Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Страны-лимитрофы и премия Дарвина



«Когда я почти год назад озвучила, что, судя по потреблению хлеба и муки, на Украине проживает 25-26 миллионов человек, поднялся большой шум».
Лариса Шеслер


Часто иронизируют над «грядущей гибелью Украины». Дескать, пророки пророчат, пророчат, а «ненька» всё жива. Однако всё не так просто. Некоторым процессам необходимо время для реализации. Процессы в больших системах вообще имеют свойство разворачиваться неспешно. Поэтому для не слишком внимательного наблюдателя то, что мы имеем сегодня, было всегда и точно так же линейно проецируется в будущее.


Касательно плотности населения: исторически плотность, например охотников и собирателей, была весьма и весьма невысока. Причина? А они активно эксплуатировали существующие в природе ресурсы и «жали там, где не сеяли». Ну да, и голодать им тоже приходилось порядочно. С запасами продовольствия у них было, прямо скажем, не очень. Практически то же самое касается так называемых кочевников (очень уж разные были эти кочевники). Плотность тоже весьма невелика. В случае же падежа скота их ждал голод.


Поэтому создание земледельческих цивилизаций — это настоящая революция. На очень ограниченных кусках земли крестьяне начали выращивать продовольствие, достаточное для прокорма, да ещё и на продажу, ещё и на налоги хватало! Цивилизация, она основана на том самом «прибавочном продукте», если все охотятся за «куском мяса» или бродят в поисках кореньев, при этом находясь в перманентном состоянии голода, то о цивилизации говорить очень сложно.

«Крестьянские цивилизации» существовали очень долго, практически большая часть человеческой истории — это крестьянские, сельскохозяйственные цивилизации. Понятно, что плотность населения очень плотно коррелировала с урожайностью. В дельте Нила или в междуречье Ирака она могла быть невероятно высокой (пока урожаи позволяли). Но наиболее эпична история китайских сельскохозяйственных цивилизаций. Растёт население, и долина Хуанхэ потихоньку осваивается… Потихоньку растёт размер и сложность гидротехнических сооружений (в тёплом климате вода — это всё). Растет размер пашен, растут урожаи, растёт размер населения и растёт госаппарат. Но растёт и техногенная нагрузка на окружающую среду. И в определённый момент поддержание растущей сложности гидротехнических сооружений становится слишком дорогостоящим.

И тут круги начинают вращаться в обратную сторону… Сооружения потихоньку ветшают, деградируют, урожаи падают… Растут голод и беспорядки, снижаются налоги, что приводит к дальнейшему ухудшению состояния гидротехнических сооружений (в тёплом климате вода — это всё). И в определённый момент Хуанхэ выходит из берегов и разносит всё к чёртовой матери: крах госсистемы, голод и беспорядки… и вымирание населения.

Потом система перезапускается, и так много раз. Интересная штука — история с археологией. Безусловно, были и административные, торговые, культовые центры, но мы сейчас не курс Древней истории пересказываем. Так вот, очень долго плотность населения лимитировалась сельхозпроизводительностью данной территории. Так было.

И даже при возникновении международной торговли продовольствием оставался животрепещущий вопрос оплаты. У кого там «саксонские серебряные рудники»? Что такого полезного вы нам можете предложить? Продовольствие достаточно объёмно, и в Древнем мире его можно было таскать или по морю (Александрия — Рим, например) или по рекам. Но не по суше! И да, кормить имперский Рим — это одно, а кормить какой-то «левый» город в глубине континента — это совсем другое. Вообще, всё величие Рима, все его площади, храмы и дворцы были невозможны без хлеба Египта.

Перерывы в поставках продовольствия приводили к жесточайшим политическим кризисам. Отсюда легендарная фраза «золотой латыни»: «Плыть мне необходимо, а жить нет». Голодные толпы — это голодные толпы. Разговаривать с ними бесполезно. И это характерно для всех стран, не важно, Московия это или средневековая Франция. В столице скапливались массы, не занятые в сельском хозяйстве, но сильные своей сплоченностью. Перебои в поставках продовольствия, рост цен… и много примеров можно привести. Не важно: неурожай там или дороги развезло. Это было проклятием всех государств буквально до Новейшего времени: рост городского населения, потом спад в производстве продовольствия, стремительный рост цен, голод и голодные бунты. И государства были вынуждены заняться регулированием продовольственных вопросов очень рано.

Свободный рынок обеспечит вам голод и политическую катастрофу. С развитием промышленности всё стало ещё интересней: целые страны, как, например, Германия или Англия стали нетто-импортёрами продовольствия. И нетто-импортёрами сырья для своей промышленности, например. Невозможность закупать продовольствие и сырьё (или завозить его) вела и для немцев, и для британцев, и для японцев к крайне тяжёлым последствиям. Катастрофическим.

К чему всё это долгое вступление и при чём здесь, например, Украина? Сегодняшний относительно высокий уровень жизни в некоторых странах современного мира (не только золотой миллиард, кстати) обеспечен достаточно сложной экономической системой. И не только системой «международной торговли». Кстати, в 20-м веке, в эпоху «победившей индустрии», голод имел место и в США, и в Германии, и в России. Так что не всё так здорово, как многим кажется.

Просто рядовой человек обо всех этих вещах задумываться не любит категорически. Ему хочется большую зарплату и новую машину. Сам современный уровень жизни, однако, а это возможность каждый день есть досыта, жить в благоустроенном жилье, и прочее, имеет весьма сложное и хрупкое обоснование. Это, в частности, современная индустрия, энергетика, транспортная инфраструктура. Это сложно, безумно дорого и создаётся поколениями.

«Общество всеобщего благосостояния» в Западной Европе в 60-е годы основывалось во многом именно на ресурсах, созданных трудом многих поколений (в том числе в колониях). Невозможно в нищей стране вот просто так, на ровном месте создать высокие жизненные стандарты для всех. Это, простите, сказка для маленьких. Именно поэтому, но не только, СССР не мог быть богаче США. Никак не мог. Чудес не бывает. Сегодня в Западной Европе тот самый ресурс во многом «проеден», плюс поднялись конкурирующие производственные центры в Азии, и начинается «скольжение вниз»… Чудес в экономике не бывает, сколько ни проводи гей-парады.

Так вот, основой государств-лимитрофов от Эстонии до Грузии были как раз те самые советские производственные комплексы, порты и электростанции. Это очень дорого и сложно — их создать. Это было дорого и для Британии, и для Германии, и для Японии. Та же Украина вышла в «свободное плаванье», получив их «забесплатно» — долгов было ноль. Вот именно этот дорогостоящий комплекс и был базой, той самой «черепахой и слонами» одномоментно, на которых и зиждилось здание украинской государственности. Именно он обеспечивал в 1991-м году проживание на Украине 52 миллионов населения. Работа и кусок хлеба при этом были у всех.

Потом эту самую «промышленную суперсистему» стали разбирать на винтики и резать на иголки. Извлекая при этом из «процесса» коммерческую прибыль. Этим, собственно, и занимались украинские власти в «славные 90-е». Население уже тогда начало сокращаться и разбегаться (что естественно). Логика тут простая: чем выше плотность населения, тем более продвинутые технологии и изощрённые системы надо использовать. Разваливается экономика и государство, деградирует «социалка», как следствие падает плотность населения.

Мы, как правило, рассматриваем ситуацию отдельно в Прибалтике, отдельно в Белоруссии, отдельно на Украине. Но, несмотря на имеющиеся серьёзные различия в новейшей политической истории, у этих стран невероятно много общего именно с точки зрения плотности населения.

Драматическое вымирание прибалтийских тигров никакой «мистики» в себе не несёт: это был, по сути, дела «портовые страны» целиком и полностью завязанные на общесоветскую экономику. Для Европы это своего рода «камчатка». И с точки зрения географии, и с точки зрения экономики. Не нужны им эти территории, неинтересны. Со всех точек зрения, кроме «сдерживания российского агрессора».

Ушла империя, и прибалтийские экономики отдали богу душу. А население вполне естественным способом стало разбегаться и без всякой российской агрессии. Кстати, прибалтийские политики вполне бы могли себе поставить это в заслугу: заблаговременная эвакуация граждан с «танкоопасных направлений». Ворвутся русские танки в Таллин, а там пусто! Все съехали, и свет отключён за неуплату…

И кстати о птичках: в межвоенную эпоху у «суверенных прибалтов» имела места та же засада: практически полное отсутствие экономики. Как тогда говорили, колыбель эстонцев — Эстония, а их могила — весь мир. Нечем им было жить в холодной, маленькой и нищей Эстонии на европейских задворках. История в общем и целом повторяется.

Господь жестоко подшутил над эстонцами: они могут быть очень успешными, но… строго в рамках России. Иначе — нищета. И население от бескормицы начинает вымирать и разбегаться… Рига и Таллин очень хорошо жили за счёт статуса имперских портовых городов. При этом потоки товаров туда/обратно воспринимались как нечто само собой разумеющееся. А исчезновение данных потоков было полностью «неожиданно».

Как «вишенка на торте»: транспортные евразийские мегапроекты могли бы озолотить маленьких, но гордых прибалтов, но нет, куда там. И Рига, и Таллин, и Вентспилс с Клайпедой из них будут исключены. То есть, по идее, гипотетически и теоретически эта территория могла бы быть сверхуспешной, не прилагая к тому никаких особых усилий. Просто за счёт удачного географического местоположения. Но люди сделали всё, чтобы вычеркнуть себя из списка бенефициаров.

А без «русского транзита» (ЕС-РФ-КНР-ЮВА) по суше и частично морями, данная территория никому не интересна и население там по факту обречено. То есть кто-то там жить будет, но мало и плохо. То есть низкая плотность населения и невысокий уровень жизни… Прибалтика могла бы стать торговым перекрёстком, но им не станет, тут могли бы возникнуть определённые производства, ориентированные на обработку российского сырья/производство товаров для России, но они не возникнут.

Страны Балтии выбрали независимость? Просто надо «аккуратно расшифровывать» некоторые красивые термины: они выбрали прозападно-русофобскую политику. За что и страдают.

История показала, что Прибалтика может существовать только как часть больших политических систем, но если европейцам она была нужна как военный плацдарм против России, то России были очень нужны торговые порты и опережающее экономическое развитие данных территорий. Ну что ж, прибалты вернулись во времена Тевтонского Ордена, удачи им.

Про Украину сказано и написано уже очень много. Хотелось бы глянуть на эту проблему с точки зрения демографии, густо замешанной на экономике. В момент обретения независимости там проживало порядка 52 миллионов человек, сразу после 1991-го население Украины стало стремительно сокращаться. Так как переписи населения принципиально и давно не проводятся, а госструктуры в целом серьёзно деградировали, то даже примерно сказать, сколько сегодня там проживает населения, крайне сложно.

Ведь чем больше цифра, тем на первый взгляд, значимее страна (хотя, конечно, Швейцария гораздо значительнее Бангладеша). Поэтому украинским политикам очень нравится говорить от имени «45-миллионного украинского народа». Но есть ли он в природе? Столь многочисленный «украинский народ»? Разные эксперты называют разные цифры, кто-то говорит про 35-36 миллионов постоянного населения, а кто-то и про 25 миллионов (исходя из текущего потребления хлеба и электричества).

Сказать точнее весьма и весьма сложно: в стране полный бардак, и подсчёт поголовья «будущих европейцев» — последнее, что интересует действующие власти. Да и правду они говорить не привыкли. Поэтому приходится прикидывать с точностью плюс/минус 5 миллионов. Такая вот «европа». Кстати, прибалты так вот откровенно не врут по демографии, но, тем не менее, к многочисленным трюкам (типа человек приезжает в год один раз на пару дней, но числится резидентом страны) прибегают вполне открыто. И, тем не менее, вымирание Прибалтики уже ни для кого не секрет.

Украина же гораздо больше, гораздо интереснее, поэтому чисто демографические моменты там остаются на заднем плане. Но, с одной стороны, это резко облегчает задачу действующим властям — чем меньше народу, тем меньше голодных ртов (даже знаменитая немецкая сказка про оставление голодных ртов в глухом лесу есть). То есть вымирание/разбегание населения своей собственной страны для украинских властей — большой плюс.

Вот Советам было нужно много рабочих рук, как ни странно, и население Украины до 1991-го года росло, а потом украинцы стали менее востребованы. С другой стороны, с чисто политической точки зрения страна с населением пусть даже не 52, а 45 миллионов (усушка/утруска) — это одно. А вот страна с населением 25 миллионов (значительная часть из которых пенсионеры) — это совсем другое. По политической значимости. Страна с 25 миллионами — это уже не совсем тот слон, от пробуждения которого (согласно мнению киевского мэра) может «вздрогнуть Европа». Усох киевский слоник…

В принципе, процесс естественный: та самая промышленная база и высокоразвитое сельское хозяйство постепенно уничтожались и деградировали. Как следствие, ресурсов для «прокорма» оставалось всё меньше и меньше. Разрыв с Россией — 2014 поставил жирную точку в истории украинской промышленности, а значит, и энергетики. По сути дела, история Украины 1991-2014 — это история перехода к более примитивным методам хозяйствования на той же территории, способным прокормить куда меньше населения.

То есть процесс носит вполне себе естественный характер, после первого майдана он значительно ускорился, после второго ускорился до предела и стал полностью необратимым. Все разговоры, о неких миллионах потенциальных украинских эмигрантов звучат достаточно странно. Сегодня они (по разным причинам) не нужны ни в ЕС, ни в РФ.

То есть не важно, какие конкретно политики были у власти и какие именно политические партии, вопрос был только в сохранении экономической интеграции с Россией или разрыве отношений. Всё остальное по факту — пустая и бессмысленная демагогия.

Вот можно тупо абстрагироваться от всяких стратегически-религиозно-геополитических вопросов и смотреть только под углом сохранения/разрыва экономических связей с Россией. Когда в конце концов произошёл полный разрыв, то американские «друзья» украинского народа в качестве альтернативы российским промышленным заказам предложили… роль «аграрной супердержавы».

А знаете, не бывает «аграрных супердержав». По крайней мере в 21 веке (да и в 20-м их уже не было). Геополитическая проблема России конца 19-го века во многом заключалась в том, что она была как раз великой державой, но практически полностью аграрной.

И надо понимать, что «чисто аграрная» Украина — это как раз страна с очень небольшим населением. И с очень небольшим бюджетом. Кстати, даже с этим вариантом развития не всё так просто. Вопросы возникают: в сегодняшнем мире «вроде как» аграрными сверхдержавами (но не только аграрными!) являются разные там ЕС, РФ, США… даже Бразилия! Для современного сельского хозяйства нужно много техники, много ГСМ, много удобрений. Инфраструктура по сбору/переработке/отправке на экспорт нужна. И зачастую это всё дотируется/поддерживается за счёт государства (по крайней мере в ЕС/США/Японии).

Ну, и где это всё в современной нам Украине? А просто нечего больше Западу предложить «маленьким украинцам», отсюда и завиральная идея «аграрно-космической мегаимперии». У нас так долго обсуждали (и высмеивали) вариант «имперских аграриев», что народ просто забыл проверить, а возможно ли это хотя бы в теории? Выходит, что невозможно.

Значит, украинская «экономика» будет базироваться на натуральном хозяйстве. В принципе ещё при «добром Януковиче» (и до него) так жили многие миллионы украинцев. Что вырастил на огороде, то и съел. Как в Африке. Но тут ни о какой плотности населения, имевшей место в атомно-индустриальной советской империи, и речи идти не может.

Значительно ниже. Буквально в разы. Причём в разы от уже достигнутой на сегодняшний день плотности населения. То есть даже страшно сказать, сколько. Но немного, однозначно.

Поэтому меня лично «украинская проблема» тревожит не так сильно, как должна была бы исходя из теории Кличко о «слоне в шароварах, способном потрясти всю Европу». Вымрут ваши украинцы от суровой бескормицы, как птица дронт. Даже рыбок в аквариуме надо периодически кормить, а средний украинец до сих пор съедает куда больше среднего барбуса.

В отличие от Прибалтики, транзит для Украины был менее значим относительно, но был очень велик по объёмам (по старой советской памяти РФ использовала ставшие чужими порты). И как мы понимаем сегодня, этот самый транзит умер. Совсем умер. И вряд ли возродится по причинам чисто политическим, а ведь от этого самого транзита тоже многие кормились на Украине. И что теперь делать этим людям? Да что делать в сугубо рыночной экономике тем людям, которые в отличие от проклятого совка, в рынок «не вписались»?

Пойти и сдохнуть. Как это уже было в 90-е годы. Егор Гайдар не даст соврать.

То есть на сегодняшний день есть абсолютно «лишние» миллионы украинцев, чьё существование не обеспечено действующей экономикой.

Ну и, завершая этот краткий «экскурс», нельзя не вспомнить о Белоруссии, которая пока всех этих экономико-демографических проблем большей частью избежала. Ключевое слово «пока». Причина? Квазиинтеграция с Россией. То есть наличие русского рынка, дешёвых энергоресурсов и громадных дотаций/«кредитов», позволило сохранить численность белорусов практически на советском уровне.

Но если мы посмотрим на положение РБ с точки зрения глобальной экономики, то оно значительно хуже, чем у стран Балтии и Украины. Почему? Нет ни выхода к морю, ни серьёзных запасов каких-либо ресурсов и мощных экспортных производств первого передела тоже нет (типа металлургических гигантов Украины). Кому и зачем нужна Белоруссия в глобальном масштабе? Какое население на данной территории экономически оправдано?

Давайте так: сколько экспортного продукта может произвести современная белорусская экономика? Сколько народу она способна прокормить без учёта возможностей России? Ещё и ещё раз: без учёта российских возможностей. Да, транзит, согласен. Но сколько народу он прокормит? Да, какие-то мелкие производства останутся… Но в целом… натуральное хозяйство, без украинских чернозёмов. И моря, в отличие от депрессивной Болгарии, у белорусов нет. И «туризм» для белорусов малоперспективен как средство заработка. Минск — это даже не совсем Киев, не говоря уже о Париже.

Миллиона 3-4? Где-то так. В первом приближении. И жить они будут совсем небогато.

Нет, если кто думает, что это всё «ненаучная фантастика», то спешу огорчить: из литовско-украинского опыта примерно такие цифры и проглядывают. Просто Россия в последние годы начинает делать абсолютно правильные вещи: она перестаёт кормить страны с русофобскими режимами. Уже совсем.

А моментальное «сокращение» населения — это всегда болезненно. Нет, ну вы вспомните, вот всегда в советское время на большинство заводов требовались рабочие. И даже квартиру можно было получить, и путёвку в санаторий-профилакторий. И таковых рабочих не хватало. Постоянно не хватало. Нет, зарплата была вроде бы небольшой, но вот если взять тогдашний «соцпакет» (а он был более чем весом!), то картина вырисовывается весьма интересная.

Сегодня мы наблюдаем обратную картину. Но если в той же России она не столь плачевна (хотя отнюдь не весёлая), то, например, и в Прибалтике, и на Украине ситуация сегодня стандартная: полное отсутствие рабочих мест и запредельно дорогая коммуналка. И население начинает «съёживаться» вполне естественным методом. Эмиграция и «естественное» вымирание.

Собственно говоря, Республика Беларусь вступила сегодня как раз в подобную «стадию развития». Экономика, исчерпав все возможные и невозможные резервы, «скопытилась», а от «завоеваний социализма» постепенно отказались. При этом надо учесть, что Минск — это не совсем тропики и отопление стоит весьма серьёзных денег. Вообще централизованное, всеобщее, качественное и дешёвое отопление — это как раз «тяжёлое наследие социализма». Как и дешёвая/доступная электроэнергия.

Просто пытаюсь понять, как будет выживать Минск и прочие белорусские города, опираясь исключительно на белорусские ресурсы. Понимаете, многие этого не ценят, многие не понимают, но мы привыкли к жизни внутри пусть небогатого, но патерналистского социального государства первого мира. Где медицина, образование и социальный рост доступны каждому. Библиотеки, школы, детские сады, спортивные секции и поликлиники. И всё это общедоступно, не говоря о электро- и водоснабжении.

Беда в том, что всё это стоит громадных денег. А при отсутствии оных превращается в полную фикцию. А в странах третьего мира (куда постепенно скатываются Украина и Прибалтика и куда начинает проваливаться РБ) всё немного по-другому. В смысле, совсем другие стандарты потребления социальных благ для малоимущих. Ну, правда там и рождаемость, как правило, гораздо выше, но это не про Украину, не про Грузию и не про Беларусь. И тем более, не про Эстонию.

То есть ответ на извечный вопрос, может ли Беларусь стать «нормальной европейской державой», безусловно, положительный. Вот только количество населения при этом значительно сократится. То есть, грубо говоря в разы. Не верите? Ну литовско-болгарско-украинский опыт вам в помощь. Молодёжь разбежится, старики вымрут…

Ещё раз: рассматривать российские ресурсы/рынок/рынок труда как «своё собственное» — очень и очень большая ошибка всех «лимитрофов». Любителям «еврошляха» в Минске надо произвести несложные подсчёты: сколько белорусская экономика сможет зарабатывать сама по себе, отсюда отнять деньги на выплату долгов и прокорм литвинско-польской «илиты», оставшуюся сумму (если она останется) разделить на стоимость «бич-пакета» (минимальное содержание на грани выживания). Таким образом вы и получите примерное количество будущих белорусов европейского разлива (правда, пахнуть от них будет…).

И будет их никак не 10 миллионов. И даже не 8. А как вы хотели? В европейский «рай» да на чужом горбу? Ещё раз: экономика всё-таки первична, плотность населения — вторична. При разрыве экономических связей с Россией депопуляция лимитрофов — процесс естественный чисто математически. Меньше в растворе питательных веществ — меньше популяция микроорганизмов. Ничего личного — чистая арифметика.
Автор: Олег Егоров

Подпишитесь на нас Вконтакте

138

Похожие новости
09 августа 2018, 07:20
11 августа 2018, 06:20
08 августа 2018, 06:20
09 августа 2018, 07:20
08 августа 2018, 17:20
15 августа 2018, 08:40

Новости партнеров