бы с Байконура.

Второе замечание - -кумулятивная струя ничего не выжигает. Температура там не играет никакой роли. КЗ буквально “вымывает” отверстие, как струя жидкости под высоким давлением. А после преодоления преграды, продукты взрыва превращаются в мелкодисперсный порошок с температурой в разы меньше, чем температура плавления стали.


Внутренние отсеки кораблей “выжигались” не кумулятивной струей, а направленным фугасным взрывом. Что касается размеров пробоины - ничего удивительного для боевой части, содержащей 630 кг взрывчатки.

Конечно, все эти “выжигания” - мелкие неточности, встречающиеся в статьях о военной технике. Сути это не меняет.

Боевая часть ракеты Х-22 способна утопить любой корабль. Но сможет ли хоть кто-то запустить такую ракету?

Ниже - приведены данные из статьи “Ракеты “Бэкфайра” от известного историка авиации, писателя Виктора Марковского. Хроника боевой службы Х-22, с подробным описанием эпизодов её технического обслуживания и практики применения в частях дальней ракетоносной авиации. Цифры и факты.

На основании данной информации становится очевидно, что никакой крылатой ракеты Х-22, как оружия, никогда не существовало. Её компоненты, по отдельности, лежали на складах, а муляжи периодически поднимались в воздух. Но о способности приступить к выполнению боевых задач в соответствии со своим предназначением, в заданные сроки, не могло идти речи.

_____________


Задача. Доставить БЧ массой в одну тонну на дальность 500 км на скорости, близкой к четырем скоростям звука. Применение тубореактивных или прямоточных двигателей исключено, они “не вытянут” по энергетике. Только двухкомпонентный ЖРД с расходом до 80 кг горючего и окислителя в секунду. И высокой отдачей - 250 кгс тяги на 1 кг собственного веса двигателя.

Для обеспечения указанных характеристик в баки ракеты закачивалось четыре тонны диметилгидразина (ТГ-2) и концентрированой азотной кислоты (АК-27И). Если, в процессе заправки, происходиа утечка, то пролитую кислоту приходилось нейтрализовывать не менее едкой щелочью. Утечки были делом обычным, т.к. концентрированная азотная кислота обладала важным свойством - высокой агрессивностью, приводящей к быстрому коррозонному разрушению металлов.

Что касается несимметричного деметилгидразина, то это еще та отрава, способная травануть всех на десятки метров за счет своей немалой токсичности и летучести.



К большому сожалению, конструкторы не догадались покрывать изнутри баки каждой ракеты слоем золота. Потому, хранение ракет Х-22 в заправленном состоянии оказалось невозможным.

В теории, боевая готовность авиационных полков, имевших на вооружение ракеты Х-22, достигалась путем непрерывного цикла работ. Несколько ракет приводилось в заправленное (боеготовое) состояние, затем, через определенное время, из них сливалось горючее и окислитель, снималась боевая часть, баки промывались нейтрализующим раствором, осушались и ракеты давались в хранилище, в то время, как новая партия ракет проходила процесс заправки и заступала на боевое дежурство.

Не нужно быть техником-ракетчиком (в противогазе и резиновых бахилах, в палец толщиной) или командиром авиационного полка, чтобы понять абсурдность такой “карусели”.

На практике все выглядело проще - ракетоносцы Ту-22М всегда и везде летали с незаправленными ракетами. Полный цикл заправки отрабатывался только при выполнении зачетных пусков, которые осуществлялись, в лучшем случае, 1-2 раза в год. При описании таких эпизодов Марковский использует слово “неординарные”.

Далее, вступали в силу законы выживания в военной среде.

От результатов стрельб зависело количество звезд на погонах. Потому, к зачетным пускам допускались только самые подготовленные экипажи, уже имевшие подобный опыт. В то время, как большая часть летчиков вообще не имела опыта применения Х-22.

Подготовка к зачетному пуску занимала не меньше месяца, с проведением нескольких репетиций. На пуск всегда уходили парой, в которой запасной экипаж подстраховывал ведущего на случай отказа.

В итоге, боевая фантастика о трех авиационных полках, требуемых для уничтожения одной АУГ, сменилась суровой реальностью - парой ракет, которых приходилось заправлять и готовить к пуску целый месяц.



При этом, даже заправленная ракета имела шансы остаться на земле. Процесс заведения 6-тонных “болванок” под днище и крыло самолета и, далее, подвески в полуутопленном состоянии в грузоотсеке на держателе БД-45Ф требовал определенных усилий и навыков. В силу редкости подобных событий, технический состав также не имел обширного опыта обращения с этим оружием.



Потому взлет трех полков ракетоносной авиации для атаки авианосной группировки мог немного затянуться по времени.

Марковский справедливо замечает, что американский “ответ” на угрозу со стороны советских ракетоносцев имел похожие недостатки.


УРВВ большой дальности AIM-54 “Феникс”, главный калибр истребителей-перехватчиков F-14.


15-дюймовый снаряд со стартовой массой в полтонны и дальностью пуска 180 км. С маршевой скоростью 5М, боевой частью 60 км и уникальной для своего времени системой управления “Хьюз” AN/AWG-9, установленной на борту исребителя. Способной одновременно сопровождать до 24 целей.

Сейчас, по прошестивии десятиетий, выяснилось, что F-14 мог вылететь на патрулирование с полным вооружением (шесть ракет “Феникс”), но приземлиться обратно на палубу уже не мог. Поэтому опыта плотирования “Томкэта” в такой конфигурации ни у кого из пилотов не было.

Надо ли уточнять, стоимость этих ракет, по сравнению с другими обычными УРВВ ("Сперроу", "Сайдвиндер") оказалась такова, что большинство пилотов ВМС США стреляли ими только на бумаге и тренажерах.

Возвращаясь к отечественному “вундерваффе”. помимо низкой экспуатационной пригодности, крылатая ракета Х-22 обладала рядом других “положительных” качеств.

Длина - 11,67 метра
Диаметр корпуса - 0,9 м
Стартовая масса - 5760 кг

размеры и масса ракет ограничивали их число на носителе, а внешняя подвеска ухудшала летные характеристики и повышала заметность ракетоносца. Если с одной КР Ту-22М2 имел радиус действия 2200 км, то вариант подвески двух или трех ракет был уже перегрузочным, а радиус действия при этом снижался до 1500 км.



По некоторым данным - под подкрыльевом держателе Ту-22М3 находится ракета Х-32 (модернизированная версия Х-22)


Подобная цель - идеальный подарок для вражеской ПВО. Одиночная, крупная, летящая на высоте 20+ км, с ЭПР, достаточной, чтобы заметить ракету уже в момент её отделения от носителя.

Что касается высокой маршевой скорости (3,5 - 4,6М) и высоты (22,5 - 25 км), то она уязвима для корабельных средств ПВО “вероятного противника” на всех этапах её полета. Модификации корабельной ЗУР “Стандарт-2” имели макс. дальность пуска 100 морских миль (180) и высоту перехвата свыше 80 тыс. футов (24+ км). При этом, у зенитных расчетов был куда больший опыт учебных стрельб и реального применения оружия, чем у пилотов ракетоносцев.

Современные “стандарты” обладают еще более высокими характеристиками. К примеру, SM-6 с активной ГСН бьет по воздушным целям на 240 км и достает на 33-34 км. Для более высотных целей существует заатмосферный перехватчик SM-3.

Выводы

Оружие не должно пугать своей сложностью и стоимостью. В ходе военно-морских учений RIMPAC-2010 американцы “всадили” в корабль-мишень (бывш. вертолетоносец “Нью-Орлеан”), по меньшей мере, 10 противокорабельных ракет “Гарпун”.



Подобные учения регулярно проводятся фотами различных государств. На другом фото - тонущий фрегат “Сархад” ВМС Пакистана, пораженный противокорабельной ракетой “Гарпун”, выпущенной фрегатом “Аламгир“.



Ниже - списанный эсминец, расстрелянный тремя ПКР, в ходе учений RIMPAC-2000.



Массовые дозвуковые ПКР - самое реалистичное и, фактически - единственное противокорабельное ракетное оружие нашего времени. Эти ракеты размещены на тысячах носителей - кораблях, самолетах, подлодках. А воинские подразделения имеют опыт обращения с этим оружием. Достаточный опыт, который позволяет надеяться, что в боевой ситуации ракетчики смогут в нужный момент выпустить ракету в противника, не забыв отключить все предохранители и обозначить корректное полетное задание.

Наконец, групповые низколетящие цели с малой ЭПР и заметностью (в силу ограниченых размеров ракет) - представляют большую угрозу, чем единичные цели на больших высотах.

Что касается ракет-монстров, то десятилетия разработки и испытаний, обычно, заканчиваются неясным, в то же время, закономерным результатом. Где авиационный вариант “трехмаховой” ракеты П-800 “Оникс”, о котором говорят уже третий десяток лет?
Единственное фото - муляж ракеты под фюзеляжем Су-30МКИ, сделанное в 1990-х.

Индийцы уже лет 10 обещают принять на вооружение авиационный “Брамос-А”. Надо ли говрить, что его не существует. Откровенно говоря, у индусов даже корабельный вариант до сих пор не достиг оперативной готовности.

Янки, взявшись за разработку перспективной ПКР немедленно “забросили” проект сверхзвукового LRASM-B, переключившись на более простой проект дозвуковой ракеты, с куда более низкой стоимостью и меньшими эксплуатационными проблемами.

Другая ракета-монстр RATTLERS так и не вышла за пределы макета в масштабе 1:2.

Стоит отметить, что перечисленные системы - детский лепет на фоне циклопической Х-22. Воистину можо удивляться технологической и промышленной мощи СССР, который был способен воплощать 11-метровых монстров “в металле”. Пусть даже без достижения реальной боеготовности в строевых авиационных полках.



История с ракетой Х-22 тесно переплетена с новой сенсацией - перспективной гиперзвуковой ПКР “Циркон”. Доставка боевой части (300-400 кг) на дальность 400 км на скорости до 6М. Все это - с использованием ПВРД и в габаритах, позволяющих разместить ракету в стандартных ячейках УКСК “Калибр”. Т.е. при длине менее 10 м и стартовой массе ракеты всего около 3 тонн.

В отличие от Х-22, запускавшейся с борта летящего в стратосфере Ту-22М, фантастическому “Циркону” еще предстоит самостоятельно набирать высоту и разгоняться до скорости, на которой станет возможно включение маршевого ПВРД (очевидно, за счет стартового твердотопливного ускорителя, который должен весить, как пол-ракеты). Плюс, обязательный слой тепловой защиты.

Применение ПВРД, вместо жидкостного реактивного двигателя, должно положительным образом сказаться на эксплуатационной пригодности “Циркона”. С другой стороны, анализ ТТХ других ракетных систем похожего назначения (имеющих большую массу и габариты при значительно меньшей скорости полета), позволяет предположить, что создание ПКР “Циркон” с озвученными характеристиками является невозможным.

Такой вывод - с точки зрения существующих ракетных технологий. Но кто сказал, что российская наука не может совершить прорыв?
Автор: Олег Капцов

Подпишитесь на нас Вконтакте

544

Похожие новости
18 ноября 2017, 06:20
17 ноября 2017, 06:40
16 ноября 2017, 17:40
18 ноября 2017, 06:20
17 ноября 2017, 06:40
17 ноября 2017, 17:40

Новости партнеров