Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Способны ли турки устроить российскому флоту средиземноморскую «Цусиму»

Фото из открытых источников
Сегодня должны пройти переговоры российского и турецкого президентов по урегулированию ситуации в Идлибе. Большинство отечественных экспертов и политологов склоняются к тому, что стороны смогут найти некое компромиссное решение, которое не позволит произойти прямому военному конфликту между Москвой и Анкарой.
В качестве аргумента Кремля в переговорах рассматривается отправка в Средиземное море к берегам Сирии двух фрегатов «адмиральской серии», оснащенных крылатыми ракетами «Калибр». Патриотически настроенная общественность смакует возможности нашей военно-морской мощи. Но что в реальности может ожидать наше соединение в Восточном Средиземноморье, если ситуация все же пойдет «в разнос», и турки с американскими союзниками начнут с нами воевать «без дураков»?
О том, как Россия, США и Турция наращивают свои группировки возле Сирии, мы подробно писали ранее. Попробуем разобраться, чего реально можно ожидать от нашего флота «за тремя морями», и насколько вообще сегодня наши ВМС соответствуют вызовам времени.
Самыми сильными боевыми кораблями в соединении являются три фрегата серии 11356Р, поэтому остановимся чуть подробнее на их достоинствах и недостатках. Данная серия является модифицированным, вернее сказать, упрощенным вариантом экспортной версии фрегата для Индии под названием «Тальвар». К сожалению, проще в данном случае не значит лучше.
Универсальный корабельный стрельбовый комплекс на нем проще, чем аналогичный по индийским требованиям. Пусковая установка способна принимать только крылатые ракеты «Калибр» в количестве не более 8 штук на фрегат. На кораблях отсутствует буксируемая гидроакустическая станция (БГАС), что кардинальным образом сокращает его возможности по противодействию вражеским субмаринам. Это довольно странное решение, учитывая, что основным назначением корабля является борьба с подводными лодками.
Итак, мы имеем три ослабленных фрегата в чужих водах, имеющих в совокупности максимум 24 крылатых ракеты на борту. Мягко говоря, не густо. Плюс к этому, у нас в Средиземном море две субмарины «Варшавянка», несущие по 4 «Калибра» каждая. Итого, 32 крылатых ракеты на один залп.
Для сравнения, сейчас к берегам Сирии идет АУГ ВМС США во главе с авианосцем «Эйзенхауэр». Его сопровождают два ракетных крейсера класса «Тикондерога» и три эсминца класса «Арли Берк». Есть несколько подсерий американских эсминцев, в некоторых комплектациях они способны нести до 97 «Томагавков». По нормам мирного времени один «Арли Берк» имеет в среднем по 32 крылатых ракет, то есть, сколько всего у нас в Средиземном море «Калибров».
Таких эсминцев там сейчас три. Плюс к ним - два ракетных крейсера класса «Тикондерога». Каждый из них имеет по 122 пусковых ячейки, из которых 26 – это «Томагавки». Плюс где-то под водой прячется АПЛ класса «Огайо» со 154 «Томагавками» и баллистическими ракетами Trident II D5 в количестве 24 штук. Ну, и сам авианосец «Эйзенхауэр» с его авиакрылом.
Соотношение сил, мягко говоря, не в нашу пользу. А мы еще не считали турецкий флот. ВМС Турции объективно являются самыми сильными в регионе, доминируя и в Черном море, и в Средиземном. Против трех наших ослабленных фрегатов Анкара прямо сейчас выставит 16 своих фрегатов немецких и американских проектов, которые способны одним залпом отправить 96 ракет. Кроме того, против наших двух «Варшавянок» турки выставят 13 субмарин, оснащенных самым современным торпедным вооружением и системами гидроакустического противодействия.
Если называть вещи своими именами, то нашего соединения в Средиземном море хватит на 1 ракетный залп, после чего фрегатам придется каким-то образом пытаться уворачиваться от ракет и торпед противника. Чем это в итоге закончится для них, догадаться нетрудно. В случае войны с Турцией мы получим свою «Цусиму», скажем прямо.
Поэтому надо дружить с головой, а всем, кто рвется «мочить турок», стуча пальчиками по клавиатуре, стоит записаться добровольцем в сирийскую армию и идти помогать Асаду освобождать Идлиб. Максимум задач, которые можно поставить перед нашим соединением возле берегов САР, это прикрытие российского контингента в Хмеймим.
И еще неплохо бы задуматься, почему реальные боевые возможности нашего ВМФ столь ограничены. Почему сорвана программа строительства куда более мощных фрегатов проекта 22350? Почему вместо аналогов практически универсальных «Арли Берков», основы ВМС США, у нас строятся малые ракетные корабли, которые не способны эффективно противостоять субмаринам противника? Почему торпедное вооружение наших «Варшавянок» уступает современным западным образцам? Почему наши патрульные корабли относительно слабо вооружены?
На все эти вопросы стоит поискать ответы.
Сергей Маржецкий

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

442

Похожие новости
13 августа 2020, 03:40
13 августа 2020, 03:40
13 августа 2020, 20:40
12 августа 2020, 16:20
12 августа 2020, 16:20
13 августа 2020, 15:00

Новости партнеров