Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
18 октября 2021, 01:00
18 октября 2021, 06:40
18 октября 2021, 12:00
18 октября 2021, 14:00
18 октября 2021, 14:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Stern: наступление под Курском похоронило танковые войска Гитлера

Своими танковыми соединениями немцы почти победили бескрайнюю Россию. После сталинградского шока они были намерены сломить сопротивление русских новым наступлением. Никогда больше вермахт не смог бросить в бой столь огромные силы. Тем не менее, он потерпел поражение.
Летом 1943 года с точки зрения берлинского Верховного командования положение было серьезным, но не безнадежным. Несмотря на поражение в Северной Африке еще ни один солдат западных союзников не вступил на европейский континент. Катастрофа в Сталинграде в январе 1943 года стала шоком для немцев, однако русским не удалось воспользоваться разгромом шестой армии для достижения успеха на большом пространстве. Они, правда, попытались отрезать весь участок немецкого фронта вплоть до Кавказа. Но немецкий стратег Эрих Манштейн разбил советские соединение своим контрнаступлением в ходе второй битвы за Харьков.
Войск, которых немцы оттеснили от Волги, больше не было. Кремль также пребывал в шоке, о чем пишут американцы, находившиеся в то время в Москве. Противники дали друг другу передышку. Немцы надеялись на весну, когда русская зима закончится и их танки вновь обретут твердую почву под гусеницами.
Наступлением на ограниченном пространстве немцы хотели вновь перехватить инициативу на восточном фронте. Больших стратегических целей так называемая операция «Цитадель» перед собой не ставила, удары должны были быть нанесены с двух сторон выступа русского фронта в районе Орла и Курска. В случае успеха немцам удалось бы выпрямить линию фронта. Конкретной целью операции был разгром советских войск на этом отрезке.
Гитлер сконцентрировал большие силы на ограниченном пространстве
Для поддержки наступления немецкая военная промышленность подготовила невероятное количество новых видов оружия, которые никогда или как минимум редко использовались в таком масштабе. Немецкие реактивные установки залпового огня, так называемые Nebelwerfer, были своего рода конкурентом российских «Катюш». Тяжелые танки «Тигр» с устрашающими пушками калибра 8,8 сантиметров прибыли на фронт в большом количестве, к ним прибавились «Фердинанды», недавно разработанные тяжелые самоходные артиллерийские установки класса истребителей танков с длинными пушками также калибра 8,8 сантиметра.
Впервые предполагалось использовать и немецкие танки типа V, так называемые «Пантеры». «Пантера» считается самым удачным немецким танком Второй мировой войны. Он вобрал в себя многие элементы революционного советского танка Т-34, улучшил их и соединил с качествами, которые позволили немецким танкам занять ведущее положение. К ним прибавились многочисленные менее эффектные новинки, например, гусеничная самоходная мина «Голиаф» с дистанционным управлением. В тот период войны немцы еще не испытывали недостатка в боеприпасах и топливе, который позднее приводил к параличу крупные военные операции.
Сталинские контрмеры под Курском
Вероятно, еще годом ранее никто не смог бы остановить эту силу. Тем не менее, наступление под Курском закончилось решающим поражением немцев, потому что и Советы были уже не теми, что летом 1942 года. Американский историк Деннис Шоуолтер в своей книге о битве под Курском (Dennis Showalter «Armor and Blood: The Battle of Kursk: The Turning Point of World War II») написал: «Битва под Курском стал поворотным пунктом войны на восточном фронте, точкой невозврата». Сталин многому научился. «Железный вождь» хотя и сохранил все рычаги управления в своих руках, но больше не вмешивался лично в оперативное планирование.
Для русских немецкие приготовления не остались незамеченными. То, что целью немецкого наступления будет выступ между Курском и Орлом, догадаться было несложно, да и концентрацию немецких войск не увидеть было нельзя. Кроме того, благодаря разведывательным донесениям русское верховное главнокомандование имело детальную информацию о немецких соединениях и планируемых направлениях ударов.
Вначале реакция русских не выглядела необычной: Москва последовательно делала ставку на изматывание немецких соединений. После харьковского шока там справедливо считали собственные танковые соединения неспособными противостоять немецким войскам в гигантском маневренном бою.
Мастера обороны
Вместо этого Красная армия организовала глубоко эшелонированную линию обороны. Времени для этого у нее было достаточно, потому что немцам пришлось долго ждать своего «чудо-оружия». Впоследствии стало ясно, что немецкое наступление в начале мая прошло бы значительно успешнее, потому что противник воспользовался паузой лучше. Бункеры, окопы, противотанковые рвы, минные поля, скрытые артиллерийские позиции глубо простирались в русский тыл. И в отличие от немцев Советам удалось сохранить свои приготовления в тайне. Для этой цели строительные и дорожные работы велись под натянутым на протяжении километров брезентом. Кроме того, оборонительные позиции были устроены значительно более разумно, чем когда бы то ни было.
Они больше не воспроизводили образцы Первой мировой войны, а были устроены так, чтобы останавливать продвижение танковых войск. Например: особо укрепленные участки фронта с минными полями должны были подвигнуть немцев прорываться на менее укрепленных участках. Но после успешного прорыва они оказывались в огневой ловушке, потому что попадали под огонь из скрытых оборонительных позиций.
Кроме того, русские танки должны были участвовать в боях не как мобильные силы. Впервые в этой войне они по корпус были вкопаны в землю — считается, что эта новация придумана Никитой Хрущевым.
К этому добавилась и советская авиация. Ранее красные летчики играли в войне второстепенную роль. Но несмотря на неудачи в начале битвы они оказали решающее влияния на бои под Курсом и Орлом. Этому способствовало то, что Советы располагали лучшими истребителями того времени. Вопреки советскому менталитету штурмовики Ил-2 защищали свои экипажи, как ни один другой самолет. Они находились в своеобразной ванне из броневой стали.
Благодаря этому эти истребители получили у немцев название «бетонные самолеты» — они выдерживали даже прямое попадание снарядов из 20-мм-пушек. Кстати, часть этих самолетов была оснащена двумя автоматическими пушками калибра 37 мм, расположенными под крыльями. С подобной же конфигурацией «Юнкерса 87» немецкий пилот Ганс-Ульрих Рудель одержал свои многочисленные победы в воздухе.
Прорваться к Курску войскам Гитлера было невозможно
Уже в первые часы наступления выяснилось, что продвижение вперед возможно только при преодолении самого яростного сопротивления. Потому что к отличная обустроенность оборонительных позиций сочетались с готовностью русского руководства мириться с огромными потерями. Да и советские солдаты были готовы продолжать бой даже в ситуациях, не оставлявшим им лично никаких шансов.
Когда немецкие танковые части на южном фланге 5 июля 1943 года начали движение, то их авангард был встречен тысячей стрелков с минами, ручными гранатами и противотанковыми ружьями. Никаких шансов на победу у этих солдат не было.
Их роль заключалась в том, чтобы на короткое время задержать наступающие войска. Немецкое наступление в первый же момент должно было потеряло темп. Русские солдаты показали немцам, что ничего не отдадут даром. Однако время бессмысленного героизма прошло. Теперь даже Советы посылали своих солдат в бой мелкими группами, поняв, что атаки густыми трехрядными цепями бесперспективны.
Известный военный историк Давид Глантц написал в 1986 году в статье для Combat Studies Institute: «Советская победа на восточной фронте была прежде всего следствием советских оборонных мероприятий. Лишь успешная оборона подготовила почву для успешной наступательной операции. Помимо этого развитие успешной обороны на стратегическом и оперативном уровне зависело от того, насколько Советам удалось остановить немецкие атаки на тактическом уровне» (Soviet Defensive Tactics at Kursk, July 1943). Именно в этой сфере у Советов сначала были большие проблемы, но битва под Курском стала их шедевром. В немецком телесериале «Наши матери, наши отцы» показаны сцены ожесточенных боев на Курской дуге.
Быстро стало ясно, что наступление обречено на неудачу. Особенно горьким разочарованием для немцев стало то, что именно новые танки проявили свою никчемность. Вся концепция тяжелой САУ «Фердинанд» оказалась недееспособной. Колосс был слишком уязвим для боковых попаданий и не мог защитить себя от пехоты. «Пантера» хотя и стала позднее любимой машиной немецких танкистов, но летом 1942 года модель в большей степени страдала от детских болезней и поломок, чем Т-34.
Войска северного немецкого фланга не смогли пробить русской обороны. После 9 июля наступательные действия на севере пришлось прекратить. Наступление на юге продвигалось медленно, но закрепиться на завоеванных позициях немцам не удавалось. А без северного фланка и думать было нечего о том, чтобы полностью отрезать русский выступ. Вместо этого было решено предпринять небольшой «надрез серпом» на южном участке фронта.
Самое большое танковое сражение в истории
12 июля немецкий танковый авангард достиг последней линии подготовленной русской обороны. В этот момент русское командование ввело в бой против потрепанных немцев свой мобильный резерв. Немецкие танки натолкнулись у деревни Прохоровка на Т-34 Пятой гвардейской танковой армии. Там в течение дня развернулось самок большое танковое сражение Второй мировой войны и истории в целом. Позднее вокруг битвы у Прохоровки возникла масса выдумок и мифов. Большинство этих историй не соответствует действительности. Но несомненно то, что после этой битвы Гитлер приказал прервать наступление.
Василий Чуйков, маршал Советского Союза, так охарактеризовал эту битву в своей книге «От Сталинграда до Берлина»: «Битва под Курском, переправа через Днепр и освобождение Киева стали катастрофой для гитлеровцев». Через год Советы провели так называемую «Глубокую операцию» против немцев. Они одержали победу, в ходе операции «Багратион» немецкая Группа армий «Центр» была почти полностью разгромлена.
После окончания боев под Прохоровкой бесславно закончилась и последняя большая наступательная операция германского вермахта в России. С тех пор немцы на востоке только отступали, на большее чем спорадические контратаки они уже способны не были.
Командующий танковыми войсками Хайнц Гудериан написал позже в своих мемуарах: «В результате фиаско операции "Цитадель" мы потерпели решающее поражение. Укомплектованные с таким трудом танковые войска из-за больших потерь в живой силе и технике на долгое время утратили боеспособность… С тех пор спокойных дней на восточном фронте уже не было. Инициатива полностью перешла к противнику».

Подпишитесь на нас Вконтакте

745

Похожие новости
15 октября 2021, 21:40
18 октября 2021, 06:40
15 октября 2021, 10:20
17 октября 2021, 06:00
17 октября 2021, 13:20
15 октября 2021, 19:40

Новости партнеров