Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Российский «Премьер»: на грани мечты


В отличие от морских и тем более океанских водных просторов, в океане воздушном у нас все более или менее в порядке. Есть все: и перехватчики, и истребители, и бомбардировщики. Плюс есть еще и некоторый потенциал для модификаций и (тук-тук, чтобы не сглазить) новые разработки.


Не очень красиво все с транспортной авиацией (позже поймете, почему такой акцент), но там все печально исключительно потому, что кто должен радеть, тот просто плюет на проблемы.


Но сейчас мы поговорим не о транспортных самолетах, а о самолетах ДРЛОиУ. Дальнего радиолокационного обнаружения и управления.

Не стоит, наверное, начинать рассказывать, как нужны в любых нормальных ВВС такие вот самолеты. Это глаза и мозги, которые видят далеко, соображают быстро и раздают указания тем, кто идет выполнять боевую задачу. Приличная радарная станция и командный пункт в одном салоне над облаками.

Вообще, сама история советских самолетов ДРЛОиУ (российских пока нет) коротка до безобразия. И состоит всего из двух пунктов. Так что давайте в историю заглянем.

Как ни странно, но первыми в изобретении и применении самолетов ДРЛОиУ стали британцы. Еще в 1940 году они оснастили несколько бомбардировщиков «Веллингтон» приемо-передающей аппаратурой РЛС и вращающимися антеннами.


Скажем так, опыт удался, и вручную сделанные машины стали неплохим подспорьем в закрытии «мертвых» зон британских РЛС в «Битве за Британию». А потом помогали наводить перехватчики на «Фау».

Первые серийные самолеты ДРЛОиУ были, естественно, американскими. Они смогли запихнуть в торпедоносец «Эвенджер» аж две станции, работавшие в разных диапазонах: сантиметровом и дециметровом.


Пиковая мощность комплекса – один мегаватт. Это случилось в 1945 году, комплекс работал успешно, обнаруживая самолеты на дистанции до 120 км, а корабли (класса крейсер и выше) – до 350. То есть гарантированно за гранью обнаружения.

Американским флотским понравилось такое дело, и самолеты пошли в серию как отдельный класс. И хорошо пошли, выпускались новые, модернизировались старые.

Только в 1965 году в СССР задумались над тем, что нам нужен свой «АВАКС». На тот момент в США уже были разработаны 8 самолетов ДРЛОиУ и 1 вертолет ДРЛО. Советский Союз, как всегда, начал игру «догнать и перегнать».

Вообще, если смотреть серьезно, то нашим войскам ПВО не так-то уж и нужен был этот самолет. Советская оборонительная доктрина, которая не на словах, а на деле была именно оборонительной, предусматривала использование РЛС на территории своей страны. И на работу наземных комплексов опирались экипажи истребителей-перехватчиков.

Логично? Вполне.

А США, которые назначили себя мировым жандармом, зачастую надо было наводить самолеты на цели в условиях, когда поддержки с земли ожидать не приходилось. Да и в некоторых странах и не существовало сети РЛС, способных выполнить такие задачи.

Тоже все логично.

И вот как только амбиции СССР перешагнули за собственные границы, а это случилось в Корее, вот тогда анализ воздушных боев показал необходимость такого самолета.

Плюс было у нас одно направление, которое просилось закрыть именно самолетами ДРЛОиУ. Северное. Американские стратеги вполне могли попробовать прорваться именно через наш Север, где не было возможности развернуть сеть РЛС в то время. Так что летающий радар на патрулировании был бы весьма кстати.

И в 1958 году правительство сказало: «Строим!». В 1962 году самолет совершил первый полет, а в 1965 году был принят на вооружение как Ту-126. Всего было построено восемь самолетов, которые прослужили больше 20 лет.


Ту-126 был создан на основе турбовинтового пассажирского лайнера Ту-114, гражданской модификации стратегического бомбардировщика Ту-95. Тоже логично, потому что только такой самолет мог спокойно вместить ту груду аппаратуры, которая была необходима для нормальной работы комплекса.

В Ту-126 запихнули радиолокационный комплекс «Лиана», и еще осталось место для аппаратуры радиотехнической разведки. Была оригинально решена проблема размещения антенны: она вращалась не внутри грибовидного обтекателя, а вместе с обтекателем, чего в мире не было ни до Ту-126, ни после.

Станция «Лиана» для того времени была весьма хорошим комплексом обнаружения и позволяла обнаруживать самолеты на дальностях от 100 до 300 километров, морские цели типа крейсер – до 400 километров.

Так что для первого раза все было очень даже оптимистично. Да, были и минусы в виде излишнего шума от моторов и аппаратуры, и вибрации. Служить на Ту-126 было весьма некомфортно.


По мере того как развивались радиотехнические средства, надо было менять и начинку самолета. Тем более что за 20 лет весь комплекс Ту-126 безнадежно устарел.

Но тут нюанс: разработку нового самолета ДРЛОиУ начали чуть ли не сразу за тем, как Ту-126 показал хорошие результаты.

Новым летающим радаром стал А-50, который приняли на вооружение в 1985 году.


Разработка А-50 шла целых 12 лет. «Лиану» сменил «Шмель» того же концерна «Вега», а в качестве базы взяли Ил-76, самый мощный на тот момент самолет СССР.

Работа была проведена огромная. По мере создания комплекса А-50 были учтены сотни требований и пожеланий военных. Комплекс стал хорошо обнаруживать низколетящие цели, выросла дальность обнаружения, А-50 получил комплект для дозаправки в воздухе, что весьма увеличило его автономность. Были созданы нормальные условия для работы и отдыха операторов, число которых уменьшилось с 24 до 10.

Это была красивая работа на опережение. И летающий комплекс получился что надо. За исключением одной вещи: если сравнивать его с Ту-126 – это прекрасная машина. По уровню 60-х годов прошлого века. Если сравнивать с тем, что было на вооружении у американцев, то есть с «Сентри», А-50 проигрывал во всем.

Да, в идеальных условиях (которых в условиях боевых действий не бывает совсем) А-50 видит истребители противника на расстоянии до 300 км. Но мелкие цели с небольшой ЭПР, как, например, крылатые ракеты, он видит очень плохо. Количество сопровождаемых целей – до 150. В качестве диспетчерского центра А-50 может управлять 10-12 истребителями.

«Сентри», который сейчас составляет костяк американских «глаз в воздухе», более продвинут в плане возможностей аппаратуры. Он может обнаруживать и сопровождать до 100 целей. По его данным могут работать до 30 самолетов или наземных комплексов ПВО или кораблей. Крылатую ракету с ЭПР около квадратного метра «Сентри» видит на расстоянии до 400 км, а бомбардировщик обнаруживает на дистанции более 500 км.

При этом Е-3 «Сентри» появился раньше, чем А-50. Ненамного, на 7 лет. Но то, что мы уступаем в радиоэлектронной области Штатам, – непреложный факт. Потому сегодня «Сентри» выглядит после модернизаций предпочтительнее, чем А-50У.


Кроме того, американцы, как обычно, берут числом. У них сегодня работают 33 «Сентри». Еще 17 находятся в ведении командования НАТО (считай, у американцев), 7 у Великобритании и 4 у Франции. Итого – 61 самолет.

У нас в строю пять А-50 и четыре А-50У. Без комментариев, нам, собственно, такое количество самолетов ДРЛОиУ и не нужно. А вот в плане качества есть вопросы.

«Шмель-2», который стоит на А-50У, не сильно превосходит свою первую модель. Характеристики лучше на 15-20%, да, цифровые технологии сыграли свою роль, но справедливую критику вызвало просто огромное количество иностранных комплектующих. Пока не было санкций и ограничений, мы смогли модернизировать комплекс, что будет дальше… В бравурные сказки о полном импортозамещении сегодня верится все с большим трудом.

Да, в 2004 году началась работа над третьей моделью, А-100 «Премьер». На базе Ил-76МД-90А. Исполнители те же, «Вега» и ТАНТК имени Бериева. Работа началась, и, как у нас теперь принято, начались переносы.

А-100 должен был пойти на службу в 2014 году. Затем в 2016-м. В 2017-м министр Шойгу объявил о том, что самолет будет готов в 2020-м. Вот он, 2020, и в апреле все тот же Шойгу не дрогнув, объявляет о том, что А-100 будет закончен в 2024-м.

То есть через 20 лет после начала разработки.

Оперативно, согласен. Я тут критиковал как-то Су-57, так вот, с истребителем-то вполне себе быстро справились…

Если внимательно посмотреть на рапорты, создается впечатление чуть ли не вредительства. Все участники работ как один говорят: все в порядке, все есть, дело за мелочами. Ничего себе мелочи…

Сперва обвиняли в задержках Ульяновский авиационный завод. Да, Ил-76МД-90А нужен всем. Транспортный самолет, топливозаправщик, ДРЛОиУ – для всего хорош. Но Ульяновский завод может выпускать только 3 (ТРИ) самолета в год. Увы.

Как тут не вспомнить про простаивающий воронежский завод ВАСО, который в свое время делал и Ил-76, и Ил-86, и президенту самолеты собирал… Завод стоит, дефицит создан. Но всех все устраивает.

Чудо случилось в 2014 году, когда желанный Ил-76МД-90А наконец-то поступил в Таганрог. Все, ура! Осталось только смонтировать оборудование, установить антенну – и на испытания!

Ага, сейчас…

Первый полет А-100 состоялся аж в 2017-м году! Три года были потрачены не пойми на что. Точнее, потом вам станет понятно, на что.

Странно, не так ли? Аппаратура готова, встроена, самолет – вот он, летает. Почему нет комплекса? Почему нет испытаний? Где ФСБ, где наказания и посадки врагов-вредителей? Почему почти новый (20 лет всего) комплекс никак не могут довести до рабочего состояния?

Все просто. Некому и нечем.

Когда все начиналось, никто ни о каких санкциях даже не думал. Потому конструкторы закладывали в свои разработки комплектующие со всего мира по принципу «Нет своего – купим!»

Выяснилось, что к моменту начала сборки мы многого не можем купить. Точнее, нам это не продадут. А своего как не было, так и не предвидится. Отечественные производители (уцелевшие) микроэлектроники реально отстают от Запада на 15 лет или даже больше. А в плане технологий и все 25.

Получилось, что самолет есть, антенна есть, радар есть, а объединить все это в работающий комплекс просто невозможно. Иностранных чипов нет, а отечественных и не было.

Сказать, что это стало какой-то неожиданностью, нельзя. Сказать. Что никакой реакции не последовало – тоже. В 2017 году генерального директора «Веги» Владимира Вербу уволили, на его место назначили Вячеслава Михеева. Ну, знаю, какая была Михееву поставлена задача, но вряд ли он просто достанет из кармана необходимые комплектующие.

Разведка нам поможет. Понятно, то, что невозможно купить и произвести, добудут нам те, для кого невозможного не существует. Выкрутимся, благо, опыт есть, да еще какой!

И понятно, что «Премьера» рано или поздно, ну не в 2024-м, а к 2030-му году до ума доведут. И будет он реально круче, чем «Сентри». РЛС с АФАР, способность обнаруживать до 300 целей (естественно, с сопровождением), дальность до 700 км, обнаружение целей с небольшой ЭПР…

Все понятно. Будет.

Другой вопрос, что к тому же 2030 году выкатят американцы?

А они смогут довести до ума Boeing 737 AEW&C, с которым тоже неспешно так воюют уже лет 15… И успешно продают. Этот самолет сможет за цикл обнаруживать до 3 000 (трех тысяч) целей на расстоянии 400-450 км. И тоже РЛС с АФАР…


Но американцы могут себе позволить не спешить, у них «Сентри» более полусотни имеется.

До 2024 года еще есть время. Посмотрим, получится ли из самолета, антенны и груды электроники самолет ДРЛОиУ А-100 «Премьер».

Пока что премьера «Премьера» все откладывается и откладывается…
Роман Скоморохов

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

665

Похожие новости
09 октября 2020, 01:40
15 октября 2020, 23:00
15 октября 2020, 23:00
23 октября 2020, 00:20
09 октября 2020, 01:40
09 октября 2020, 01:40

Новости партнеров