Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Пушка танка Т-34 против брони «Тигра» Т-VI - мнение солдата

Фото из открытых источников
Воспоминания командира «тридцатьчетверки».
Некорректно сравнивать возможности среднего советского танка Т-34 и тяжелого немецкого танка «Тигр» Т-VI. Такое вполне логичное утверждение можно встретить во многих работах военных историков.
Вот только реалии войны поневоле заставляли делать такое сравнение тех, у кого от возможностей «тридцатьчетверки» и «Тигра» зависела жизнь – сражающихся танкистов.
Насколько, например, реальна была возможность из пушки Т-34-76 поразить «Тигр»? Обычно этот вопрос вызывает наиболее жаркие дискуссии.
А как оценивали свои огневые возможности в бою с «Тигром» те, кто сходился с ними в бою на «тридцатьчетверке»?
В воспоминаниях Героя Советского Союза Павла Кулешова, воевавшего в рядах знаменитого Уральского добровольческого танкового корпуса, есть такой эпизод:
«Здесь вспоминается такой случай, когда я в прямом бою сразился с танком «Тигр» Т-VI. Вышел я один на один. Там был населенный пункт, а на его окраине был укрыт этот немецкий танк «Тигр». И получилось так, что я иду против него... Т-VI намного отличался от нашей машины. Наша машина превосходная, но у них был сделан электрический пуск пушки и пулеметов, поворот башни электрический…
Командир машины был, как работник цирка. Правой рукой он поворачивал башню, левой рукой - пушку, и ножной спуск был механический, и на этом одном ножном спуске стояла правая нога. Идешь, тебя вот так трясет: видно кусочек неба, кусочек земли. Стоишь, фактически, на одной левой ноге и так работаешь. А механический спуск - это же система рычагов. Пока эти рычаги сработают, цель уже ушла. А у них все было электрическое! Я шел, маневрируя туда-сюда, этаким зигзагом: мы с механиком-водителем эту систему еще раньше отрабатывали. Одна нога должна была работать на рычаг да еще на механика-водителя, давать ему толчки в голову, вправо, влево.
А «Тигр» мог добиться попадания с дистанции до полутора километров и пробить нашу «тридцатьчетверку». У него прямой выстрел - 2 километра! У нас же стояла 76-мм пушка, мы могли поражать немецкие танки типа «Тигр» на расстоянии 400-500 метров. И вот, маневрируя на поле боя, нужно было такой момент рассчитать, что мой снаряд будет точным.
Когда я выбрал такое положение, когда подошел на близкое расстояние, то дал короткую остановку. «Тигр» начал разворачиваться - хотел уходить - и подставил нам борт! Я произвел выстрел, вижу, что мой снаряд попал, немецкий танк загорелся. Тогда я прекратил стрельбу: думаю, пойду дальше. Но оказывается, мой снаряд попал в трансмиссионное отделение, где находится коробка скоростей, бортовые фрикционы, - и вот это в танке и горело. Но немцы этим моментом воспользовались, развернули пушку и произвели выстрел по моей машине.
Снаряд попал нам в правую сторону под башню, пробил башню: заряжающего разорвало на куски, радисту снесло голову... Когда снаряд попал, у механика-водителя люк на защелках был приоткрыт - он крышку открыл и выскочил. Я тоже попытался выскочить, но мой люк был закрыт. А когда я открыл его, тут же возникла тяга, и пламя потянулось ко мне. От танкошлемов идет четырехжильный провод к радиостанции, к танковому переговорному устройству, и фишка, которая вставляется в гнездо. Я выскакивал, а выдернуть фишку забыл, и меня сдернуло обратно в горящий танк...
Потом я не помню, как выскочил, что, где… Каким-то образом мне удалось отбежать метров на 30 - и только тут я услышал большой взрыв: танк разорвало, боеукладка взорвалась. Я начал махать головой: ничего не слышу, выговорить ничего не могу! Меня даже не царапнуло, только контузило, и потом я пришел в себя; в медсанбате пролечился дней 10 и начал немножко говорить и слышать».
Немецкие танкисты не покинули свой горящий «Тигр», а отомстили нахальной «тридцатьчетверке», экипаж которой сумел поджечь их машину из 76-мм пушки. Какие противники схлестнулись в этом бою…
А вот испытать возможности пушки Т-34-85 в борьбе с броней «Тигра» Павлу Кулешову довелось в условиях, не слишком привычных для фронтового офицера:
«Я получил танк Т-34-85. Их пригнал старший лейтенант Потапов: на одном танке он остался сам, а я принял вторую «восьмидесятипятку». В это время наша танковая промышленность начала выпускать новые модернизированные танки: танк Т-34-85 с 85-мм пушкой. На этих машинах был поставлен новый прицел ТШ-15, электрический пуск пушки и пулеметов, мотор для поворота башни…
Пришел приказ о том, что провести показные стрельбы с этой новой машины. А я отлично стрелял: у меня все время были удачные бои со стрельбой. Немцы стояли в обороне, укрыты. И моему экипажу было приказано ночью вывести танк и привести его на площадку, куда притащили два немецких танка, оба «Тигры». Один поставили лобовой броней, а второй поставили бортовой броней.
Я вывел свою машину, и поставил ее где-то на расстоянии 1700 метров от целей. Эта пушка могла поражать немецкие танки на расстоянии до 2 километров! (это уже если в борт).
«Тигры» установили рядышком друг с другом, и мне было приказано провести стрельбы для командного состава 1-го Украинского фронта. Командующим фронтом у нас в то время был Жуков ((март — май 1944).
Здесь еще что было: в Т-34-85 была командирская башенка, и командир машины уже сам не стрелял - стреляли наводчик и заряжающий. Но я высадил наводчика, сам сел за пушку. У меня было время, я послал пробные три снаряда, и ни один снаряд не попал, - берет мандраж! Не пойму, в чем дело, я же стрелял очень хорошо! Менять машину нельзя - уже рассвело, немцы заметят. Снаряд весит пуд - 16 килограмм. Когда его посылаешь в казенник, то клин затвора поднимается и сбивает прицел, - оказывается, его нужно было чуть-чуть подвести. Сбой на миллиметр в танковом прицеле - и на расстоянии 2 километров получается метров 3-4-5, поэтому я и «пролетал» со снарядом.
Стоит наш командир бригады Фомичев: «Ты чего?»
«Товарищ полковник, Михаил Юрьевич, я уже понял свою ошибку. Стрелять буду я, всё будет точно».
Потом подъезжает Жуков. Я доложил, что экипаж готов к показным стрельбам, и мне дают команду выпустить три снаряда по бортовой броне и три снаряда по лобовой броне. Отстрелялся я лучше, чем на пятерку, доложил Жукову.
Все три снаряда, выпущенных мною в лобовую броню, пробили ее и взорвались внутри. А те, которые попали в борт, пробивали обе стенки, и только тогда взрывались. Расстояние между пробоинами было приблизительно 40-60 сантиметров - вот, какая кучность! За эти показные стрельбы был награжден маршалом Жуковым именными часами, на которые была выдана справка: «Выдано гвардии младшему лейтенанту Кулешову Павлу Павловичу… Заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Советского Союза Жуков».
С расстояния 1700 метров все три снаряда пробили лобовую броню «Тигра» в 100 мм и взорвались внутри, а три снаряда в борт пробили обе стенки. Не слишком ли удачный результат испытаний? Может быть, ветеран после стольких десятилетий не совсем точно припомнил расстояние, с которого стрелял? Да формулировка - «где-то на расстоянии 1700 метров» и не предполагает абсолютной точности – «где-то» есть «где-то».
Хотя с полутора километров у снаряда Т-34-85 с новой пушкой шансы были и неплохие - 80 % шанс пробития брони 92-93 мм на этом расстояния. И они становятся ещё выше если хотя бы одно поражение снарядом корпуса до этого было.
Но здесь надо учесть еще одно обстоятельство удачной стрельбы.
После захвата в августе 1944 года советскими войсками нескольких T-VIБ («Королевский тигр») в Кубинке на НИБТ Полигон были проведены испытания трофейных машин. Для оценки бронестойкости были проведены обстрелы трофейных машин. Выяснилось, что качество брони танка «Тигр-Б» по сравнению с качеством брони танков - предшественников резко ухудшилось: «От первых одиночных попаданий образуются трещины и отколы. От группы снарядных попаданий (3–4 снарядов) в броне образуются отколы и проломы большой величины». В чем же было дело?
Одна из причин ухудшения качества брони заключалась в ограниченности минерально–сырьевых ресурсов Германии.
При исследовании брони немецких танков в лабораториях ЦНИИ-48 было отмечено, что «заметно постепенное снижение количества молибдена (М) на немецких танках T-VI и T-V и полное отсутствие его в T-VIБ. Причину замены одного элемента (М) другим (V-ванадием) надо, очевидно, искать в истощении имевшихся запасов и потерь баз, снабжавших Германию молибденом».
Если полное отсутствие молибдена в T-VIБ привело к резкому ухудшению качества брони, то к каким результатам могло привести постепенное снижение его количества на Т-VI? Логично предположить, что тоже к ухудшению, только не такому резкому.
Павел Кулешов не указал точной даты проведения испытаний. Но из его воспоминаний можно понять, что речь идет о весне 1944 года. Может быть, дефицит молибдена, с соответствующими для брони «Тигра» результатами у немцев уже тогда наблюдался?
Конечно, сравнивать Т-34 и Тигр некорректно - совсем разные весовые категории машин.
У Т-34-76 выстоять против "Тигра" в открытом бою было немного. Поэтому экипажи "тридцатьчетверок" при столкновении с немецкими тяжелыми танками старались действовать из засад, поражая их в борта или корму. Ну а когда появился Т-34-85, тут уже нашему среднему танку можно было выходить один на один.
Равновесного же советского соперника ИС-2 немец очень опасался.
Проблемы с молибденом и броней начались у немцев ближе к концу 1944 г. и в основном на Королевских тиграх.
Из плюсов Тигров, несомненно - это броня, пушка, оптика.
Из минусов: Тигр был не массовым, не ремонтнопригодным в полевых условиях, часто ломался, не манёвренным, очень дорогим в производстве + требовал квалифицированных рабочих + само время выхода готового изделия, имел специфику доставки до места боёв по ж/д. Также нужна была ереобувка гусениц при транспортировке.
Ещё: большое время поворота башни. Бензиновый двигатель (расход).
Как противотанковое средство Тигр хорош. Но танк по предназначению имеет намного больше других функций, в которых Тигр уже слаб.
1) Немцы, после того как их Т-1, Т-2, Т-3, и даже ранние Т-4, не могли эффективно бороться ни с танками Т-34, ни с танками КВ, решили что новые танки надо оснащать именно бронебойными орудиями. За счёт этого на их танках появились такие длинноствольные орудия, но с относительно малым калибром (88 мм и 75 мм).
Но такие орудия были не столь эффективны, если надо было к примеру разрушить ДЗОТ или поработать по траншеям при помощи фугасов. Наша как раз концепция была, что танк - это машина прорыва, наступления и подавления.
2) Исходя из первого пункта, СССР увеличил калибр танка Т-34-85, убив 2-х зайцев. ОФ снаряд стал мощнее, и позволил бить живую силу. А так же возрастала бронебойность.
На танк ИС-2, как танк прорыва, поставили убер пушку - 122 мм длинноствольную. Кинетическая энергия снаряда была на столько высока, что при испытании пушки, при стрельбе просто стальной болванкой, вышибли с расстояния 2000 м танку "Пантера" переднюю и заднюю бронеплиту. Просто выломали. Попав Тигру с того же расстояния в лоб башни, и не пробив её, так как снаряд разрушился, сама башня сместила у тигра более чем на пол метра. То есть танку настал пипец.
Что до фугасного воздействия снаряда 122 мм, тут вообще ничего пояснять не надо. Это убивец небольших строений, ДОТов и ДЗОТов.
Жаль наш Т-44 не успел против немецких кошек повоевать, подрал бы он их. Не повоевал, хотя из выпущенных единиц к весне 1945 г. можно было целиком танковую армию укомплектовать. При массе 31,5 тонны (примерно как у знаменитой 34-ки, даже легче), он по своим боевым качествам наголову превосходил немецкие тяжелые (57 т.) танки.
Кстати первый прототип Т-54 появился в январе 1945 г. А это, по меркам того времени, совсем уж космический танк был.
Вот такой опытный танк был у Советского Союза уже в начале 1945-го года с 100-мм пушечкой с баллистикой морского орудия (у Тигров 88-мм) и бронезащитой как у Тигра I, но с наклонными бронелистами (значит лучше!) и массой 36 тонн, против 57 тонн у Тигра I
Червонец Андрюха

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

418

Похожие новости
20 мая 2019, 11:40
20 мая 2019, 11:40
20 мая 2019, 14:20
21 мая 2019, 01:20
21 мая 2019, 01:20
20 мая 2019, 14:40

Новости партнеров