Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Роботы – не фантастика

Сирия стала главным полигоном для испытания инновационных образцов перспективного российского оружия. Фото со страницы Министерства обороны РФ в «ВКонтакте»
Россия перешла от экспериментов с боевыми роботами к их серийному выпуску. Об этом заявил министр обороны Сергей Шойгу, выступая на форуме «Новое знание»: «Появились уже не просто экспериментальные образцы, а роботы, которых действительно можно показывать в фантастических фильмах – они в состоянии самостоятельно воевать».
Ранее на эту тему глава военного ведомства высказывался 9 апреля во время посещения ОАО «766-е управление производственно-технологической комплектации» (УПТК) в Нахабино, где выпускается три типа необитаемых бронемашин марки «Уран». «Мы предполагаем продолжать расширение линейки роботов, которые, безусловно, сегодня уже востребованы в войсках, – сказал тогда Шойгу. – Идут новые работы, новые НИРы, что-то находится в стадии испытаний. У нас довольно большая, серьезная работа впереди».
Скоро к существующему типажу «Уранов» прибавится тяжелый робот разминирования. А также «получит дальнейшее развитие все, что касается дальнейшего развития разведчиков, роботов радиационной и химической разведки, это касается надводных и подводных роботов». Министр подытожил: «Мы предполагаем продолжать расширение линейки роботов, которые, безусловно, сегодня уже востребованы в войсках».
Восемьдесят программ
Отечественные предприятия вели или ведут работу по 21 программе создания робототехнических комплексов в интересах Сухопутных войск, 42 – Военно-воздушных сил и 17 – Военно-морского флота. Такие сведения приводятся в исследовании «Рост военных роботов России: теория, практика и последствия», опубликованного в феврале этого года Центром обороны и безопасности, расположенным в Таллине. Правда, в общий перечень попало все, что можно, включая стратегический подводный комплекс «Статус-6». А также темы, которые давно завершены либо не получили продолжения, вместе с «вероятно находящимися в разработке» без какой-либо конкретной информации о характере и состоянии.
Следующая оговорка: далеко не каждый робототехнический комплекс, предложенный промышленностью и доведенный до стадии работоспособных прототипов, прошел тестирование и военную приемку. Строгим экзаменом стали полигонные испытания, крупные армейские маневры и участие в контртеррористической операции в Сирии. Российские военные обкатали в Арабской Республике около 300 видов вооружений, включая роботы «Уран-6», «Уран-9», «Уран-14» и пр.
Опыт применения в реальных боевых условиях – гораздо более серьезный экзамен, чем государственные, войсковые и армейские испытания, резюмировал глава военного ведомства. Порой применение отдельных образцов новейшей техники приносило лишь разочарование и «очень большое количество неприятных неожиданностей». О них в числе первых узнавали представители промышленности, откомандированные на авиабазу Хмеймим с задачей оказания военнослужащим помощи в эксплуатации новой техники. В некоторые периоды там присутствовали конструкторы и специалисты 76 предприятий и конструкторских бюро.
Не обошлось без неприятностей и по теме боевых роботов. Так, несколько лет назад в прессу утекли выдержки из анализа одного из профильных военных институтов о недостатках опытных «Уран-9». Правда, как показал дальнейший ход событий, их создатели сделали правильные выводы и сумели усовершенствовать первоначальную конструкцию. В последующем отрицательные отзывы военных сменились на положительные. Негативный опыт должен прежде всего получать грамотную оценку, служить основой для практической работы по устранению обнаруженных недостатков. Здесь много зависит от способности конструкторов признать ошибки, озаботиться путями совершенствования своих изделий, отказаться от неудачных решений в пользу более продуманных, неустанно внедрять передовые идеи.
Перспективные технологии
Большим подспорьем в деле развития и совершенствования робототехники стало появление новых технологий как военной, так и гражданской разработки. Так, Фонд перспективных исследований (ФПИ) завершает тестирование ряда платформ, созданных по программе «Маркер». В ее рамках отлаживают машинное техническое зрение, устойчивую к помехам и скрытную связь, навигацию, построение карт незнакомой местности по ходу разведки, групповые действия и автономное выполнение операций.
Последние достижения научно-технического прогресса в области распознавания образов и искусственного интеллекта дают мощный толчок совершенствованию боевых роботов. Сегодня железные машины могут самостоятельно отличать живые организмы от неодушевленных объектов, а из группы солдат выделять гранатометчика как представляющего повышенную опасность на поле боя. Боевые машины научили оперативно откликаться на изменение ситуации. Например, при попадании под обстрел они автоматически ставят дымовую завесу и облако помех, а сами меняют позицию так, чтобы затруднить противнику прицельную стрельбу.
Несколько лет назад самым крупным боевым роботом, разрабатываемым для Сухопутных войск, был 14-тонный «Уран-9», вооруженный 30-мм пушкой. Он успешно прошел испытания, и в январе первая партия серийных машин поступила в войска. Сегодня тестирование проходят гораздо более тяжелые машины на шасси БМП-3, а также танки Т-72 и Т-90 с орудиями калибра 100 и 125 мм соответственно.
Согласно проведенным исследованиям, роботизированная рота способна повысить огневое воздействие на противника в семь раз, наступать темпом в три раза быстрее и сократить потери как минимум на 20%. Такие данные приводятся в вышеупомянутом документе таллинской группы. Читаем далее: «Проведенные за последние несколько лет военные маневры и выставки показывают устойчивую тенденцию к росту привлекаемых робототехнических комплексов воздушного, наземного и морского применения». Часть отечественных беспилотных проектов западные исследователи расценивают как провальные, на другие навешивают ярлыки типа «нереалистичные амбиции» и даже «потемкинские деревни». Вместе с тем составители 47-страничного документа констатируют: «При этом, однако, нельзя игнорировать сам факт, что военно-политическое руководство России, армейские стратеги и практики показывают растущий интерес к теме применения робототехнических комплексов различной степени автономности, подобранной сообразно с выполняемыми ими задачами». И далее: «По сравнению с состоянием десятилетней давности Вооруженные силы России демонстрируют значительный прогресс с адаптацией к новым технологиям и расширением их практического применения, с учетом перспектив дальнейшего развития».
Военные инженеры сводного отряда
Международного противоминного центра
провели работу по разминированию
сирийского Алеппо с применением
робототехнических комплексов «Уран-6».
Фото со страницы
Министерства обороны РФ в «ВКонтакте»
Сирийский опыт
Сегодня машины-автоматы могут решать множество различных задач. Они показали это на практике событий в горячих точках. Роботизированные комплексы «Уран-14» задействовали при тушении пожаров на складах боеприпасов. Международный противоминный центр МО РФ использовал роботы «Уран-6» в Пальмире, Алеппо и Дейр-эз-Зоре, очистив с их помощью свыше 50 га сирийской земли от мин, бомб-самоделок и неразорвавшихся снарядов.
Конечно, по соображениям секретности военные и промышленность не могут обо всем рассказать открыто. Например, об опыте использования в порту Тартуса автономных подводных комплексов для исследования морского дна и береговой охраны, а также поиска неразорвавшихся боеприпасов. По утверждению таллинской группы, в этой роли российские моряки используют комплекс «Галтель». Он может действовать на удалении до 100 км с автономностью 24 часа, используя достижения по линии искусственного интеллекта.
Есть моменты, где преимущества современных роботов очевидны. Одно из интересных практических применений – часовой, охраняющий периметр авиабазы или другого военного объекта. Можно, конечно, использовать и 14-тонный «Уран-9», но с задачей справятся и гораздо меньшие по размерам «Нерехта» или «Платформа-М».
Как известно, за восемь лет гражданской войны Сирийская арабская армия понесла большие потери в личном составе, она вынуждена размещать сохранившие боеспособность кадровые части на главных направлениях. Охрану же тыловых объектов приходится поручать плохо обученным новобранцам, народному ополчению и солдатам, выведенным на отдых с передовой. Они далеко не всегда проявляют бдительность и желание стоять насмерть в случае внезапной атаки хорошо подготовленной группы диверсантов или смертника на бронированном «шахид-мобиле». Да и на каждом метре периметра авиабазы часового не поставишь.
Эффективная охрана и защита тыловых объектов – известная, давняя проблема. Здесь на помощь приходят робототехнические комплексы. В отличие от ополченцев они на посту не спят и мате не распивают, а при встрече с сильным, мотивированным противником не разбегаются. Техническое зрение – гораздо острее и замыливанию не подвержено. Существенно реже, чем военнослужащим, им нужен отдых (заправка топливом, зарядка батарей и техобслуживание).
«Платформа-М» разработана ижевским НИТИ «Прогресс». Длина – чуть более полутора метров, ширина и высота – 1,2 м. Машина дистанционно управляется оператором на расстоянии до полутора километров и в случае необходимости может решать некоторые задачи самостоятельно. Может передвигаться со скоростью до 12 км/ч непрерывно в течение до 10 часов, ориентируясь по данным бортовых сенсоров и цифровой карте местности с нанесенными на нее ориентирами и поворотными пунктами. Вполне подходит для выполнения патрулирования периметра объекта или береговой черты.
При собственной массе 800 кг гусеничная машина несет полезную нагрузку до 300 кг. Вооруженный вариант имеет четыре РПГ-26 и 7,62-мм пулемет Калашникова. Этого достаточно, чтобы остановить «шахид-мобиль» и связать боем диверсионную группу противника. Машина также может оказать огневую поддержку своей пехоте, поразив как стационарные, так и движущиеся цели. Несет аппаратуру постановки дымовой завесы и мин, а при оборудовании тралом делает проходы в минном поле.
«Нерехта»
Сделанная в Коврове на Заводе им. Дегтярева, машина на метр длиннее и на полметра шире «Платформы-М». Впервые представленная в 2015 году, «Нерехта» демонстрировалась в движении со стрельбой на полигоне Алабино в ходе динамического показа вооружений и военной техники на МВТФ «АРМИЯ-2019». Гусеничная платформа весом в тонну может нести полтонны полезной нагрузки, разгоняясь до скорости 30–32 км/час. Оснащена дизель-электрической силовой установкой, реализующей режим малошумного движения (несколько десятков километров) с питанием электромотора от аккумуляторной батареи. Для подзарядки используется штатный дизель-генератор, на постовой службе – раз в сутки. Дистанция между оператором и боевым роботом не должна превышать трех километров. Машина обучена выполнять различные команды, в том числе расширенные типа «следуй за мной» и «движение по карте».
Для установки на универсальную платформу предлагается полтора десятка вариантов съемных модулей. Модуль артиллерийской разведки предназначен для обзора поля боя при помощи инфракрасной камеры и других электрооптических средств с передачей данных по защищенному каналу связи. Электроника защищена броневым корпусом, а сенсоры закреплены на подъемной мачте телескопического типа, в разложенном виде обеспечивающей обзор в дневных условиях до 5 км, ночных – на километр меньше.
Модульная архитектура позволяет создавать различные боевые варианты путем сменных боевых модулей. Один из них представляет полностью автономную вращающуюся башню с 12,7-мм пулеметом «Корд», 30-мм автоматическим гранатометом АГ-30М, видеокамерой, ИК сенсором и лазерным дальномером.
Машины комплекса «Нерехта» выполняются в различных вариантах, что обеспечивает высокую функциональность. Могут использоваться парами, взаимодействуя в рамках решения поставленной задачи, в том числе по огневому поражению выявленных целей. Сравнительные испытания на полигоне Алабино выявили преимущества «Нерехты» перед другими типами боевых роботов, что подвигло отдельных военачальников выделить именно ее в разряд перспективных.
Вместе с тем выявлены общие недостатки и направления по их устранению. Важная тема – повышение скрытности, надежности и качества каналов обмена информацией. Другие направления модернизации существующих роботизированных комплексов включают: повышение устойчивости к сильному электромагнитному воздействию и сохранение функциональности при сильном радиационном и химическом заражении местности. Машины должны сохранять полный функционал при действиях на территории атомной электростанции в случае аварии, а также на объектах, пораженных ядерным взрывом.
По мнению специалистов Центра обороны и безопасности, «автономность военных платформ и систем во всех измерениях вооруженной борьбы будет играть важную роль в ведущемся технологическом соревновании между Россией и НАТО». Интерес к данной проблематике со стороны таллинской группы исследователей, куда входят не только уроженцы Прибалтики, но и прикомандированные к ним англосаксонские специалисты, объясняется тем фактом, что в рамках разделения труда между государствами – членами блока НАТО Эстония и соседние страны Балтии привлечены к разработке логистических и боевых роботов. Среди важных составляющих работы – сбор и анализ информации всего того, что делается в России.
Второе – оценка влияния, оказываемое появлением на воинской службе солдат-роботов, не ведающих «страха, стресса и усталости», свойственных людям. Отказ от непосредственного управления с разрешением боевому роботу действовать автономно с использованием искусственного интеллекта снимает такие проблемы, как обеспечение постоянной и качественной двухсторонней связи в условиях противодействия противника. На этом поприще военные готовы предоставить роботам большую степень автономности.

Подпишитесь на нас Вконтакте

1075

Похожие новости
21 октября 2021, 23:40
14 октября 2021, 22:40
21 октября 2021, 23:40
14 октября 2021, 22:40
07 октября 2021, 23:20
07 октября 2021, 23:20

Новости партнеров