Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Схватка за Мурманскую зону A2/AD. Выстоим ли в столкновении с обновлённой АУГ во главе с «Gerald Ford» и командой?


Атомный авианосец CVN-78 USS «Gerald Ford» — всё та же «авиаматка», оснащённая весьма примитивными корабельными ЗРК «SeaRAM» и ESSM в упрощённом варианте. Стоит отметить, что в составе «авианосной» модификации «Evolved Sea Sparrow Missile» применяется наклонная двухмодульная ПУ Mk 29 mod 4/5, каждый модуль которой представляет собой счетверённый ТПК (всего 8 зенитных ракет). В отличие от ESSM, применяемых на «Арлей Бёрках», на авианосце используется упрощённая ЗУР RIM-162D, не оснащённая газоструйной системой ОВТ, а значит, обладает меньшей маневренностью


ПРОБЛЕМАТИКА МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ФЛОТА: КАК ФРЕГАТЫ ПР. 22350 И ПАТРУЛЬНЫЕ КОРАБЛИ ПРОЕКТА 22160 УЛУЧШАТ СЕТЕЦЕНТРИЧЕСКУЮ ГИБКОСТЬ ЧЕРНОМОРСКОГО И БАЛТИЙСКОГО ФЛОТОВ

Весьма широким спектром обнадёживающей информации о программах обновления корабельного состава ВМФ России, а также модернизации уже имеющихся боевых кораблей порадовали ведущие отечественные новостные и аналитические интернет-издания за последние два года. К примеру, на запланированную в ближайшие 5 лет передачу Военно-морскому флоту России таких надводных боевых кораблей, как 3 фрегата пр. 22350 («Адмирал Горшков», «Адмирал Касатонов» и «Адмирал Головко»), а также 5 сторожевых кораблей дальней морской зоны пр. 22160 («Василий Быков», «Дмитрий Рогачёв», «Павел Державин») делаются достаточно серьёзные ставки, так они способны коренным образом изменить противоракетный и противолодочный контуры малочисленных корабельных ударных группировок, приписанных к Черноморскому и Северному флотам.



Так, к примеру, 3 первых фрегата проекта 22350 (включая головной «Адмирал Горшков»), оснащённые корабельными зенитно-ракетными комплексами большой дальности «Редут», предназначены для усиления «противоракетного зонтика» оперативно-стратегического объединения СФ в период прохождения тяжёлым ракетным крейсером пр. 11442М «Адмирал Нахимов» комплексной модернизации вооружения на стапелях ОАО ПО «Севмаш». Возврат в строй усовершенствованного «Калибрами», «Ониксами» и «Редутом» ТАРК «Адмирал Нахимов» ожидается не ранее середины 2021 года, в то время как сегодня дальняя ПВО СФ обеспечивается лишь благодаря его систершипу «Петру Великому».

Проблема заключается в том, что «Пётр Великий» имеет на вооружении 1 ЗРК С-300Ф «Форт» и 1 С-300ФМ «Форт-М», которые, несмотря на высокие скоростные показатели зенитных ракет 48Н6Е и 48Н6Е2 (6,6М, позволяет настигать вдогон 4,5—5-маховые объекты), не могут работать по удалённым воздушным целям за пределами радиогоризонта. Зенитные же ракеты 9М96ДМ (должны в ближайшем будущем пройти огневые испытания и войти в боекомплект «Редутов») способны поражать заметно больший список целей, включая загоризонтные, а также баллистические, выполняющие противозенитные манёвры. Данные ракеты-перехватчики оснащены «газодинамическими поясами» двигателей поперечного управления по аналогии с «Aster-30» и MIM-104F MSE, что даёт возможность выходить на маневрирующую цель «бросковым» методом с перегрузками до 60 — 70G, реализуя принцип кинетического уничтожения прямым попаданием «hit-to-kill». Все остальные преимущества корабельных «Редутов» на борту фрегатов пр. 22350 заключаются в получении целеуказания от 4-сторонних многофункциональных РЛС «Полимент», имеющих важное достоинство перед штатовскими AN/SPY-1D, заключающееся в Х-диапазоне работы. Как известно, данный (сантиметровый) диапазон позволяет не только завязывать трассы воздушных объектов, но и захватывать их на точное автосопровождение, что на практике обеспечивает подсвет целей для ЗУР с полуактивными радиолокационными ГСН, а также повышенную точность целеуказания для ЗУР с активными РГСН.

В открытых источниках указывается, что суммарная целевая канальность четырёх полотен ФАР радиолокационного комплекса «Полимент» составляет 16 целей (по 4 ед. на каждое полотно), а поэтому 3 фрегата данного проекта, предназначенные для СФ, по задачам ПВО и ПРО верхнего рубежа будут эквивалентны 4 атомными крейсерам пр. 11442 (две «Трёхсотки» каждого из них способны обстреливать лишь 12 целей). Среди положительных черт новых фрегатов невозможно не упомянуть передовой бортовой радиоэлектронной «начинки», построенной вокруг боевой информационно-управляющей системы «Сигма-22350» с открытой архитектурой и станцией обмена тактической информацией по шифрованным радиоканалам связи. Это позволяет производить аппаратную модернизацию оборудования, а также обновлять программное обеспечение противолодочной и противовоздушной подсистем даже в боевых условиях. Что касается модулей обмена тактической информацией о подводной, надводной и воздушной обстановках, то каждый надводный корабль-оператор «Сигмы» и иных передовых БИУС автоматически интегрируется в общую сетецентрическую сеть, которая позволяет избежать «хуторного» принципа при отражении ударов противокорабельных ракет противника или нанесении ударов по целям противника. Более простым языком, в корабельной группировке фрегатов пр. 22350, объединённых в сетецентрическую сеть, исключён ошибочный захват одной и той же цели комплексами «Полимент-Редут» сразу нескольких кораблей. Как результат: экономия боекомплекта и высвобождение дополнительных целевых каналов «Редута».

Черноморский флот флот в ближайшем будущем также получит заметный прирост боевого потенциала благодаря введению в строй вышеуказанных патрульных кораблей дальней морской морской зоны проекта 22160 «Василий Быков». Данные боевые корабли, несмотря на малое водоизмещение в пределах 1800 тонн и длину в 94 м (эквивалентно классу «корвет»), обладают весьма внушительным арсеналом противолодочного и противовоздушного вооружения, а также достойным радиолокационным и гидроакустическим оснащением. К примеру, в качестве общекорабельного радиолокационного обнаружителя на патрульниках используется РЛС с ПФАР «Позитив-МЭ1» с дальностью обнаружения целей с ЭПР 3 кв. м порядка 110 км. Она синхронизирована со всеми комплексами вооружения ПК пр. 22160, и обладает режимами: обнаружения и сопровождения крупных воздушных целей на инструментальной дальности 250 км, обнаружения и сопровождения надводных целей (включая загоризонтные при повышенной рефракции), определения госпринадлежности с помощью интегрированного запросчика, классификации цели по степени угрозы и уровню приоритетности, а также в режиме целераспределения и диагностики на работоспособность отдельных аппаратных узлов РЛС.

Основным потребителем радиолокационной информации «Позитпива-МЭ1» может стать корабельный зенитно-ракетный комплекс «Штиль-1». Если основной модификацией для ВМФ России станет пр. 22160 со «Штилем», то для патрульного корабля со столь малым водоизмещением наличие подобного зенитно-ракетного комплекса является просто уникальным, ведь обычно «Штиль-1» является главным противовоздушным компонентом надводных кораблей класса «фрегат», к примеру, пр. 11356 «Адмирал Григорович». В 24-х транспортно-пусковых контейнерах МС-487, сгруппированных в 2 подпалубные вертикальные пусковые установки 3С90Э.1, должны разместить зенитные управляемые ракеты 9М317МЭ, оснащённые газоструйной системой управления и более тяговитыми и «долгоиграющими» 2-режимными твердотопливными ракетными двигателями.

Благодаря этому скорость новой ЗУР для «оморяченного» «Бука» достигла 5580 км/ч (сравнимо с С-300ПС и ракетами 5В55Р), а эффективность работы газоструйной системы ОВТ сохраняется на протяжении длительного периода работы РДТТ. Оснащение же ракеты активной радиолокационной головкой самонаведения даёт возможность обстреливать скрывающиеся за пределами радиогоризонта цели, а также продолжать перехват объекта даже в том случае, если он скрывается за возвышенностями рельефа местности в момент, когда патрульный корабль выполняет операцию близ побережья. Не менее важной деталью является способность 9М317МЭ наносить удары по надводным и береговым радиоконтрастным объектам, включая корабли основных классов, ракетные катера, бронетехнику, а также бронетехнику и береговую артиллерию.

Есть у ЗРК «Штиль-1» и некоторые недостатки, связанные с максимальной скоростью поражаемой цели всего в 830 м/с, в то время как ракета 9М317М в составе наземного «Бук-М3» работает по целям со скоростями в 2800 м/с. Это связано со скоростными ограничениями, заложенными в ПО радара подсвета ОП-3 (в народе «Орех»). В то же время, для корабля такого класса это с лихвой компенсируется неплохими противолодочными способностями. Так, гидроакустический облик патрульных кораблей пр. 22160 будет представлен сразу тремя ГАК. Во-первых, это гидроакустическая станция «Виньетка-ЭМ» на базе низкочастотной гибкой протяжённой буксируемой антенны с частотой работы 0,015 — 0,5 кГц, 64-канальной пропускной способностью и возможностью пеленгования звукоизлучающих источников во второй дальней зоне акустической освещённости. Во-вторых, это внутрикорпусный гидроакустический комплекс МГК-335ЭМ-03, предназначенный для пеленгования подводных лодок противника в ближней зоне акустической освещённости (от 3 до 5 и от 5 до 12 км) с возможностью установления связи с экипажем субмарины противника по гидроакустическим каналам связи; комплекс работает в частотном диапазоне от 1500 до 7000 Гц. В-третьих, это противодиверсионный гидроакустический комплекс «Паллада», предназначенный для обнаружения подводных пловцов на расстоянии 500 м.

Вся информация от вышеуказанных гидроакустических комплексов агрегируется и выводится на терминалы БИУС патрульных кораблей проекта 22160 в виде обобщённой информации о тактической подводной обстановке, после чего целеуказание по наиболее приоритетным целям может поступать на индикаторный терминал оператора, отвечающего за универсальный стрельбовой комплекс «Калибр-НК», представленный двумя подъёмными счетверёнными контейнерными ПУ 3С14УК2. Помимо противокорабельных ракет 3М54Э и стратегических крылатых ракет 3М14Т, данные 533-мм пусковые установки могут использовать противолодочные управляемые ракеты 91РЭ2 «Калибр-НКЭ», поражающие субмарины противника на удалении 40 км. Для огневой работы с применением ПЛУР 91РЭ2 надводные корабли должны быть оснащены вспомогательной боевой информационно-управляющей подсистемой «Требование-М», увязанной мультиплексной шиной информационного обмена с гидроакустическими комплексами «Виньетка-ЭМ» и МГК-335ЭМ-03.

Между тем, обновление флотов вышеописанными проектами надводных кораблей улучшит исключительно оборонительные качества корабельных ударных группировок ВМФ России на локальных морских/океанских ТВД, да и то на минимальном удалении от российских берегов, где может быть оказана существенная поддержка со стороны многоцелевых истребителей и противолодочных самолётов Морской авиации ВМФ России. Следует признать, что к масштабным военно-морским столкновениям с Объединёнными ВМС НАТО и ВМС США в отдалённых участках Мирового океана российский флот на текущий момент не готов, и не будет готов до поступления на вооружение хотя бы 8 атомных эсминцев пр. 23560 «Лидер», 3 — 4 тяжёлых авианосцев пр. 23000 «Шторм» и более чем 10—15 модернизированных фрегатов пр. 22350М «Супер-Горшков», не говоря уже о необходимости ускорения темпов серийного производства перспективных многоцелевых атомных субмарин пр. 885М «Ясень-М». В данный же момент ситуация с количеством современных надводных кораблей и подлодок на вооружении ВМФ России оставляет желать лучшего, и куда более целесообразным будет анализ возможностей того же Северного флота в противостоянии с авианосными ударными группировками ВМС США, возглавляемыми новейшими атомными авианосцами класса «Gerald Ford», на более ближних подступах к нашим западным морским границам.

ГОТОВЫ ЛИ СЕВЕРНЫЙ ФЛОТ ВМФ РОССИИ И ВКС К СХВАТКЕ С УСИЛЕННЫМИ АУГ НАТОВСКИХ ФЛОТОВ?



Вопросы относительно итога вероятного столкновения между нашей единственной АУГ во главе с ТАКР «Адмирал Кузнецов» и одной или несколькими АУГ ВМС США с завидной регулярностью поднимаются нашими обозревателями и военными экспертами в комментариях на различных аналитических ресурсах, а также на бесчисленных форумах, посвящённых военно-морской тематике. Это и неудивительно, ведь от исхода такого противостояния, к примеру, в южной части Норвежского моря, будет зависеть незыблемость условной зоны ограничения и воспрещения доступа и манёвра A2/AD, установленной вокруг важнейших стратегических объектов Северного флота в Мурманской области. Более простым языком, в случае уничтожения одной или нескольких американских АУГ юго-восточнее острова Ян-Майен (Норвегия), Северный флот обезопасит свои стратегические узлы в северной части Мурманской области от массированных авиаударов палубной авиации ВМС США, действующей из Северной Атлантики. Дело в том, что суммарная глубина удара палубных многоцелевых истребителей F/A-18E/F «Super Hornet», использующих тактические крылатые ракеты большой дальности AGM-158B JASSM-ER может составлять около 1900 км (средний радиус действия + плюс дальность ракеты JASSM-ER).

Из этого не трудно сделать вывод, что любая АУГ ОВМС США должна быть выведена из строя ещё у западных берегов Исландии. Если же рассматривать вариант, что штатовская палубная авиация применит высокоточные ракеты большой дальности AGM-84H SLAM-ER, то вышеуказанная глубина удара «Супер Хорнетов» уменьшится до 1100—1200 км, а предельно допустимый рубеж уничтожения АУГ сдвинется в северные районы Норвежского моря. Сдерживание американских авианосных группировок на вышеуказанных рубежах является критически необходимой оперативно-стратегической мерой, поскольку зенитно-ракетные полки С-300ПМ1 и С-400, прикрывающие Мурманск и Североморск, однозначно столкнутся с огромным количеством средств воздушного нападения («Томагавки», AGM-86C /D CALCM), которые необходимо перехватить. Добавление же к этому списку ещё и сотен «Супер Хорнетов» с ракетным вооружением на подвесках может окончательно «сложить» даже мощный «противоракетный зонтик» над Мурманском.


F/A-18E «Super Hornet» с тактической ракетой AGM-84H SLAM-ER на точке подвески


При определении приемлемых номенклатуры и количества противокорабельных/противолодочных средств для уничтожения американской АУГ, направленной на блокирование наших корабельных ударных группировок в Северной Атлантике, необходимо учитывать ряд важных моментов.

Во-первых, ввиду чёткого осмысления командованием американского флота и ОВМС НАТО возможностей наших ВМФ и ВКС, авианосная группировка будет представлена далеко не одним «Джеральдом Фордом» и стандартным ордером охранения из 2-х ракетных крейсеров УРО класса «Ticonderoga» и 4-х эсминцев УРО класса «Arleigh Burke». Нашей единственной авианосной ударной группировке Северного флота будет противопоставлено усиленное авианосное соединение, состоящее не менее чем из двух авианосцев классов «Джеральд Форд» и «Нимиц», а также одного авианосца Королевского ВМФ Великобритании R08 HMS «Queen Elizabeth». Его систершип R09 HMS «Prince of Wales» скорее всего останется в Северном море для контроля южной части Балтийского моря авиакрылом F-35B, ведь в условиях войны и господства наших ВКС над Прибалтикой, полёты неповоротливых «Ривет Джойнтов» с большой ЭПР станут невозможными.

В качестве ордера охранения 3 вышеуказанных авианосцев выступит не менее четырёх «Тикондерог», шести «Арлей Бёрков», пары-тройки британских эсминцев Type 45 «Daring», нескольких фрегатов Type 23 (в будущем Тype 26 «Global Combat Ship») и кораблей-танкеров. Среди подводной компоненты противника, прикрывающей усиленную АУГ, можно отметить такие многоцелевые атомные субмарины, как «Astute», «Virginia», а также «Los Angeles» (в количестве более 12 — 15 ед.). Обладая минимальным уровнем шумности, эти ударные подводные крейсера будут вести охоту на наших «убийц авианосцев» — МАПЛ пр. 949А «Антей» (задача последних — упреждающий удар по авианосным оперативно-стратегическим объединениям НАТО до подхода надводной компоненты). И назвать эту «охоту» малоэффективной нельзя даже заблаговременно, поскольку известно, что уровень акустической скрытности у пр. 949А (по современным меркам) оставляет желать лучшего.

Так, эсминцы УРО класса «Arleigh Burke», задействуя продвинутые внутрикорпусные гидроакустические комплексы AN/SQQ-89(V)10-15, смогут обнаруживать «Антеи» (на полном ходу) вплоть до второй дальней зоны акустической освещённости (70 — 120 км) в нормальных гидрологических условиях, что связано с отсутствием такой опции, как водомётный движитель и менее совершенной 2-каскадной амортизацией двигательной установки, в то время как на более современных МАПЛ амортизация трёхкаскадная. Следовательно, для ухода из под наблюдения пассивных гидроакустических средств противника (включая РГБ, сбрасываемые с P-8A «Посейдон») и успешного запуска 24 тяжёлых противокорабельных ракет по вышеописанной АУГ, наши «противоавианосные» подводные ударные крейсера К-119 «Воронеж», К-410 «Смоленск» и К-226 «Орёл» должны заранее выполнять боевое дежурство на малом ходу на пути подхода смешанной АУГ противника. И даже такая тактика не может гарантировать 100%-го выведения из строя авианосных ударных группировок противника, так как главным вооружением пр. 949А является не лишённый недостатков противокорабельный ракетный комплекс 3К45 «Гранит».

Размещённые в 24-х наклонных пусковых установках СМ-225А тяжёлые сверхзвуковые ПКР 3М45 «Гранит», несмотря на сложное программируемое распределение 1,7-маховых ракет между целями в зависимости от степени угрозы и наличие на борту ракет встроенных средств РЭБ, обладают большой радиолокационной сигнатурой (ЭПР до 0,5 м2), а также далеко не лучшим G-лимитом при совершении противозенитных манёвров, что делает их крайне уязвимыми для современных зенитных управляемых ракет ВМС США RIM-162 ESSM, RIM-174 ERAM, RIM-156B, а также «Aster-30», применяемых британскими эсминцами класса «Daring». Учитывая, что ордер охранения вышеуказанной усиленной АУГ составят 10 «Aegis»-крейсеров/эсминцев, обладающих 18 целевыми каналами каждый, и не менее 3-х эсминцев Type 45 с 12 целевыми каналами каждый (корабельный ЗРК PAAMS), общее количество одновременно обстреливаемых средств воздушного нападения противника может составить 216 ед.! И это не учитывая возможностей поднятых в воздух звеньев F/A-18E/F по перехвату приближающихся к АУГ противокорабельных ракет, координаты которых «Супер Хорнетам» будут передавать палубные самолёты ДРЛО E-2D «Advanced Hawkeye».

«Граниты» будут обнаруживаться «Хокаями» на удалении около 180 — 200 км, после чего целеуказание будет поступать как на «Иджисы», так и на палубную истребительную авиацию по каналу «JTIDS», следовательно, на перехват 72 противокорабельных ракет останется более 4 минут, с чем «Иджисы» прекрасно справятся. Вывод: использование громоздких и маломаневренных «Гранитов» с большой ЭОП и подлётной высотой около 50 м против современных ЗУР-перехватчиков типа RIM-162 ESSM абсолютно безперспективно. Аналогичный вывод справедлив и в отношении противокорабельных/многоцелевых комплексов «Гранит», размещённых на борту ТАРК «Пётр Великий» (20 ракет) и ТАКР «Адмирал Кузнецов» (12 ракет). Что же касается ракетного крейсера пр. 1164 «Маршал Устинов» (класс «Атлант»), то его модернизированный противокорабельный комплекс П-1000 «Вулкан» с 16 ракетами 3М70, на первый взгляд, выглядит немного более серьёзнее. В отличие от ранних ракет 4К77 «Базальт», 3М70 оснащены куда более современным автопилотом А21 под управлением БЦВМ Б9. Новый «мозг» позволил уменьшить подлётную высоту с 50 до 12—20 м, что значительно уменьшило дальность радиогоризонта для корабельных средств ПВО противника. Но в целом ситуация складывается не в пользу «Вулкана», ведь радиолокационная заметность и габариты этой ракеты ещё большие, чем у 3М45 «Гранит».

Вопрос боеспособности 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, развёрнутого на тяжёлом авианесущем ракетном крейсере «Адмирал Кузнецов», мы уже рассматривали в наших предыдущих обзорах. Установленные на тяжёлых палубных истребителях-бомбардировщиках Су-33 устаревшие бортовые радары Н001 с антенной решёткой Кассегрена и низкой помехозащищённостью, а также древние РЛПК-27К (не унифицированы с современными ракетами воздушного боя РВВ-СД) не позволят завоевать превосходство даже над 1/6 от общей палубной авиагруппы, расположенной на авианосцах усиленной АУГ Объединённых ВМС НАТО. Вся авиагруппа на 3-х авианосцах будет представлена примерно 130 многофункциональными истребителями F/A-18E/F c АФАР-радарами AN/APG-79 и дальнобойными ракетами AIM-120D, 20 «Гроулерами», а также 22 — 30 малозаметными истребителями короткого взлёта и вертикальной посадки F-35B на борту британского «Queen Elizabeth».

Противопоставить авиаполку «Адмирала Кузнецова» просто-напрсто нечего. Более того, в то время, как программное обеспечение комплекса управления вооружением «Супер Хорнетов» уже адаптировали к применению противокорабельных ракет AGM-158C LRASM, наши палубные «Сушки» так и не приспособили к применению 2-маховых противокорабельных ракет Х-41 «Москит». К большому сожалению, ни в оборонительных, ни в ударных возможностях (с применением управляемых ракет «воздух-поверхность») Су-33 отличиться сегодня не способны; предел мечтаний — более-менее высокоточные бомбардировки наземных целей благодаря установке на некоторые машины специализированной вычислительной подсистемы СВП-24-33 «Гефест». Вывод: 279-й ОКИАП, при нынешнем оснащении Су-33, не сможет серьёзно повлиять на исход столкновения между нашей и натовской авианосными ударными группировками, а сможет лишь частично прикрыть дальние подступы к АУГ во главе с «Адмиралом Кузнецовым» от противокорабельных модификаций крылатых ракет «Томагавк» — RGM/UGM-109B TASM («Tomahawk Anti-Ship Missile»), да и то с риском быть уничтоженными в дальних воздушных дуэлях с «Супер Хорнетами» и F-35B.

Единственная аксиома, которую можно вывести из всего вышеперечисленного, выглядит весьма просто. Для уничтожения усиленной авианосной группировки ОВМС НАТО в водах Северной Атлантики потребуется комплексная стратегическая противокорабельная и противолодочная операция с привлечением сверхмалошумных многоцелевых атомных подводных лодок проекта 885/М «Ясень/-М» и пр. 971 «Щука-Б», а также десятков единиц тактической авиации со сверхзвуковыми противокорабельными ракетами Х-31АД на подвесках. Наиболее подходящими машинами здесь могут стать Су-35С в связке с Су-34.

Два типа машин способны сформировать отличный многофункциональный «тандем», в котором каждая сможет выполнять как противокорабельный удар, так и противостояние с воздушным противником на средней дистанции. В ту же очередь, Су-35С сможет прикрыть «тридцатьчетвёрку» в дальнем воздушном бою с палубными F/A-18E/F и F-35B, что и не снилось Су-33. Но данная способность сегодня «висит в воздухе» в связи с неясными перспективами проекта ракеты воздушного боя РВВ-АЕ-ПД с интегральным ракетно-прямоточным двигателем, доводка которой была приостановлена в 2012 году. Для выполнении беспрецедентной противокорабельной миссии против натовской АУГ в Северной Атлантике могут быть задействованы авиабазы СФ «Североморск-3», «Североморск-1» и Кипелово, куда и передислоцируют необходимое количество Су-35С и Су-34. «Щуки-Б» и «Ясени-М» смогут раскрыть весь свой потенциал за счёт предельно высокой акустической скрытности, позволяющей подобраться к АУГ противника на 220—350 км и произвести смертоносные залпы малозаметными и высокоманевренными противокорабельными ракетами 3М54Э и «Оникс». Уж им это будет сделать куда проще, чем «Антеям».

Источники информации:
https://ria.ru/defense_safety/20180214/1514561520.html
http://militaryrussia.ru/blog/
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/essm/essm.shtml
http://militaryrussia.ru/blog/topic-611.htm
Автор: Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

1026

Похожие новости
22 июня 2018, 01:40
22 июня 2018, 01:40
21 июня 2018, 17:20
22 июня 2018, 07:00
22 июня 2018, 10:00
21 июня 2018, 06:20

Новости партнеров