Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Сколько может стоить наша безопасность?

Несколько дней назад экспертные и думающие околоармейские круги всколыхнула статья заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина. Абсолютно не с опозданием, а хорошо вчитавшись, реагируем на материал.



Вообще, весьма и весьма логично и достойно сделан материал. Если пройти по всей статье, комментарии выходят неоднозначные, и вот почему. Позволим себе процитировать некоторые моменты и сделать соответствующие закладки.


«Радикально изменилась ситуация с боевой подготовкой и с перевооружением ВС. И почти сразу новая армия прошла проверку войнами, причем очень успешно. В первую очередь, разумеется, в Сирии».

Войнами… Во множественном числе. Видимо, у нас просто не хватает информации на эту тему. Сирия – да, а вот где ВС РФ еще вели войны, увы, сказать не могу. По причине собственной неосведомленности.


Что же касается войны в Сирии, то тут (опять же, если верить оф. источникам) речь идет исключительно о действиях ВКС. Ни мотострелки, ни артиллерия, ни тем более РЭБ, участия в сирийской войне не принимали фактически. Ну а то, что небоевые потери ВКС превысили боевые – это тоже как бы спорный момент. Но – достойный упоминания.

«Необходимо подчеркнуть, что перевооружение само по себе ничего не гарантирует. Как показывает, например, опыт ВС Саудовской Аравии, можно накачать армию огромным количеством самого современного оружия, сделать ее полностью «профессиональной», после чего три года безуспешно биться о полупартизанские формирования хуситов, оснащенных остатками советского металлолома. Российская же армия перешла в новое качество, тем самым обеспечив стране совершенно другие геополитические позиции по сравнению с тем, что было 10 лет назад».

Пример просто великолепный. Действительно, все так и есть. Однако, стоит повториться, что в Сирии принимал участие в боевых действиях весьма небольшой контингент российской армии, и на основании результатов (тоже пока не окончательных) делать вывод об успехах и других геополитических позициях… нескромно.

Ладно, Сирия – это высокая политика, оставим ее. Надо – значит, надо. Мировой терроризм и все такое.

Далее господин Храмчихин говорит о вещах, очень сильно приближенных к земле. А именно – о денежном довольствии, которое не индексировалось с 2012 года. Несмотря ни на что, а особенно – на рост цен.

Здесь Александр Анатольевич не просто прав. Здесь, простите, крыть нечем. И мы полностью с ним согласны, что «четыре процента – это не повышение, а профанация».

С одной стороны. С другой – основная масса российского населения и того не видит, на фоне усилившихся поборов и грабежей, тем не менее. Ставим закладку №1.

Закладка №1. Нужны деньги на индексацию зарплат военным.

Идем дальше. Дальше Александр Анатольевич говорит о проблемах РВСН. И говорит весьма правильно, с нашей точки зрения.

«Необходимо решать проблему медленного, но уверенного сокращения потенциала РВСН. Дело в том, что поступающих на вооружение «Ярсов» не хватает для замены выбывающих «Тополей», УР-100Н и Р-36. Тем более, с точки зрения количества БЧ, поскольку с каждым «Ярсом» их приходит три-четыре, при этом с УР-100Н выбывает шесть, а с Р-36 – 10 БЧ.

Возможно, нужно менять всю нынешнюю чисто инерционную концепцию развития СЯС. Надо выполнить Договор СНВ-3 (он выгоден только нам, ибо по нему сокращаются лишь американские СЯС), после чего не продлевать, а также выйти из соглашения об РСМД, принципиально отказавшись от любых новых сделок в области ядерных вооружений.

А затем свернуть производство традиционных МБР и БРПЛ (достроив лишь то, что уже начато) и перейти на МБР, БРСД и крылатые ракеты скрытого базирования – в железнодорожных и автомобильных контейнерах, на речных судах (тоже в контейнерах либо в шахтах). Все это должно постоянно перемещаться по территории страны (включая внутренние водные бассейны), конечно, не слишком приближаясь к границам. Всего этого необязательно должно быть очень много. Главное, что наши «партнеры» (как западные, так и восточные) не будут знать, где и сколько у нас каких ракет».


Здесь вообще добавить нечего, сказано просто замечательно. Насчет сворачивания традиционных МБР не уверены, правда, ну и ладно. А потому сразу делаем закладку №2.

Закладка №2. Нужны суммы (уже не деньги даже) на создание фактически новой структуры РВСН.

Идем дальше. «Музейные округа».

«Необходимо значительное усиление и почти полное перевооружение войск ЦВО и ВВО».

Перебор? Да, однозначно. Александр Анатольевич предлагает просто-напросто гонку вооружений без всякого на то основания. Просто потому, что «надо, Вася».

«Тем не менее ЦВО, особенно его уральско-сибирская часть, требует радикального количественного и качественного усиления, причем не за счет ослабления ЗВО и ЮВО (оно совершенно недопустимо), а только путем формирования новых частей и соединений, получающих не старую технику со складов, а новейшую с заводов.
К сожалению, пока тенденции скорее противоположны. ЦВО в последнюю очередь получает новую технику, а его группировка постепенно «дрейфует» на запад. В первую очередь за счет соединений ЦВО формируется контингент ЗВО на границе с Украиной. Само по себе это необходимо, но ЦВО должен получить компенсацию. Путем, как сказано выше, формирования новых соединений».


Совершенно непонятно, от кого должны нас защищать войска ЦВО. От Казахстана? От каких-то заказахстанских гипотетических агрессоров? Так как раз на территории ЦВО размещена целая ракетная армия, которая в состоянии угробить любого супостата без привлечения других видов войск. Или как минимум заставить задуматься.

Да, именно за счет частей ЦВО созданы многие дивизии ЗВО, это так. Но в этом и есть суть резерва, как нам кажется. И обучение резерва вполне возможно обучение и подготовка резерва не на новой технике с завода, а на старой, со складов.

И еще один момент не учитывает Храмчихин. Демографический. Плотность и прирост населения ЦВО вряд ли позволит так оперативно сформировать новые дивизии взамен уведенных на запад. Ну если только не объявить тотальную мобилизацию, но вроде пока не с чего. Да и не факт, что даже с тотальной мобилизацией получится.

Переходим на Дальний Восток.

«Находящимся в полной географической изоляции войскам на Сахалине, Курилах и Камчатке крайне сложно будет противостоять ВВС и ВМС США и Японии, но это еще не самое страшное».

А что тогда самое страшное?

Если просто сравнить данные о гипотетической группировке войск США и Японии в регионе и наши сухопутные силы и ТОФ, то станет ясно, что даже три дня, которые теоретически должны будут продержаться части береговой обороны «в полной изоляции» — срок нереальный.

Следовательно, основной упор в защите этих территорий делается не на сухопутные силы, а на ракетные войска и подводные лодки с ядерным оружием. Иной альтернативы просто нет, и в ближайшие лет 50 не будет.

Здесь дело не только в построении новой системы обороны взамен утраченной, но и в создании инфраструктуры и увеличении населения, способного дать личный состав.

«Гораздо тяжелее частям на материке (от Байкала до Владивостока) бороться против радикально обновившейся за последние два десятилетия НОАК, никаких других потенциальных противников у ВС РФ здесь нет даже теоретически. Можно, конечно, начать ломать убогую пропагандистскую комедию с рассказами о «стратегическом партнерстве» и о том, что Китай нам ничем не угрожает, но это даже более неприлично, чем бесконечные рассказы о смертельной угрозе со стороны натовских клоунов-импотентов».

«Кроме того, тогда возникает чисто формальный вопрос: зачем нам столько военных частей вдоль границы с «партнерами»? Впрочем, этих частей заведомо недостаточно по количеству, а с качеством вооружения и техники налицо полная катастрофа».


Столько частей нам нужно всего-навсего для одной цели. Обороны Транссиба для переброски частей из других районов страны.

Да, военных частей недостаточно (теоретически) для прикрытия всей границы. Но, может быть, пора забыть тактику 1941 года, когда мы обороняли всю линию фронта, а немцы весьма успешно наступали клиньями, вбивая их в наиболее выгодных для этого местах?

Самое главное, не стоит мечтать о боевых действиях на протяжении от Байкала до Владивостока. Там даже направлений нет. В отличие от степей и лесостепей тех же ЗВО и ЮВО. Есть одна железная и одна автомобильная дорога. Точка. И тайга, по которой наступать не сможет ни одна армия. В том числе и российская. Просто потому, что это тайга.

Так что выдумывать пугалочки перед картой и воевать в тех условиях – все-таки разные вещи, на наш взгляд.

Относительно качества техники. Да, последними разработками нашего ВПК в тех районах не может похвастаться ни одна часть. Даже Т-72Б3 – мечта для всех. Однако Т-72Б для обороны годен вполне. Да, активная защита, новые система наведения — они хороши в наступлении. А в обороне сгодится и предыдущая модель.

И потом, абсолютно нет гарантий, что с китайской стороны в атаку пойдут сплошь новейшие танки и самолеты 5-го поколения. Китайцы точно дураками не являются. И клоунами-импотентами.

«По-видимому, полного пересмотра требует сохранившаяся с советских времен концепция баз хранения и ремонта вооружения и техники (бхирвт), большая часть которых находится именно в ВВО. Они оснащены, как правило, крайне устаревшей техникой и находятся совсем рядом с китайской границей. В случае реальной войны они не станут основой для формирования новых частей за счет мобилизованного контингента, а просто достанутся китайцам. Нынешние бхирвт, безусловно, должны быть упразднены, а техника с них роздана союзникам (в первую очередь Сирии). Новые бхирвт необходимо создавать в тылу (в Бурятии, на юге Якутии, на севере Сахалина, в районе Комсомольска-на-Амуре) и оснащать современной техникой».

Базы привязаны к районам дислокации частей и соединений российской армии. И являются источником техники для выполнения частями поставленных задач. Жирно подчеркнем – базы привязаны к существующей (пусть и не самой лучшей) дорожной сети и инфраструктуре.

Перенос этих баз в Бурятию или Комсомольск-на-Амуре. Снова вопрос: а смысл?

Получается, в результате гипотетической войны с Китаем мы преспокойненько так бросаем города типа Хабаровска, Биробиджана и Благовещенска, и думаем, чтобы техника к китайцам в руки не попала? Очень сложно понять, чем может пригодится техника с таких баз, кроме как при атаках с целью возвращения захваченных территорий.

Плюс логистика, технику еще доставить надо до поля боя как бы. Так что – нелогично.

Новые базы хранения создавать в тылу и оснащать современной техникой – в идеале Александр Анатольевич, конечно же, прав. Надо. Надо создавать, надо наполнять, надо перевооружать и переподготавливать личный состав. Надо.

И тут мы делаем закладку № 3.

Закладка № 3. Требуются суммы на полное перевооружение частей ВВО и переподготовку личного состава на новую технику.

И сразу же делаем закладку № 4.

Закладка № 4. Требуются суммы на то, чтобы ТОФ выглядел просто конкурентоспособным хотя бы одному из флотов, упомянутых Храмчихиным потенциальных противников: Японии или Китая.

Продолжаем.

«Идущие сейчас войны в Донбассе и на Ближнем Востоке ясно показывают, что в классической войне стороны несут огромные потери в бронетехнике (в танках – очень большие, в БМП и БТР – просто катастрофические), но никакой замены ей нет и не предвидится. Выход из данной ситуации только один – усиление активной и пассивной защиты танков и создание БМП на базе танка. На это и нацелен проект «Армата».
«Надо либо закупать много, либо не закупать ничего. «Армат» должно быть приобретено для Сухопутных войск РФ по несколько тысяч Т-14 и Т-15. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности закупок БМП «Курганец» и БТР «Бумеранг». Возможно, это хорошие машины, но они построены по традиционным концепциям, которые, как было сказано выше, ведут к огромным потерям как в самих БМП-БТР, так и в перевозимой ими пехоте. Не проще ли отказаться от этих машин, перебросив все силы и средства на «Армату»?»


Позволим себе не согласиться. Наличие машин разных классов позволяет командиру разнообразить методы воздействия на противника.

«Армата», которая сама по себе не является чем-то таким совершенным и гарантирующим победу над противником с минимальными потерями, является весьма неслабой нагрузкой на бюджет.

Говорить о тысячах Т-14 и Т-15 значит говорить в том числе о создании учебных центров для подготовки кадров по обслуживанию, ремонту и эксплуатации новой техники.

Кроме того, тяжелая БМП типа Т-15 (вес 50 тонн) хоть и обладает неплохой скоростью (45-50 км/ч) но заставляет забыть о функциях, присущих более легким сотоварищам типа умения плавать и летать.

Делаем закладку № 5.

Закладка № 5. Требуются суммы на производства тысяч «Армат», ТБМП Т-15 и инфраструктуры под них. В ущерб «Курганцу» и «Бумерангу» или нет — вопрос только в количестве денег.

Поднимаемся выше.

«Нужен либо новый штурмовик, либо ударный беспилотник, точнее – семейство ударных БЛА различной дальности. За последние годы Россия несколько выправила катастрофическое отставание почти от всех основных стран в развитии разведывательных дронов, но боевых у нас по-прежнему нет».

Здесь можно только выразить свое полное согласие со сказанным. И сделать закладку № 6.

Закладка № 6. Однозначно нужны деньги на развитие ударной беспилотной авиации.

Говоря об авиации, вопросов тоже хватает.

«…пойдет ли в серию истребитель пятого поколения Су-57, когда и в каком количестве? И нужен ли он вообще? Не лучше ли вместо него купить дополнительно две-три сотни Су-35С? Зачем нам одновременно две модификации Су-30, не проще ли обойтись одной?
Отдельным большим вопросом становится судьба ОКБ Микояна и соответственно самолетов МиГ. МиГ-29 объективно проиграл как внутреннюю, так и внешнюю конкуренцию Су-27 и его производным.
Созданный на базе МиГ-29 истребитель МиГ-35 на более высоком уровне повторяет то, что случилось в 80-е. Как «двадцать девятый» по всем параметрам (кроме более низкой цены) проигрывал Су-27, так и МиГ-35 уступает Су-35С, при этом отнюдь не дешев. Предполагаемая закупка 24 МиГ-35, из которых шесть уйдут «Стрижам», вполне очевидно, делается только ради формального принятия самолета на вооружение, чтобы его потом было проще предлагать на экспорт».


Добавить нечего. Действительно, вопросов много, но понимание вопросов требует отдельного материала. В ВКС действительно далеко не все так радужно, как хотелось бы и там точно требуется наведение порядка. Тем более – в перспективе развития.

Вопросы, которые озвучил применительно к авиации господин Храмчихин не просто архиважны, они являются ярчайшей иллюстрацией главного вопроса сегодняшнего дня: «Нам это все нужно, или нет?».

И еще несколько слов хотелось бы сказать о флоте.

«В вопросе строительства ВМФ надо найти в себе силы признать, что создание сбалансированного океанского флота очень привлекательно с точки зрения престижа и внешнего эффекта, но совершенно непосильно для страны экономически».

Великолепное понимание проблем современности. Именно так: внешний эффект не должен приносить себе в угоду обороноспособность страны. Наличие якобы авианосца, который дает пропуск в элитарный клуб стран, имеющих авианосцы (бред – прим) не является гарантией выполнением боевой задачи этим авианосцем.

Доказано «Кузнецовым» и «Де Голлем».

«Никакой альтернативы подлодкам у нас нет, строительство новых должно быть абсолютным приоритетом. Что касается надводных кораблей, то, может быть, когда-нибудь дойдет дело и до атомных авианосцев с атомными же эсминцами, но лишь в очень отдаленном будущем».

Действительно, если мы не в состоянии (а мы не в состоянии) строить эсминцы и фрегаты в количествах, которые позволили бы нашему флоту быть конкурентоспособным с флотами возможных противников, значит, надо строить то, что можем.

Атомные подводные ракетоносцы и ракетные катера мы строить умеем. Остальное – от лукавого.

Даже закладку делать не станем, все понятно. Дело не в том, что не хватает денег, а в том, что мы реально не в состоянии просто строить все классы кораблей, даже при наличии средств.

Вывод

Александром Анатольевичем была проделана работа, просто восхитившая нас и удивившая одновременно.

С одной стороны, мы не можем не согласиться с многими аспектами, озвученными Храмчихиным в своем материале. Особенно в вопросах флотского строительства и беспилотной авиации.

С другой стороны, просто удивительно, что автор даже не предположил, где на все это взять денег. А это самый интересный вопрос.

Мы не зря сделали 6 (шесть) закладок. В большинстве речь идет не о миллиардах рублей даже. По самым мизерным прикидкам, речь идет о триллионах, если не о десятках или сотнях триллионов рублей.

И где их взять?

НДС 25-30%? Работать просто до смерти, убрать даже мизерную надежду на пенсию? Сделать пенсионным возраст в 75 лет, и дело с концом…

Или ввести налог на безопасность? Просто взять и обложить этим налогом всех. Младенцев, школьников, инвалидов, стариков. Защищать надо всех. И бедняков, и олигархов как бы.

Снова начать разговор об зловещих заокеанских либо соседских «потенциальных», видящих в сладких снах наши ресурсы у себя на столе?

Так простите, Александр Анатольевич, они их и так видят. Вопрос только цены. Не захотели китайцы в «Силу Сибири» денег вбрасывать – наши сказали: «Не извольте беспокоиться, сами все сделаем». И сделают.

Наши ресурсы год от года все в больших количествах утекают за границу, набивая кошельки мизерной части населения страны. И при необходимости эта часть все сдаст без боя. Потому-то можно построить пять тысяч "Армат" и тысячу "Ярсов" — что толку, если они так и останутся на своих позициях "в случае чего"?

А они останутся. Все к тому и идет. Правда, деньги за постройку благополучно попадут в карманы владельцев предприятий, но это вот совершенно нормально. Это бизнес.

Источник цитат.
Автор: Роман Скоморохов, Александр Ставер

Подпишитесь на нас Вконтакте

140

Похожие новости
24 сентября 2018, 22:20
24 сентября 2018, 08:20
24 сентября 2018, 00:20
24 сентября 2018, 05:40
24 сентября 2018, 03:00
24 сентября 2018, 11:20

Новости партнеров