Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Россия и Китай дадут отпор США в новой холодной войне

Усиливающееся противостояние между США и Китаем является второй холодной войной. Об этом говорится в статье в New York Times. Первую Вашингтон вел с Москвой и нельзя сказать, что безуспешно.
Началом нового раунда глобального противостояния автор считает недавние американо-китайские переговоры в Анкоридже, на которых «обе стороны ясно дали понять, что у них есть не только противоречащие интересы, но и несовместимые ценности».
Рассуждая о стратегии американской победы, автор текста возлагает надежды на внутреннюю слабость Китая в будущем, вызванную ведущей ролью компартии в политической системе страны. А также напоминает советский принцип «они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем».
— Россия, как один из важнейших союзников Китая, может поделиться с ним опытом сверхдержавы, унаследованным от Советского Союза. Такое мнение в беседе с «СП» высказал эксперт по Китаю, заместитель директора ИМЭМО РАН Александр Ломанов.
Пекин в XX веке стоял в стороне от мировой схватки, пояснил он. «У Китая нет опыта поддержания глобальной стабильности, участия в переговорах по разоружению, безопасности, поддержания правил игры на периферии своей страны», — уточнил эксперт.
— Поскольку мощь Китая увеличивается, Западу в любом случае придется учитывать появление Китая как глобального игрока, — продолжает Александр Ломанов.
«СП»: — Россия могла бы поделиться с Китаем опытом развития в условиях санкций? Все чаще говорят, что мы справляемся неплохо и даже используем внешнее давление с пользой для страны…
— В условиях изоляции от внешнего мира Китай жил с начала 1960-х годов до конца 1970-х. Этим опытом Китай удивить невозможно. Скорее, Китай может рассказать многим странам, как нужно развиваться при закрытых дверях.
«СП»: — Автор статьи в NYT и очевидно часть американского истеблишмента рассчитывают на внутренние факторы, которые в перспективе могут ослабить Китай. Среди них ведущая роль компартией во главе с товарищем Си…
— Они понимают, что идеология коммунизма уже не способна разложить Китай изнутри, потому что в отличие от советских трудящихся, которые делали вид, что они работают, китайцы работают на совесть. Китай не является страной побежденной безработицы. Там попасть на работу и заработать деньги не очень-то легко. Поэтому мотив соревновательности, конкурентности между людьми очень высок. К тому же там есть частное рыночное предпринимательство, которое позволяет человеку преуспеть в бизнесе и обеспечить себе высокие стандарты потребления. Уравниловка, лень Китай не погубят точно.
Что касается власти Си Цзиньпина, то Запад лукавит, трансформируя свое ощущение недовольства в надежду на то, что это станет силой Запада. Напомню, Си Цзиньпин принял страну в 2012 году в довольно расслабленном состоянии, немного напоминавшем закат брежневской эры в Советском Союзе, когда экономика развивалась в целом неплохо, но государственный аппарат стал все больше внимания обращать на личные нужды, а не на нужды общего развития. Тогда многие китайские экономисты даже писали, что коррупция — это необходимая «смазка» для экономического механизма, чтобы проблемы бизнеса решались и страна развивалась.
Си Цзиньпин сумел за последующее десятилетие подавить коррупцию. Сумел заставить госаппарат работать на интересы государства, а не на собственные нужды, встряхнул и полностью мобилизовал компартию.
В 2013 году он в одном своем выступлении напомнил пример СССР, где в критический момент не нашлось ни одного честного сильного коммуниста, который бы поднялся на защиту компартии и дела социализма, имея ввиду 1991 год, распад страны и крах КПСС. Он поставил своей задачей добиться того, чтобы китайская компартия не повторила такой же путь. Кадры стали ежегодно учить, направлять в другие регионы на стажировку и т. п. Эффект легко понять, вспомнив, как Китай справился с пандемией.
«СП»: — И какова цель этой политической реформы?
— В итоге китайская система избавилась от «жирного брюшка», накачала мышцы, стала более динамичной, поджарой, способной быстро двигаться и работать более эффективно. Так что опасность, исходящая от слабости компартии, исчезла. Проблемы если и возникнут, то в момент перехода власти от Си Цзиньпина к его преемнику. На данный момент ясно, что он останется, как минимум на ближайшие пять лет. Но этот срок будет решающим для экономического соперничества между Китаем и Западом. Если Си Цзиньпин задержится до 2027 года, что очень вероятно, то при сохранении двойного позитивного для Китая фактора (экономический рост и оживление однопартийной системы) у Китая есть все шансы вплотную приблизиться по объему экономики к США.
Если это произойдет, потенциальному преемнику Си Цзиньпина надо будет просто не растерять то, что было сделано за 2020-е годы. Тем более тюнинг партийной системы продолжается. От советской системы ее отличает то, что она постоянно адаптируется к меняющейся реальности. Конечно, у Китая в будущем могут быть проблемы, но не думаю, что они будут исходить из этой сферы.
«СП»: — А что могла бы заимствовать Россия?
— Россия могла бы поучиться у Китая государственному управлению и экономическому развитию. Вот уже 40 лет как Китай развивается очень высокими темпами. Не было ни одного года, когда экономические показатели упали ниже нулевой отметки. Общение России и Китая будет плодотворным, потому что ни одна страна не выступает в качестве высокомерного наставника, как это любит делать Запад.
Доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков сформулировал три направления, сотрудничество по которым с Россией помогло бы Китаю выстоять в новой холодной войне.
— Во-первых, Россия по своему военному потенциалу превосходит Китай, она сейчас единственная страна в мире, которая сопоставима с США. То есть военный союз Китая и России способен противостоять США. В одиночку Китай уступает США и тем более НАТО.
Второе, что может дать Россия Китаю — независимый трафик энергоресурсов и товаров. Китай, как промышленный центр, сильно зависит от Южно-Китайского моря. Через него идут нефть из Персидского залива, торговля с Европой. А все проливы этого моря (Малаккский, Тайваньский) контролируются Соединенными Штатами. В том числе с военной базы на Окинаве. Россия может обеспечить континентальные поставки углеводородов через «Силу Сибири», «Силу Сибири-2», которая сейчас строится, нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан», который построен и можно бросить еще одну нитку, сахалинские и арктические проекты, поставки по Северному морскому пути, минуя американские контрольные пункты.
И третье, что может дать Россия — политическую помощь в деле интеграции Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).
«СП»: — Поясните, пожалуйста…
— В отличие от Латинской Америки, Северной Америки, где есть соглашение NAFTA, АТР наименее интегрирован, потому Китай своей мощью, амбициями пугает всех соседей. В болоте с лягушками поселился бегемот. Конечно, они боятся… И для того, чтобы интегрировать этот регион, создать там полноценную зону свободной торговли, зону общего порядка, нормы другим странам, таким как Вьетнам, Индонезия, нужен политический противовес. Нужна «система двух ключей». Эту комбинацию может обеспечить Россия, выступив в роли второго переговорного окна.
Не случайно в ШОС, куда входят и Россия, и Китай, вошли Пакистан и Индия, которая является региональным стратегическим оппонентом и конкурентом Китая и при этом оппонирует Пакистану. А есть еще Иран… Мир разваливается на макрорегионы. А в таких политико-экономических конструкциях очень важна роль арбитра. В глобальной экономике эту роль долгое время выполняли США, но они с ней не справились. Роль такого арбитра и интегратора для АТР и Евразии как раз и может предложить Россия.
Отмечу, что два таких важных и крупных блока как ШОС и БРИК без России не состоялись бы. Они бы выглядели как прокитайские образования, направленные на борьбу с гегемонизмом США. А с Россией это вполне самодостаточные структуры, которые могут себя обеспечивать и энергетически, и экономически. Если они еще и договорятся о новой системе взаиморасчетов — выйдут из доллара — это будет страшный удар по США, живущих за счет обслуживания международных финансовых транзакций. Поэтому альянс России и Китая для США недопустим.
«СП»: — Раз так, нужно его развивать. Кто может присоединиться?
— В такой новый центр неизбежно войдут, например, арабские страны — за гарантиями безопасности. Потому что НАТО и США показали им в Ираке, Ливии, Сирии, что никаких гарантий они соблюдать не будут, а будут обращаться с арабами, как им надо. Могут все поломать на раз-два. Новая конструкция вполне может обеспечить тем же странам Ближнего Востока гарантии их режимов. Собственно, арабская весна началась после того, как Китай, Египет и Лига арабских государств провозгласили необходимость создания зоны свободной торговли Китая и стран Персидского залива. США начали все ломать.
Не случайно в англосаксонской прессе после саммита ШОС почти не было публикаций. Они боятся этой альтернативной политической и экономической конструкции. Вот что может дать Россия. Россия не потеряла свой внутренний рынок, который нам позволял проводить суверенную политику. Он может полностью восстановиться в рамках ЕАЭС. Именно это имела ввиду Хиллари Клинтон, когда говорила, что США не позволят возродить Советский Союз. Речь шла не об идеологии, а об объеме рынка. В СССР жило 300 млн. человек, а это тот объем, который обеспечивает функционирование экономики на основе внутреннего рынка. Это самодостаточная конструкция. Поэтому и продвигается ЕАЭС, ШОС и БРИКС.

Подпишитесь на нас Вконтакте

300

Похожие новости
13 сентября 2021, 20:00
23 сентября 2021, 21:20
05 сентября 2021, 18:40
09 сентября 2021, 22:40
09 сентября 2021, 21:00
23 сентября 2021, 21:20

Новости партнеров