Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Соперничество линейных крейсеров: "Ринаун" и "Макензен"

Рассуждая логически, истории противостояния линейных крейсеров Великобритании и Германии следовало бы закончиться на паре «Дерфлингер» - «Тайгер». Это связано с тем, что в Германии, заложив в 1912 г «Дерфлингер» и однотипный ему «Лютцов», не стали выдумывать нового проекта линейного крейсера и в 1913 г. приступили к строительству «Гинденбурга» - корабля, который лишь незначительно отличался от своих предшественников.


Линейный крейсер "Гинденбург"


Фактически, «Гинденбург» оставался все тем же «Дерфлингером», с некоторыми минимальными новациями. Немного возросла длина (примерно на 2,5 м), обводы кормы стали более острыми. Максимальный запас нефти был увеличен до 1180 т вместо 985 т. Изменилось расположение котлов в кочегарках (при этом количество последних осталось тем же), верхний край бронепояса уменьшили с 230 до 220 мм, а кроме того, изменили защиту носовой оконечности. Если у «Дерфлингера» в нос от главного бронепояса шли 120-мм бронеплиты на протяжении 19,2 м, а затем, на протяжении еще примерно 30,7 м, до самого форштевня, борта защищала 100 мм броня, то у «Гинденбурга» 120-мм участок простирался значительно дальше, оставляя незащищенными только последние 16 м до форштевня. Однако здесь борта германского крейсера защищала только 30 мм броня. Бронирование башен было несколько усилено – толщина боковых плит увеличилась с 225 до 270 мм, а наклонная часть крыши – со 110 до 150 мм.



Пожалуй, наиболее значимой новацией «Гинденбурга» стали более современные башенные установки – орудия оставались теми же, но угол возвышения был повышен с 13,5 до 16 градусов («Дерфлингер» впоследствии также довели до 16 град., но уже позднее, в ходе модернизации). Что немаловажно, в новых башнях «Гинденбурга» устанавливались дальномеры с базой 7,8 м, в то время как в башенных установках «Дерфлингера» и «Лютцова» стояли только 3,05 м.

Нормальное водоизмещение всех трех кораблей серии различалось незначительно: у «Дерфлингера» оно составляло 26 600 т., у «Лютцова» - 26 741 т, у «Гинденбурга» - 26 947 т.

Таким образом, несмотря на некоторые отличия, не имеет особого смысла выделять «Гинденбург» в отдельный тип корабля. Как мы уже говорили ранее, к его строительству приступили в 1913 г., а в 1914 г. Германия не закладывала линейных крейсеров. Даже «Гинденбург», вошедший в строй в середине 1917 г., в общем-то, принял участие в первой мировой войне лишь формально, заложенный в 1914 г. сверхдредноут «Саксен» не был достроен, а уж у больших кораблей, к строительству которых приступили после 1914 г., и вовсе не было никаких шансов успеть на войну. Ну а после ее окончания соперничество линейных крейсеров Англии и Германии, по понятным причинам, завершилось.

В то же время в Англии после закладки «Тайгера» было принято решение отказаться от дальнейшего строительства линейных крейсеров. В соответствии с новыми воззрениями Королевского флота функции «авангарда» при эскадре должны были выполнять быстроходные линкоры, первые из которых (типа «Куин Элизабет») были начаты строительством уже в 1912 г. При этом для борьбы на коммуникациях заведомо хватало уже построенных в Англии линейных крейсеров – новых броненосных крейсеров в Германии не строили, а линейные крейсера кайзерлихмарине не предназначались для рейдерских операций. Таким образом, новый класс боевых кораблей, созданных в Англии, был признан тупиковой ветвью военно-морской эволюции, и на этом его короткое (хотя и бурное) развитие должно было закончиться, если… Если бы (в который уже раз!) на кораблестроительные программы Королевского флота не обрушился ураган по имени Джон «Джеки» Фишер: с его подачи строительство линейных крейсеров в Англии было возобновлено уже после начала 1-ой мировой войны. Надо сказать, что на процессы создания первых кораблей этого класса военной постройки, «Рипалса» и «Ринауна» в некоторой степени повлияла серия германских линейных крейсеров (типа «Макензен»), заложенная немцами в 1915 г. Поэтому можно считать, что они все же поучаствовали в соперничестве английских и немецких кораблей этого класса, хотя сами они достроены не были, и в состав хохзеефлотте не вводились. Следовательно, мы имеем основание включить описание линейных крейсеров типа «Макензен» в наш цикл.

Мысли о том, чтобы вооружить свои линейные крейсера 350-мм орудиями, возникали у немцев еще в процессе создания «Лютцова» и «Гинденбурга», но тогда они не оформились ни во что значимое. В то же время разработка нового линейного крейсера началась именно с того, что письмом от 13 августа на рассмотрение фон Тирпицу был предложен проект корабля, который в своих основных технических решениях соответствовал бы «Дерфлингеру», но при этом нес бы 350-мм пушки вместо 305-мм.

Однако Тирпиц с такой постановкой вопроса не согласился. Он указывал на то, что водоизмещение подобного корабля превысит 30 000 т и составит, по меньшей мере, 31 000 т. Это было, по мнению статс-секретаря, чрезмерно много с точки зрения «Закона о флоте» в рамках которого морское министерство Германии должно было осуществлять свою деятельность. На тот момент фон Тирпицу представлялось абсурдным создание крейсера свыше 30 тыс. тонн водоизмещением – как по размерам, так и по стоимости.

Тогда конструкторское бюро, совместно с отделом вооружений представило на рассмотрение статс-секретаря девять вариантов линейного крейсера. Все они имели восемь орудий главного калибра в четырех двухорудийных башнях, при этом их калибр колебался от 340 до 355 мм. Для компенсации увеличившегося веса артиллерии использовали различные способы: уменьшение толщины бронепояса с 300 до 270 мм (что, в общем, для немцев крайне необычно), сокращение скорости на пол-узла, отказ от скосов к бронепалубе (насколько понял автор – не на всем ее протяжении, а только в какой-то части), уменьшение боеприпасов артиллерии главного и среднего калибра, и так далее. В целом же было отмечено, что за использование 350-мм артиллерии придется дорого заплатить снижением иных характеристик, и что 340-мм калибр выглядит оптимальным.

По итогам рассмотрения всех вариантов, остановились на следующем: новейший линейный крейсер («дизайн А3») должен был получить на вооружение восемь 340-мм орудий, боекомплект которых уменьшался до 85 выстрелов на ствол.



При этом скорость, бронирование и средняя артиллерия должны были оставаться теми же, что и на «Гинденбурге», за исключением того, что толщину барбетов следовало увеличить до 300 мм. Высота надводного борта в корме была признана недостаточной (на «Мольтке» и «Дерфлингере» она заливалась водой даже в самую спокойную погоду), так что ее следовало увеличить. Противоторпедная защита должна была получить усиление. Кроме того, было признано обязательным наличие на корабле высокой трехногой мачты с размещением на ней командно-дальномерного пункта. Все эти нововведения были и рациональными, и разумными, но тем более странно неожиданное желание проектировщиков к усилению торпедного вооружения - как по количеству, так и по качеству. Вместо четырех 500-мм торпедных аппаратов «Дерфлингера» предполагалось установить шесть более мощных, 600-мм ТА с боезапасом из 19 торпед. В условиях, когда от конструкторов требовалось всемерно экономить водоизмещение, и ради этого пришлось пойти даже на понижение главного калибра корабля с 350 до 340-мм, подобная новация выглядит по меньшей мере странно. Еще более странно то, что кое-каким должностным лицам и такого показалось мало, они предложили использовать сдвоенные трубы, доводившие общее количество торпедных аппаратов до двенадцати! На эту инициативу, правда, был дан ответ, что для подобного увеличения военной необходимости не имеется (как будто она существовала для шести торпедных аппаратов калибра 600-мм!). Во всяком случае, все вышеперечисленные новшества (включая 6 новых ТА) привели к увеличению водоизмещения примерно на 4 300 т относительно «Дерфлингера», так что нормальное водоизмещение нового линейного крейсера все-таки приблизилось к 31 000 т.

Дальнейшее… хорошо показывает удивительную непоследовательность немецкой военно-морской мысли. Странно, как испытывая подобные метания, Германия вообще смогла построить множество первоклассных боевых кораблей?

Дело в том, что конструкторы подготовили несколько вариантов описанного выше проекта с тем, чтобы, по возможности, уменьшить его водоизмещение. В одном из них (вариант №9) водоизмещение действительно удалось снизить до более чем приемлемых 29 000 т за счет уменьшения количества котлов на два и соответствующей потери скорости на треть узла, но главное… благодаря отказу от 340-мм орудий и возврата к 305-мм! Иными словами, «Вариант №9» представлял собой тот же тип «305-мм» германского линейного крейсера, чуть менее скоростной, но чуть лучше защищенный, и с более высоким бортом в корме, при этом основным отличием нового корабля от предшествующего ему «Гинденбурга» стало бы усиление торпедного вооружения! Такое «развитие» германских линейных крейсеров сегодня не может вызвать ничего кроме искреннего недоумения, но тем не менее именно «Вариант №9» показался кайзеру наиболее предпочтительным!

Разумеется, у возврата к 305-мм артиллерии нашлось множество противников. Был сделан запрос Круппу, вызовет ли увеличение калибра до 350-мм какие-либо задержки при производстве орудий, и представители фирмы дали ответ, что если решение будет принято до апреля 1913 г., то никаких задержек не произойдет. Но самое главное – появилась информация о том, что новейшие японские и русские линейные крейсера собираются вооружать 356-мм артиллерией, а новейшие британские линкоры типа «Куин Элизабет» получили на вооружение и вовсе 381-мм пушки при скорости в 24 узла (тут немцы слегка промахнулись, потому что англичане проектировали свои супердредноуты под 25 узлов, а на испытаниях они показали 24,5-25 узлов). Разумеется, для противостояния столь сильно вооруженным кораблям, калибр 305-мм уже не выглядел достаточным.

Все это дало достаточные основания Морскому министерству для того, чтобы раскритиковать «Вариант №9» - было указано, что в сложившихся условиях тратить водоизмещение на увеличение высоты надводного борта и установку шести тяжеленных торпедных аппаратов есть немыслимое расточительство, а вот восемь 350-мм орудий в проект необходимо вернуть. Это было совершенно здравое суждение, но оно возвращало адмиралов и проектировщиков к тому, с чего все началось – да, 350-мм орудия были необходимы, но где взять резервы водоизмещения для их размещения?

Адмирал Роллман (Rollmann) в своем меморандуме от 8 марта 1913 г указал, что дальнейшее снижение скорости невозможно, в противном случае линейный крейсер перестанет таковым быть, а на снижение уровня защиты ни в каком случае не согласится кайзер (строго говоря, ни адмиралы, ни конструкторы не поддерживали подобного шага, совершенно немыслимого в логике развития германского флота). Поэтому он предлагал искать выход в переходе на трех- или даже четырехорудийные башни, что позволило бы сэкономить вес вооружения. Однако подобное предложение было отклонено отделом вооружений как технически неэффективное (вероятно, речь шла о сложностях заряжания, но это только догадка автора настоящей статьи). В то же время было признано, что крейсер с 350-мм орудиями, удовлетворяющий всем требованиям заинтересованных сторон, будет представлять собой уже не линейный крейсер, а быстроходный линкор, или, как называли его в Германии, объединенный тип (merged type) представлялся на тот момент не то, чтобы слишком новаторским, но абсолютно не соответствовал «Закону о флоте», четко делившему тяжелые артиллерийские корабли на линкоры и линейные крейсера.

Надо сказать, что в этом вопросе немцы в 1913 г., по крайней мере – теоретически, обогнали воззрения британских адмиралов. Вне всякого сомнения, именно в Великобритании додумались и реализовали концепцию быстроходного линкора («Куин Элизабет»). Но англичане сочли быстроходный линкор всего лишь «быстроходным крылом», авангардным отрядом, действующим в интересах главных сил, составленных из более тихоходных линкоров. Немцы же в 1913 г мыслили уже по-другому – они видели в быстроходном линкоре новый класс кораблей, который должен прийти на смену как линейным крейсерам, так и классическим линейным кораблям. Иными словами, немцы считали необходимым приступить к строительству целого флота быстроходных линкоров, но не имели такой возможности, будучи «связанными» собственным законодательством о флоте, и потому отложили это на потом, которое, по известным причинам, никогда уже не наступило.

Но вернемся к будущему «Макензену». Следующим важным событием в его появлении стало совещание, состоявшееся 3 апреля 1913 г. Дело в том, что изучение возможности применения на линкорах хохзеефлотте более крупных калибров, нежели 305-мм, шло уже довольно давно, причем между собой «соревновались» 350-мм и 400-мм пушки. В итоге предпочтение было отдано промежуточному 380-мм калибру – причем, еще до того, как стало известно о вооружении «Куин Элизабет» 381-мм пушками.

Как известно, германские линейные крейсера создавались для использования их в генеральном сражении, в том числе – и против линкоров противника. И вот, 3 апреля 1913 г был наконец-то задан вопрос – если мы собираемся вооружать линкоры 380-мм артиллерией, то почему мы должны соглашаться с понижением калибра для линейных крейсеров? В пользу этого решения, помимо унификации, позволяющей упростить снабжение и обслуживание флота, был приведен и такой, доселе чисто британский аргумент – 380-мм калибр для линейного крейсера настолько велик, что вряд ли в обозримом будущем может быть превзойден какой-либо страной мира.

Однако линейный крейсер с восемью 380-мм орудиями должен был достигнуть, а то и превысить 33 000 т, что было неприемлемо. В ответ на это представители конструкторского бюро морского министерства сообщили, что рассмотрели возможность установки трех двухорудийных башен с пушками 380-мм, в этом случае водоизмещение линейного крейсера могло составить 28 000 – 30 000 т. Но это предложение на совещании также было отклонено. Тогда вновь вспомнили о 340-мм орудиях, но в ходе прений не смогли принять никакого решения, остановившись на том, что необходимо еще раз рассмотреть, насколько «Вариант №9» отвечает задачам будущего линейного крейсера и нельзя ли увеличить его огневую мощь.

Спустя 9 дней фон Тирпиц сформулировал дальнейшее направление проектирования корабля. Его краткое распоряжение указывало на невозможность снижения скорости или брони, но при этом проектирование корабля «объединенного типа» (быстроходного линкора) следовало отложить, вернувшись к нем в будущем. При этом, по словам статс-секретаря, 305-мм орудия были вполне достаточны, пока основным противником германских линейных крейсеров были британские корабли того же класса. Однако (видимо – с появлением английских быстроходных линкоров) теперь все изменилось и германским линейным крейсерам предстоит сражаться с британскими линейными кораблями значительно больше, чем это предполагалось ранее. Поэтому, и в связи с большой мощью 380-мм орудий, фон Тирпиц считал предпочтительным установку шести 380-мм орудий, предпочитая такой вариант восьми 350-мм пушкам. Надо сказать, что это решение, при всей своей логичности, совершенно несвойственно для фон Тирпица – как мы видели в предыдущих статьях, статс-секретарь всегда был склонен к некоторому ретроградству, предпочитая проверенные решения новому: так, он долго сопротивлялся переходу линейных крейсеров с 280-мм на 305-мм калибр. Тем не менее сейчас фон Тирпиц без малейшего сожаления отказывался от обсуждавшихся до этого 340-350-мм пушек в пользу куда более мощной 380-мм артсистемы. Чуть позднее, на совещании 3 мая 1913 г, фон Тирпиц высказал еще одну, абсолютно здравую мысль: он указал на то, что даже если сегодня флот ограничится 350-мм пушками, то пройдет буквально несколько лет и прогресс военно-морских флотов иных стран все равно заставит немцев перейти на 380-мм пушки, так не лучше ли будет с этого и начать? Иными словами, фон Тирпиц совершенно недвусмысленно высказал свое предпочтение вооружению из шести 380-мм пушек для будущего корабля, и кайзер его полностью поддержал.

Первые три варианта линейного крейсера с шестью 380-мм пушками были представлены в июне 1913 г. Один из них (имевший по одной башне в оконечностях и еще одну – в середине корпуса) был отклонен сразу же из-за неудачных углов обстрела, два других изучали более пристально.



Данные корабли различались только расположением башен – две впереди и одна на корме (D47), или наоборот (D48). Их броневая защита и скорость сохранялись на уровне «Гинденбурга», высота надводного борта была увеличена. Интересно, что идея о шести 600-мм торпедных аппаратах возродилась вновь – они присутствовали в обоих вариантах. Впоследствии были представлены и другие варианты – одна трехорудийная башня в носу и две двухорудийные – в корме, две четырехорудийные башни…, впрочем, эти проекты отпадали сразу именно в силу несвойственного германскому флоту размещения артиллерии. На совещании 17 июня был сделан выбор в пользу проекта D48 (две двухорудийные башни в корме). Объяснение этому было следующее – такое размещение артиллерии хоть и не давало сильного огня по носу корабля, как в варианте D47, но зато обеспечивало наилучшие углы обстрела всем трем башням. Кроме того, поскольку между второй и третьей башней располагалось машинное отделение, исключалась возможность выведения из строя двух башен одним попаданием, что было возможно для носовых башен D47.

В соответствии с принятым на июньском совещании решением, доработанный проект D48а был представлен кайзеру 28 июня 1913 г. Водоизмещение корабля составляло 29600 тонн, а стоимость - 55.3 млн.марок. Кайзер немедленно дал свое одобрение. Казалось, теперь уже ничто не могло препятствовать началу строительства линейного крейсера с 380-мм орудиями, однако оно не состоялось по двум причинам. Первое – это известная ветреность кайзера в его взглядах: вроде бы он только что одобрил проект шестиорудийного линейного крейсера, но уже на совещании 15 июля того же, 1913 года, уже спрашивал фон Тирпица, не следует ли Германии вновь вернуться к идее строительства быстроходных линкоров (к которым Вильгельм II почему-то испытывал самую горячую склонность). «Должны ли мы нарушить «Закон о флоте»?» - только и смог ответить фон Тирпиц кайзеру. Проект линейного крейсера оказался в «подвешенном» состоянии до 30 октября 1913 г, когда германский военно-морской атташе в Лондоне сообщил о том, что Англия не собирается больше строить линкоров, подобных «Куин Элизабет», а будет закладывать корабли меньшего размера, но с большим количеством стволов 340-мм или 356-мм артиллерии. Совершенно неясно, с чего это взял германский атташе, была ли это какая-то ошибка или же намеренная дезинформация англичан, но факт заключается в том, что в Германии этим известиям поверили безоговорочно. Кайзер праздновал, полагая, что его хохзеефлотте одержал «победу без единого выстрела», а фон Тирпиц вновь вернулся к идее линейного крейсера с 340-мм пушками. Дебаты по главному калибру линейного крейсера возобновились, но в конце концов был принят вариант из восьми 350-мм орудий.

С одной стороны, очень просто было бы приписать этот результат дезинформации англичан (или все же ошибке немецкого атташе?), но, вероятно, проблема все же имеет более глубокие корни, так как морякам не слишком хотелось получить в свое распоряжение корабль всего лишь с шестью орудиями главного калибра. В германском флоте пристреливались полузалпами, когда стреляли по одному орудию каждой башни – корректировать огонь по трем снарядам в полузалпе еще как-то можно было (по четырем – лучше), но в случае вывода из строя хотя бы одной башни их количество сокращалось до двух. Вероятнее всего, ситуацию можно было охарактеризовать так – специалистам морского министерства совсем не нравился шестиорудийный корабль, но они были готовы пойти на это, потому что мощь 380-мм орудий компенсировала неудобства. Тем не менее, когда возникло предположение, что установка этих пушек не необходима, все с удовольствием вернулись к восьмиорудийному варианту корабля, пусть даже и с пушками меньшего калибра. Их поддерживали и моряки: так, адмирал фон Ингеноль заявил, что 350-мм артсистемы для линейного крейсера оптимальнее 305 и 380-мм артиллерии.

Доработка проекта не заняла много времени, но включала в себя весьма интересный момент. Дело в том, что конструкторское бюро уведомило фон Тирпица, что утвержденные размеры корабля слишком велики для установленного водоизмещения и, соответственно, есть возможность заменить башни 350-мм орудий на 380-мм. Фон Тирпиц отказался – с его слов строительство подобного корабля было политически невозможно.

Собственно говоря, так и появился проект «Макензена». Новый линейный крейсер имел нормальное водоизмещение 31 000 т. (на большее фон Тирпиц был категорически не согласен)

Артиллерия

Новая 350-мм/45 артсистема немцев, как это ни странно, не выделялась какими-то сверхвысокими показателями среди аналогичных пушек мира – она стреляла 600 кг снарядом с начальной скоростью 840 м/сек., что обеспечивало ей некое промежуточное положение между британской 343-мм и японскими/американскими 356-мм пушками. На головном корабле серии, «Макензене», максимальный угол возвышения составлял 20 град., что обеспечивало дальность стрельбы в 23 600 м (127,5 кабельтов), но в процессе строительства и под влиянием боевого опыта его довели до 28 град, что увеличило дальность полета снаряда до 28 100 м (151,7 кбт). Начиная со второго корабля серии, артустановки сразу получили максимальный угол возвышения 28 град. Боекомплект составлял 85 выстрелов на ствол. Надо сказать, что бронебойные снаряды орудия 350-мм/45 отличала высокое содержание ВВ – 20 кг. У англичан полноценные 381-мм бронебойные снаряды «Greenboy» имели практически столько же – 20,5 кг, а 343-мм – только 15 кг. Бронебойные снаряды Англии, с которыми она вступила в войну, имели большее содержание ВВ, составлявшее для 381-мм и 343-мм 27,4 и 20,2 кг соответственно, но не будем забывать, что по своим качествам они являлись, скорее, полубронебойными, в то время как немцы изначально для своих пушек создавали великолепные бронебойные снаряды.

Среднекалиберная артиллерия по первоначальному проекту должна была быть представлена 14 150-мм пушками, такими же как на кораблях предыдущих проектов, но затем их количество уменьшили до 12. Таким образом здесь «Макензен» ничем не отличался от линейных крейсеров типа «Дерфлингер». Также корабль получил восемь зенитных 88-мм пушек. Что до торпедного вооружения, то «Макензен» все же получил 600-мм торпедные аппараты, правда не шесть, а только пять – от кормовой «трубы» отказались, что позволило более рационально разместить механизмы рулевых машин.

Командно-дальномерный пункт, расположенный на треногой мачте, находился на высоте 35 м над ватерлинией. Единственная причина, по которой его не разместили выше, заключалась в высоте мостов над Кильским каналом, чьи «арки» достигали высоты 40 м.

Бронирование



Обычно указывается, что бронезащита «Макензена» осталась на уровне крейсеров предыдущего типа, но все же это не совсем так. Кое-в чем бронирование «Макензенов» стало сильнее – так, например, лучше была защищена артиллерия главного калибра. Лоб башен 350-мм орудий имел толщину 320 мм (есть данные, что на головном корабле серии она была снижена до 300 мм) против 270 мм «Гинденбурга»», барбеты имели толщину 290 мм (260 мм у «Гинденбурга»), наклонная часть крыши – 180 мм (150 мм), горизонтальная часть крыши – 110 мм (80 мм). Но даже тут начинают просматриваться попытки некоей экономии на броне – так, например, боковые стенки башен «Макензена» имели защиту всего 200 мм («Дерфлингер» - 225 мм, «Гинденбург» - 270 мм). Впрочем, быть может, речь идет о банальной опечатке Г. Стаффа, откуда были взяты эти цифры? Защита боевых рубок осталось на прежнем уровне: носовая – 350 мм, кормовая – 200 мм. Вертикальное бронирование борта претерпело незначительные изменения – как и на «Гинденбурге» ее основу составляли бронеплиты толщиной 300 мм, толщина которых к нижнему краю уменьшалась до 150 мм, а к верхнему сперва имела 270 мм и затем сокращалась, но не до 230 мм, как у «Гинденбурга», а до 220 мм, то есть была хоть незначительно, но все же слабее. От главного бронепояса в нос шли 120 мм бронеплиты той же толщины, но не доходил до форштевня 21 м (у «Гинденбурга» - только 16 м, но не надо забывать, что «Макензен» был на 10,5 м длиннее «Гинденбурга»). А вот горизонтальное бронирование претерпело существенные изменения.

Как мы знаем, на «Гинденбурге» в пределах цитадели броневая палуба имела 30 мм толщины (до 50 мм в районах погребов башен главного калибра), причем ее горизонтальная часть находилась на 20 см ниже верхней кромки 300 мм участка бронепояса, а 50 мм скосы примыкали к нижней кромке (150 мм) защищавших борта бронеплит. Но при создании «Макензена» ради экономии водоизмещения немцам пришлось отказаться от 50 мм скосов – фактически, осталась только 30 мм горизонтальная палуба от борта до борта, правда, были сохранены ее утолщения в районах башен ГК (на этот раз – даже до 60 мм).

Понимая, что подобное решение серьезно ослабляет вертикальную защиту корабля, немцы увеличили толщину и высоту противоторпедной переборки. На «Дерфлингере» (и, вероятно, на «Гинденбурге») она имела 45 мм толщины и по высоте доходила примерно до середины скоса, упираясь в него верхней кромкой. В то же время на «Макензене» она составляла уже 50 мм в районах машинных отделений и 60 мм – во всех остальных и поднималась до высоты горизонтальной бронированной палубы.

Иными словами, в зависимости от траектории полета снаряда, ему предстояло пробить у «Гинденбурга»:

1. 300 мм бронепояса + 50 мм скос + 45 мм переборки ПТЗ;

2. 300 мм бронепояса + 50 мм скос;

3. 270-300 мм бронепояса и 30-50 мм горизонтальной брони.

У «Макензена»:

1. 300 мм бронепояса + 50-60 мм переборки ПТЗ;

2. 270-300 мм бронепояса и 30-50 мм горизонтальной брони

Вроде бы разница не слишком велика, но это если забыть о том, что 50 мм скос находился под большим углом, а значит, имел заметно лучшую бронестойкость, чем бронелист той же толщины, расположенный вертикально.

Таким образом, несмотря на формальное равенство толщин брони, цитадель «Макензена» обеспечивала несколько худшую вертикальную защиту, чем цитадель «Гиденбурга». С другой стороны, горизонтальная защита «Макензена» оказалась лучше. В дополнении к 30-60 мм броневой палубе «Макензен» получил сплошную броневую защиту верхней палубы, которая имела толщину 25-40 мм (у «Гинденбурга» верхняя палуба состояла из 20-25 мм конструкционной стали). Кроме этого, некоторую защиту линейным крейсерам типа «Дерфлингер» обеспечивала крыша каземата толщиной 30-50 мм, причем есть обоснованное подозрение, что 50 мм там было только непосредственно над орудиями, то есть относительно площади палубы над цитаделью это была очень малая величина. В то же время между броневой и главной палубой «Макензена» наличествовала еще одна палуба из конструкционной стали толщиной 20-25 мм.

Энергетическая установка

К сожалению, нет достоверных данных о том, какую скорость должен был развивать «Макензен», 27 или 28 узлов. Известно лишь то, что номинальная мощность его машин должна была сильно вырасти – с 63 000 л.с. «Дерфлингера» до 90 000 л.с. Расположение машинных и котельных отделений должно было оставаться неизменным в сравнении с крейсерами предыдущих проектов, но количество котлов увеличивалось с 18 до 32, при этом количество котлов, работавших на нефти, увеличилось с 4 до 8. Надо сказать, еще и о том, что «Макензен» впервые в практике тяжелых германских кораблей получил бульбообразное образование в носовой части, заметно улучшившее его пропульсивные качества. Возможно, именно это стало причиной различия в данных о скорости этого линейного крейсера).

Полный запас топлива был существенно увеличен – с 3 500 т угля и 1 000 т нефти у «Дерфлингера» до 4 000 т угля и 2 000 т нефти. Соответственно, ожидался рот дальности хода – с 5 600 миль на 14 узлах до 8 000 миль. Конечно, эти данные остаются расчетными и не прошли проверку на практике.

Оценка проекта


"Макензен" на стапеле


Что можно сказать о линейных крейсерах проекта «Макензен»? Обычно им дается очень высокая оценка, но если вдуматься, то вряд ли они ее заслуживают. В период проектирования «Макензена» немцы вплотную подошли к концепции быстроходного и хорошо защищенного линкора. Технически ничто не мешало спроектировать и построить крупный (порядка 33 000 т) и хорошо защищенный (на уровне «Гинденбурга») корабль, который имел бы вооружение из 8*380-мм орудий и скорость 27-28 уз. – собственно говоря, немцы очень быстро, в самом начале проектирования «Макензена» пришли к пониманию, что именно такой корабль им и нужен. Построй они его, и такой линкор по совокупности боевых качеств идеально вписался бы в концепцию хохзеефлотте и существенно превзошел бы британские «Куин Элизабет». Однако немцы, связанные «Законом о флоте», вынуждены были «наступить на горло собственной песне» и старательно «утрамбовывали» новые корабли в, общем-то, ненамного меньшее водоизмещение. И это ожидаемо привело к существенному снижению боеспособности новейших линейных крейсеров.

Получив на вооружение 350-мм пушки, германские линейные крейсера получили возможность достаточно уверенно поражать британские «Куины» всюду, за исключением 330 мм бронепоясов и лобовых плит башен, имевших ту же толщину. Но при этом они сами оставались достаточно уязвимыми для 381-мм снарядов, которые на дистанции 75 кбт вполне могли пробивать 300 мм бронепояс «Макензенов». И если в случае с «Дерфлингерами», имевшими ту же толщину бронелистов, немцев выручало дурное качество английских снарядов, ни разу за всю войну не пробивших броню свыше 260 мм, то о «Макензенах» этого сказать уже нельзя – к моменту их (возможного) ввода в строй англичане уже получили бы свои «гринбои». Таким образом, немцы строили четверку кораблей, которые по возможностям боевым возможностям уступали британским быстроходным линкорам, с которыми им пришлось бы сойтись в бою – однако немцы приступили к строительству «Макензенов» тогда, когда первые линкоры типа «Куин Элизабет» уже вступали в строй.

Продолжение следует...
Автор: Андрей из Челябинска

Подпишитесь на нас Вконтакте

224

Похожие новости
16 октября 2018, 16:40
15 октября 2018, 10:20
16 октября 2018, 19:20
14 октября 2018, 17:40
14 октября 2018, 18:00
14 октября 2018, 17:40

Новости партнеров