Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Сергей Абрамов: будем инициировать реформы в стрелково-патронной отрасли

Индустриальный директор кластера обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии госкорпорации "Ростех" Сергей Абрамов / Фото : пресс-служба "Ростеха"
Российская армия по своей оснащенности современным оружием занимает лидирующие позиции в мире, и несмотря на то, что отечественной оборонке поставлена задача увеличивать долю гражданской продукции, новые виды оружия разрабатываются постоянно.

Индустриальный директор кластера обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии госкорпорации "Ростех" Сергей Абрамов в интервью обозревателю РИА Новости Алексею Паньшину рассказал о разработке нового ракетного комплекса, предстоящей реформе в стрелково-патронной отрасли России, а также о том, как предприятия справляются с диверсификацией, на что способен модернизированный "Панцирь" и когда Ростеху передадут все ремонтные заводы Минобороны.


— Сергей Борисович, уже достаточно много сказано о стратегии развития кластера, о том, какими способами планируется достигать показателей, которые прописаны в планах по его развитию. С момента принятия стратегии до 2025 года прошло уже больше года. Расскажите, чего удалось достичь за это время? Какую выручку прогнозируете в этом году? Удается ли удержать те темпы, о которых было заявлено ранее?

— Уже больше трех лет Ростех трудится в модели кластеризации, и стратегия у нас весьма амбициозна. Нам удается реализовать не только заявленные планы в части роста финансово-экономических и производственных показателей, но и выполнить задачи, связанные с диверсификацией и сотрудничеством в военно-технической сфере, которые перед нами ставит руководство страны. По этому году кластер вооружений существенно увеличил выручку – по предварительным итогам года она составит более 300 миллиардов рублей. Нам удалось в условиях непрекращающегося санкционного давления выполнить все взятые на себя обязательства перед государством в лице Минобороны, а также в военно-технической сфере.

Сейчас основной фокус нашего внимания направлен на существенный рост выручки от гражданской продукции. Тематика для нас интересная, она рыночная и требует новых компетенций. Выходя на рынок, который давно сформировался, нужно приложить сверхэффективные усилия, чтобы добиться существенных результатов.
— Сейчас на какой стадии процесс диверсификации?

— У нас холдинги диверсифицированы по-разному. Есть сугубо оборонные компании, такие как, например, "Высокоточные комплексы", у которых лишь малая часть предприятий имеет компетенции в выпуске гражданской продукции. В таких холдингах процент гражданки незначительный. У Техмаша чуть лучше стартовая площадка, его продукция давно на гражданском рынке, но у них существенно выше уровень задач – нарастить гражданскую выручку в разы, до 50 миллиардов к 2025 году. А новый холдинг "Спецхимия", формирование которого планируем завершить в следующем году, даст нам более 60 процентов в общем объеме выручки кластера вооружений от реализации гражданской продукции к 2025 году.

— Вы неоднократно говорили, что развитие кластера невозможно без привлечения частных инвесторов в уставной капитал предприятий кластера. Как обстоит вопрос продажи 49 процентов акций "Высокоточных комплексов"? Какие еще компании планируется в ближайшее время частично отдать в частные руки?

— Задача Ростеха — создавать условия для развития, поэтому мы своей целью ставим постановку предприятий на ноги, создание предпосылок для их эффективного развития и привлечение лучших компетенций для того, чтобы у компаний появилась возможность развиваться в условиях рынка. Действительно, принято решение о продаже 49 процентов акций "Высокоточных комплексов" стратегическому инвестору, готовятся соответствующие документы. Это один из ключевых холдингов корпорации, поэтому нам необходимо укрепить существующие позиции и привнести рыночные компетенции, которых "Высокоточке" не хватает. Помимо этого, принято решение о продаже 49 процентов холдинга "РТ-Химкомпозит", но здесь идет поиск инвестора, пока говорить о результатах рано. В целом когда-нибудь каждый из холдингов будет иметь стратегического партнера, который вместе с нами будет в условиях непростой экономической ситуации в мире добиваться поставленных целей.

— То есть для "Высокоточных комплексов" инвестор найден?

— Сказал бы, что есть группа заинтересованных. Стратегический инвестор будет определен после проведения соответствующих процедур. "Высокоточные комплексы" — это очень серьезный стратегический холдинг, а решение по инвесторам будет приниматься на уровне высшего руководства страны.

— В какие сроки?

— Считаем, что в следующем году эта сделка должна быть подготовлена и завершена в соответствии с юридическими правилами.

— На какой стадии процесс передачи ремонтных заводов Минобороны в ведение Ростеха? Когда этот процесс полностью завершится?

— Эта работа стартовала довольно давно, движется она, на мой взгляд, умеренными темпами, часть предприятий уже находится и работает в орбите Ростеха. В зависимости от тех производственных задач, которые перед ними стоят, они либо интегрируются непосредственно в состав кластера вооружений, либо в те субхолдинги, которые находятся у моих коллег. Я думаю, что в следующем году мы эту работу завершим.

— Сформирован ли дивизион боеприпасов на базе Техмаша и "Сплава"? Что это даст кластеру и Ростеху?

— Когда мы готовили реформу в Техмаше, было выделено пять дивизионов по ключевым направлениям: дивизион РСЗО, дивизион авиабомб, минометных и гранатометных выстрелов, дивизион артиллерийских выстрелов, дивизион малокалиберных боеприпасов, а также дивизион взрывателей, предохранительно-исполнительных механизмов и составных частей систем управления. Данная система управления, на наш взгляд, позволит сконцентрировать центр компетенций на базе Техмаша по наиболее значимым вопросам производственной, хозяйственной, финансовой деятельности, построить единую корпоративную систему, усилить контроль за выполнением заказов, а также сформировать единые подходы к стратегическому планированию и сократить издержки на административно-управленческий персонал. В целом эта задача выполнена, дивизионы созданы, они работают, остались процедуры, связанные с налаживанием внутренней и внешней кооперации. Могу сказать, что переход на дивизионную модель управления уже дает свои плоды – удалось минимизировать количество срывов обязательств по гособоронзаказу. Однако сразу предвосхищая ваш вопрос – оставшиеся срывы чаще всего связаны с объективными причинами, субъективные факторы исчерпаны.

— Расскажите о ситуации с концерном "Тракторные заводы". Каков статус сейчас? Известно, что бывший совладелец концерна сейчас работает в контуре Ростеха.

— По поручению президента РФ мы занялись проблематикой концерна "Тракторные заводы". Было очень много проблем экономического и социального характера. В девяти субъектах РФ, где работают предприятия концерна, существовало социальное напряжение. Нам удалось не только нивелировать сам факт напряжения, но и создать условия для поддержки коллективов предприятий и руководителей регионов.
На большинстве предприятий сохранены основные компетенции. Совместно с ВЭБ на этапе входа этих активов в Ростех произошло их разделение на гражданский и военный дивизионы. Военный дивизион интегрируется в "Высокоточные комплексы", а для гражданского мы уже нашли стратегического партнера, сейчас идет процесс завершения сделки. В текущем году обе юридические процедуры будут завершены. Помимо этого, мы существенно нарастили контрактную базу на следующий год, а в течение двух ближайших лет мы рассчитаемся со всеми кредиторами.
Сейчас один из руководителей КТЗ Альберт Баков работает у нас в кластере, возглавляет ЦНИИТОЧМАШ, который активно реформируется. На базе этого предприятия мы разбираемся с проблемой в патронно-стрелковой отрасли. Я думаю, что в следующем году с учетом предварительных решений, которые принимаются в правительстве РФ, мы будем инициировать определенные реформы.

— Что за реформы?

— С учетом санкционного давления стрелковые и патронные рынки претерпели изменения, так как часть продукции покупали США или страны сателлиты. Сейчас нет объективных возможностей поставлять продукцию на эти рынки, поэтому ищем новые, сохраняем существующие компетенции, перегруппируем активы Ростеха, которые занимаются этим направлением, и тем самым создаем условия для развития стрелковой и патронной отрасли. Центром этой работы является ЦНИИТОЧМАШ, обладающий необходимыми научно-техническими и кадровыми ресурсами.

— Как оцените общее финансовое положение на предприятиях кластера?

— Мы вписываемся во все утвержденные бюджетом планы. Финансовое положение в кластере очень разное, но за годы, которые прошли с момента перехода предприятий в состав Ростеха, оно значительно улучшились. Один из важных показателей эффективности, который установлен менеджменту корпорации, кластера и холдингов на всех уровнях, – сокращение количества убыточных организаций. Этот показатель неизменно сокращается, сейчас у нас на холдинг, как правило, не более 1-2 убыточных организаций, но их оздоровлением мы активно занимаемся.

— Давайте перейдем к продукции. На какой стадии работа над модернизированным "Панцирем"?

— Линейка этих комплексов развивается очень хорошо. Сейчас завершены работы и проведены испытания по расширению типажа целей с учетом современных угроз. Сделаны определенные выводы и найдены технические решения, позволяющие эффективно уничтожать малоскоростные маневрирующие цели. Вообще, продуктовый ряд постоянно пополняется. Это касается не только "Высокоточки", но и других предприятий кластера. Очень много интересного у нас готовится по части реактивных систем залпового огня (РСЗО).

— Поставляется ли модернизированный вариант "Панциря" в российскую армию?

— Армия получает тот вариант "Панциря", который ей необходим. Он доказал свою эффективность везде, где работает. На сегодняшний день в этом виде вооружений мы лучшие в мире.

— Не так давно в открытом доступе появилась информация о планах по проведению испытаний нового комплекса управляемого ракетного вооружения "Булат". Что можно сказать про этот комплекс?

— Да, такая работа есть. Больше ничего, к сожалению, сказать не могу. Мы держим такую информацию в секрете.

— Недавно Техмаш сообщил, что ведет работу над новым поколением противолодочного оружия. Расскажите об этом поподробнее, пожалуйста.

— У нас есть новый проект по РСЗО корабельного базирования. Кроме того, есть новинки в области реактивных боеприпасов для таких систем, а также в сфере бомбового вооружения. Вы знаете, что в 2017 году начато серийное производство корректируемой противолодочной авиационной бомбы нового поколения "Загон-2". Кроме того, на предприятиях корпорации в инициативном порядке ведутся работы по созданию нового авиационного боеприпаса повышенной эффективности.

— Какие еще перспективные машины разрабатывают предприятия кластера?

— Разработок много. Например, на выставке в Абу-Даби мы планируем представить неуправляемый реактивный снаряд с отделяемой осколочно-фугасной головной частью повышенной эффективности, а также новый неуправляемый реактивный снаряд с кассетной головной частью с кумулятивно-осколочными боевыми элементами. Это как раз те новинки в области снарядов для РСЗО, о которых я упоминал выше. Ведется работа по созданию нового дистанционного взрывателя для авиационных бомб, который позволит существенно расширить условия их боевого применения, а также научно-исследовательская работа по созданию 40-мм гранатометного выстрела повышенной эффективности, который сможет обеспечить предконтактный или управляемый дистанционный подрыв у цели. Кроме того, работаем по боеприпасам для стрелкового оружия — здесь есть над чем подумать. В следующем году у нас появятся хорошие высокоточные выстрелы для стрелкового оружия по всем основным нашим калибрам.

— Вы говорили в прошлом году, что в проработке ряд экспортных контрактов на поставку РСЗО. Заключены ли новые соглашения в этой сфере? Есть новости?

— За последние годы подписан ряд контрактов. Активная работа продолжается, сейчас на рассмотрении находится несколько предложений. Как только они будут подписаны, вы узнаете первыми.

— Я запомнил. Когда на вооружение примут российскую планирующую бомбу ПБК-500У "Дрель"? На какой стадии ее испытания?

— Техмаш планирует в этом году завершить испытания уникальной авиабомбы, разработанной в НПО "Базальт". За свои боевые возможности это средство поражения уже получило характерное наименование "Дрель". Бомба способна уничтожать объекты различной степени защищенности, может планировать в заданном режиме на значительное расстояние. Надеемся, что уже в следующем году авиабомба будет принята на вооружение Минобороны России.

— Мощности позволяют уже серию начать?

— Мы готовы к любой задаче, которая перед нами ставится Минобороны России. Мы модернизировали производственные мощности. По некоторым узлам и агрегатам мы существенно понизили стоимость, что дает нам ряд преимуществ как внутри страны, так и за рубежом.

— Завершены ли испытания гранатомета "Балкан"?

— Государственные испытания завершены. Партия новейших гранатометов "Балкан" уже поступила в Вооруженные силы РФ на опытно-войсковую эксплуатацию. По ее результатам будет приниматься решение об организации серийных поставок в Вооруженные силы Российской Федерации.

— Принят ли на вооружение российской армии танк Т-90М "Прорыв-3"?

— Контракт на поставку Т-90М был подписан корпорацией "Уралвагонзавод" и министерством обороны в рамках выставки-форума "Армия-2017". Вопрос принятия на вооружение военной техники не относится к нашей компетенции.

— Вы говорили в одном из своих предыдущих интервью, что создаются новые беспилотники для нужд российской армии. Одной из таких машин, видимо, является "Корсар". Какова его судьба?

— Беспилотники – это тренд сегодняшнего и завтрашнего дня. Все наши предприятия в той или иной степени работают как над созданием носителей, то есть самих летательных аппаратов, так и в области полезной нагрузки для них. Да, мы вошли в эту сферу чуть позже, чем наши зарубежные партнеры, в частности, Израиль или США, однако уже сейчас по некоторым продуктам мы уже не уступаем самым современным аналогам. Думаю, пройдет еще немного времени и у нас в этой области будет полный паритет с основными странами-производителями робототехники и беспилотников. В следующем году будет очень много новых продуктов в этой сфере.

— А все-таки про "Корсар". Что сейчас с этим проектом?

— Он находится в опытной эксплуатации в Минобороны. Какова будет его дальнейшая судьба, сейчас сказать сложно, так как все зависит от требований и пожеланий заказчика.

— Испытывались ли какие-то виды новых вооружений в Сирии?

— Предприятия кластера не проводят испытаний вооружения в Сирии, этим занимается Минобороны, однако опыт применения перспективных изделий по результатам боевых действия в этой стране является предметом анализа и постоянного обсуждения с военным ведомством. Выводы и предложения по результатам этой работы находят отражение в модернизации действующих образцов боеприпасов и выполнении новых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

— Много ли замечаний было к продукции кластера по результатам боевого применения?

— Как я уже сказал, есть ряд изменений, которые вносятся в конструкторскую документацию по результатам боевого применения. Однако могу сказать, что ни одного серьезного отказа не было, а незначительные доработки осуществлялись нашими специалистами на месте.


МОСКВА, РИА Новости
21

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...
99

Похожие новости
19 января 2019, 10:20
19 января 2019, 10:20
19 января 2019, 16:00
20 января 2019, 08:40
19 января 2019, 10:20
19 января 2019, 13:20

Новости партнеров