Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Сможет ли Министерство обороны России себя защитить?

«Офицерам всем дворянство и первое место», — пометил Петр I в своей записной книжке. Этому принципу он следовал неукоснительно. Царь намеренно ставил офицеров не просто вровень с родовым дворянством, он отдавал им первенство, видя в них не только военных профессионалов, но и свою опору в деле переустройства государства.
shkolazhizni.ru


Преобразования 1990-х дали свои плоды в 2000-х. Лидеры перестроечного движения, все как один, и поддерживающие их либералы сели на бюджет России, забыв о «рыночном укладе», к чему они призывали на баррикадах «белого дома». Сегодня общество разделилось на «служивых», тех, кто должен служить государству, находясь на бюджетном денежном довольствии, и неслуживых, кто имеет свободное предпринимательство. По сути, мы повторили государево устройство Ивана Грозного, который выделил в служивых воинство русское — элиту государеву и государства русского, с той лишь разницей, что Иван Грозный, строя государство, опирался на цвет нации, доказавшей своим ратным подвигом своё право называться элитой общества. Служивые — это те, кто служит непосредственно государству, укрепляет его устои, находится на попечении государства и формирует его аристократию. Отсюда — «Честь имею!» Неслуживым давалась свобода предпринимательства, но не в ущерб государству. Тогда же возникла и интеллигенция, в большинстве своём бродяги, разночинцы, неприкаянные т.н. вольные крестьяне и пр., по сути, легко подкупаемые бездельники, послужившие источником расшатывания родового уклада жизни государства.




Вновь образовавшиеся «служивые» на волне 90-х принялись растаскивать государство под прикрытием государства и якобы во имя оного. Первопричиной явилось то, что у нас государственный капитализм создан не частным предпринимательским капиталом, а мелкими чиновниками, осваивавшими бюджет, криминалом и кланами, как говорили, слаборазвитых стран СССР. Такой капитализм более жестокий, основан на грабеже и воровстве и совершенно не продуктивный, мягко говоря, потому что основан людьми, презирающими Россию, ведущими грабительскую экономическую политику (по сравнению с обычным капитализмом). Образовался т.н. недоразвитый капитализм, который продолжает традиции 90-х и даже сейчас в большинстве своём надеется на НАТО, которое почему-то должно защитить его от России, откуда он вывозит не свои капиталы.

Умысел или слабоумие?


Усилиями оных капиталистов Российская Федерация попала в безвыходное положение, аналогичное декабрю 1911 года, когда посол США в Петербурге вручил министру иностранных дел Российской империи ноту о разрыве договора о торговле и мореплавании от 1832 года, в дальнейшем закрывавшее правительству России доступ и все права обсуждать все вопросы, касающиеся доходов и аннуитетов Союза ССР, когда Российская Федерация была в рамках этого траста и в 1992 году зарегистрирована в США как его вспомогательная торговая компания на срок 25 лет, до 2018 года.

Данное обстоятельство предостерегает российское руководство от вступления «в уже и заранее проигранную войну» и военного поражения, разгрома и краха. Правительство встанет перед позорной капитуляцией и «проиграет не только войну, но проиграет миръ». После чего по международному праву будет удостоверено прекращение существования российской государственности с 1721 года как геополитической реальности и субъекта международного права. Российская сторона встанет перед дилеммой: признать действующим решение 15 (28) ноября 1917 года Верховного совета Антанты, принявшего официальное решение об интервенции в Россию и против советской власти, рассматривающего Россию не в качестве союзника по Антанте, а как ничейную и свободную территорию для реализации своих интервенционистских замыслов; принять «План Антанты» по разделу России на сферы влияния, носящий название «Условия конвенции» — соглашение о разделе России от 10 (23) декабря 1917 года сроком на 99 лет и британо-французской тайной конвенции о разделе юга России — действующим, пролонгированным и принятым (акцептованным) российской стороной. 15 августа 1918 года Госдепартамент США официально объявил о разрыве дипломатических отношений с РСФСР, после чего правительство США издало Акт об оккупации России, объявило об окончании существования России как Российской империи, заявило, что Россия не государство, а всего лишь географическое понятие. Акт в 1959 году был заменен на американский Закон о порабощённых нациях (public law 86–90), известный под названием «закона о расчленении России».

Для возобновления достоинства и титулов США в России с 1911 года США привели Россию в 2012 году в членство в ВТО в форме акта нового образования Российской Федерации как провинции всемирного государства через членство в составе ВТО под мандатом и управлением США, в которой существует только применимое законодательство Российской Федерации, а действующим является прежнее законодательство, поэтому отсутствуют и не могут приниматься государственные законы, которые заменяются коммерческими актами и уложениями. Только вновь возрождённые структуры смогут окончательно и бесповоротно погасит все права США и титулы на суверенную территорию Российской империи. И послужит этому в первую очередь правовое возрождение Морского Генерального штаба и Морской коллегии, и, как следствие, вооружённых сил.

Обществу потребуются серьёзные преобразования для формирования новой государственной платформы для армии и ВМФ. (См. В. Дудко. «Чтобы строить флот, нужно уметь им управлять».)

Очевидно, что в основе любой армии находятся люди. Нельзя обеспечить обороноспособность государства людьми «второго» сорта. Верховный главнокомандующий В.В. Путин непрерывно акцентирует это в своих выступлениях. Сегодня к российской армии приковано особое внимание как в России, так и за рубежом. К армии всегда приковано внимание власти, когда благополучию имущего класса грозит изъятие, когда нажитое непосильным трудом может быть сиюминутно экспроприировано заокеанскими воротилами.

Обществу требуется действительно элита, готовая к самопожертвованию ради этого общества. Просто сказать, что армия сегодня не стала элитой — это ничего не сказать. Элита — это прежде всего люди, офицеры и генералы, адмиралы и военнослужащие элитных частей, имеющих государственный статус, априори выделяющий их в высший слой (или слои) социальной структуры общества, осуществляющий функции управления, развития военной науки и культуры, признание общества. В любом адекватном обществе при наличии ряда элит (политической, экономической, административной, военной, религиозной, научной, культурной), уравновешивающих друг друга и предотвращающих установление тоталитаризма и/или колониализма, военная элита должна служить основой государственной власти и иметь возможность участвовать в управлении и пользоваться благами охраняемого им общества наравне со всеми элитами. Воспитание военной элиты — дело сугубо государево, военная элита сегодня — это уже не советская армия, и люди с оружием всегда имеют больше прав и всегда могут пересмотреть итоги приватизации и перераспределить эти богатства между новыми участниками, поэтому народ и армия должны быть заинтересованы в сохранении своей государственности и власти. Только преимущественное положение офицеров в государстве приведёт к тому, что наиболее значимые социальные слои общества будут, выбирать военную карьеру. Поэтому стать офицером даже во времена недоразвитого капитализма должно быть престижно.

Сегодня в нашем обществе очевиден явный перекос в сторону т.н. сценической богемы, непомерно жиреющих разных администраций, национальных кланов, групп, оккупировавших народное достояние и участников политических шоу. К ним приковывается внимание общества, они являются его элитой. Поэтому желание сохранить свои богатства эта элита связывает с армией США и НАТО. Тем не менее, российская армия сегодня всё больше снижает возможности США в защите капиталов новой элиты от естественных претензий российского народа на право владения этими капиталами и оказания влияния на движение этих капиталов. Армия в России — лишь один из институтов государства, но важность его, наверное, не сможет умалить никто. И в армии этой, к большому сожалению нынешних высших чинов государства, есть люди, есть офицеры и их семьи, которые оказываются только в тягость казне, поэтому в социальной иерархии большая часть военных и членов их семей — это люди второго сорта. Возникшая ситуация напрямую влияет на обороноспособность страны; жены военных нередко отказываются ехать за своими мужьями в военные городки, в которых нет нормальных условий для жизни. Распадаются семьи, военнослужащие увольняются из вооружённых сил, желание офицеров остаться в Москве и др. крупных городах подрывает кадровую и иерархическую основу любой армии. Казалось бы, звучит абсурдно: потеря боеготовности из-за социального коллапса в ВС РФ. Но нет, сегодня, как никогда, бытие определяет сознание. Известно, что дети правящего сословия не идут в армию и на флот, а детям из бедных семей с детства телевизор прививает «предприимчивость» в самых извращённых формах, т. е. если у тебя нет, то пойди и возьми. Поэтому хорошо налаженный быт — это не прихоть и не «барство» военных, это социальный статус человека с ружьём, не обслуживающего элиту, а защищающего свою страну и свои ценности. Что для этого нужно? Нужно в первую очередь изменить социальные основы армейской жизни и воспитания. Исключить военный бюджет из объектов наживы для недобросовестных чиновников, погасить огромные долги, создаваемые искусственно структурами администраций. Но сегодня это погашение сведётся к одному: государство, дайте на это деньги, что приведёт к ещё большим долгам. Никаких иных идей на данный момент в загашнике у правительства и военных нет.

Требуется коренная перестройка


Между тем требуется коренная перестройка всей системы финансирования Министерства обороны как на законодательном, так и на исполнительном уровнях. Поэтому нужно уже сейчас перейти к другим формам сотрудничества общества и армии. Минобороны должно успешно справляться с задачей повышения обороноспособности страны, и у него в управлении своим имуществом должны быть резервы, которые не подлежат манипулированию недобросовестными чиновниками. Требуются новая финансово-экономическая политика Минобороны, исключающая затратные многоходовки чиновников, позволяющие расхищать бюджет. Для начала в структуре министерства должен быть независимый орган, планирующий и реализующий указы и распоряжения президента, направленные на оборону страны. Бюджет Минобороны и оборонного комплекса должен иметь строго регламентируемые положения о его расходовании и контроле; бюджет Минобороны должен в полном объёме сразу находиться в распоряжении Минобороны и расходоваться строго по программе развития Минобороны через общесистемное государево планирование развития военных отраслей оборонного хозяйства, оценку стоимости расходов, контроль за выполнением внутриоборонных планов, ценообразования и расходования бюджетных средств. В видах вооружённых сил, оборонных отраслях и государственно-частных партнёрствах должны существовать ведомственные плановые комиссии (в ВКС, тылу ВС РФ, в ВМФ и др.) — видовые плановые комиссии, в оборонных отраслях профильные плановые комиссии и другие структуры, входящие в единую систему принятия и исполнения решения главнокомандующим ВС РФ, что по-своему закономерно. Нужно не кровати двигать, а менять персонал и всю систему. Это и к коммунальному хозяйству Министерства обороны относится целиком и полностью. Военные защищают свою страну, но сами они зачастую беззащитны от нерадивости и безразличия своего государства и должностных лиц, которые никак не могут наладить быт своих подчинённых.

Вот только один пример из многих. Казалось бы, коммунальное хозяйство — это не военные объекты. Но в итоге в нашем холодном государстве теплообеспечение — стратегическая задача. Уберите тепло, и 60% населения вымрет за одну зиму, армия станет небоеспособной. Но даже и тогда отдельные чиновники не перестанут воровать. Поэтому вопросы коммунального обеспечения должны быть вынесены на уровень стратегических задач государства. Если исчезнут дворцы новоявленных вельмож, никто этого не заметит, если исчезнут котельные, это коснётся каждого. Поэтому смена форм управления, в том числе и котельными, имеет важное значение и требует существенных корректировок внутрихозяйственного управления, привлечения внебюджетного финансирования и независимых решений в рамках задач Минобороны. От этого обороноспособность только выиграет. И в первую очередь выиграет бюджет государства, избавив Минобороны от Минфина и его коррупционных схем, хищений и безответственности. Тот, кто будет вкладывать свои деньги под контролем заказчиков, воровать у себя не станет. В обоснование сказанного достаточно сослаться на материалы ряда судебных дел, связанных с хищениями бюджетных средств через системы ЖКХ силовых структур, направленные Конституционным судом председателю правительства Российской Федерации.


Вот почему административные органы Минфина выступают против любого вмешательства инвесторов и ГЧП в финансовые потоки, идущие на финансирование федеральных силовых структур. Вот где исчезают детские сады, школы, жильё и социальное обеспечение силовиков, которые защищают Родину, ну заодно и действующее правительство. Поэтому растут долги Минобороны. Все укравшие в России деньги и спрятавшие их за границей должны понимать, что владеть этими деньгами они будут до тех пор, пока за ними будет стоять государство, а у государства будет армия. Не будет армии — не будет ни государства, ни денег.

Может быть, как говорит Жванецкий: «Пора что-то в консерватории поменять…», или «Приехать на танке и внезапно появиться и через щель спросить: «Скоко, скоко?..» И иметь приятеля на вертолёте, чтоб летел чуть впереди, и пару друзей с автоматами, чтоб бежали чуть сзади…» Да, но у армии всё это есть. Ну и далее…

Армия — это полноправная часть общества, и у неё нет индульгенции на воровство, нельзя превращать офицерские должности в товар. В армии одни — люди чести, а вот другие — нет. Поэтому говорить надо об изменении условий финансирования и способов управления капиталом, и не только в ЖКХ, и о том, как этого добиться.

Редактор журнала «Независимое военное обозрение» Владимир Щербаков замечает, что даже смена руководства военного ведомства не смогла побороть коррупцию. Да, министр обороны и его замы не могут уследить за всеми и поменять всех подчинённых, тем более коррупционные схемы Минфина. Это не болезнь Минобороны или конкретного министра, это болезнь систем внутриведомственного управления финансами силовых и др. структур, взаимодействия с министерствами и органами государственного управления, участия госорганов и предприятий в развитии федеральных органов власти. К сожалению, страна, а точнее, её бюджет, а ещё точнее, деньги налогоплательщиков и народные недра содержат весь т.н. российский рынок, в силу тех или иных причин население и богатства страны превратились в дойную корову для всех участников хозяйственной деятельности и частных и государственных. Мы ушли из социализма и пришли к криминальному капитализму, и не только в сфере перераспределения денег, но и в управлении финансами, в привлечении средств в экономику и т.д. Получилось так, что у нас вся фискальная система построена на социальных принципах государственного управления финансами, взятого из социализма, т.е. изъятия в пользу «государства», а распределение и потребление в пользу частных лиц на принципах капитализма и отсутствия всякого осмысленного хозяйственного управления и контроля со стороны правительства и общества. Особенно хорошо устроились фискальные органы: налоговая, пенсионный фонды, гос. учреждения и пр. потребители налоговых средств, которые в то же время ничего не делают для обеспечения рентабельности гос. управления, но прилагают всё для максимального высасывания денежных средств, ничем эти объёмы не компенсируя. Чисто колониальная позиция. Требуется коренным образом менять основы государственного управления силовыми структурами, финансового распределения и участия всех потребителей бюджета в его воспроизводстве. При капитализме должен жить главный лозунг: «Кто не работает, тот и не ест», который в нашей стране почему-то касается тех, кто работает.

Общество нуждается в независимом контроле


За чистотой армейских рядов следят сразу несколько ведомств. Значит, эти ведомства нужно привлекать к контролю на этапах планирования расхода и возврата денежных средств и отслеживать движение финансовых потоков. А для этого нужны иные формы хозяйствования. Но боюсь, что под этим денежным напором и они рухнут. К сожалению, такие падения случаются, и довольно часто. Есть следственное управление вооружённых сил — это отдельное подразделение СК РФ. Есть военная контрразведка, которая выявляет нарушения и предоставляет по ним информацию ФСБ и следственным управлениям, военная прокуратура, военное следствие, — все обнаруживают нарушения, и их обязательно перепроверяют: вдруг это клевета? Тем не менее… Общество нуждается в независимом контроле и народном трибунале, стоящем на защите интересов Отечества от нерадивого государства.

В этой ситуации армия осталась на позициях советской, рабоче-крестьянской Красной армии, когда советский офицер по происхождению и партийной «вере» не может воровать, он верный сын своего народа. Сегодня, как ни прискорбно, сыновей поубавилось, а расхитителей прибавилось. При социализме за арестом армейского вора сразу следом снимали политработника и его командира, который не воспитал и допустил… Сегодня же появился новый вид деятельности в Минобороны — т. н. антикоррупционная практика. Это порождение капитализма. Она действительно поставлена на поток. В этом случае сокрытие от общества и отсутствие публичной «казни» — это пережиток прошлого — социализма, и это не просто слова. Когда сегодня начальник не хочет выносить сор из избы, это уже больше похоже не на защиту чести мундира, а форму сокрытия своего соучастие в «деле». Поэтому провинившихся обычно быстренько увольняют задним числом, рапортуют, что закон соблюдён. Но нельзя упускать и такой поворот, что зачастую в армии подчинённые страдают за начальников. При этом тиражируется утверждение, что коррупционные дела в армии были всегда, и будут, и эти случаи не освещала даже советская пресса. Но в Советской армии похищенные 10 000 рублей карались расстрелом, поэтому хищений почти не случалось, поэтому и публиковать было нечего.

Сегодня Минобороны стало гораздо прозрачнее, чем даже пять лет назад. Другое дело, не всю систему государственного финансового управления и распределения с тех пор удалось хоть как-то изменить. Достаточно отметить, что менее 30% замешанных в коррупции попадают на скамью подсудимых, из них не все получают реальные сроки. Сегодня Минобороны ведёт политику открытости, если бы не это, то те огромные усилия, направленные президентом и руководством Минобороны на возрождение армии, могли бы просто раствориться в непомерной коррупции, а о многих историях мы бы никогда не узнали. Но поверьте, что народ будет видеть справедливые решения, принятые по каждому, кто украл деньги налогоплательщика, т.е. его, народа, деньги, которые он, народ, отдаёт в любимую армию, не доедая, и законное решение о пресечении воровства только поднимет авторитет армии. Понятно, что в народ уходит информация о том, кто и сколько ворует, а если они (власти) молчат, значит, они заодно. Когда все прозрачно и открыто, народ все знает про свою армию, он больше уважает своих командиров. Поэтому публичные дела в итоге будут позитивно сказываться на общей картине. И тому есть живые примеры, только сегодня они вызывают раздражение и у власти, и у народа.
В. Дудко, контр-адмирал, д.в.н, профессор, председатель Морской коллегии общественных организаций России

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

141

Похожие новости
07 декабря 2019, 15:40
12 декабря 2019, 11:40
09 декабря 2019, 06:20
09 декабря 2019, 20:00
06 декабря 2019, 15:00
07 декабря 2019, 07:40

Новости партнеров