Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Сирия дала России новые инструменты. Пора опробовать

Фото из открытых источников
Окончание сирийской войны даёт России два принципиально новых инструмента. Не тех, которые в 2015 году назывались целями Кремля в данном конфликте. Тогда наблюдатели утверждали, что Москва вмешалась в конфликт с целью отвлечь внимание от Украины, поднять свой статус на Ближнем Востоке и в мире, испытать современные и утилизировать старые вооружения и т. д. Возможно и это. Но, повторим, сейчас речь идёт о принципиально новом.
Список обвинений Запада и российской либеральной общественности в адрес Владимира Путина широк, впечатляющ и местами даже экзотичен. Но в него, при всём желании, не могут внести главный пункт характеристики «злодея нашего времени». Путин не антисемит. Проявления антисемитизма караются мгновенно и показательно. Кадровый состав органов власти формируется исключительно в соответствии с деловыми, личностными и какими угодно, но только не этническими принципами. А Биньямин Нетаньяху знаком с сочинской резиденцией Бочаров Ручей не хуже, чем с собственной.
Тем не менее, Россия взяла Израиль за горло. Рядом с еврейским государством появилось арабское государство, армия которого имеет уже почти девятилетний боевой опыт. Гибель российского самолёта-разведчика, спровоцированная налётом израильской авиации на цели рядом с заходившим на посадку Ил-20, вынудила Москву пересмотреть планы перевооружения сирийской армии. Уже без всяких оглядок на озабоченность Израиля.
Безопасность Израиля стала для Запада символом искупления исторических грехов. В том смысле, что актов геноцида и после Второй мировой было немало, а символов слишком много быть не должно. Одновременно те же западные политики хихикают над «риторическим» вопросом: «Кто будет восстанавливать Сирию?». Ими же разрушенную. Или пускаются в рассуждения о том, что Россия — мавр, который сделал своё дело, а плодами её трудов воспользуется богатый Китай или старая добрая метрополия Франция в лице Евросоюза. Разумеется, на условиях «демократизации» Сирии.
Сложить два и два им сложно. Поэтому они не видят третьего варианта: восстанавливать разрушенную Сирию будет Запад, но на условиях Москвы и Дамаска. По просьбе Израиля. См. выше пункт о его безопасности как приоритете США и Евросоюза на Ближнем Востоке.
Нет-нет! Не может быть и речи о том, чтобы Москва и Дамаск угрожали Израилю войной и шантажировали Запад! Но в регионе скопилось столько оружия… А почти полувековой конфликт в Ливане? То затухающий, то разгорающийся и всегда сопряжённый с ракетными атаками на израильские города. А похороненный Израилем процесс создания Палестинского государства? Вызвать новую Интифаду на Западном берегу реки Иордан может любая мелочь. Например, народное восстание на восточном берегу — в Иордании. Где под 60% населения — выходцы из Палестины. Не хотите маленькой процветающей Сирии, получите Великую Сирию от Красного моря до Евфрата. С протяженной границей с Израилем.
Увы, первой жертвой бегства саудовцев из Йемена может стать именно Иордания. Закон любой проигранной войны: теряешь больше, чем надеялся получить. Уж лучше бы Саудия вообще не влезала в Йемен. Может быть, кто-то до сих пор боялся бы её «Абрамсов», которые хуситы жгут советскими РПГ-2, и хвалёных королевских ВВС: что ни пилот, то принц.
Воссоединение Иордании с Сирией будет напоминать оккупацию Кувейта Ираком? И что? Американцы вмешаются? В 1991 году США удалось сколотить коалицию более чем из 30 государств. В 2003-м их действенно поддержали Британия да Австралия. Сегодня в Сирии, Ираке, Афганистане они остались почти в одиночестве: некоторые из стран НАТО содержат там по символическому взводу. Да, есть Грузия и как сказал один её бравый полковник: «Грузинский контингент будет последним, кто выйдет из Афганистана, мы будем прикрывать отход американцев». Но кто поможет США защитить Иорданию? Ведь эвакуацию грузин прикрывать будет некому: могут там и остаться. Курдских союзников пришлют?
Ладно, ладно, про Иорданию мы пошутили. Её короли заслуживают уважения уже тем, что свыше 70 лет умудряются с минимальными потерями пропетлять между каплями дождя во всех региональных конфликтах. Забавная картинка: автобусы с европейскими туристами едут из Аммана на север к греко-римскому городу Гадара, а навстречу им со стороны сирийского Дараа едут автобусы с теми, кто резал европейцев на камеру: в тыл на отдых. Вот так и пережили очередную заваруху, сирийскую войну.
Хотя от ошибок никто не застрахован. 21 октября стало известно, что США не совсем уходят из Сирии.
«Регион, где нас попросили Израиль и Иордания оставить небольшое число военных, это совершенно в другой части Сирии — рядом с Иорданией и недалеко от Израиля», — рассказал Дональд Трамп журналистам.
Речь явно идет о базе Ат-Танф и «лагере беженцев» Ар-Рукбан на территории Сирии у стыка границ с Иорданией и Ираком. Этакий «спящий плацдарм» на случай наступления на Дамаск: одно дело атаковать с территории Ирака или Иордании: это будет интервенцией, и другое — с сирийской же территории: это гражданская война. Жаль, что в этот раз король Абдалла тоже не смог сложить два и два: одно дело, когда на границе уже больше года не стреляют, и другое — когда усиленная рота американских котиков покажет союзникам габаритные огни, а сирийская армия начнёт вышибать «умеренных головорезов» из Ар-Рукбана. Преследовать их и до Аммана можно. Но пошутили, значит пошутили.
Вот Ливан не шутка. Страна на пороге очередного раунда гражданской войны. А лучший способ для Хезболлы мобилизовать вокруг себя не только шиитов, но и существенную часть патриотической общественности других конфессий, как сказано выше, — ракетные удары по Хайфе. Тупо, но срабатывало. Конечно, в Ливане Израиль может (пока) разбомбить всё. Но его танки не могут пройти шесть километров, чтобы разрезать сектор Газа: какие-то конвенции мешают, резолюции Совбеза ООН и прочее. Сделать Ливан безопасным для Израиля могут только Дамаск и Москва. В общем, для Израиля будет лучше, если сирийцы будут восстанавливать страну, а не заниматься тем делом, которое стало привычным в последние девять лет. Головорезы и в израильских госпиталях лечились. Мы помним.
Итак, важнейший и, ещё раз подчеркнём, принципиально новый инструмент внешней политики, который получает Россия благодаря победе в Сирии, это резко возросшая ценность её точки зрения на то, как следует обеспечивать безопасность Израиля.
Конечно, ценность этого инструмента для Кремля определяется не только сирийским кейсом. У России много нерешенных вопросов с Западом. И если Запад будет недостаточно быстро осознавать свои ошибки во взаимоотношениях с Россией, Израиль… как бы помягче сформулировать… это почувствует. Он и его лобби попросят правительства западных государств внимательнее прислушиваться к мнению Москвы. Надо договариваться.
Второй принципиально новый инструмент внешней политики, который Сирия просто впихивает в руки Кремлю и от которого тот отбивается изо всех сил, не столь очевиден. Россия приняла косовский вызов Запада. Признание Косово не отозвано, последствия противоправного акта не устранены, виновные не наказаны. Значит, теперь это норма международного права: изменять границы государств без их согласия и/или резолюции Совбеза ООН можно. Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, а также воссоединение Крыма абсолютно легитимны с точки зрения этого нового, предложенного Западом, международного права. Что же говорить об изменениях границ по обоюдному согласию соседей? Об изменениях, которые: во-первых, позволяют решить вполне конкретные задачи, и во-вторых, позволяют сторонам трактовать эти изменения как победу, успех, компромисс, наконец.
Но «цивилизованное человечество» боится и мирных разменов, как чёрт ладана. Вспомните «боснийское урегулирование» 1995 года. К этому времени миллионы бывших югославов уже были сорваны с родных мест. Создание в БиГ трёх компактных государств — босняков, сербов, хорватов — привело бы к переселению ещё пары сотен тысяч, но позволило бы избежать кошмара, который длится четверть века. Вместо этого была создана единственная в сегодняшнем мире конфедерация в составе Федерации (мусульмано-хорватской) и Республики Сербской. С безумной внутренней границей более чем в 1100 километров!
И всю четверть века босняки подминают хорватов и пытаются подмять сербов. Те в ответ воссоздают свои вооруженные силы и грозят провозглашением независимости. Все готовятся к новой войне, среди прочего и идеологически. Скажем прямо и лапидарно: если бы босняки не надеялись выдавить сербов из БиГ, то и особого смысла раскручивать величайший фейк конца 20 века — «геноцид в Сребренице» (См. «"Мягкая сила» геноцидов") для них не было бы. В ход вступили бы другие механизмы — налаживания отношений с соседями. Вот главная опасность территориального «недоурегулирования» конфликтов.
Возможно и радикальное решение. Для сербов Косово сакрально? Албанцы считают себя потомками иллирийцев? Так в чём же дело? Меняйтесь! Сербам — Косово, косоварам — центр древней Иллирии (основная часть Республики Сербской с Баня-Лукой), хорватам — Герцеговина. Немыслимо? А последние 25 лет были комфортными? И в Косово всё наладится? Гипотетическое вступление Албании, Македонии, БиГ, а затем Сербии и Косово в Евросоюз не погасит конфликты, а распалит их: свобода перемещения и права собственности будет использована теми, кто наглее, в своих «национальных интересах».
Вот ещё парочка немыслимых мыслей: «Обращение Квирикашвили: „мул с бурдюками нефти“ отдернул ножку» и «Россия — Армения — Константинополь — задачка на нешаблонное мышление».
Увы, в случае Сирии Кремль, очевидно, считает делом чести вернуть Башару Асаду Сирию в «первозданном» (на момент начала войны) виде. Возможно, считается, что это укрепит авторитет России, как бескорыстного защитника слабых и угнетённых. Тогда как перед Россией стоят и другие задачи.
Приучить мир к тому, что изменение границ — эффективный и законный способ решения политических конфликтов — второй инструмент, который предоставляет России победа в Сирии.
Когда привыкнут к изменениям в результате обоюдного согласия участников, тогда начнут более объективно изучать и ситуации, в которых одна из сторон упорствует в нежелании принять решение, необходимое для обеспечения мира.
Сирия не может отказаться от Голанских высот. Израиль тоже: высоты дают ему 40% пресной воды. Но при надлежащем развитии ситуации в Ливане Сирия может формально обменять Голаны на долину Бекаа — восточный Ливан с концентрацией здесь шиитского населения Ливана. А уж с суннитами, друзами и христианами Ливана Израиль как-нибудь о мире и Голанах договорится. Как-то так. Если будет принято решение всех мирить.
Что касается севера Сирии, то этот конфликт, на наш взгляд, гораздо сложнее. Сирию придется делить. Она уже разделена. Северная Сирия это будущий Северный Кипр. Меняется демографическая картина. Правда, в основном за счёт бегства курдов. Арабы же ускоренно учат турецкий и ищут среди своих предков хоть какого завалящего туркомана или черкеса (что не менее престижно). Благодаря эвакуации с семьями на север Сирии боевиков, разгромленных в других районах, здесь сложилось абсолютное большинство тех, кто скорее станет турком, чем пойдёт на мир с Асадом.
Короче, есть идеи, как выжать турок из северной Сирии? Причем выжать дружески и именно Реджепа Эрдогана. Его уход из политики и возвращение Турции в западную «либеральную» орбиту положит конец особым отношениям Москвы и Анкары. А значит… да, надо договариваться. Сейчас. Например, Турция получает Алеппо, в котором Эрдоган как-то нашёл очередное сердце Турции. Сирия получает левобережье Оронта с древней Антиохией (правый берег — новая, промышленная часть города остаётся за Турцией), а также Северный Кипр. Возможно, греков-киприотов устроит перспектива договориться о создании единого государства с сирийцами-киприотами, особенно, если это будут преимущественно православные. Но это в будущем. Пока же Сирия получит от Турции почти такую же по площади территорию, какую уступит. Компромисс. Победили все.
Россия же может получить на севере Кипра пару экстерриториальных баз, вроде британских Акротири и Декелия в южной части острова. Базы в городах Фамагуста и Лефконико под юрисдикцией РФ, при определенном раскладе могут оказаться более надёжными, чем имеющиеся в Сирии. Учитывать следует всё. Базы станут приобретением, выведенным из игры, оправдают все жертвы и затраты. Пока же Россия играет исключительно ва-банк. Но инструменты в руках. Новые. Пора опробовать.
Альберт Акопян

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

243

Похожие новости
19 ноября 2019, 11:00
19 ноября 2019, 22:00
21 ноября 2019, 18:00
21 ноября 2019, 18:00
21 ноября 2019, 23:00
20 ноября 2019, 11:40

Новости партнеров