Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

США против СНВ-III. Новые невозможные условия


Б. Обама и Д. Медведев на церемонии подписания СНВ-III. Фото АП РФ / kremlin.ru



5 февраля 2021 г. истекает срок действия Договора о Сокращении наступательных вооружений (СНВ-III / ДСНВ). Условия договора предусматривают сокращение стратегических ядерных сил до указанных пределов. Имеется возможность продления договора при взаимном согласии сторон. Однако процесс продления забуксовал, и на днях появились новые проблемы. Американская сторона выступила с требованиями, выполнение которых фактически невозможно.


Американские условия


Поводом для новых споров на самом высоком уровне стала недавняя публикация газеты The Washington Times. 7 мая она опубликовала интервью с представителем президента США по контролю за вооружениями Маршаллом Биллингсли. Основные тезисы этого интервью закономерно привлекли внимание.

М. Биллингсли отметил, что Вашингтону не нужен «контроль за вооружениями ради контроля», и потому американские власти желают, чтобы им объяснили необходимость продления СНВ-III. Кроме того, договор в его нынешнем виде не решает ряд вопросов, которые в США считаются приоритетными. Без их учета продление или подписание нового ДСНВ, по мнению американских властей, не имеет смысла.

В целом все сводится к трем основным темам. Первая – участие Китая. КНР располагает развитыми стратегическими ядерными силами, и США хотят видеть ее в списке участников ДСНВ. Пекин отказывается подписывать такой договор, и Вашингтон хочет, чтобы Москва помогла переубедить его. В противном случае США тоже не станут продлевать / подписывать соглашение.

Вторая проблема касается перспективных российских вооружений. М. Биллингсли напомнил о системах «Кинжал», «Посейдон» и «Буревестник», которые не укладываются в условия существующего СНВ-III. По его словам, США не намерены обсуждать место такого оружия в будущем договоре. Проблему предлагается решить самым простым образом: Россия должна отказаться от этих образцов. Более того, следует прекратить работы по направлениям, отсутствующим у США.


ПГРК "Тополь-М". Такие системы пока устраивают американскую сторону. Фото Минобороны РФ / mil.ru

Третий вопрос, поднятый представителем президента США, затрагивает проверки и сбор информации. Предлагается ужесточить процессы проверок и инспекций. Поводом для такого предложения является недоверие по отношению к Москве и Пекину.

Российский ответ


Российское министерство иностранных дел ответило на заявления американского должностного лица. Замминистра Сергей Рябков отметил, что сигналы из Вашингтона не располагают к оптимизму и к продолжению продуктивного диалога. Американская сторона подает ситуацию так, как будто Россия больше нее заинтересована в существовании ДСНВ.

Замминистра напомнил о недавних событиях вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В тот раз США попытались переложить ответственность на Россию, и после этого вышли из договора. С. Рябков считает высокой вероятность того, что и в случае с СНВ-III американские власти используют тот же метод.

Китайский вопрос


В своем интервью М. Биллингсли высказал точку зрения американской администрации на текущее положение дел и перспективы ДСНВ. Кроме того, очерчен круг проблем, беспокоящих Вашингтон, и сделаны некоторые предложения. Их следует рассмотреть отдельно – и сделать определенные выводы, как о самих предложениях, так и о мотивах их авторов.

Первая идея М. Биллингсли заключается в привлечении Китая к подписанию новых соглашений. Следует напомнить, что в прошлом Пекин неоднократно приглашали в ДСНВ и ДРСМД, но он решительно отказывал. Причины такого отказа достаточно просты и связаны с тем, что условия обоих договоров избыточны или опасны для СЯС Китая.


МиГ-31 с ракетой "Кинжал". Представитель президента США предлагает отказаться от такого комплекса. Фото Минобороны РФ / mil.ru

Существующий СНВ-III предусматривает сокращение числа развернутых ядерных боезарядов до 1550 ед. Общее количество их носителей оговаривается на уровне 800 ед. при 700 развернутых. Насколько известно, у НОАК имеется не более 700-900 боезарядов и не более 250-300 носителей, пригодных для развертывания. Это существенно меньше ограничений СНВ-III. Впрочем, общее количество потенциальных носителей достигает 1200-1300 ед.

С договором о РСМД ситуация обстояла иначе. Это соглашение запрещало странам-участникам разрабатывать, производить и эксплуатировать ракетные комплексы наземного базирования с дальностью от 1500 до 5500 км. НОАК располагает широким спектром ракет разных классов, от оперативно-тактических до межконтинентальных. При этом именно изделия средней и меньшей дальности являются основой ракетных войск – суммарно более 300 ед. Для сравнения, количество МБР на суше и в море не превышает 120-130 ед.

Таким образом, присоединение к СНВ-III не имеет для КНР никакого смысла, поскольку китайские СЯС и так не выходят за пределы его ограничений. Однако в будущем, по мере роста СЯС, ДСНВ может ограничивать их потенциал. Что касается ДРСМД, то подобное соглашение попросту угрожает национальной безопасности. При принятии его условий, Китай был бы вынужден списать едва ли не две трети своих ракет наземного базирования с ядерным боевым оснащением.

Перспективные образцы


М. Биллингсли предлагает российской стороне отказаться от перспективных вооружений, таких как подводный аппарат «Посейдон», а также ракеты «Кинжал» и «Буревестник». Они не укладываются в определения СНВ-III, и Вашингтон не желает изменять договор с учетом их существования.

Очевидно, что Россия не станет отказываться от подобных разработок. Они являются асимметричным ответом на действия «зарубежных партнеров» и призваны сохранять стратегический баланс. США активно развертывают свои ПЛАРБ, строят объекты стратегической ПРО и делают новый дальний бомбардировщик. На все это Россия отвечает своими проектами в других сферах.


Пуск МБР LGM-30G Minuteman III. Фото US Air Force

Отказ от новых разработок имел бы самые серьезные последствия для национальной безопасности. Впрочем, продолжение работ по ним создает угрозу для США, что и приводит к заявлениям наподобие недавних.

Весьма интересным выглядит предложение М. Биллингсли об отказе от работ по образцам, отсутствующим у США. Эта идея вызывает одновременно недоумение и жалось. Похоже, это очередная попытка переложить проблему – в этот раз с отстающей стороны на передовую.

Контроль и недоверие


За последние полвека США и СССР / Россия подписали и выполнили целый ряд международных договоров по контролю за вооружением. За это время была сформирована удачная и работоспособная система взаимного наблюдения и контроля, существующая до сих пор. За исключением отдельных недочетов и инцидентов, в целом такая система подтверждает свою работоспособность и эффективность.

В случае привлечения Китая к существующим соглашениям подобную систему придется изменить. Несмотря на определенные трудности переходного периода, она должна сохранить работоспособность и обеспечить требуемую трехстороннюю прозрачность.

Однако США теперь желают пересмотреть сложившуюся систему. М. Биллингсли упоминает некое ужесточение мер, но обходится без конкретики. При этом он прямо указывает на недоверие Вашингтона к Москве и Пекину, что и становится формальным поводом для новых требований.

Перекладывание ответственности


Таким образом, все три меры, предлагаемые представителем президента США по контролю за вооружением, либо сомнительны, либо невозможны. Китай не желает входить в существующие или будущие соглашения, Россия не откажется от своих новых вооружений, а ужесточение мер по контролю не улучшит отношения стран-участниц, и без того не самые теплые.


Китайские ПГРК DF-21D. Фото Voanews.com

По всей видимости, руководство США не намерено продлевать договор СНВ-III в его существующем виде. Оно желает вовлечь в переговорный процесс третью сторону – Китай, располагающий достаточно мощными СЯС и ставший конкурентом США на международной арене. Кроме того, Вашингтон предлагает учесть прогресс в сфере вооружений, но самым простым образом – запретив все, что не укладывается в положения нынешнего ДСНВ.

Одновременно с этим из заявлений М. Биллингсли и других официальных лиц следует, что США готовы к негативному сценарию, при котором СНВ-III не будет продлен и не получит замены. Впрочем, Вашингтон не хочет выглядеть виновником такого развития событий. Именно этим можно объяснить новые предложения провокационного характера, невыгодные или невозможные для действующих или потенциальных участников соглашения.

Нынешняя позиция позволяет США вести торг и пытаться выйти из ситуации с наибольшей выгодой. Если Россия и КНР согласятся с условиями М. Биллингсли, то Вашингтон избавится от нескольких потенциальных проблем. В противном случае СНВ-III прекратит свое действие, и это позволит ему строить свои СЯС только с учетом собственных планов и возможностей. Однако отсутствие каких-либо ограничений развяжет руки и геополитическим противникам США.

В целом нынешняя позиция руководства США по договору СНВ-III или его замене выглядит логичной и удобной с американской точки зрения, но невыгодной для других стран. Все это не позволяет перевести диалог в конструктивное русло и прийти к взаимовыгодным решениям. Однако США, похоже, заняли принципиальную позицию.

До истечения сроков действия СНВ-III остается менее года. За оставшиеся месяцы Россия и США должны выработать общую стратегию и принять меры. Однако новые заявления иностранных официальных лиц недвусмысленно угрожают этому процессу. Что дальше случится в сфере ДСНВ – большой вопрос, пока остающийся без ответа.
Рябов Кирилл

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

119

Похожие новости
04 июня 2020, 12:20
02 июня 2020, 22:20
03 июня 2020, 05:40
02 июня 2020, 18:20
04 июня 2020, 20:00
04 июня 2020, 12:00

Новости партнеров