Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

ПВО Республики Корея. Радиолокационные средства контроля воздушного пространства и ракетные комплексы объектовой ПВО и ПРО


Прежде чем начать обзор системы противовоздушной обороны Южной Кореи, хочу рассказать, как возникла идея сделать публикацию на эту тему. В очередной раз убеждаюсь, что комментарии некоторых посетителей «Военного обозрения» являются неисчерпаемым источником вдохновения. В прошлом после категоричных утверждений весьма «патриотичного» жителя братской Белоруссии, заявлявшего, что в Турции до закупки российских ЗРС С-400 не было собственной системы противовоздушной обороны, я сделал обзор из нескольких частей по истории развития и состоянию ПВО Турецкой Республики.



Впрочем, этот товарищ, когда ему сообщили, что специально для него написана статья, заявил буквально следующее:

Да уж спасибо — вас, как автора, уже точно читать не буду.

Ну и ещё я попутно узнал, что мои публикации «русофобские», а сам я живу в Хайфе.

Недавно в разделе «Новости» в публикации «На Западе отмечают полную оцифрованность ЗРК С-350 «Витязь» другой комментатор написал:

Почему американские базы в РК защищают KM-SAM разработки «Алмаз-Антея»?

Вот после такого очередного образца российской «патриотической» мысли и родилась идея сделать обзор о системе ПВО Республики Корея и рассмотреть, как и чем прикрыты американские базы на территории этой страны. Понятно, что «патриоты», скорее всего, останутся при своём мнении, в раздел «Вооружение» они заглядывают редко. Но хочется надеяться, что значительной части читателей всё же будет интересно, как построена система ПВО и ПРО Республики Корея, какие объекты прикрывают и где развёрнуты ЗРК KM-SAM.

С середины прошлого века Сеул является ближайшим союзником Вашингтона, на территории РК дислоцирован крупный американский воинский контингент и между странами ведётся тесное оборонное сотрудничество. До середины 1980-х годов южнокорейская армия была практически полностью оснащена оружием американского производства или выпускаемым по американским лицензиям на национальных предприятиях. Развитие высокотехнологичных отраслей промышленности: машиностроения, авиастроения и электроники позволило перейти к созданию и производству собственных образцов военной техники и вооружения. В то же время правительство РК регулярно закупает отдельные виды продукции оборонного назначения за рубежом, но при этом США продолжают оставаться главным партнёром в военно-техническом сотрудничестве. Республика Корея при относительно небольшой площади страны входит в десятку стран с самым высоким оборонным бюджетом. В 2019 году на военные нужды было израсходовано около $ 44 млрд., что даёт возможность оснащать вооруженные силы самым современным и высокотехнологичным оружием.

Южнокорейские радиотехнические и зенитные ракетные войска входят в состав ВВС. Помимо ЗРК большой и средней дальности, предназначенных для обеспечения объектовой ПВО и ПРО, в сухопутных войсках РК имеются зенитные ракетные комплексы малой дальности и скорострельные малокалиберные зенитные артиллерийские установки. Существенный вклад в обеспечение противовоздушной обороны прибрежных районов вносят южнокорейские эсминцы УРО.

Радиолокационные средства контроля воздушного пространства Республики Корея


В настоящее время территория южнее 38-й параллели весьма плотно контролируется средствами радиолокационного контроля. В данный момент в Южной Корее функционирует 18 постоянно действующих радиолокационных постов. Четыре стационарных поста расположены на расстоянии менее 20 км от линии разграничения с КНДР, то есть в зоне досягаемости северокорейской дальнобойной артиллерии.


Схема размещения радиолокационных постов в Республике Корея

На представленной схеме видно, что более половины радаров находятся в районах, граничащих с КНДР. Радиолокаторы, размещённые на побережье и островах, также контролируют часть территории КНР и Японии.


Спутниковый снимок Goоgle Earth: радиолокационный пост на острове Пэннёндо

Большая часть стационарных радиолокационных постов с РЛС большой мощности расположена на естественных возвышенностях, хорошо оборудована в инженерном отношении и приспособлена для длительного несения боевого дежурства.


Спутниковый снимок Goоgle Earth: радиолокационный пост на острове Чеджудо

Согласно информации, опубликованной в открытых источниках, в распоряжении Командования радиотехнических войск, организационно подчинённого военно-воздушным силам, имеется до 25 РЛС средней и большой дальности. На Командование радиотехнических войск возложена задача руководства подчиненными силами и средствами, призванными обеспечивать постоянный контроль воздушного пространства над территорией страны и прилегающими морскими акваториями, а также осуществлять обнаружение, опознавание и сопровождение аэродинамических и баллистических целей, наведение на них истребителей или выдачу целеуказаний наземным средствам поражения. В подчинении командования находятся две группы контроля и управления, две радиотехнические бригады контроля воздушного пространства и отдельная эскадрилья самолетов ДРЛО. С учётом площади Южной Кореи даже при выходе из строя 2/3 имеющихся радиолокаторов оставшиеся гарантируют наличие сплошного радиолокационного поля над всей территорией страны и обеспечат контроль южных районов КНДР и морской акватории на дальности 150-200 км.

Основная часть радиолокаторов, осуществляющих постоянный контроль воздушного пространства РК и прилегающих территорий, – это новые, отвечающие современным требованиям станции. Впрочем, есть и исключения: до недавнего времени в работе находились РЛС AN / MPQ-43, построенные в середине 1960-х и поставленные в Южную Корею вместе с американскими ЗРК большой дальности MIM-14 Nike-Hercules. Примерно 15 стационарных радиолокационных постов оснащены радиолокаторами FPS-303K производства компании LG Precision. Радиолокаторы FPS-303K с 2012 года заменяют произведенные в США в годы «холодной войны» радары AN / TPS-43.


Антенный пост РЛС FPS-303K

РЛС FPS-303K с АФАР устанавливается стационарно под радиопрозрачным куполом, защищающим от неблагоприятных метеорологических факторов. Согласно информации, опубликованной на сайте компании-производителя, трёхкоординатный радиолокатор может функционировать в автоматическом режиме, передавая данные о воздушных целях напрямую на командный пункт ПВО. РЛС FPS-303K работает в частотном диапазоне 2-3 ГГц и при расположении на возвышенности способна обнаружить истребитель типа МиГ-21, летящий на малой высоте, на дальности 100 км. Максимальная дальность обнаружения средневысотных целей превышает 200 км.

Также на территории РК функционирует четыре РЛС AN/TPS-63. Этот радар работает в частотном диапазоне 1,25-1,35 ГГц, его инструментальная дальность составляет 370 км.


РЛС AN/TPS-63 на позиции

В отличие от стационарного FPS-303K, радиолокатор AN/TPS-63, произведённый компанией Northrop Grumman, может быть перебазирован в разумные сроки и использован для ликвидации «дыр» в радиолокационном поле.

Республика Корея входит в элитный клуб стран, имеющих самолёты дальнего радиолокационного дозора. В составе ВВС имеется четыре самолёта ДРЛО Boeing 737 AEW&C(Е-7А). Этот самолёт был изначально создан по заказу Австралии на базе пассажирского Boeing 737-700ER и по своим возможностям является промежуточным вариантом между Е-3 Sentry (E-767) и Е-2 Hawkeye. Использование в качестве базы относительно недорогого авиалайнера Boeing 737 и более компактной, хотя и не столь производительной и дальнобойной РЛС, сделало самолёт ДРЛО намного дешевле.

Основой радиолокационного комплекса Boeing 737 AEW & C (Е-737) является РЛС АФАР с электронным сканированием луча. В отличие от американского Е-3 и японского E-767, на самолёте используется многофункциональная РЛС MESA с неподвижной антенной и лазерная система защиты от ракет с ИК ГСН AN/AAQ-24 корпорации Northrop Grumman. Аппаратура связи и радиотехнической разведки разработана израильской компанией EIta Electronics.


Южнокорейский самолёт ДРОЛО Е-737

Чтобы обеспечить поле зрения 360 °, на самолёте используются четыре отдельные антенны: две большие по оси самолёта и две малые, смотрящие вперёд и назад. Большие антенны способны просматривать сектор 130 ° сбоку от самолёта, а антенны меньшей площади контролируют сектора 50 ° в носовой и хвостовой частях. Радиолокационная система работает в частотном диапазоне 1-2 ГГц, имеет дальность 370 км и способна отслеживать одновременно 180 воздушных целей, в автоматизированном режиме сбрасывать информацию на наземные командные пункты и наводить на них перехватчики. Интегрированная система радиотехнической разведки засекает источники радиоизлучения на дальности более 500 км.


Рабочие места операторов Е-737

Самолёт с максимальным взлётным весом немногим более 77000 кг способен развить максимальную скорость 900 км/ч и осуществлять патрулирование в течение 9 часов со скоростью 750 м/ч на высоте до 12 км. Экипаж 6-10 человек, из них 2 пилота.

7 ноября 2006 года корпорация Boeing получила контракт на $ 1,6 млрд. с Южной Кореей на поставку четырёх самолетов Е-737 в 2012 году. В конкурсе также участвовала израильская компания IAI Elta со своим самолетом ДРЛО на базе бизнесджета Gulfstream G550. Впрочем, стоит понимать, что обороноспособность Республики Корея очень сильно зависит от США, имеющих в этой стране крупный воинский контингент и ряд военных баз. В этих условиях, даже если израильтяне предложили более удачную машину на более выгодных условиях, победить им было очень сложно.


Спутниковый снимок Googlе Earth: самолёты Е-737 на авиабазе Кимхэ

Первый самолёт для южнокорейских ВВС был доставлен на авиабазу Кимхэ под Пусаном 13 декабря 2011 года. После прохождения полугодичного испытательного цикла и устранения недостатков его официально признали годным к несению боевого дежурства. Последний четвёртый самолёт поставлен 24 октября 2012 года. Таким образом, с момента заключения контракта на поставку современных самолётов ДРЛО до его полного выполнения прошло менее 6 лет.

В настоящее время южнокорейские Е-737 осуществляют регулярное патрулирование вдоль границ с КНДР, а также ведут разведку воздушных и надводных целей и выявляют местоположение сухопутных и корабельных радиолокаторов в ходе полётов над Желтым и Восточно-Китайским морями.


Южнокорейский самолёт ДРЛО Е-737 в сопровождении истребителя F-15К

Практически ежедневно в воздух поднимается как минимум один самолёт. В ходе полётов над районами, в которых существует риск перехвата самолёта ДРЛО истребительной авиацией потенциального противника, его сопровождают тяжелые южнокорейские истребители F-15К.

Противовоздушные и противоракетные системы средней и большой дальности, развёрнутые на территории Республики Корея


Непосредственное боевое управление действиями зенитных ракетных батарей осуществляется с центрального командного пункта ВВС и ПВО, расположенного на авиабазе Осан. На Командование противовоздушной обороны в основном возложены функции административного руководства зенитными ракетными частями и их материально-техническое снабжение. В настоящее время в составе объединенных ВВС и ПВО Республики Корея имеются три зенитные ракетные бригады, оснащённых комплексами: MIM-104D Patriot (PAC-2/GEM), MIM-23В I-Hawk, Cheolmae-2 (KM-SAM). Для прикрытия позиций ЗРК средней и большой дальности, а также радиолокационных постов от средств воздушного нападения, действующих на малых высотах, используются комплексы малой дальности KP-SAM Shin-Gung и Mistral, а также буксируемые зенитные артиллерийские установки 20-мм КM167А3 Vulcan и 35-мм GDF-003.

Основной задачей зенитных ракетных бригад является прикрытие во взаимодействии с истребительной авиацией наиболее важных политико-административных и военно-промышленных центров страны, к которым в первую очередь относится столичный регион. Бригады имеют смешанный состав, включают дивизионы ЗРК средней, большой и малой дальности.

В прошлом заметную роль в обеспечении противовоздушной обороны территории Южной Кореи играли ЗРК большой дальности MIM-14 Nike-Hercules. Первые стационарные позиции «Найк-Геркулес» появились в Корее в конце 1960-х, после того как массовое развёртывание советских МБР обесценило многочисленные ЗРК, являвшиеся составной частью ПВО североамериканского континента. Подробнее об этом можно почитать здесь: "Как советские МБР ликвидировали американские ЗРК".


Учебно-тренировочный пуск ракеты MIM-14В в 1974 году

ЗРК «Найк-Геркулес» американского производства включал в себя громоздкие радары обнаружения и сопровождения воздушных целей, массивные пусковые установки с гидравлическими подъёмниками и фактически являлся стационарным. Его перебазирование связано с большими трудностями и занимало много времени. Всего в Южной Корее было развёрнуто пять батарей MIM-14 Nike-Hercules, которые контролировали практически всю территорию страны и значительную часть воздушного пространства КНДР. В составе батареи «Найк-Геркулес» имелись собственные радиолокационные средства и две стартовые площадки по четыре пусковых установки.


Схема расположения в Южной Корее ЗРК MIM-14 Nike-Hercules и их зоны поражения по состоянию на 2009 год

В составе ЗРК «Найк-Геркулес» использовалась твердотопливная ЗУР со стартовой массой около 4860 кг и длиной 12 м, он имел паспортную дальность поражения воздушных целей до 130 км при досягаемости по высоте 30 км. Минимальная дальность и высота поражения цели, летящей со скоростью до 800 м/с, составляют 13 и 1,5 км соответственно.


Зенитная ракета MIM-14 в экспозиции южнокорейского музея

Однако на практике весьма крупная зенитная ракета с радиокомандной системой наведения с достаточно высокой вероятностью при отсутствии организованных помех могла уничтожить воздушную цель типа Ил-28, летящую с дозвуковой скоростью на средней высоте на дальности не более 70 км. На большей дальности «Найк-Геркулес» был способен бороться с такими крупными и маломаневренными самолётами, как Ту-16 и Ту-95. Это связано с тем, что радиокомандная схема наведения в случае большого удаления от РЛС сопровождения давала большую погрешность. Возможности комплекса по поражению низколетящих целей были недостаточны.

Южная Корея была в 21 веке одной из немногих стран, где ЗРК MIM-14 Nike-Hercules несли боевое дежурство. Поддержание в рабочем состоянии аппаратной части ЗРК, первая модификация которого поступила на вооружение в 1958 году, на завершающем этапе жизненного цикла, была связана с большими трудностями. Хотя модификация MIM-14В/С Nike-Hercules, известная также как «Усовершенствованный Геркулес», по сравнению с первым чисто стационарным прототипом имела улучшенные служебно-эксплуатационные и боевые характеристики, в аппаратной части комплексов, развёрнутых в Южной Корее, была велика доля электровакуумных приборов. Это отрицательно сказывалось на надёжности, увеличивало стоимость эксплуатации и энергопотребление. Кроме того, «Найк-Геркулес» был одноканальным и не мог одновременно обстреливать несколько целей. По уровню помехозащищённости ЗРК, спроектированный в 1950-е годы, уже не удовлетворял современным требованиям.


Спутниковый снимок Googlе Earth: позиция ЗРК MIM-14 Nike-Hercules в окрестностях международного аэропорта Инчхон, снимок сделан в октябре 2013 года, незадолго до вывода комплекса из эксплуатации

Служба «Найк-Геркулес» в Республике Корея продолжалась до 2013 года. Однако с учётом значительного количества баллистических ракет малой дальности в Северной Корее командование южнокорейской армии решило не утилизировать устаревшие ЗУР, а переделать их в оперативно-тактические ракеты, получившие название Hyunmoo-1 (переводится как «Хранитель северного неба»). Первый испытательный пуск на дальность 180 км состоялся в 1986 году. Переделка списанных зенитных ракет MIM-14 в ОТР началась в середине 1990-х годов. Доработанный вариант этой баллистической ракеты с инерциальной системой наведения способен доставить боевую часть массой 500 кг на дальность около 200 км. Для запуска баллистических ракет могут использоваться как штатные пусковые установки ЗРК «Найк-Геркулес», так и специально созданные буксируемые пусковые.

Ещё одним «динозавром» холодной войны, до сих пор несущим боевое дежурство в Южной Корее, является ЗРК MIM-23В I-Hawk. Эксплуатация противовоздушных комплексов семейства «Хок», поставленных в рамках американской военной помощи, в вооруженных силах Республики Корея началась ещё во в начале 1970-х. Первые маловысотные ЗРК, принадлежащие американской армии, были развёрнуты на Корейском полуострове в середине 1960-х.


Пусковая установка ЗРК «Хок» 38-й бригады ПВО армии США

В 1980-1990-е годы на юге Кореи имелось более 30 позиций ЗРК «Хок» южнокорейской и американской армии. В конце 1990-х американские ЗРК «Усовершенствованный Хок» были выведены из эксплуатации, и в настоящее время в Корее развернуты модернизированные маловысотные комплексы MIM-23В I-Hawk, принадлежащие ВВС РК. В начале 21 века на стационарных позициях в Южной Корее имелось более 20 батарей MIM-23В I-Hawk. В настоящее время в строю осталось восемь южнокорейских батарей, развёрнутых в южной части страны.


Схема расположения и зоны поражения MIM-23В I-Hawk на территории Южной Кореи по состоянию на 2009 год

Южнокорейские ЗРК «Усовершенствованный Хок» в начале 1990-х годов прошли программу модернизации и обеспечивают поражение воздушных целей на дальности от 1 до 40 км и высоте от 0,03 до 18 км в условиях сложной помеховой обстановки. Каждая батарея подключена к централизованной автоматизированной системе оповещения о воздушной обстановке, но в случае необходимости способна действовать автономно.


Пусковая установка и радиолокационные элементы ЗРК MIM-23 Hawk

В зенитно-ракетной батарее имеется: командный пункт, РЛС AN/MPQ-62, импульсная РЛС AN/MPQ-64 и два огневых взвода, подразделение технического обеспечения с транспортно-заряжающими машинами и другим вспомогательным оборудованием. Огневой взвод состоит из РЛС подсвета цели AN/MPQ-61 и трех пусковых установок с тремя ЗУР на каждой.


Спутниковый снимок Googlе Earth: позиция ЗРК MIM-23В I-Hawk в окрестностях Улсана

Все сохранившиеся до настоящего времени в РК ЗРК MIM-23В I-Hawk развёрнуты на возвышенностях, что позволяет им эффективнее бороться с маловысотными воздушными целями. В прошлом во время учений подразделения ПВО РК регулярно отрабатывали переброску и развёртывание маловысотных мобильных комплексов на запасных позициях.


Снимок Google earth: ЗРК MIM-23В I-Hawk на запасной позиции в районе Кенги

В настоящее время южнокорейские комплексы «Усовершенствованный Хок» близки к полной выработке ресурса и будут выведены из эксплуатации в течение ближайших нескольких лет.

После того как в Северной Корее в конце 1980-х годов был создан собственный аналог советской оперативно-тактической ракеты Р-17, встал вопрос о защите важных военных и гражданских объектов, расположенных на территории Республики Корея от ракетных ударов.


Позиция американского ЗРК «Пэтриот» в Южной Корее

В середине 1990-х руководство Министерства обороны США приняло решение для прикрытия американских авиабаз Осан и Кунсан, где базируются боевые самолёты 8-го истребительного авиаполка и 51-го истребительного авиаполка, развернуть ЗРК Patriot PAC-2. В настоящее время военные базы США прикрыты комплексами Patriot PAC-3, которые обладают более высокими противоракетными возможностями.


Схема расположения и зоны поражения американских ЗРК ЗРК Patriot PAC-2/3 на территории Южной Кореи по состоянию на 2009 год

В настоящее время четыре батареи 35-й бригады ПВО армии США развёрнуты на американских авиабазах Осан, Кунсан и на южнокорейской авиабазе Сувон. В прошлом одна американская батарея Patriot PAC-2 была дислоцирована на корейской авиабазе Кванджу. Американские ЗРК «Пэтриот» в первую очередь предназначены для защиты военных объектов США, расположенных на территории Южной Кореи.


Спутниковый снимок Googlе Earth: позиция ЗРК Patriot PAC-3 на авиабазе Осанн

В составе зенитного дивизиона может быть до шести огневых батарей. Батарея «Пэтриот» включает в себя: пункт батареи AN/MSQ-104, многофункциональную РЛС AN/MPQ-53 (для PAC-2) или AN/MPQ-65 (для PAC-3), до восьми самоходных или буксируемых пусковых установок с четырьмя ЗУР MIM-104 C/D/E на каждой, источники энергоснабжения AN/MJQ-20, средства связи и антенно-мачтовые устройства, транспортно-заряжающие машины, мобильный пункт технического обслуживания, тягачи и транспортные машины.


Максимальная дальность поражения аэродинамических целей превышает 80 км, баллистических целей – 20 км. Максимальная высота поражения аэродинамических целей – до 25 км, баллистических – до 20 км.

В середине 1990-х годов руководство МО РК инициировало программу создания собственного ЗРК SAM-X, который должен был заменить устаревшие «Найк-Геркулес». Однако в связи с техническими и финансовыми трудностями южнокорейский зенитный ракетный комплекс не вышел из стадии проектирования. В связи с необходимостью замены выработавшего свой ресурс ЗРК MIM-14 Nike-Hercules в 2007 году правительство РК приняло решение приобрести в ФРГ восемь батарей MIM-104D Patriot PAC-2/GEM. В 2008 году бывшие немецкие зенитные ракетные комплексы прибыли в учебный центр ПВО недалеко от города Дэгу, где осуществлялась подготовка корейских расчётов.


Учебно-тренировочный пуск зенитной ракеты MIM-104D южнокорейского комплекса Patriot PAC-2/GEM

В 2015 году стало известно, что американская корпорация Raytheon получила контракт стоимостью $769,4 млн. на доведение южнокорейских ЗРК «Пэтриот» до уровня РАС-3. Сообщается, что в результате модернизации купленных в Германии Patriot PAC-2 GEM существенно возрастут их противоракетные возможности. Уже сейчас ЗРК «Пэтриот» являются частью создаваемой в Южной Корее национальной системы противовоздушной и противоракетной обороны Korea Air and Missile Defense System (KAMD).


В данный момент противовоздушные комплексы «Пэтриот» дислоцированы в северных и центральных районах Республики Корея. С учётом ограниченной дальности перехвата баллистических оперативно-тактических ракет ЗРК развёрнуты в окрестностях крупных южнокорейских военных баз и важных административно-промышленных центров. Например, к югу от центра Сеула в настоящее время размещены три батареи. Для части ЗРК «Пэтриот» использованы бывшие позиции ЗРК «Хок».


Спутниковый снимок Google Earth: позиция ЗРК MIM-104D Patriot в окрестностях Сеула

Ещё одним современным зенитным ракетным комплексом, несущим боевое дежурство на территории Республика Корея, является Cheolmae-2, известный также как KM-SAM. Разработка этого комплекса началась в 2001 году, её совместно вели российский концерн ВКО «Алмаз-Антей» и машиностроительное конструкторское бюро «Факел» в сотрудничестве с южнокорейскими компаниями Samsung Techwin, LIG Nex1 и Doosan DST. Заказчиком выступало правительственное южнокорейское Агентство оборонных разработок.


Элементы ЗРК Cheolmae-2

Батарея ЗРК Cheolmae-2 состоит из радара, мобильного командного пункта и 4-6 самоходных пусковых установок на шасси грузового автомобиля повышенной проходимости. На каждой СПУ имеется восемь ракет-перехватчиков, размещённых в транспортно-пусковых контейнерах.

Мобильная многофункциональная трехкоординатная РЛС обеспечивает одновременное сопровождение десятков целей и обстрел нескольких из них, а также передачу информации о целях и необходимые команды на ракету непосредственно перед пуском и в ходе ее полета.


Многофункциональная РЛС ЗРК Cheolmae-2

Радар с активной фазированной антенной решеткой, вращающейся со скоростью 40 об/мин, работает в X-диапазоне и обеспечивает обзор воздушного пространства в секторе до 80 ° по вертикали.


Зенитная ракета, используемая в составе ЗРК Cheolmae-2

Согласно сведениям, опубликованным в открытых источниках, зенитная ракета для южнокорейского ЗРК Cheolmae-2 создана на основе ЗУР 9М96 разработки МКБ «Факел». ЗУР корейского производства оснащена комбинированной системой наведения: командно-инерциальной на начальном и среднем участках траектории полета и активной радиолокационной – на конечном. Ракета длиной 4,61 м, диаметром 0,275 м и массой 400 кг может выполнять маневры с перегрузкой до 50g. Радиус действия — до 40 км, высота — до 20 км. Сообщается, что ЗРК Cheolmae-2 обладает противоракетными возможностями. Но абсолютно очевидно, что эффективность комплекса с относительно небольшой дальностью стрельбы при использовании против баллистических ракет будет сильно уступать более дальнобойным системам.

Все элементы ЗРК Cheolmae-2 серийно производятся в Южной Корее с 2015 года. Массовое развёртывание противовоздушных комплексов этого типа началось в 2017 году.


Спутниковый снимок Google Earth: позиция ЗРК Cheolmae-2 в районе Чхунчона

По состоянию на 2019 год в Южной Корее было развёрнуто 10 батарей Cheolmae-2. Все они расположены на естественных возвышенностях, на бывших позициях ЗРК «Усовершенствованный Хок». Однако известны две позиции, на которых рядом размещены элементы ЗРК Cheolmae-2 и MIM-23В I-Hawk.


Спутниковый снимок Google Earth: позиция ЗРК Cheolmae-2 и MIM-23В I-Hawk в районе Кимпхо

На представленной ниже схеме видно, что новые противовоздушные комплексы Cheolmae-2 развёрнуты в районах, граничащих с Северной Кореей. В случае вооруженного конфликта с КНДР они должны стать барьером на пути безнадёжно устаревших в своей основной массе, но от этого не менее опасных северокорейских боевых самолётов.


Схема расположения ЗРК Cheolmae-2 на территории Республики Корея

Некоторые батареи Cheolmae-2 расположены на удалении менее 30 км от границы с КНДР. Таким образом, с учётом координат точек развёртывания и дальности стрельбы утверждение, что ЗРК Cheolmae-2 прикрывают американские базы, находящиеся в центральной части страны, абсолютно не соответствует действительности. Хотя между Республикой Корея и Соединенными Штатами поддерживаются тесные союзнические отношения, понятно, что зенитные комплексы РК и США будут в первую очередь противодействовать аэродинамическим и баллистическим целям, нацеленным на собственные объекты.

Заметную роль в противовоздушной обороне прибрежных районов играют южнокорейские ракетные эсминцы, в составе вооружения которых имеются ЗУР средней дальности. Всего в ВМС РК насчитывается 12 эсминцев УРО, самыми современными из которых являются три корабля типа «Король Седжон» (KDX-III).


Южнокорейский эсминец «Король Седжон» (DDG-991)

Эсминцы типа «Король Седжон» являются аналогом американских эсминцев УРО типа «Арли Бёрк». Они оснащёны американской БИУС Aegis и многофункциональным радаром AN / SPY-1D. Первый эсминец был введён в строй в декабре 2008 года, второй – в августе 2010 года, третий – в августе 2012 года.


Спутниковый снимок Google Earth: эсминец типа «Король Седжон» на якорной стоянке в акватории военно-морской базы Пусан

Помимо другого вооружения, на каждом эсминце имеется 80 ячеек Mk 41VLS, в которых размещены ЗУР SM-2 Block III с максимальной дальностью поражения воздушных целей 160 км и досягаемостью по высоте более 20 км.

Противоракетная оборона Республики Корея


Иностранные эксперты считают, что по состоянию на 2020 год в КНДР может иметься более 30 ядерных зарядов. В распоряжении Пхеньяна имеется несколько сотен оперативно-тактических ракет. Также в Северной Корее созданы и успешно испытаны БРСД, БРПЛ и МБР. Эти ракеты, помимо осколочно-фугасных боевых частей, могут быть оснащены кассетными, химическими и ядерными боеголовками, что представляет большую опасность для американских военных баз, а также гражданских и оборонных южнокорейских объектов. Хотя ввиду значительного кругового вероятного отклонения северокорейские ракеты непригодны для поражения точечных целей, в случае их массового применения и снаряжения неконвенционными боевыми частями материальные и людские потери Южной Кореи могут быть очень велики. Так, при массированной атаке Сеула оперативно-тактическими ракетами «Хвасон-6» и «Нодон-1/2», несущими боеголовки, снаряженные стойкими нервно-паралитическими отравляющими веществами «Зоман» и «VX», число пораженных может достигать сотен тысяч человек, а материальный ущерб — миллиардов долларов.

Понятно, что военно-политическое руководство РК вынуждено считаться с такой угрозой. Но создание национальной противоракетной системы обороны является очень затратной программой, и сейчас только ведутся опытно-конструкторские разработки по созданию южнокорейских систем ПРО. Модернизация части закупленных в ФРГ ЗРК Patriot PAC-2 GEM до уровня РАС-3 позволяет с достаточно высокой долей вероятности перехватывать лишь одиночные ОТР и не обеспечивает защиты в случае их массированного применения. Ситуация усугубляется тем, что штатные радиолокационные средства ЗРК «Пэтриот» имеют ограниченные возможности по обнаружению атакующих баллистических ракет.

Для своевременного оповещения о ракетной атаке в 2012 году Республика Корея закупила у Израиля два радара типа РЛС EL/M-2080 «Green Pine». Контракт стоимостью около $280 млн., помимо самих радаров, включал в себя поставку запчастей и расходных материалов, вспомогательного оборудования, а также обучение персонала.


Антенный пост РЛС EL/M-2080 Green Pine

РЛС EL/M-2080 Green Pine с АФАР производится израильской компанией ELTA Systems с 1995 года. Радиолокационная станция, функционирующая в частотном диапазоне от 500 до 2000 МГц, способна обнаружить цель на дальности до 500 км и может работать одновременно в режимах поиска, обнаружения, сопровождения и наведения противоракеты. Станция в заданном секторе обнаружения на фоне помех отслеживает более 30 целей, летящих со скоростью более 3000 м / с.


Спутниковый снимок Google Earth: РЛС EL/M-2080 к юго-западу от Чинхона

Радиолокаторы EL/M-2080 были размещены стационарно на вершинах гор в центральной части страны в окрестностях Чинхона и Чхохана. Для РЛС EL/M-2080, расположенной неподалёку от Чинхона, была построена новая площадка, и до 2017 года антенный пост радиолокатора располагался открыто. Через 5 лет после ввода в эксплуатацию антенну для защиты от неблагоприятных метеорологических факторов прикрыли радиопрозрачным куполом. Для РЛС СПРН в районе Чхохана использовалась площадка, где ранее уже размещался стационарный радиолокационный пост и имелся защитный обтекатель антенны.


Спутниковый снимок Google Earth: РЛС EL/M-2080 к востоку от Чхохана

В 2018 году стало известно о закупке ещё двух радиолокаторов EL/M-2080 Block C. Стоимость контракта составляет $292 млн, его окончательная реализация должна быть завершена в 2020 году. Считается, что ввод в строй четырёх станций «Green Pine» позволит своевременно зафиксировать ракетную атаку с наиболее вероятных направлений.

Однако развертывание РЛС EL/M-2080, позволяющих оперативно информировать о ракетном нападении, не решает проблему перехвата баллистических ракет. Американские и южнокорейские ЗРК «Пэтриот» неспособны гарантированно прикрыть большую часть территории страны. В 2014 году американцы предложили разместить в Южной Корее противоракетный комплекс THAAD.


Пусковая установка комплекса ПРО THAAD

РЛС AN/TPY-2, входящая в состав противоракетного комплекса THAAD, работает в Х-диапазоне и способна обнаружить боеголовку баллистической ракеты на дальности 1000 км. Противоракета со стартовой массой 900 кг способна уничтожить цель на дальности 200 км, высота перехвата — 150 км.

Первоначально южнокорейское руководство, опасаясь негативной реакции Китая на развёртывание РЛС AN/TPY-2, входящей в состав противоракетной системы THAAD, которая, находясь под оперативным управлением командования вооруженных сил США, могла просматривать территорию КНР, отказалось от этого предложения. Толчком к изменению позиций официального Сеула в отношении размещения американской системы ПРО на территории РК послужило проведение КНДР в начале 2016 года четвертого по счету ядерного испытания и летного испытания МБР «Тэпходон-2» (под прикрытием запуска северокорейского спутника на низкую околоземную орбиту). В середине 2016 года было объявлено об американо-корейском соглашении по размещению на территории Республики Корея одной батареи THAAD (шесть пусковых установок с 24 противоракетами).


Пусковая установка THAAD на позиции в Южной Корее

В сентябре 2017 года батарея системы ПРО THAAD была размещена на бывшем поле для гольфа, в 10 км к западу от города Куми уезда Сочжу провинции Северная Кенсан, что примерно в 300 километрах к юго-востоку от Сеула.


РЛС AN/TPY-2 на позиции в Южной Корее

Анализ спутниковых снимков позиции противоракетного комплекса THAAD указывает на её временный характер размещения. По сравнению с хорошо оборудованными в инженерном отношении позициями американских ЗРК «Пэтриот», развёрнутых в окрестностях американских авиабаз, эта стартовая площадка подготовлена слабо.


Спутниковый снимок Google Earth: позиция THAAD в уезде Сончжу

Находящаяся в уезде Сончжу батарея THAAD прикрывает в первую очередь американские военные базы на территории Южной Кореи, оставляя без своего "зонта" ряд регионов страны, в том числе и Сеул. В этой связи в Корее все громче стали раздаваться голоса о том, что им необходима вторая батарея, которая стала бы прикрывать столичную агломерацию. Не исключено, что в случае проведения КНДР новых ракетно-ядерных испытаний Сеул и Вашингтон решат увеличить количество американских комплексов ПРО в Южной Корее.

В 2016 году после очередных северокорейских ракетных испытаний руководство РК заявило о намерении ввести в боекомплект эсминцев типа «Король Седжон» американские противоракеты SM-3 Block IA. Однако никаких практических шагов по реализации этого плана пока не предпринято.

По всей видимости, руководство Южной Корее в перспективе решило сделать ставку на собственный зенитный ракетный комплекс большой дальности, получивший предварительное обозначение L-SAM. Министерство обороны РК в 2014 году на НИОКР по ЗРК L-SAM зарезервировало сумму, эквивалентную $814,3 млн. Приступить к испытаниям комплекса планируется в 2024 году. Согласно информации, опубликованной Агентством оборонных исследований, ЗРК L-SAM, помимо борьбы с самолётами противника, должен обеспечить верхний уровень эшелонированной системы противоракетной обороны Республики Корея. На комплекс будет возложена задача перехвата баллистических ракет на высотах до 60 км на завершающем участке полета. Если разработку и испытания комплекса удастся завершить в соответствии с графиком, система будет принята на вооружение в 2028 году.

Продолжение следует…
Линник Сергей

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

151

Похожие новости
09 августа 2020, 06:20
10 августа 2020, 07:00
10 августа 2020, 05:20
07 августа 2020, 01:20
09 августа 2020, 06:20
07 августа 2020, 18:20

Новости партнеров