Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Союзники СССР во Второй мировой войне достойны доброго слова и доброй памяти!



Девятого мая всякий уважающий себя русскоязычный сайт или интернет-издание посвятили хотя бы одну, а то и несколько статей Дню Победы над фашистскими захватчиками. Разумеется, также поступили и авторы, публикующие свои материалы на «ВО», и это совершенно правильно. Однако, по мере их прочтения в голову закралась и крепла мысль очень странного содержания: «Что-то идет не так!»

И даже более того: «Что-то очень сильно идет не так!»


Семьдесят два года тому назад отгремела самая страшная война из всех, которых когда-либо знало человечество. Мы знаем, что в ней сражались армии многих стран, разделившихся на два лагеря. Становой хребет одного из них составили страны Оси – фашистские Германия, Италия и недалеко ушедшая от них Япония. Во главе тех, кто преградил им путь, встали СССР, Англия и США.

Безусловно, средоточием силы наших врагов являлась фашистская Германия, во главе которой стоял Адольф Гитлер. Не подлежит никакому сомнению, что именно СССР вынес основную тяжесть борьбы с гитлеризмом и что именно Страна Советов повергла Германию во прах. Но все же – не в одиночку. Нам помогали наши союзники, каковыми в те годы стали для нас США и Великобритания. Да, их вклад в Победу значительно скромнее нашего. Да, они все вместе взятые не испили даже десятой доли той чаши бед и страданий, что выпали на долю наших дедов и прадедов. Но все же множество англичан и американцев помогали нам в нашей борьбе, на их долю также выпадали мучения и горе, многие потеряли на той войне своих родных и близких, многие – отдали за Победу свою жизнь.


Вне всякого сомнения, невзирая на все бомбардировки Люфтваффе, английские населенные пункты не получили и тысячной доли тех разрушений, которым подверглись советские города и села. Британский корреспондент Александр Верт, посетивший Сталинград после битвы, был глубоко шокирован увиденным. В дальнейшем он писал:

«Все разрушения Лондона могут уместиться в одном квартале Сталинграда».


Конечно, это было художественным преувеличением, но не сказать, чтобы уж слишком большим. Но разве горе английской матери, чей ребенок погиб от нацистской бомбы, чем-то отличается от горя женщины Сталинграда, на чью долю выпала такая же потеря?

Мы говорим о том, что потери США и Англии не идут ни в какое сравнение с теми, что претерпел СССР, и это, вне всякого сомнения, правда. США потеряли убитыми 405 тыс. человек. По цифрам, приведенным Уинстоном С. Черчиллем, вооруженные силы Великобритании с учетом солдат из Индии и доминионов потеряли убитыми и пропавшими без вести – 412 240 человек. Еще 30 тыс. человек потерял английский торговый и рыболовецкий флот, и кроме этого погибло 67 100 человек гражданского населения. Тем самым общие потери Британской империи составили 509 340 человек, по другим данным – только 450 000 человек. Иными словами, наши главные союзники потеряли во Второй мировой войне меньше миллиона человек.

Разумеется, эти цифры совершенно теряются на фоне 27 миллионов погибших в СССР. Но с другой стороны… представьте себе крупный город, такой как Волгоград, Краснодар или Саратов. С его многочисленными и длинными улицами, широкими площадями, высокими, многоквартирными домами, автомобильными пробками по утрам, десятками и даже сотнями тысяч семей, собирающимися за ужином в своих квартирах по вечерам…


Центр Саратова


И вдруг – ничего этого нет. Город, еще недавно полный жизни – пуст, все его жители, до последнего человека – мертвы.

Это и есть цена, которую заплатили Англия и США за победу во Второй мировой войне. Она несоизмеримо меньше того, что отдал Советский Союз, но все же и она очень и очень велика. И, вне всякого сомнения, достойна памяти благодарных потомков. Их потомков, конечно, но и нашей с вами тоже, потому что мы вместе сражались против общего врага.

Вот лежит советский солдат Иван, родом из Ярославля, сраженный осколком немецкого снаряда во время форсирования Днепра. Смерть настигла бойца, когда он только ступил на занятый фашистскими захватчиками берег, но он все еще крепко сжимает свою винтовку, из которой бил по врагам во время переправы. А вот — тело Джорджа из Миннесоты, лежащее в трех шагах от линии прибоя Омахи-бич – пулеметная очередь пробила грудь, оборвав его жизнь, но оружия из рук он тоже не выпустил. Скажите, уважаемые читатели «ВО», в чем разница между Иваном из Ярославля и Джорджем из Миннесоты? Оба они готовы были сражаться за свою страну, за свои идеалы, за то, во что верили. Оба они встали в строй, чтобы с оружием в руках остановить коричневую чуму. Оба не дрогнули в бою. Оба отдали свои жизни за победу над страшным врагом. Так как же так вышло, что нашей с вами памяти, благодарности и восхищения оказался достоин лишь один из них?



Высадка на Днепре и в Нормандии


Конечно, можно (и нужно!) говорить о том, что второй фронт союзники открыли только в 1944 году, когда падение фашистской Германии было фактически предрешено. Конечно, можно (и нужно!) говорить о том, что побережье Франции защищали относительно малоопытные дивизии, которые на восточном фронте стали бы смазкой для траков Т-34, но даже и они смогли долго сдерживать значительно превосходящее их по силам и технике англо-американское воинство. Можно (и нужно!) сказать еще очень многое. Но скажите, а в чем из всего этого виноват тот самый Джордж из Миннесоты, который лежит с простреленной грудью на мокром песке Омаха-бич? Что он сделал не так? Слишком поздно пришел на помощь? Так не ему это было решать. Не слишком умело воевал? Так не научили, а сам научиться не успел. В борьбе с нацизмом он отдал вторую по значимости ценность, которой обладал – собственную жизнь. А его честь пребудет с ним вечно.

Еще во времена существования Советского Союза были известны удивительные метаморфозы, которым подверг историю Второй мировой войны европейский и американский агитпроп. Как не вспомнить «войско польско Берлин брало, а советско – помогало». Вот взять победу советских войск в битве под Москвой. Которая, вообще говоря, стала первой крупной победой над вермахтом, поскольку с самого начала Второй мировой войны, то есть с 1939 г, ни английские, ни французские, ни польские и вообще никакие войска западных (и прозападных) стран не нанесли немцам ни одного сколько-то заметного поражения. Ни в масштабе корпуса, ни в масштабе дивизии, да собственно, даже в масштабах полка как-то не очень получалось. РККА под Москвой поставила на край гибели целую группу армий… И, по сути, предопределила разгром Германии, потому что именно в результате тяжелого поражения войск группы «Центр» всякие надежды на быструю победу над СССР накрылись медным тазом. Война приобрела затяжной характер, а в конфликте подобного рода страны оси, располагая куда меньшими ресурсами, чем союзники, не могли рассчитывать на успех. И вот эта победа советского оружия… попросту недостойна упоминания. Так, ерунда какая-то, трупами завалили, да генерал Мороз вмешался. Вот Сталинград – уже другое дело, тут Советы кое-чего добились. Хотя и этот их локальный успех, конечно же, меркнет на фоне Великой Американской Победы При Мидуэе и совершенно несущественен в сравнении с достижениями союзных войск в Африке. Хребет фашизму, разумеется, сломали бравые американские морпехи и коммандос в ходе операции «Оверлорд», а советская армия в это время развлекалась насилованием миллионов немок на захваченных ею территориях. Да и как могло быть иначе? Конечно, фашизм – это очень плохо, но ведь и Сталин, и Гитлер – тираны, диктаторы, можно сказать – близнецы-братья... в общем, одного поля ягоды, да и вообще различия между коммунистом и фашистом – чисто косметические. И только могущество соединенных англо-американских войск спасло измученную войной Европу от звериного оскала коммунизма. Ведь если бы не союзные войска, то красный каток прокатился бы по всей Европе вплоть до Ла-Манша…

У любого, хоть мало-мальски знакомого с историей человека, подобный оксюморон не вызовет ничего, кроме желания покрутить пальцем у виска. Но, как говорят французы: «Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется». Когда ложь повторяют десятилетиями, в нее начинают верить.

Однако, когда автор настоящей статьи прочитал материалы, посвященные Дню Победы на «ВО», то он в какой-то момент почувствовал себя в роли среднестатистического европейца или американца. Почему? Да потому что, как ни странно, у наших авторов не нашлось ни одного доброго слова для воевавших вместе с нами союзников. Наоборот! Священный (не побоимся этого слова) праздник был использован… для «двухминутки ненависти» (Оруэлл, если вдруг кто запамятовал) по отношению ко всему западному:

«Поражение гитлеровской Германии и её союзников сорвало планы хозяев Запада поработить всё человечество и установить над ним полное господство».


Или вот:
«Сущность западного мира – это постоянный грабеж, перераспределение ресурсов всего человечества в свою пользу. Запад – это мировой паразит, вампир-упырь, который не может существовать без грабежей, вторжений и захватов чужого «жизненного пространства».


А как же свыше 800 тыс. Джонов, Джеков, Сэмов и Юджинов, которые погибли, сражаясь с оружием в руках против немцев, итальянцев и японцев? Как же ленд-лиз? Да никак. Не нашлось у наших авторов для них доброго слова, да и не было ничего этого, и дело с концом. Во время Второй мировой войны Запад пытался решить вопрос по уничтожению русской нации, а если чем-то и отличился в боевых действиях против фашистов – так только варварскими бомбардировками мирного населения германских и японских городов.

Вам это ничего не напоминает?

На самом деле, конечно же, наши отношения с Западом никогда не были простыми. Как, впрочем, и у западных стран между собой. В известной мере, конечно, «большое спасибо» за это нужно сказать Англии, у которой, как известно, «нет постоянных союзников, а есть только постоянные интересы». Дело в том, что, начиная примерно века с шестнадцатого, Англия постепенно оформилась как сильнейшая морская держава, державшая под контролем мировую торговлю. Это делало ее сверхбогатой, и, конечно же, лакомой целью для тех, кто желал бы занять ее место.

Располагая мощнейшим в мире флотом, Англия боялась только одного – объединения Европы, потому что именно такая Европа располагала бы ресурсами для того, чтобы подорвать ее морское могущество и высадить армию непосредственно на территорию Туманного Альбиона. Соответственно, веками суть английской политики заключалась в том, чтобы на деньги, которые она получала от торговли заморскими товарами, формировать коалицию более слабых европейских держав против наиболее сильной. И англичанам было, в общем, совершенно все равно, какая именно держава будет сильнейшей на тот или иной момент, тут для них не было ничего личного. Подняла голову Испания? Четверной альянс и война. Усилилась Франция? Англия немедленно приступает к сколачиванию и финансированию антинаполеоновских коалиций. Россия проявляет «излишнюю» активность в европейской политике? Крымская война. Германия, опоздавшая к разделу мира, алчет перераспределить колонии в свою пользу и строит могущественный флот? Что ж, создается Антанта…

Но вот что интересно – когда страшный сон Англии все же сбывался, и Европа оказывалась под властью единого правителя, то для России это никогда не заканчивалось ничем хорошим. Собственно говоря, Европу объединяли дважды, это сделали Наполеон Бонапарт и Адольф Гитлер. После этого Российская империя и СССР переживали страшнейшие нашествия в своей истории, которые нашим предкам пришлось останавливать великой кровью.



Но вот отгремела Вторая мировая, и эпоха британского доминирования навсегда осталась в прошлом. Да только что изменилось? В общем-то, ничего – СССР стал ультимативно-мощной сверхдержавой, однозначно сильнейшей в Европе. Не то, чтобы отдельная страна, но все европейские страны не имели и тени шанса остановить СССР, если бы тому вздумалось омочить траки своих танков в соленых водах Ла-Манша. А на роль Англии пришли США – тот же «остров» (только побольше и подальше), тот же ультимативно-могучий флот, соответствующий мультидержавному стандарту (то есть сильнее, чем у всех остальных держав вместе взятых) и те же возможности контроля морской торговли, что были у Великобритании когда-то. И вот – продолжение «старой песни на новый лад» — под эгидой сверхдержавных и недосягаемых для советских танковых армад США опять формируется альянс слабейших государств против сильнейшего — НАТО против СССР — и мир скатывается в объятия новой войны, на этот раз – холодной...

Иными словами, Россию и США, а также страны Запада разделяет очень многое. Но вот что интересно – то же самое ведь можно сказать едва ли не про любую европейскую страну. Сколько крови между Германией и той же Францией? Ведь они дрались и в эпоху наполеоновских войн, и в первой и второй мировой войне, и многократно раньше. Возникает вопрос – как же тогда, имея исполненную борьбы историю, они умудрились стать союзниками во времена холодной войны?

Ответ весьма прост – практичность и целесообразность. В случае вторжения СССР ни Германия, ни Франция поодиночке никак не могли противостоять советской армии, а вот в союзе друг с другом, да с иными европейскими странами под эгидой США – могли. Главное только как следует демонизировать этих непонятных русских, с тем чтобы они выглядели куда страшнее привычного, в общем, противника…

Но мы-то вовсе не стремимся стать еще одним европейским народом. Мы признаем многие достижения Европы, но давно уже не желаем слепо копировать европейские уклады в России. Мы верим, что наше положение на стыке европейских и азиатских цивилизаций, наша очень непростая история позволят нам в конце концов сформировать новое устройство общества, в котором достоинства восточного и западного путей развития органично сольются воедино. Но в таком случае, мы просто не можем позволить себе «черно-белое» видение мира (вот тут – хорошие эльфы-мы, а там – злые орки-враги). Мы не можем позволить себе поделить мир на «империю добра и империю зла». Нам следует смотреть на окружающих нас куда более широким взглядом, чем они смотрят на нас.

Другими словами, мы должны видеть не только то, что нас разъединяет, но также и то, что нас объединяет. Или, по крайней мере, когда-то объединяло. Мы должны помнить всё.

Мы не должны забывать, что в составе Великой армии Наполеона, которая в ночь на 12 июня 1812 г. перешла через Неман и вступила в пределы Российской империи, служили десятки тысяч австрийцев и пруссаков. Но нам точно также следует помнить и о том, что в чудовищном сражении под Лейпцигом, получившем в историографии именование «Битвы народов», в котором с обеих сторон сошлись почти 600 тыс. солдат (кстати, при Бородино их было порядка 250 тыс.) и которое окончательно сломило мощь наполеоновской Франции, австрийцы и пруссаки сражались плечом к плечу с русскими войсками. И, кстати, также и шведскими, с которыми у нас, вообще говоря, тоже бывало всякое.

Мы будем помнить чудовищные в своей бессмысленности бомбардировки Дрездена и других городов, когда сотни американских «Крепостей» и английских «Ланкастеров» уничтожали мирное население десятками и сотнями тысяч человек. Но мы также будем помнить подвиг эскадрильи VT-8, совершенный ее пилотами в битве при Мидуэе.


Американские палубные торпедоносцы


Ее командир, Джон Уолдрон, внук вождя сиу, носил индейский нож рядом с табельным «кольтом» и был опытным летчиком. Но остальные пилоты эскадрильи были всего лишь резервистами, призванными несколько месяцев назад. Палубная авиация США в 1942 г еще и близко не обрела той мощи, которая позволяла крушить ей японские ВВС почти без потерь со своей стороны. До «охоты на индюшек» — уничтожения палубной авиации японцев в битве при Марианских островах было еще два кровавых года морской войны. А в 1942 году даже найти ранее обнаруженные японские авианосцы было для американских пилотов весьма непростой задачей.

Капитан-лейтенант Джон Уолдрон не питал иллюзий относительно возможностей своих подчиненных. Поэтому он «утешил» их тем, что на врага эскадрилью выведет «инстинкт охотника» и приказал следовать за ним. А затем, когда японцы будут обнаружены, приказал сближаться с ними на расстояние пистолетного выстрела, и лишь тогда – атаковать. Только так можно было рассчитывать, что неопытные резервисты смогут в кого-то попасть торпедами.

Это может показаться удивительным, но Уолдрон действительно вывел свою эскадрилью — пятнадцать торпедоносцев TBD «Devastator» — на авианосцы японцев. Но увы, только торпедоносцы, потому что их истребительное прикрытие заблудилось где-то в облаках (по другим данным, оно не так, чтобы заблудилось, но увидев, с какими силами придется иметь дело, не решилось вступить в схватку, впоследствии формально оправдавшись отсутствием сигнала к атаке). Как бы то ни было, у американских торпедоносцев не было ни единого шанса – мало того, что им предстояло прорываться через сильнейший зенитный огонь японского ордера, над ними уже распластались крылья японских истребителей «Зеро»…

И, тем не менее, торпедоносцы, не колеблясь, легли на боевой курс. Они летели в каких-то 50 футах (примерно 15 метров) над волнами прямо на авианосец «Кага». На них обрушились с неба «Зеро», полосуя легкие фюзеляжи пулеметными очередями, но они шли вперед. Им в лицо грянул огненный ад из десятков артиллерийских установок – они все равно шли вперед. «Девастейторы» погибали один за другим, пока из всей эскадрильи не остался один-единственный самолет, а затем и он, подбитый, рухнул в воды Тихого океана. Эскадрилья VT-8 погибла почти в полном составе в безнадежной атаке на не то, чтобы превосходящие, а подавляющие силы противника. Но ни один американский пилот не отступил, не вышел из боя, не свернул с боевого курса.

Из 45 человек ее экипажей в живых остался один-единственный энсин (мичман) Джордж Грэй.



В момент, когда его самолет ударился о воду, его выбросило из машины – он был ранен, но сумел ухватиться за подушку самолетного кресла, которая послужила спасательным кругом. Позднее, ночью, сумел использовать спасательный плотик, с которого его впоследствии снял американский эсминец.

Здесь кто-то может, конечно, вспомнить, что именно политика США спровоцировала японцев на вступление в войну, и если бы не нефтяное эмбарго, вкупе с заведомо невыполнимым американским ультиматумом, то, быть может, Япония и не напала бы на Перл-Харбор, а тогда и эскадрилье Уолдрона не пришлось бы погибать. Но я отвечу, что вся предвоенная внутренняя и внешняя политика Японии вели эту страну к войне, и вопрос был лишь в том, на кого нападут потомки самураев – на СССР или на США. Напомню также, что если бы не «провокации американцев», то нашей стране, вполне возможно, пришлось бы воевать еще и на Дальневосточном фронте.

Мы не должны забывать того презрения, с которым Чемберлен отвергал предложения помощи Советского Союза, когда Сталин изо-всех сил пытался создать англо-франко-советский союз, способный остановить фашистскую Германию. Мы не будем питать особых иллюзий и относительно Уинстона Спенсера Черчилля, который на вопрос, чего это он вдруг стал так рьяно поддерживать большевиков, с которыми так долго и яростно боролся до этого, ответил известнейшей фразой:

«Если бы Гитлер вторгся в ад, то я по меньшей мере благожелательно отозвался бы о Сатане в Палате общин».


Но нам не следует забывать неукротимого духа другого человека, носившего ту же фамилию, что и британский премьер-министр: Джона Малькольма Торпа Флеминга Черчилля.



Да, он был изрядным чудаком – ходил в бой с английским боевым луком и шотландским палашом, а одной из его любимых фраз была:

«Любой офицер, идущий в бой без меча, вооружён неправильно».


Но как-то раз он, служа в силах специальных операций во время высадки у Салерно, наткнулся на немецкий минометный взвод. Черчилль в одиночку (!) взял в плен 42 (!!) немца, заставил их собрать все свое оружие, включая минометы, и привел их в таком виде в расположение британских войск. В другой операции, во время нападения на остров Брач, его отряд вынужден был вступить в бой с превосходящими силами противника. Они сражались до последнего, и все британские коммандос погибли. Только Черчилль, оглушенный гранатой, чудом остался жив и угодил в плен.

Так что вы думаете? Начал он с того, что умудрился при помощи газетного клочка и невесть как добытого огарка свечи поджечь самолет, в котором его, как военнопленного, везли в тыл. Немцам он, ничтоже сумняшеся, заявил, что виной всему стало курение одного из пилотов в кабине… Затем, попав в лагерь для военнопленных, он пытался совершить побег, был пойман, но в конечном итоге все же сумел спастись, пройдя на своих двоих 150 километров по немецким тылам до линии фронта. И продолжал сражаться с фашистами.

Мы будем помнить о нежелании англичан открывать второй фронт в Европе, об американских атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки. Но не забудем и о поставках по ленд-лизу высокодефицитных авиабензина, взрывчатых веществ, автомобилей, которых СССР производил в недостаточном количестве и в которых так нуждались наши вооруженные силы. Мы будем помнить об американской тушенке, спасшей многих людей от недоедания, а кого-то и от голодной смерти. И, конечно, о британских моряках, навсегда оставшихся в ледяных волнах Норвежского и Баренцева морей, отдавших свои жизни, чтобы мы получили все это через полярные конвои.

Мы должны помнить обо всем — и о плохом, и о хорошем. И в День Великой Победы нам следовало бы отложить в сторонку воспоминания о том, что разделяет нас с США и странами Запада, но помянуть добрым словом более чем восемьсот тысяч американцев, англичан, индусов, австралийцев, новозеландцев и многих, многих других, кто сложил свои головы в борьбе с германским и итальянским фашизмом, а также и японским милитаризмом. Потому что 9 Мая – день нашего общего триумфа над сильным и страшным врагом.

«А зачем вспоминать об этом сейчас?» — спросит иной читатель: «Ведь мир снова на пороге холодной войны, да она, собственно, уже идет. США и Запад вновь, как и встарь, видят в нас врага, вновь демонизируют нас в своих СМИ, распространяя мифы «об этих ужасных русских». И если так, то почему бы нам не ответить им тем же?»

Да потому, что наши деды и прадеды не поступали так со своими врагами, и вот простой пример. Фашистская Германия огнем и мечом прошлась по нашим землям, залив их кровью миллионов советских людей. Издевательства над мирными жителями, насилие над нашими женщинами не было для них чем-то предосудительным. Они пришли сюда расой господ, для того, чтобы уничтожить нас как нацию, оставив жалкие остатки «унтерменьшей» для прислуживания «истинным арийцам». И когда в 1944 году могучая, восставшая из пепла поражений сорок первого года советская армия неодолимой силой подступала к границам «тысячелетнего рейха», в ней вряд ли был хоть один человек, родные и близкие которого прямо или косвенно не пострадали от фашистских захватчиков.

Но разве Красная Армия пришла мстить? Нет. Она шла освобождать (!) германский народ от гнета фашизма. То есть несмотря на все, что творили гитлеровцы на оккупированных территориях, от наших военнослужащих ожидалось самое что ни на есть корректное поведение по отношению к мирным жителям Германии. Конечно, бывало всякое, потому что, когда измученные войной люди, постоянно рискующие собственной жизнью, оказываются среди тех, чьи родные и близкие как раз и вынудили наших солдат вести такую жизнь, убивали их жен, родителей, детей… Но за насилие в отношении мирного населения в Красной Армии расстреливали, невзирая на пошлые заслуги. В отличие от командования США и Англии, которым и в голову не могло прийти как-то наказывать своих солдат, скажем, за то же изнасилование… Помилуйте, ведь это всего лишь немцы!

Один из подвигов Красной Армии как раз и заключался в том, что, сокрушив фашизм, она не опустилась до его уровня. Наши деды и прадеды действительно оказались ЛУЧШЕ как своих противников, так и союзников, и это составляет предмет особой гордости за наш народ.


Советские солдаты кормят жителей Берлина


Мы должны помнить этот урок, преподанный нам предками. Как бы ни изгалялись наши противники, мы не должны опускаться до их уровня. Потому что, если мы это сделаем, то чем же мы тогда будем лучше них?
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте

184

Похожие новости
21 сентября 2018, 08:40
02 сентября 2018, 08:20
11 сентября 2018, 15:00
21 сентября 2018, 00:40
29 августа 2018, 08:00
10 сентября 2018, 08:40

Новости партнеров