Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 00:40
15 июля 2018, 19:20
15 июля 2018, 21:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

США в Афганистане стали в трагическую позу

Последние сообщения из Афганистана заставили многих вспоминать времена первых лет после вторжения США в эту страну. Взрывы, нападения, боестолкновения, теракты и покушения. Полная палитра нового обострения обстановки.

Что происходит?

Нет, мира здесь никогда не было, но всё же ещё два года назад казалось, что какие-то надежды на него намечаются. США и НАТО сильно сократили свои оккупационные контингенты.
США в Афганистане стали в трагическую позу
А те войска, что оставались, сидели себе по базам, почти не высовывая носа. Правительственная армия укрепилась, достигнув вместе с прочими силовыми структурами численности в 350 тысяч человек.
Запрещённые в России как террористические группировки «Исламское государство» (ИГ) и «Талибан» в 2015 году контролировали обе не более 7% территории страны, в то время как правительство удерживало за собою 72%.
Остальное находилось либо в «серой зоне», где днём была одна власть, а ночью – другая, либо под контролем местных князьков, которые были лояльны и тем, и другим, но больше всего – себе. «Талибан» и ИГ дрались между собою, причём первый постепенно выдавливал вторых. Речь даже шла о возможности присоединения адекватной, не джихадистской части талибов к мирному процессу.

Что изменилось

И вдруг процесс пошёл вспять. К концу 2017 года Кабул контролировал уже 57% территории страны. Ещё 30% составляли зоны так называемого «спорного контроля». Экстремисты же увеличили твёрдо свои территории вдвое – до 13-14%.
Сами боевики как взбесились. Произошли эффектные и жутко эффективные нападения на военные базы, с уничтожением десятков и сотен солдат и захватом больших арсеналов оружия. Атаковались и занимались города и целые районы. Правительственные блокпосты стали местом для смертников.
Даже американские потери за прошлый год выросли на треть – до 141 человека, что пресса США объясняет увеличением количества боевых операций. И это ещё не считая потерь среди персонала частных военных компаний, которые, собственно, и несут на себе главную тяжесть различных логистических и охранных мероприятий в Афганистане.
Более того, боевики довольно грамотно переформатируют свои вооружённые подразделения по настоящему армейскому образцу, в том числе создавая элитные и штурмовые подразделения. Что-то похоже сейчас формирует и ИГ, где обучение местных бойцов ведут террористы, прошедшие школу войны в Сирии и Ираке.

Так что происходит?

На этот вопрос ответил один из ведущих в России специалистов по Афганистану, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН и заведующий отделом в Институте стран СНГ Андрей Грозин:
«Происходит нарастающий хаос и развал. Правительственная армия действительно очень сильно ослабла, подрастеряла остойчивость, желание противостоять противнику».
Причин тому, по словам специалиста, много. Это и упавшая мотивация, и возросшая сила боевиков, и общая деградация, причём не только армии, но и власти.
Сами теракты о том говорят, отметил учёный. «Зелёная зона» в Кабуле всегда охранялась также серьезно, как и «зелёная зона» в Багдаде во время американской оккупации. И вот теперь мы видим знаковый теракт именно в этом районе афганской столицы.
Талибы, со своей стороны, стали воевать гораздо лучше, чем прежде. Если раньше боевики платили тремя своими жизнями за одного убитого солдата, то теперь соотношение равное.
Практически перестал работать пусть и значительно потускневший, но дотоле исправный в целом принцип «пуштун пуштуна не убивает».
«Дело ещё и в том, — заметил Андрей Грозин, — что перестал работать и принцип «талиб равно пуштун». Талибан – это уже не исламистское, а национальное пуштунское образование. Ныне в талибах кого только нет».
Более того, поведал эксперт, нет уже и Талибана как единого движения. Талибанов сегодня по меньшей мере три. Во главе формально стоит некий вождь, но его никто не слушает.
Афганистан вообще распадается на ряд самодеятельных региональных образований, власть Кабула над которыми становится всё более призрачной. Причём эти образования складываются по племенным, этническим признакам, по власти над ними местных полевых командиров или всё тех же Талибана и ИГ.
Факт, что с Кабулом они считаются всё меньше и часто не желают попросту обращать на него внимания. А местные представители центральной власти, если и сидят в райцентрах, то тихо, всячески уважая интересы подлинных хозяев данной местности. И кое-где так получается даже лучше.
Например, у хазарейцев, указал Андрей Грозин, — там тихо, спокойно, никаких терактов и террористов…

А что же американцы?

Численность американского контингента их в целом подросла, свидетельствует Грозин, но она имеет волнообразный характер, постоянно меняясь, однако при этом не достигает величины, потребной не только для защиты себя самих, но и для сколько-нибудь эффективных военных действий.
США ныне теряют Афганистан так же, как они потеряли Ирак. Они могут надувать щёки, но физически не то, что победить, навязать свою повестку дня уже не могут.

А для других? Есть ли выход?

Об этом говорить сложно, если вообще возможно, пожимает плечами Андрей Грозин. Америка, по прогнозу эксперта, так или иначе будет умывать руки. В самом худшем случае обвал Афганистана её никак не пришибёт в отличие от стран-соседей.
Соседи же делают что-то возможное, чтобы найти какое-то решение, но это объективно сложно. Подходя с точки зрения прагматичной, мир в стране можно, наверное, купить. Но для этого надо заплатить Талибану, как основному вооружённому противнику нынешнего правительства. Придумать что-то вроде национального примирения на мощной финансовой основе. Которую, естественно, сам Афганистан обеспечить не в состоянии, а Америка может, но не будет.
Некий переговорный процесс предложила Россия – «Царьград» об этом писал. Начавшиеся в конце 2016 года консультации собрали в Москве сам Афганистан и его значимых соседей — Китай, Индию, Пакистан и Иран. Но понятно, что сколько ни консультируйся, фактор Талибана неизбежно попадет в повестку дня.
Беда в том, что против какого-то компромисса с талибами жёстко стоят правительство в Кабуле и… Индия. Причём последняя руководствуется своими бизнес-интересами: за последние годы в очень тесном контакте с Кабулом индийскому капиталу удалось очень прочно усесться в самых разных секторах экономики Афганистана. И дай талибам признание и право вмешательства в эти отлаженные схемы – многое может полететь кувырком, а уж от убытков не уйти в любом случае.
И без Талибана вопроса не решить. Да и опыт показывает, что в подобного рода противостояниях победителей быть не может – да и кто может победить Зону племён? То есть область пуштунских племён, ведущих кочевой образ жизни и не признающих ни границ, ни чьей-либо воли, кроме своей. Собственно, они даже провозгласили своё государство Вазиристан. И хоть находится оно на территории Пакистана, исламабадские власти там ничего не контролируют и даже заходить туда опасаются.

Так на что или на кого надежда?

На Китай, полагает Андрей Грозин. У него рядом с Афганистаном и так тлеющий экстремизмом Синьцзян-Уйгурский округ. Экспорт в него джихадистских искорок от соседа Пекину не интересен. Рядом с Афганистаном пролегают планируемые ветки маршрутов программ «Великого шёлкового пути» и «Один пояс – один путь». Существование под боком громадной пороховой бочки, на которой пляшут с огнём в руках сразу несколько взаимных врагов, его никак не устраивает.
Наконец, у Китая есть деньги, чтобы подложить под хоть какой процесс национального примирения финансовый фундамент.
Выгодно это Китаю? Видимо, в Пекине пришли к такому мнению. Китайцы, что называется, уже зашли в афганский Бадахшан, где приступили к строительству то ли военной базы, то ли военно-учебного лагеря для местного населения. То ли того и другого сразу. Потому что в перспективе здесь тоже должен пройти один из маршрутов евразийской логистической цепи Китая.
Выгодно ли это другим, кроме Китая? В целом, скорее да, чем нет. Если его присутствие в Афганистане послужит залогом успокоения и относительно мирного будущего этой страны. Индия, конечно, подожмёт губы, а Америка, наоборот. Однако и здесь есть одна проблема. Никто не знает, что выберет Китай в конечном итоге. И как скоро будет действовать, если выберет. Потому что никто не знает, каков горизонт планирования у Китая.
А с его 5-тысячелетней историей об этом и задумываться боязно…

Подпишитесь на нас Вконтакте

584

Похожие новости
16 июля 2018, 00:40
15 июля 2018, 11:00
15 июля 2018, 02:40
15 июля 2018, 00:00
15 июля 2018, 00:00
15 июля 2018, 19:20

Новости партнеров