Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Состояние и перспективы мирового рынка беспилотников класса MALE


Мировой рынок БЛА класса MALE (Medium Altitude Long Endurance — средневысотный, большой продолжительности полета) сегодня превращается в площадку ожесточенного трехстороннего соперничества поставщиков из США, Израиля и Китая. Поскольку эти технологии уже выходят на уровень пятого поколения, проанализируем как стоимость, возможности и экспортный контроль влияет на выбор тех, кто хочет купить эти беспилотники.



Начиная с 90-х годов, когда беспилотники серии MQ-1/9 Predator/Reaper компании General Atomics Aeronautical Systems (GA-ASI) впервые были использованы в конфликтах бывшей Югославии, БЛА MALE (некоторые из них получили возможность нести бомбы и ракеты) изменили ведение боевых действий, выполняя такие задачи, как например, разведка и наблюдение, непосредственная авиационная поддержка и ретрансляция связи.

Соединенные Штаты и Израиль стали пионерами в разработке и использовании этих платформ, и это не было простой адаптацией. Министр сухопутных войск США сказал сентябре 2019 года:

«Десять лет назад с Predator пришлось приложить немало усилий, чтобы встроить его в военную повестку».


Расширение


Развертывание БЛА, включая беспилотники класса MALE, идет во всем мире. Эти системы использовались всеми сторонами конфликта на Кавказе, в Ираке, Ливии, Сирии и Йемене и чаще всего с вооруженной нагрузкой.

По имеющимся данным, в 2008-2018 году Израиль экспортировал 167 беспилотников MALE, в основном Heron компании IAI и Hermes компании Elbit, вдобавок к тем, что были изготовлены для собственных вооруженных сил. Страна также экспортировала технологии производства БЛА в Азербайджан, Бразилию, Казахстан и Турцию.

С 2008 по 2018 год Китай экспортировал порядка 163 БЛА типа MALE, способных нести вооружение. Его беспилотники серии СН-3/4 Rainbow корпорации CASC были проданы в Алжир, Эфиопию, Ирак, Иорданию, Мьянму, Нигерию, Пакистан, Саудовскую Аравию, Туркменистан, ОАЭ и Замбию, тогда как первые два беспилотника СН-4 из индонезийского заказа были поставлены в сентябре 2019 года, что ознаменовало собой начало проникновения на рынок этой страны. Модернизированный вариант СН-5 предлагается многим странам, в связи с чем Китай расширил производственные мощности на высокоавтоматизированном предприятии в Тайчжоу, которое, по сообщениям, способно изготавливать по 200 БЛА в год.

БЛА MALE серии Wing Loong I/II корпорации AVIC (экспортный вариант Gong-ji GJ-1 эксплуатируется китайскими военными) предлагаются на зарубежном рынке с 2014 года наряду с комплектами вооружения и сенсоров к ним. О продаже в 2017 году неназванному заказчику беспилотников Wing Loong II было объявлено как о самой крупной разовой покупке китайских вооружений на тот момент. По сообщениям, разрабатывается новый китайский БЛА с двухкилевым хвостовым оперением Tengden TB001, прототип которого взлетел в 2019 году.

Китай наряду с самими платформами также экспортировал технологии, было заключено соглашение с саудовской компанией King Abdulaziz City for Science and Technology по лицензионному производству СН-4 и других моделей. Беспилотник Saqr 1 класса MALE, считающийся местным проектом, заимствовал технологию из китайских и других источников.

Китай продает беспилотники MALE примерно вчетверо дешевле беспилотников Predator/Reaper в полной комплектации (4-16 миллионов долларов) и без накладываемых американцами ограничений. Но не все пользователи, по-видимому, были удовлетворены этим; Иордания выставила некоторые из своих БЛА на перепродажу. Некоторые китайские экспортные сделки, например, продажи Саудовской Аравии и ОАЭ, были совершены только после того, как США отвергли запросы на варианты Predator/Reaper с вооружением. «К сожалению, распространение китайских БЛА означает, что каждая такая продажа будет оказывать большое влияние на востребованность нашей страны оставаться в этой сфере, — заявил в прошлом году президент Ассоциации авиакосмической промышленности. — Мы не можем клятвенно пообещать, что всегда будем предпочтительным партнером».

Надеясь на свои силы


Другие страны полны амбициозных планов, стремясь значительно увеличить экспортные продажи. Например, беспилотник Yabhon United 40 (Smart Eye 1) эмиратской компании ADCOM был продан Нигерии, России и другим покупателям, а Алжир получил вариант Smart Eye 2. ОАЭ также предлагают передачу технологий и участие в НИОКР; Малайзия является одной из тех стран, которые совместно разрабатывают технологии БЛА.

Турция, получившая в прошлом израильские технологии по БЛА, не достигла больших успехов в экспорте своих беспилотников серии TAI Anka/Aksungar. Президентский указ о выделении финансирования, опубликованный в сентябре 2019 года, определил развитие БЛА в качестве особо приоритетной задачи. Соглашение, заключенное в 2018 году с индонезийской компанией PTDI, включало разработку платформы Elang Hitam (Черный орел) на базе турецкого беспилотника Anka.

Беспилотник «Орион» российской компании «Группа «Кронштадт» имеет опыт боевого применения в Сирии и на Украине. По сообщениям, в 2019 году на вариант «Орион-Э» был получен первый зарубежный заказ от одной неназванной страны Ближнего Востока.


Рисунок европейского БЛА MALE RPAS

Корейские компании, объединенные в Ассоциацию авиакосмической промышленности, разработали несколько БЛА класса MALE: БЛА уровня корпуса следующего поколения Next Generation Corps-level UAV, БЛА уровня дивизии Division-level UAV и Medium Altitude Endurance UAV (как видим, корейцы до выхода продукции на международный рынок не особо озадачиваются ее обозначением). Соглашение по интеграции сенсорных комплектов было объявлено компаниями Korean Air и Raytheon в октябре 2019 года. Возрастающее значение платформ MALE отражает соглашение 2018 года с Северной Кореей, которое не разрешает полеты подобных БЛА на определенном расстоянии от демилитаризованной зоны.

Индия разрабатывает беспилотник Rustom-2, впервые взлетевший в 2016 году. Сообщается, что развитие этого проекта идет довольно вяло, к тому же один из шести прототипов потерпел крушение в ноябре 2019 года.

Иран изготавливает БЛА собственной разработки Shahed 129, который может нести вооружение и, по некоторым данным, включает технологии китайского и израильского происхождения. Иран особое внимание уделяет разработке и задействованию БЛА с целью компенсации ограничений, связанных с применением своей устаревшей пилотируемой боевой авиации.

Хотя ряд европейских военных структур в настоящее время использует БЛА класса MALE американского и израильского происхождения, Франция, Германия Италия и Испания реализуют проект Euro MALE (ранее MALE 2020) при активном участии компаний Airbus, Dassault и Leonardo. Его конфигурация предусматривает установку двух двигателей с целью соответствия немецким требованиям по безопасности полетов. Сообщалось, что беспилотник будет готов к полету в 2024 году и поступит на вооружение в 2027-2029 годы, тогда как производство Falco Xplorer — беспилотника MALE на базе серии Leonardo Falco — может начаться уже в 2020 году.

Под контролем?


Распространение в мире БЛА класса MALE большей частью произошло без участия хорошо известных авиационно-космических компаний из США, Европы или России, несмотря на то, что они доминируют на мировых рынках военной авиации. В какой-то степени это отражает ограничения, накладываемые условиями Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ) (англ. Missile Technology Control Regime, MTCR). С момента своего создания в 1987 году члены РКРТ не отличали БЛА от ракет, которые должны контролировать, если они (беспилотники) соответствовали жестким ограничениям по дальности и нагрузке.

Системы категории I (с дальностью более 300 км и грузоподъемностью свыше 500 кг) были объектом «абсолютно строгой презумпции запрета экспорта». В эту категорию попадают БЛА MALE, например, беспилотники серии Predator/Reaper и большинство моделей Heron, а также беспилотники. неспособные нести вооружение, например, Orion компании Aurora Flight Systems. В результате «партнеры по РКРТ в значительной мере лишены большей части этого бурно развивающегося рынка, они неспособны полноценно использовать коммерческие преимущества этого растущего сектора из-за высоких барьеров, накладываемых презумпцией отказа РКРТ для всех систем категории I» (из заявления помощника госсекретаря США, февраль 2019 года).

Хотя Predator XP, а также некоторые варианты Heron и Hermes с ухудшенными характеристиками были отнесены к категории II, они также сталкиваются с ограничениями РКРТ. Запрет продажи БЛА MALE союзникам (даже тем, кому разрешено покупать боевые самолеты) воспринимался как своего рода недоверие.

Впрочем, экспорт БЛА MALE от производителей, не попавших в РКРТ, не ограничивается его условиями. Представитель Управления военного сотрудничества министерства обороны сказал, что эти ограничения дискредитируют политику США в сфере сотрудничества и обеспечения безопасности и что «сотрудничество в сфере безопасности является нашим приоритетным инструментом налаживания взаимного доверия».

С момента встречи членов РКРТ в 2018 году США возглавили усилия по разграничению ракет и БЛА и исключению последних из Категории I. Меморандум по национальной безопасности, опубликованный в апреле 2018 года, одобрил доработанную стратегию, целью которой является расширение Соединенными Штатами поставок обычных вооружений (включая БЛА MALE) и противодействие поставкам из Китая и других стран, не входящих в РКРТ.

Это расширение номенклатуры поставок обычных вооружений впервые сделало возможными прямые коммерческие продажи БЛА. Ранее все подобные транзакции должны были проходить в рамках Закона о продаже оружия и военной техники иностранным государствам. Оно также изменило трактование беспилотников, способных использовать лазерный целеуказатель, позволив поместить их в ту же категорию, что и невооруженные самолеты.

США ужесточили мониторинг конечного использования и политику, запрещающую вооружение БЛА, которые были проданы без возможности нести бомбы и ракеты. В апреле 2018 года директор Национального торгового совета назвал эти изменения «важным катализатором усиления американской промышленности, организации нашей национальной безопасности и укрепления нашего международного сотрудничества».

При администрации Обамы экспорт вооруженных БЛА MALE даже близким союзникам США был осложнен, а в другие страны был почти невозможен. Начиная с февраля 2015 года, невооруженные БЛА MALE были переведены в более широкую группу при условии гарантий надлежащего целевого использования. Это означало изменение прежней политики, которая ограничивала экспорт вооруженных беспилотников Reaper в Великобританию. Доктрина 2015 года фактически запрещала экспорт БЛА MALE существующим союзникам Соединенных Штатов.

Возможны прецеденты


Индия может создать прецедент, если состоится первая поставка американских БЛА MALE заказчику, который не является партнером по договору; страна была принята 35-м членом РКРТ в 2016 году. С целью удовлетворения потребностей индийских вооруженных сил в беспилотниках категории MALE Израиль со своей стороны предложил доработанный вариант Heron ТР ХР, который как нельзя более удовлетворяет определениям категории II РКРТ и не будет иметь американских компонентов.

Но Дели всё же запросил 22 БЛА Guardian (невооруженный вариант Reaper) компании GA-ASI у США. При этом он не запросил передачу технологий и частичную локализацию производства, хотя это всегда было важным элементом закупок авиации в прошлом. Представитель Госдепартамента прошлой осенью заявил, что «совместное производство не является причиной для партнеров разрывать прежние прочные взаимоотношения».

Возможное изменение в политике совместного производства может отражать нынешняя борьба за заказ Малайзии, предусматривающий поставку около шести летательных аппаратов. Это на данный момент первое прямое состязание между беспилотниками Guardian, Wing Loong II, СН-5, Anka и Falco. Представитель Госдепартамента выразил мнение, что в стратегии США необходимо отразить, что при продаже

«надо меньше говорить об актуальной платформе и больше об участии в совместном производстве, координации и взаимозачетах. На экспортном рынке технологий тенденция состоит в том, что союзники и партнеры стремятся проявлять себя более творчески».

Несмотря на смягчение политики в 2018 году, представитель компании GA-ASI сказал:

«РКРТ — это очень большая головная боль для нас. Имеется лишь небольшое количество заказчиков, которым мы способны экспортировать свою продукцию. Неустанно ведутся споры о том, как американская администрация могла бы поменять экспортную политику, включая РКРТ. Мы поддерживаем любое действие в этом смысле, ведь это поможет нам продавать некоторым странам, в которые экспорт не одобрен».



Беспилотник MQ-9 Reaper компании GA-ASI перед взлетом на авиабазе Холломэн в штате Нью-Мексико

Политика 2018 года не сняла многих других барьеров для экспорта американских беспилотников, с некоторыми из них не согласны другие члены РКРТ. «Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций» определил нежелание США экспортировать любые чувствительные технологии в страны, покупающие российское вооружение. Его влияние — пока напрямую не применимое к БЛА MALE — было продемонстрировано на примере разногласий с Турцией в связи с ее покупкой российских зенитных комплексов С-400.

В этом контексте список стран Торгового представительства США, неспособных обеспечить адекватную защиту интеллектуальной собственности, включает многие государства, вовлеченных в производство и закупку беспилотников MALE. Экспортный контроль Вассенаарского соглашения применительно к обычным вооружениям и товарам и технологиям двойного использования также может встать на пути таких стран. США заинтересованы в поддержке всего этого в актуальном состоянии с тем, чтобы не иметь проблем с экспортом технологий двойного назначения в Китай.

Передовой контроль


Одним из потенциальных путей к победе свободных от регулирования участников рынка с более дешевой продукцией является предложение вариантов с улучшенной технологией, которые не затрагиваются правилами РКРТ. Одной из самых значительных модернизаций будущих возможностей БЛА MALE является способность пролетать через контролируемое воздушное пространство и работать в нем, используя систему обнаружения и предотвращения столкновений в воздухе. Это особенно важно для морских операций в международном воздушном пространстве и на меньших высотах (что привело к установке систем защиты от обледенения, молниезащиты и обновленной авионики). Но задействование загоризонтных каналов для связи со станциями управления в отсутствии надежной спутниковой связи остается большой проблемой.

Разработанная компанией GA-ASI система контролируемого воздушного пространства была внедрена на невоенных государственных БЛА и затем была предложена на экспорт на беспилотнике Guardian. Британская программа по замене Reaper беспилотниками Protector от GA-ASI к 2024 году отражает необходимость внедрения таких возможностей. БЛА MALE, использующие эту систему, проходят гражданскую сертификацию в США и Великобритании, шаг, который компания называет «будущим беспилотной авиации».

Китай заявляет, что его экспортные БЛА уже способны действовать в контролируемом воздушном пространстве, в то время как ОАЭ разрабатывают подобную систему и предлагают работать совместно с зарубежными партнерами в рамках продвижения на рынок своих платформ класса MALE. Co своей стороны Израиль предложил коммуникационный интерфейс между управлением воздушным движением и наземными станциями управления беспилотниками и предлагает эти возможности на экспорт.

Объявление независимости


Перспективные БЛА MALE, особенно те, что предназначены для морских и экспедиционных операций, могут использовать поворотный винт или подобные конструкции для вертикального взлета и посадки. Экспериментальный морской БЛА MUX (Marine UAV Experimental), как ожидается, пройдет испытания в Корпусе морской пехоты США в середине 2020-х, где будет проведена оценка возможностей этой платформы, которая может работать с десантных кораблей и подготовленных площадок на побережье, имея сниженные требования к логистике, месту на палубе (всегда в дефиците на военном корабле) и численности персонала. Беспилотный конвертоплан Bell V-247 Vigilant, например, имеет складывающиеся крылья и способен поместиться в корабельных ангарах для вертолетов.

Сегодня еще одним немаловажным фактором является живучесть, поскольку ситуация Афганистана и Ирака, где системы ПВО практически отсутствовали, вряд ли повторится. По заявлениям Украины, над ее территорией в 2014-2018 годы было сбито по меньшей мере 10 российских БЛА «Орион» класса MALE, включая один, сбитый ударным вертолетом Ми-24. В декабре 2019 года российские ЗРК также сбили два беспилотника над Ливией: итальянский Reaper и неопределенную модель производства США.

Для того чтобы беспилотники Reaper могли оставаться вне досягаемости противоракетной обороны, компания GA-ASI разрабатывает независимый проект Sparrowhawk. Это небольшой БЛА весом 91 кг, который можно запускать и возвращать во время полета, дозаправлять и запускать повторно, что позволит БЛА MALE стать носителями. Испытания опытного образца планируется начать в этом году.

Улучшение возможностей наблюдения и разведки


Еще одной проблемой, связанной с БЛА MALE, является информационная перегруженность. Они могут передавать такой объем сенсорных данных (особенно полнокадровое видео кинематографического качества), который превосходит возможности пользователей по его анализу. В конфликтах в Афганистане и Ираке такое видео в больших объемах предоставлялось командному составу (давая возможность напрямую наблюдать за боевыми действиями на большом расстоянии), за что получило у американских военных прозвище «Predator porn». По некоторым оценкам, 85% всего собранного подобным образом видео не находило применения и оставалось в нижних эшелонах невостребованным.

С целью решения проблемы в апреле 2017 года в США запустили проект Maven, первое практическое использование которого в боевых условиях произошло в 2018 году. Он использует искусственный интеллект наряду с расширенной функцией машинного обучения для анализа потока видео. После начального тестирования на БЛА TUAS сил специального назначения в 2019 году в рамках программы Agile Condor разработанное программное обеспечение было использовано для анализа сенсорных потоков от беспилотников Predator/Reaper. «Мы плотно сотрудничали с Силами специальных операций с тем, чтобы понять, как автоматизировать ручные задачи и получить возможности с более высоким уровнем автономности», — заметил представитель ВВС США.


Итальянский беспилотник MQ-9 Reaper не может нести вооружение. Его экспорт был невозможен до пересмотра в 2015 году политики РКРТ

Но искусственный интеллект (ИИ) потенциально может революционизировать гораздо больше, чем метод анализа. Он позволяет создавать «умные» сети, включающие БЛА, изменяя их коммуникационные каналы и траектории полета под быстро меняющиеся ситуации и угрозы, а также дает возможность проводить операции с более высоким уровнем автономности.

Возможности на основе облачных технологий позволяют уйти от модели прямой передачи полнокадрового видео с БЛА и перейти к ограниченному количеству принимающих элементов — например, штаб или самолет, что лучше соответствует потребностям пользователя и быстро меняющимся оперативным требованиям. Бывший заместитель министра обороны Роберт Уорк как-то сказал, что «облачные технологии имеют отличный инновационный потенциал в военной сфере наравне с потенциалом использования в «Третьей стратегии противовеса», затрагивая практически все аспекты ведения военных действий».

Облако с интегрированным ИИ может заменить прямое видео «Predator porn» с беспилотников потоком данных правильного объема, который содержит всю необходимую информацию, не перегружая и не сбивая с толку отдельного пользователя.

Развитием потенциала ИИ, направленным на радикальное изменение операций БЛА, занимаются не только в США. Представитель компании Boeing Australia сообщил в сентябре 2019 года, что «они разработают и протестируют когнитивные алгоритмы ИИ с тем, чтобы можно было собирать информацию в условиях запрета доступа и выполнять улучшенные тактические действия во враждебном пространстве».

В Объединенных Арабских Эмиратах также считают технологии ИИ приоритетным направлением, в то время как большой опыт Китая в сфере ИИ дает ему потенциальные преимущества, которые могут стать доступными для зарубежных заказчиков. Министр обороны США по этому поводу сказал, что «китайские производители вооружений продают дроны, заявляя об их автономности, включая способность наносить прицельные летальные удары».

Сетевое будущее


Начальник штаба ВВС США, в свою очередь, отметил: «Будущая война будет выиграна не платформами, она будет выиграна сетями. Мы должны сделать акцент на сетецентрическом подходе».

Если Соединенные Штаты смогут убедить потенциальных заказчиков в том, что экспортируемые ими беспилотники позволяют повысить уровень сетецентричности военных действий, то это может стать самым надежным барьером распространению БЛА класса MALE производителей, не входящих в РКРТ.

Соединенные Штаты десятилетиями создавали модель эффективных сетевых военных операций, в которых беспилотникам класса MALE отводилась важная роль. Конкуренты продемонстрировали способность поставлять аналогичные аппараты, но всё же не с тем уровнем сетевого взаимодействия, который позволил бы назвать их действительно эффективными. В предстоящие десятилетия в США и некоторых других странах беспилотники класса MALE, скорее всего, сохранят за собой статус ключевого компонента боевых сетей.
Alex Alexeev

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

112

Похожие новости
11 июля 2020, 15:00
10 июля 2020, 20:00
13 июля 2020, 21:20
11 июля 2020, 05:40
13 июля 2020, 21:20
13 июля 2020, 21:20

Новости партнеров