Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Стальные акулы» Тегерана

Дизель-электрическая подводная лодка типа «Фатех». Фото с сайта www.irna.ir
С учетом сохраняющейся напряженности в отношениях с Соединенными Штатами, Израилем и монархиями Персидского залива, а также большой протяженности своих морских границ (побережье Индийского океана – 2440 км, побережье на Каспийском море – 740 км), военно-политическое руководство Ирана уделяет значительное внимание развитию национальных Военно-морских сил (ВМС). При этом следует отметить, что наряду с надводными кораблями различных классов, включая фрегаты, корветы, тральщики, десантные корабли, ракетные и сторожевые катера, в Иране имеется довольно мощный подводный флот, который выполняет задачи по боевому дежурству в основном в Персидском и Оманском заливах, а также в Ормузском проливе. Впрочем, отмечались также и случаи длительных, более двух месяцев, автономных плаваний иранских подводных лодок в Красном море и Аденском заливе.
В то же время осуществлять базирование своих подводных лодок в акватории Каспийского моря иранское военно-политическое руководство считает пока нецелесообразным ввиду отсутствия серьезных угроз национальной безопасности с этого направления. На морских границах Ирана с Азербайджаном и Туркменистаном особых проблем нет. Задачи по борьбе с контрабандой, наркотрафиком и противодействию терроризму на Каспии весьма успешно решают сегодня иранские надводные корабли небольшого водоизмещения, а также катера береговой охраны. Однако при необходимости, а именно в случае возникновение угрозы с этого направления, иранские малые подводные лодки могут быть переброшены на Каспий в сжатые сроки. Вероятнее всего, для этого будет использоваться железнодорожный транспорт.
УДАРНАЯ СИЛА – «ВАРШАВЯНКИ»
В настоящее время наиболее мощной силой подводного флота Военно-морских сил Ирана являются три дизель-электрические подводные лодки российского производства проекта 877ЭКМ (отечественное обозначение – «Палтус» или «Варшавянка», по западной классификации – Kilo). Данные субмарины были поставлены Тегерану в 1992, 1993 и 1996 годы, причем первоначально советско-иранское соглашение, подписанное 17 мая 1990 года, предусматривало поставку шести подлодок.
В Иране российские субмарины классифицируются как дизель-электрические подводные лодки типа «Тарек» (Tareq) и имеют следующие названия: «Тарек» (Tareq, тактический номер 901), «Нур» (Noor, тактический номер 902) и «Юнес» (Yunes, тактический номер 903).
Данные подводные лодки конструктивно выполнены двухкорпусными (прочный корпус делится на шесть водонепроницаемых отсеков) и являются одними из лучших в своем классе в мире. Они способны решать широкий круг задач, включая действия против надводных кораблей и подводных лодок противника, постановку минных заграждений, обеспечение диверсионных операций и ведения разведки и т.п.
«Варшавянки» отличаются достаточно высокой подводной скоростью хода и малой шумностью, что повышает скрытность их действий. При движении в подводном положении лодка развивает максимальную скорость в 17 узлов, в надводном – 10 узлов. Дальность подводного плавания при скорости 7 узлов в режиме работы дизеля под водой составляет 6 тыс. миль, тогда как экономичным ходом, при скорости 3 узла в подводном положении, лодка может преодолеть 400 миль. Длина лодки – около 73 метров, ширина – 10 метров. Экипаж субмарины по штату – 52 человека, из которых 12 офицеров.
Особенностью конструкции дизель-электрических подводных лодок проекта 877 является наличие пары резервных 102-сильных электродвигателей ПГ-168. Данные двигатели обеспечивают лодке движение в узких местах, позволяют маневрировать во время швартовки, а также могут использоваться для хода в случае повреждения основного вала и винта.
Субмарины данного семейства имеют мощный комплекс минно-торпедного вооружения и современное гидроакустическое, навигационное, радиосвязное и иное вооружение. Вооружение подлодки – шесть 533-миллиметровых торпедных аппаратов, размещенных в носовой части субмарины. Боезапас – 18 торпед, шесть из которых находится непосредственно в торпедных аппаратах, а остальные 12 – на стеллажах. Вместо торпед на борт могут приниматься 24 морские мины с целью постановки минных заграждений: 12 мин – непосредственно в торпедные аппараты (по две мины на каждый аппарат) и столько же мин размещается на стеллажах в торпедном отсеке. Не совсем ясен вопрос о том, прошли ли данные подводные лодки модернизацию с целью обеспечения применения комплекса ракетного оружия с возможностью выполнения ракетной стрельбы из подводного положения.
В связи с введением международных ограничительных санкций против Тегерана по линии Совета Безопасности ООН в конце 2006 года у Военно-морских сил Ирана возникли проблемы с поставкой запчастей, а также выполнением необходимых регламентных и ремонтных работ на этих лодках. Однако иранские власти собственными силами и с помощью других иностранных партнеров (Китая) смогли все же обеспечить надлежащий уровень технического состояния всех трех своих подводных лодок проекта 877ЭКМ, сохраняя их в боеготовом состоянии, а подводная лодка «Юнес» даже выполнила поход в Красное море и Аденский залив на срок свыше двух месяцев.
СУБМАРИНЫ СОБСТВЕННОЙ ПОСТРОЙКИ
В составе Военно-морских сил Ирана имеются также несколько десятков небольших дизель-электрических подводных лодок, в основном собственного производства. Впервые Иран приступил к работе над созданием сверхмалой, то есть водоизмещением менее 150 тонн, подводной лодки собственной конструкции в 1996 году. В качестве прототипа была взята поставленная из КНДР сверхмалая подводная лодка типа «Йоно» (Yono). Возможно, определенное влияние на ход работ по созданию иранской субмарины оказали и решения, примененные в итальянских сверхмалых подводных лодках серии SX-506B производства итальянской компании Cos.Mo.S. SpA, которые поставлялись Пакистану.
Работа по данному проекту шла достаточно активно, и уже 28 ноября 2007 года Военно-морские силы Ирана получили на вооружение первую отечественную сверхмалую подводную лодку типа «Гадир» (Ghadir) водоизмещением около 120 тонн, которая стала головной субмариной в достаточно многочисленной серии. В последующие годы был выпущено свыше 20 подобных лодок.
Субмарина типа «Гадир» имеет два торпедных аппарата калибра 533 мм и предназначена в основном для борьбы с малыми боевыми кораблями и судами противника, выполнения минных постановок, поддержки действий разведывательно-диверсионных сил и средств. Длина подлодки – 29 метров, ширина – 3 метра, высота – 2,5 метра, скорость подводного хода – 11 узлов, экипаж – 18 человек. На вооружении: торпеды и мины и, вполне вероятно, скоростные подводные ракеты «Хут» (Hoot), которые, как считается, созданы на базе российской подводной ракеты «Шквал». По информации, опубликованной в ряде зарубежных источников, к настоящему времени с борта подводной лодки «Гадир» состоялись успешные пуски крылатых ракет неназванного типа и дальности.
В иранских ВМС имеются также малые подводные лодки типов «Фатех» (Fateh) и «Наханг» (Nahang) водоизмещением около 600 тонн и 400 тонн соответственно. Причем первая, как утверждают иранские источники, является носителем современного дальнобойного комплекса ракетного оружия. Кроме того, Северная Корея поставила Ирану помимо четырех сверхмалых подводных лодок типа «Йоно» еще и некоторое количество полупогружных боевых катеров типов «Тэдон-В» (обозначение в ВМС Ирана – Kajami) и «Тэдон-С» (обозначение в ВМС Ирана – Gahjae).
В ИНТЕРЕСАХ СПЕЦНАЗА
В целях обеспечения боевого применения военно-морского спецназа в состав иранских ВМС были включены и соответствующие образцы военно-морской техники. В частности, речь идет о различных групповых подводных носителях и буксировщиках легководолазов (боевых пловцов), например таких, как аппараты типа «Аль-Сабехат» (AlSabehat).
Несмотря на свои не очень большие размеры, эти подводные аппараты могут создавать проблемы не только для Военно-морских сил Израиля, но и для военных и гражданских флотов монархий Персидского залива, да и, пожалуй, для американского флота тоже (в случае вооруженного нападения Соединенных Штатов на Иран). В мелководном Персидском заливе любые боевые корабли, включая и авианосцы, могут стать мишенями для сил и средств иранского военно-морского спецназа, особенно в том случае, если используется фактор внезапности.
При этом отметим, что особую опасность иранские подводные лодки представляют своей возможностью скрытно минировать стратегические морские коммуникации типа Ормузского пролива, через который проходит до 20% всей нефти, реализуемой на мировых рынках. Сверхмалые размеры, дизель-электрическая силовая установка, минимум оборудования и вооружения – у Ирана получилось достаточно грозное оружие, трудно определяемое современными средствами обнаружения.
Строятся эти подлодки в основном на верфях в Бендер-Аббасе, где расположена иранская военно-морская база. Причем сдаются они флоту уже партиями по несколько единиц в год. Четыре или пять сверхмалых и малых подлодок на постоянной основе посменно несут боевое дежурство в Ормузском проливе.
В настоящее время в Иране «на основе национальных технологий» идет строительство средних дизель-электрических подлодок типа «Бесат» (Besat) водоизмещением более 1000 тонн. Они будут иметь более широкие возможности для действий в открытом море. В составе их вооружения торпеды, мины и крылатые ракеты.
Иранское военное командование проявляет также интерес к российским малым подводным лодкам прибрежного действия проекта П-650Э, которые созданы для охраны и обороны прибрежных и морских границ путем скрытного патрулирования, уничтожения одиночных надводных кораблей и судов, уничтожения подводных лодок, нанесения ракетных ударов по береговым объектам, постановки минных заграждений, ведения разведки в назначенных районах и наведения на противника сил ВМФ и авиации. Кроме того, есть интерес и к подводным лодкам типа «Пиранья-Т», которые способны участвовать в специальных операциях и принимать на борт разведывательно-диверсионные группы численностью до шести человек. Не исключено, что снятие санкций с Ирана будет способствовать возобновлению российско-иранского сотрудничества в этой области.
КОРАБЕЛЫ АКТИВИЗИРОВАЛИСЬ
В конце ноября 2018 года в боевой состав ВМС Ирана вошли еще две подводные лодки типа «Гадир», а в феврале 2019 года – новая подлодка типа «Фатех», вооруженная ракетным комплексом (ракетную стрельбу можно осуществлять из подводного положения). Максимальная глубина погружения лодки – 200 метров. В сообщениях иранских СМИ указывалось, что субмарина имеет современный гидроакустический комплекс и другое специальное оборудование.
Иран последовательно и основательно развивает национальную школу подводного кораблестроения с использованием доступного иностранного опыта и учетом географических особенностей страны. Причем еще в декабре 2016 года президент Ирана Хасан Рухани отдал распоряжение своим конструкторам начать работы по атомной субмарине.
Стремление иранского руководства развивать национальные ВМС, и в первую очередь подводный флот, вполне объяснимо. Тегеран демонстрирует свои возможности в качестве региональной морской державы и пытается тем самым компенсировать потери от вынужденного сворачивания ядерной программы, в которой видел гарантию своей национальной безопасности. Иран также хочет закрепить успехи в усилении своего влияния в Ираке, Сирии, Ливане, Йемене, Катаре, Омане и других арабских странах, где с его помощью активизировались проиранские силы. Иранские фундаменталисты хотели бы и дальше вести прокси-войну с Израилем руками группировки ХАМАС в секторе Газа и ливанской «Хезболлы».
В этой связи подводный флот может обеспечить Тегерану безопасность каналов поставки вооружений и боеприпасов этим и другим проиранским группировкам в регионе. Иран имеет даже планы построить на сирийском побережье военно-морскую базу, которая бы стала важным элементом в присутствии на постоянной основе в Средиземном море иранских надводных кораблей и подводных лодок.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

196

Похожие новости
22 марта 2019, 15:40
25 марта 2019, 19:40
22 марта 2019, 01:20
21 марта 2019, 17:00
24 марта 2019, 18:00
25 марта 2019, 16:40

Новости партнеров