Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

"Клоака внезапно заговорила". Русский язык и недобрая традиция интеллигенции

Заседание "заговорившей клоаки"?


Пятого ноября в Екатерининском зале Кремля состоялось заседание Совета при президенте по русскому языку. Совет под руководством Владимира Владимировича собрался для того, чтобы и дальше неуклонно продвигать интересы русского языка и людей, говорящих на нем.




Вероятно, они уже знали, что наш язык обозвали клоачным, фашистским… Под крики, вопли и улюлюканье беснующихся толп «интеллигенции» они решились открыто продемонстрировать свою «нерукопожатность», за что им всем я говорю отдельное человеческое спасибо.

На всякий случай немного предыстории вопроса, поскольку само заседание Совета никак нельзя рассматривать вне контекста, в котором оно проходило. А контекст следующий: недавно Гасан Гусейнов, филолог, профессор Высшей школы экономики, публично назвал русский язык «клоачным» и «убогим». Точнее, не вообще русский язык, а современный русский язык, что, по мнению его защитников, автоматически дает ему индульгенцию и переводит его высказывание из разряда оскорблений в разряд критики.



Кампания в его защиту по своей массовости и накалу ничуть не уступает той волне возмущения, которую эти слова вызвали. В ней приняло участие много истинно «рукопожатных» наших сограждан, в том числе и его коллеги по ВШЭ. Один из них, Сергей Медведев, например, умудрился не согласиться со свои другом и коллегой Гасаном, но сделал это так, что русский язык оказался «фашистским», а не «клоачным», а всех, кто выразил своё возмущение произошедшим и вообще как-то вступился за родной язык, назвал «заговорившей клоакой».

За прошедшие годы оно институализировалось, оформилось в общественные организации, группы уполномоченных граждан (ветераны, верующие, казаки, офицеры, матери и др.) и механизмы по написанию доносов и писем в прокуратуру. Есть, конечно, фабрики ботов и блогеры на зарплате, которые сейчас работают по Гасану, но в целом эта речь самозарождается и возгоняется в коллективном теле, ей не нужны деньги и указания, она готова убивать за слова ради воспроизводства своего биологического, органического единства. Именно в этом, в фашистском принуждении к коллективной речи и заключается глубинная клоачность языка, которую вскрыл (возможно, сам того не желая), пост Гасана – клоака внезапно заговорила.




Давайте для начала кое-что для себя отметим. Во-первых, филолог и профессор так или иначе несет некоторую ответственность за текущее состояние языка, которым занимается и на котором разговаривает. Я бы как-то мог принять мысль о том, что у человека накипело и он просто в сердцах выразился, если бы на протяжении многих лет он открыто выражал свой протест состоянием дел в русском языке, проводил какие-то акции, боролся против того, что, по его мнению, делает русский язык «убогим и клоачным». Но нет, не слышал я о такой борьбе, человека все устраивало, работал (и работает!) на государство, которое сейчас оказывается во всем виновато, получает зарплату, львиная доля которой состоит из налогов, удержанных с представителей той самой «клоаки».

Я понимаю, конечно, что это очень соответствует традициям нашей «интеллигенции» — кланяться, благодарить хозяина, одновременно держа фигу в кармане. Но как-то не по-мужски, согласитесь? Ты уж уволься, уйди на частные хлеба, а потом и озвучивай своё частное мнение.

Во-вторых, возникают сомнения в профессиональной компетенции гражданина Гусейнова. Путать язык и устную речь – ошибка, от которой студентов филфака стараются отучить ещё на первом, кажется, курсе. Тем более что подразумевалась, как следует из объяснений, устная речь каких-то групп населения, то есть речь даже не о диалекте и не о профессиональном сленге.

Заслуженный русофоб России


Тем не менее, профессора успели окрестить борцом за чистоту русского языка, вспомнили о его «заслугах» перед великим и могучим. Причем среди защитников много людей известных и влиятельных. Либеральные СМИ тоже внесли свою скромную лепту. Вот как описала ситуацию, например, «Новая газета»:
29 октября известный филолог, профессор Гасан Гусейнов написал у себя в «Фейсбуке» заметку о том, что в России не всегда умеют пользоваться богатствами русского языка.


Миленько, правда? Известный филолог, профессор, сказал очень хорошую и важную вещь. А на него, понимаешь, накинулась «заговорившая клоака»!..


Я так подробно остановился на этом случае не потому, что мне это нравится или интересно. Более того, я полностью разделяю мнение одного из своих знакомых, сказавшего примерно следующее: «Совсем эти филологи языка не чувствуют. Вот назвал бы он русский язык, предположим, «дерьмовым», так было бы за что ему морду набить. А тут «клоачный» — просто смыть в унитаз этого профессора с его мнением, да и не вспоминать больше никогда».

Но увы, вспоминать придется. Хотя бы потому, что это профессура, которая обучает нашу молодежь. И когда один называет наш язык «клоачным», а второй, из того же образовательного учреждения (простите, язык не поворачивается назвать это университетом), его друг и коллега, называет «фашистским», пускаясь в пространные рассуждения про российскую агрессию против Украины, начинаешь задумываться о том, чему учат в этой «Высшей школе».

Вообще же, участникам Совета при президенте по русскому языку, в том числе и самому президенту, следует понять одну вещь: если не реагировать на подобные выпады, то однажды на этом совете будут заседать как раз упомянутые Гасанов с Медведевым. Ну а что, видные же деятели, про русский язык так искренне рассуждают, видно, что озабочены проблемой, переживают…

Дайте денег, Владимир Владимирович!


Теперь немного о самом Совете. Первое, что лично мне бросилось в глаза, это нацеленность многих его участников на решение какой-то одной, часто узковедомственной проблемы. «Дайте денег, Владимир Владимирович!» Это, пожалуй, было лейтмотивом как минимум всей первой трети заседания. Дайте денег на программу, на словарь, на музей, на юбилей Пушкина, на…


Фото: kremlin.ru


Это как-то режет взгляд, когда знакомишься со стенограммой заседания. Нет, не рискну спорить – в большинстве случаев задачи и цели правильные, грех на это денег не дать. Тут другое важно, а именно то, что нет в стране системной работы, если с каждым важным проектом надо идти к самому президенту. Владимир Владимирович, у вас министры есть? Они не могут решить эти вопросы без вашего личного участия? Так намыльте им, извиняюсь за свой русский, шеи! Может, тогда такие вопросы будут решаться системно, без вашего лично участия, а подобные Советы из сборища ходоков, пришедших с челобитной к царю, превратятся наконец в отчеты об успехах?

Ещё один важный момент, озвученный в самом начале самим президентом. Так сказать, целеполагание:
В этих условиях перед нами стоят две равновеликие задачи. Первая – это обеспечить достойный уровень знаний, общей грамотности граждан России и тем самым глобальную конкурентоспособность, притягательность русского языка как современного, живого, динамично развивающегося средства общения. Вторая – реализовать действенную систему поддержки русской языковой среды за рубежом в информационной, в образовательной, в гуманитарной сферах.


Вы уж простите, Владимир Владимирович, что я опять свои «пять копеек» вставляю, но кто сказал, что это задачи «равновеликие»? Вот мне, например, так не кажется: пусть Африка вообще ни одного русского слова не знает, мы это как-нибудь переживем. Это, Владимир Владимирович, факт из разряда мелких неприятностей, не более. А вот грамотность граждан России — задача настолько важная, что трудно даже и придумать, что могло бы с ней сравниться.

И пусть меня в какой-то части можно оспорить, кому-то очень важно, чтобы в племени мумба-юмба было два-три учителя русской словесности, но все-таки в остальном, я думаю, меня поддержит 99% россиян: это даже близко не равновеликие задачи.

Правда, есть исключение: русские люди на территории Украины. Тут соглашусь: важно, крайне важно добиться того, чтобы они могли свободно разговаривать на своем родном языке. Правда, я заметил у вас одну оговорку, за которую вам сердечное спасибо:
Что касается тех объектов, которые находятся за границей – к сожалению, сегодня за границей, в Молдавии, – с властями переговорим.


Может, начать работать?


На совете много говорили об учителях русского, которых мало. Их мало готовят, ещё меньше их идёт работать в школы, а многие, поработав, сбегают оттуда. Не рискну давать никаких советов по тарифным сеткам и учебной нагрузке – тут я вряд ли скажу что-то умное. Но один хороший совет у меня все-таки есть…

Вы, Владимир Владимирович, говорите, что зарплата учителя должна быть на уровне средней по региону, не меньше. И многие радостно улыбаются при этом – надо же, какое счастье вот-вот привалит. Многим оно уже «привалило», кстати, только что-то они не рады – более-менее нормально учитель может заработать только кратно увеличив преподавательскую нагрузку. А это, представьте себе, тяжело…

Так вот, Владимир Владимирович, есть мнение, что зарплата учителя должна быть выше средней по региону или средней по промышленности. Да, представьте себе – выше. Именно потому, что «Сегодня – дети, завтра — народ!» Пытаясь сэкономить на учителях, мы экономим на детях, на будущем нашего народа, а это никуда не годится.

Вы спросите, где деньги? А это очень просто: если сократить миллион-полтора наших чиновников, мы этого даже не почувствуем. А вот бюджеты всех уровней немедленно ощутят, поскольку чиновники у нас зарабатывают «достойно», на дефицит чиновников ещё ни один регион не жаловался. И вот тут появится такое окно возможностей, что просто дух захватывает: и зарплату учителям можно будет повысить, и очередь из вчерашних чиновников в школы выстроится, на преподавательскую работу конкурсы будут. У многих из них, кстати, профильное высшее образование, многие ведь из школ в разные «префектуры» поуходили.


Фото: kremlin.ru


Я прекрасно понимаю, конечно, что на местных уровнях часто творится бардак, что любое распоряжение могут извратить, переврать, просто не выполнить. И я даже рад, что вы наконец выразили озабоченность таким состоянием дел:
Я ещё раз хочу обратить Ваше внимание на то, что у нас по Конституции, к сожалению, муниципальный уровень власти отделён от государства. Мы взяли на себя обязательства международные, но как-то уж больно рьяно начали их исполнять и такую норму заложили в Основной закон страны. На практике это означает, что первичный уровень здравоохранения, в том числе на селе, оказался фактически отрезанным от областного, краевого и федерального. То же самое абсолютно в образовании происходит. Во всяком случае, так на практике всё сложилось. А там, как правило, и денег не хватает ни на то, ни на другое, ни на третье. Или, может быть, и хватает, но тратят на другие цели.


Но и полномочий у вас, уважаемый Владимир Владимирович, вполне достаточно, чтобы эту проблему вообще таковой не считать. Госдума, которую некоторые недоброжелатели иногда величают вашим «принтером», с удовольствием примет нужные поправки к Конституции. Так что самое время засучить рукава и начать работать.
Виктор Кузовков

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

338

Похожие новости
04 декабря 2019, 08:20
04 декабря 2019, 16:20
03 декабря 2019, 04:40
04 декабря 2019, 16:20
02 декабря 2019, 06:40
02 декабря 2019, 12:20

Новости партнеров