Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Simple History: Т-34 был лучшим танком Второй мировой. И вот почему

Расчет немецкой противотанковой пушки Pak замечает приближающийся советский танк. Опытные артиллеристы точно знают, что делать при обнаружении вражеского танка — они определяют дальность и наводят прицел, а затем заряжают орудие 37-миллиметровым снарядом. Командир дает сигнал, наводчик открывает огонь. Снаряд вылетает из ствола и попадает в движущийся танк.
Когда дым рассеивается, они понимают, что не произошло ровным счетом ничего, и советский танк продолжает приближаться. Члены расчета не могут понять, почему цель не уничтожена, заряжают и выпускают еще один снаряд. И снова он отскакивает от вражеской машины. Солдаты начинают беспокоиться, в недоумении переглядываются, стреляют снова и снова, но танк это не останавливает — он приближается практически вплотную, чем вызывает панику среди членов расчета. Побросав оружие, они в ужасе убегают подальше от незавидной участи оказаться раздавленными под гусеницами. Зеленое стальное чудище проезжает по артиллерийской установке и продолжает двигаться вперед, беспрепятственно и неудержимо.
Был июнь 1941 года, полным ходом шла операция «Барбаросса», но Вермахт неожиданно для себя столкнулся с доселе невиданным танком противника, разительно отличавшимся от других. То был советский Т-34, средний танк нового поколения, которому в самом начале производства пришлось пережить не лучшие времена, однако впоследствии он стал легендой среди себе подобных.
Летом 1936 года в Испании вспыхнула гражданская война между республиканцами и националистами. Первых поддерживал Советский Союз, вторых — Италия и нацистская Германия. В октябре в Испанию прибыло около 50 советских танков. 29-го числа произошло первое танковое сражение между советскими Т-26 и итальянскими танкетками CV-35. У советских машин был явное преимущество в плане брони, орудий и мобильности. Их 45-миллиметровая пушка была разработана как противотанковая и модифицирована для использования на танках, а на итальянских танкетках стояли восьмимиллиметровые пулеметы. Исход можно было предугадать: Т-26 доминировали на поле боя, и даже присланных нацистской Германией подкреплений в виде танков Panzer I было недостаточно, чтобы противостоять новым советским машинам. Последние имели также бóльшую огневую мощь и были способны подбить любой танк из тех, что выставлял против них противник.
Первые отправленные в СССР рапорты военнослужащих и военных советников имели в целом положительный характер. Несмотря на неопытность экипажей, отсутствие координации и поддержки со стороны пехоты, советским танкам удалось переломить ситуацию и помочь защитить Мадрид. Однако вскоре положение танков Т-26 и БТ-5 ухудшилось. Они стали сталкиваться с противотанковыми орудиями, которые нацистская Германия создала с помощью наиболее передовых технологий, а именно с новейшей 37-миллиметровой противотанковой пушкой Pak-36 (неофициальное название — «колотушка»). Рапорты стали приобретать все более тревожный характер, СССР нес огромные потери, ведь всего пары «колотушек» было достаточно, чтобы остановить целый танковый взвод. Требовались срочные меры.
В 1930-е Красная Армия располагала огромным парком танков, состоящим в основном из Т-26 и машин класса БТ. Их броня была не особенно надежной, двигатель — не особенно мощным, а ремонт запчастей всегда сопровождался проблемами. Зимняя война и бои у озера Хасан, а затем и на Халхин-Голе продемонстрировали все слабости советского танкового парка: хлипкая броня, плохая маневренность, бензиновые двигатели, склонные к возгоранию при попадании в них, и недостаточная огневая мощь.
Угнаться за новыми технологиями и идеями не всегда легко, но ведь можно модернизировать проверенные в боях старые конструкции. Одной из таковых был реверсивный привод. При передвижении по дорогам танки, подобно обычным автомобилям, использовали колеса, а на подходе к полю боя экипаж устанавливал на них гусеницы, чтобы расширить возможности маневрирования на пересеченной местности. После окончания боя гусеницы можно было снова снять, превращая танк в колесную машину.
В 1937-38 гг. на Харьковском заводе №183 проектировали новый танк посредством модернизации уже существующего и неплохо себя зарекомендовавшего. В данном случае речь идет о БТ-7, которому изменили конструкцию башни и броневой плиты, а также профили и углы, расширили гусеницы и реконструировали опорный каток. Он перестал походить на класс БТ и стал основой для новой линейки танков. За счет наклона броневой плиты инженеры создали куда более серьезную защиту. Эта концепция не была новой, но до того момента практически не использовалась.
Главный инженер Михаил Кошкин не был полностью доволен результатом, да и концепцией реверсивного привода в целом. По его инициативе в стадию проектирования был запущен еще один проект — А-32. Основные различия от А-20 заключались в следующем. Полный отказ от механизма реверсивного привода усилил броневую защиту до 30мм и, таким образом, увеличил общие габариты, что, в свою очередь, потребовало установки по одному дополнительному опорному колесу с каждой стороны, но также позволило установить гораздо более мощную и большую пушку вместо 45-миллиметровой. А-32 получил 76,2-мм пушку.
Так обретал форму будущего Т-34. Расчет оправдался: во время госиспытаний в подмосковной Кубинке А-32 превзошел по показателям проект А-20. Реверсивному приводу предпочли усиление броневой защиты и огневой мощи. Испытания состоялись в сентябре 1939 года, и в том же месяце Вермахт пересек польскую границу и развязал Вторую мировую войну, что также послужило стимулом к ускорению работы над танками.
А-32 получил официальное обозначение Т-32. Несмотря на превосходные показатели на испытаниях, в декабре того же года государственная комиссия потребовала внести некоторые изменения, а именно усилить броню до 45 мм для возможности установки более простой и дешевой пушки Ф-32, увеличения количества пулеметов, улучшения обзора и усиления танковых деталей. После плановых доработок танк переименовали в Т-34.
В январе 1940 г. новый танк был готов к испытаниям. Вторую модель собрали уже в следующем месяце. В ходе испытаний было выявлено множество дефектов, проблем и общих недочетов, вроде плохой видимости из-за запотевания стекол, некачественно выполненные патронные ленты и короткий срок службы двигателя. Причин отложить производство было предостаточно. Не дожидаясь исправления всех перечисленных недостатков, в условиях строжайшей секретности была организована 750-км танковый пробег Харьков — Москва, причем одним из танков управлял сам конструктор Михаил Кошкин. Некоторое время спусти он умер от пневмонии, которую заработал в ходе того пробега, проехав на танке Т-34 сотни километров при плохом самочувствии. Его должен был сменить Александр Морозов. Путешествие закончилась глубокой ночью на Ивановской площади Кремля. На следующее утро госкомиссия, в которую входил сам Сталин, приняла окончательное решение: танк показал себя прекрасно и произвел хорошее впечатление.
31 марта 1940 года Комитет обороны выдал распоряжение о серийном производстве танка Т-34 Харьковским заводом. Так родилась легенда, так начался путь к совершенству.
22 июня 1941 г. Германия начала операцию «Барбаросса». На тот момент это было крупнейшее вторжение в истории, в котором приняли участие около 3,5 миллиона человек, 3400 танков и 2700 единиц авиации. Три армейские группы взяли курс на Ленинград, Смоленск и Украину, стремясь подорвать советскую оборону и уничтожить Красную Армию. Последняя к нападению оказалась не готова. Формально у нее было около 23 тысячи танков, в основном устаревшие Т-26 и модели класса БТ.
Первые бои были в основном игрой в одни ворота, немецкие танки наносили противникам серьезный урон благодаря лучшему оснащению, высокому уровню организации бронетанковых частей и более высокому профессионализму экипажей. Советским войскам не хватало средств поддержки и материально-технического обеспечения, а большинство танков Красной армии нуждались в ремонте — от косметического до капитального.
Однако 23 июня Вермахт столкнулся с неизведанной новой угрозой — танками Т-34, вызвавшими шок и ужас среди противотанковых расчетов и танковых экипажей. Даже стреляя в упор наиболее мощными из имевшихся у них снарядов, они не наносили врагу особого урона. Пробитие не гарантировала даже минимальная дальность прямого выстрела.
При этом Красная Армия столкнулась с множеством проблем, в том числе нехваткой запчастей, топлива и бронебойных снарядов. Приходилось довольствоваться тем, что было в наличии, а именно фугасными боеприпасами и любым доступным топливом. Иногда немецкие противотанковые орудия приходилось попросту опрокидывать. Противостоять Т-34 могло только одно орудие, а именно мощная 88-мм зенитная установка, имевшая достаточную бронепробиваемость и мощность, чтобы подбить любой из новых танков Красной Армии. К счастью для немцев советская тактика была в то время посредственной, атаки — плохо спланированными и скоординированными, смежным подразделениям не хватало слаженности, экипажам недоставало опыта. При этом Люфтваффе имела абсолютное превосходство в воздухе, в результате чего в ходе авианалетов множество Т-34 было потеряно. Самолеты кружили над полем боя, не встречая практически никакого сопротивления, поскольку советские ВВС были разбиты: за день они потеряли 1200-2000 самолетов, многие из которых накрыло ковровыми бомбардировками и обстрелам прямо на взлетно-посадочных полосах. Среди потерь было много новых самолетов Як-1, МиГ-3 и ЛаГГ-3, и на протяжении следующих месяцев Красная армия вынуждена была иметь дело с ужасающими последствиями.
Так, из примерно 1000 имевшихся в наличии на момент начала операции «Барбаросса» Т-34 уцелели единицы, многие были повреждены или уничтожены, брошены или сданы на поле боя. Члены экипажей не способны были устранить элементарнейшие механические поломки, у некоторых из них совсем не было опыта вождения танка, а кое-кто и вовсе до начала войны подобных машин не видел. Даже если механические проблемы удавалось устранять, запчастей и средств МТО все равно не было.
Люфтваффе разбомбила и вывела из строя бóльшую часть складов и военных объектов западных районов СССР. К тому же советское производство сосредоточилось на одних только танках, а о запчастях забыли. Из-за ссор и разного рода бюрократических препятствий не все Т-34 сходили с конвейера оснащенные новейшими пушками Ф-34; некоторым устанавливали старые модели.
Жаркие и пыльные летние месяцы сменились осенними дождями. Немецкие танкисты вскоре поняли значение русского слова «распутица», т.е. полное отсутствие приличных дорог и море грязи. Танки застревали в ней, теряя гусеницы, а грузовики и легковые автомобили утрачивали способность двигаться вообще. В логистике наступил полнейший хаос. А вот Т-34 показали себя с лучшей стороны, их широкие гусеницы лучше подходили для подобных условий, создавая меньшее давление на грунт, а мощный дизельный двигатель обеспечивал бóльшую мобильность на пересеченной местности.
И все же советское производство танков переживало непростые времена, многие заводы разобрали и отправили на восток, на Урал и в Сибирь. Те, что продолжали работать, изо всех сил старались собрать как можно больше танков и отправить их на фронт. До конца года было произведено около 2 тысяч Т-34, но этого было недостаточно после тех тяжелых потерь, что СССР понес под Киевом, Вязьмой и другими городами.
В октябре 1941 года немцы начали операцию «Тайфун», главной целью которой было уничтожение оборонявших Москву советских солдат и захват самого города. Наступление возглавили танковые группы, прорывая разбитую и разрозненную советскую оборону. Полковник Михаил Катуков и его 4-ая танковая бригада заняли позиции под Тулой в 170 км от Москвы. Бригада была сформирована незадолго до этого и имела в своем составе в том числе 22 танка Т-34.
Около Мценска наступала 2-я немецкая танковая армия, однако ее ожидал неприятный сюрприз. Советская пехота заманила противника на открытое пространство, и внезапно с флангов из леса появились танки и нанесли сокрушительный удар. Советский танкист Любушкин уничтожил в том бою пять немецких танков. Отличился и другой танковый ас Дмитрий Лавриненко.
Немецкое командование было удивлено и даже шокировано. Командир 2-й танковой армии генерал Хайнц Гудериан был в ярости из-за приостановки наступления на Тулу и потери набранного темпа. Ситуацию он оценил как бесперспективную. Превосходство советских танков обрело опасную форму. Тактика действий постоянно менялась. В ноябре 1941 года немцы направили специальную комиссию для оценки средних и тяжелых танков СССР, в результате чего им пришлось ускорить разработку и внедрение танка «Пантера». Появились возможности применения новой танковой тактики. Т-34 окапывались и маскировались с использованием муляжей и ложных позиций. Экипажи получили приказ открывать огонь только в том случае, когда было гарантировано точное попадание, с расстояния метров в 200-300. Т-34 могли подбивать вражеские танки с расстояния более километра, а немецким для гарантированного попадания требовалось подойти намного ближе.
Поэтому в 1941 года на поле бое доминировали именно Т-34. Затем они сыграли важную роль в декабрьском контрнаступлении советских войск под Москвой. Их выкрасили в белый цвет, а сверху посадили по группе солдат, и в таком виде они стали пересекать немецкие рубежи. То же самое наблюдалось и в 1942 году, но при этом в рядах немецкой армии стали появляться довольно опасные машины. Для противостояния Т-34 немцы представили новый тяжелый танк Panzer VI Tiger с 88-мм пушкой и 100-мм лобовой броней. Противником он оказался более чем достойным. Чтобы перехитрить «Тигра», Т-34 приходилось использовать скоростное и маневренное преимущество.
Другая техника вроде Panzer IV Ausf. F2, StuG III Ausf и противотанковая пушка Pak. 40 стала непосредственным ответом на угрозу советского танка Т-34. По сравнению со старыми 50-мм и короткими 75-мм орудиями, все они были оснащены более длинными 75-мм пушками, что дало возможность вступать с Т-34 в дуэль.
Советские конструкторы пытались выправить ситуацию и улучшить данный танк. Главным требованием высшего командования было наращивание производства без особого влияния на него каких-либо модификаций. Поэтому внедрять их нужно было постепенно и обстоятельно.
Модель 1942 года имела ряд технических усовершенствований, некоторые из которых были призваны упростить производственный процесс и снизить стоимость изделий. Танк получил литую башню, новый люк механика-водителя, новую конструкцию гусеничного звена, новую крышку коробки передач и абсолютно новую конструкцию колеса. Боковую броню усилили до 45 мм.
Одним из крупнейших заводов по производству танков был Сталинградский (в видеоролике — Волгоградский. — Прим. ИноСМИ.) тракторный завод, на долю которого приходился выпуск почти половины всех Т-34. Этот огромный завод также упрощал процесс производства танков, создавая уникальные формы и конструкции различных деталей.
Недалеко от Сталинграда, а затем и в самом городе произошли масштабные сражения. Танки фактически стали символом боев, а огонь по приближавшимся немецким войскам вели даже с территории завода. 21-22 ноября 1942 года колонна Т-34 пересекла реку Дон по ближайшему к городу мосту и успешно окружила находившиеся в Сталинграде вражеские войска.
В первой половине 1943 года Т-34 прошли очередную модернизацию, получив новую шестиугольную башню, которая позволяла двум членам экипажа разместиться внутри с бóльшим комфортом, и новые люки, которые при открытии напоминали уши Микки-Мауса. Также танки получили дополнительные внешние топливные баки круглой формы, бронированные корпуса для пулеметов и поручни, чтобы держаться во время движения.
Летом того года на танках начали появляться дополнительные командирские башенки для предоставления командиру экипажа большего кругового обзора. В таком виде Т-34 ждали следующего крупного сражения, наряду с другими серийными советскими танками. Таковым стало грандиозное бронетанковое сражение под Прохоровкой, которое выявило все сильные и слабые стороны конструкции машины. Именно здесь имело место последнее крупное наступление немцев на восточном фронте и наступил переломный момент всей войны.
После битвы Т-34 отправились на запад в сторону Германии и Берлина. Они продемонстрировали прекрасное соотношение огневой мощи, брони и мобильности. Общая длина танка составляла 6, 68 м, ширина — 3 м, высота — 2,45 м, а вес — около 26 тонн, что почти вдвое больше веса машин класса БТ. Однако в отличие от последних, Т-34 был оснащен 76,2-мм пушкой, которая значительно превосходила более раннюю 45-мм модель по бронепробиваемости и огневой мощи. Его лобовая броня имела толщину 40-45 мм для корпуса, 60 мм для башни и 40-52 мм для боковой части. По сравнению с броней БТ-7 (всего 6-13 мм), конкурентное преимущество было колоссальным. Именно толщина брони делала танк столь мощным и неубиваемым. Использование наклонной брони продемонстрировало весь свой потенциал. Номинальная 45-мм толщина лобовой брони корпуса под углом в 60 градусов превращалась в 90-мм преграду для вражеского снаряда, что давало Т-34 явное преимущество перед немецкими танками и противотанковыми орудиями. Дистанция, с которой он мог начать вести огонь на поражение, была значительно больше.
При изготовлении и соединении броневых секций использовалось несколько техник. Их либо отливали, либо сваривали, либо фиксировали болтами. Последний метод использовался в межвоенный период, а все его недостатки были выявлены на ранних этапах Второй мировой войны. Соединенная болтами броня могла треснуть при попадании снаряда, в результате чего во все стороны летели болты и шрапнель.
В самом начале производства танков Т-34 использовалась литая броня. Необычной была лобовая пластина, которая представляла собой большую металлическую деталь, согнутую до нужной формы с помощью большого пресса. Позже от этого отказались и стали использовать сварку и болты, чтобы упростить процесс и усилить броню.
Позже подход изменился, и две пластины стали соединять посредством 100-мм крепления, которое приваривалось и прикручивалось болтами. Однако на разных заводах технология была разной. К примеру, у экземпляров, сходивших с конвейера Сталинградского тракторного завода, лобовая и задняя пластины накладывались на боковые. Рационализирован был и кожух рекуператора.
На ранних этапах производства Т-34 использовались два основных вида орудия. Первых из них — Л-11 — представлял собой качественный рывок по сравнению с более ранними 45-мм орудиями танков серии БТ и Т-26. Однако и у него было множество недостатков, включая более низкую скорость снаряда и сложность конструкции. Более простой и эффективной была пушка Ф-34, имевшая лучшие баллистические показатели и более легкая в производстве. Она оставалась основным орудием советских танков вплоть до появления 85-мм пушек Д-5 и С-53, использовавшихся на танках Т-34-85. Они могли пробивать 92-мм вертикальную броню с расстояния 500 м, что делало ее серьезным противником любого вражеского танка (по состоянию на 1941 г.).
Советская армия провела испытания на ранее захваченных немецких танках, и главным выводом стало следующее: выпущенные из Ф-34 осколочно-фугасные и бронебойные снаряды могли пробить или повредить любой немецкий танк с расстояния до 1000 м. Боевая нагрузка танка Т-34-76 составляла 77 снарядов для основного орудия и 4725 снарядов для двух 7,62-мм пулеметов.
Максимальную скорость в 53 км/ч Т-34 развивал благодаря алюминиевому дизельному двигателю водяного охлаждения В-2 мощностью в 500 лошадиных сил. В начале производства не обошлось без проблем и неполадок, но на более поздних этапах их удалось устранить. Сам танк получил довольно надежный и хороший двигатель. Благодаря системе запуска на сжатом воздухе и отсутствию поддерживающих гусеницу роликов получилась отличная комбинация как в грязное осеннее время, так и в суровых зимних условиях. Дизельные двигатели также были меньше подвержены возгоранию при попадании снаряда в отличие от своих бензиновых собратьев. Однако из-за общего дефицита В-2 некоторые танки Т-34 приходилось оснащать бензиновыми двигателями Микулина М-17, которые ставили еще на машины БТ класса. Т-34 имел широкие гусеницы и меньшее среднее удельное давление на грунт, а при весе около 26 тонн он имел довольно неплохое соотношение мощность и массы — около 19 лошадиных сил на тонну. Он имел пять опорных колес большого диаметра и по одной ведущей звездочке с каждой стороны, что придавало машине отличительный вид.
В 1941 году Т-34 имел явное преимущество перед вражескими танками: легкая броня и легкое вооружение немецких Panzer I и Panzer II не оставляли им шансов против Т-34. Несколько лучше дело обстояло у Panzer III, но и его 37-мм и 50-мм орудия уступали советской 76,2-мм пушке. К тому же Т-34 мог пробивать их лобовую броню с больших расстояний. Уступал советской машине и Panzer IV, его коротка 75-мм пушка была способна стрелять только низкоскоростными осколочно-фугасными снарядами. Panzer 35(t) и Panzer 38(t) уступали во всех отношениях, тем более с учетом их хрупкой брони. Одной из проблем была мобильность — немецкие танки с трудом пробирались по российскому бездорожью, грязи и глубокому снегу. Из-за узких гусениц они постоянно застревали, а также испытывали трудности на старте движения.
Т-34 представлял новое поколение танков, способных уничтожать любой тип машин, которые мог противопоставить ему противник. Однако и у него были некоторые недостатки. Внутри было довольно тесно, особенно в башне, к тому же отсутствовал командирский купол, что препятствовало хорошему круговому обзору, а, следовательно, и осведомленности об окружающей обстановке.
В то время танковое производство сталкивалось с многочисленными проблемами, такими как недостаток контроля качества, дефицит деталей и трудности с массовым производством. Многие новые детали и системы не подвергались тщательным испытаниям, что влекло появление дефектов и проблем, которые инженерам постоянно приходилось устранять. К тому же была необходимость в оптимизации производства и его переносе на Урал и Дальний Восток.
Родной для Т-34 Харьковский завод был передислоцирован на Урал в сентябре — октябре 1941 года из-за риска попадания под контроль немцев. Поток отчетов, поступавших от боевых подразделений, жаловавшихся на разного рода проблемы и неполадки, не прекращался. Иногда речь шла о сроке службы двигателя, иногда — об эргономике, иногда — о появлении в броне трещин. Все отчеты принимались к рассмотрению инженерами и специализированными комитетами. Вкупе с довоенными идеями модернизации базовой конструкции танка это привело к появлению новой модели и новой волне модификаций.
С первого дня производства танков Т-34 существовали планы по его модернизации, касавшиеся улучшения качеств двигателя, орудий, брони и даже подвески. Вторжение и начало боевых операций нарушили все планы и сместили приоритеты. Вместо внесения основательных изменений, осуществлявшиеся модификации были направлены на повышение боевых качеств без потери темпов производства. Первые серьезные улучшения и изменения произошли в 1942 года. Тогда СССР испытывал нехватку резины, поэтому в течение длительного времени использовались стальные опорные колеса. Результатом были высокая степень износа гусениц, шум и дискомфорт, но все же выпуск не прекращался, и танки отправлялись на передовую. Были спроектированы новые гусеницы с вафельным рисунком, но на стальных опорных колесах они использовались редко.
Одним из наиболее значительных изменений и улучшений стала новая шестиугольная башня, которая ранее планировалась для установки на танки Т-34М — тот самый, что никогда не был запущен в производство, но обеспечил испытательную базу для разработки новых идей. Появилась шестиугольная башня в середине 1942 года, пространства для экипажа в ней было чуть больше, броня — крепче, да и сама конструкция стала проще по сравнению с оригинальной моделью. При изготовлении башен применялось две техники: штамповка и литье. Литая версия создавалась с использованием большой 45-мм пластины, форму которой придавали с помощью пресса мощностью 5 тысяч тонн. Штампованная версия — с использованием двух основных методов: литья либо множества отдельных компонентов, либо в три группы (стены, крыша и кольца). Различия были заметны и зависели от завода изготовления. Лобовая броня башни стала толще на 18 мм (с 52 до 70 мм), а боекомплект основного орудия вырос до сотни снарядов.
Также в 1942 году были заменены люки механика-водителя и самой башни. В старых моделях использовался одинарный люк, что могло представлять смертельную опасность в случае вызванной попаданием снаряда поломки или заклинивания. На новой шестиугольной башне были дополнительные люки, в зависимости от наличия и времени выпуска танка. В открытом состоянии они напоминали уши персонажа вселенной Диснея Микки-Мауса, в связи с чем немцы дали танку Т-34 соответствующее прозвище.
Изменения коснулись и топливного бака, включая его вместимость. Прямоугольные внешние топливные баки были заменены новыми цилиндрическими, благодаря чему общий запас топлива увеличился до 150 литров. Среди более простых изменений были шасси и поручни на башне, позволяющие легко подниматься и держаться.
1942 год был сложным для СССР периодом, поскольку Вермахт начал получать новые, более эффективные в борьбе с Т-34 вооружения. Panzer III получил 50-мм орудийный ствол, а Panzer IV — удлиненную 75-мм пушку. Также немцы приняли на вооружение новые самоходные противотанковые орудия вроде StuG III AusG и установок «Мардер». Они стали непосредственным ответом на угрозу Т-34, в результате чего сражения перестали быть игрой в одни ворота.
С появлением тяжелого танка «Тигр» советское руководство стало полностью отдавать себе отчет в том, что их передовая модель постепенно потеряет преимущество перед собратьями и что необходимо предпринимать решительные меры.
Реальным вызовом стала Курская битва в 1943 году.

Подпишитесь на нас Вконтакте

463

Похожие новости
17 января 2022, 07:00
15 января 2022, 16:40
17 января 2022, 14:20
16 января 2022, 23:20
18 января 2022, 09:20
16 января 2022, 11:40

Новости партнеров