Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Процесс по делу MH17 станет проверкой Нидерландов на объективность правосудия


Считанные дни остались до начала судебного процесса в Гааге по делу о катастрофе 17 июля 2014 года в небе над Донецкой областью Украины самолёта Boeing-777 авиакомпании Malaysia Airlines, выполнявшего рейс МН17 Амстердам (Нидерланды) – Куала-Лумпур (Малайзия).

В этой страшной катастрофе погибли 298 человек.



Судебные слушания прикрывают завесой секретности


Процесс по делу MH17 начнётся 9 марта в судебном комплексе «Схипхол». Его называют судом строгого режима, поскольку в здании действуют усиленные меры безопасности. Для слушания дела MH17 назначили четырёх судей, один из них – резервный (чтобы, например, в случае болезни одного рассмотрение дела продолжалось без перерывов). Председателем стал судья Хендрик Стейнгаюс. И процесс обещает стать проверкой на объективное правосудие для страны, которая решила этим судебным процессом заниматься.

Эксперты не ждут быстрого вердикта судей. Скорей всего, процесс затянется на годы. Ведь в деле более 30 тысяч страниц. Этот массив материала предстоит разобрать самым тщательным образом. Поскольку улики и другие доказательства, собранные специальной следственной группой, вызывают неоднозначные оценки специалистов и юристов.

Прокуратура Нидерландов над этими сомнениями особо не заморачивалась. Просто оформила собранный материал в виде обвинительного заключения и передала его в суд. Хотя нет. Прокуроры не только поддержали спорную версию следственной группы, но и решили прикрыть её покровом тайны.

Во вторник нидерландская телерадиокомпания NOS со ссылкой на обвинительное заключение сообщила, что 13 свидетелей по делу о крушении малазийского Boeing-777 в Донбассе останутся засекреченными. Прокуратура Нидерландов считает, что здоровье и безопасность этих людей находятся под угрозой. При этом, как отметила NOS, одному из них отказано в анонимности, так как гарантировать ее «практически невозможно».


Какой «багаж доказательств» принесла в суд прокуратура?


Надо признать, обстановка вокруг процесса сложилась непростая. Однако не до такой степени, чтобы появилась реальная угроза участникам слушания. Завеса секретности нужна прокурорам для того, чтобы была возможность манипулировать делом MH17, которое с самого начала приобрело международный политический характер.

Прокуратуре Нидерландов в нём отведена особая роль: организовать показательный судебный процесс над заранее назначенными обвиняемыми. Их имена известны. Это трое россиян – бывший «министр обороны» ДНР Игорь Гиркин (Стрелков), Сергей Дубинский (позывной Хмурый), Олег Пулатов (Гюрза), и гражданин Украины Леонид Харченко (Крот).

Есть ещё «бывший командующий ПВО ДНР» Владимир Цемах. Прошлым летом следственная группа переквалифицировала его из свидетелей в подозреваемые. После этого Служба безопасности Украины выкрала Цемаха из донецкого Снежного и арестовала.

Судя по всему, большой ценности Цемах для нидерландского следствия не представил. Осенью его по обмену пленными передали России. Для приличия голландцы повозмущались, но быстро перевели стрелки на Москву.

«Настойчивое требование России отдать ей Цемаха свидетельствует о том, что Москва признаёт свою вину в катастрофе Boeing-777 рейса MH17», – растиражировали версию властей местные СМИ. В ход пошли новые вариации о том, как российский комплекс «Буг» зашёл на территорию Украины и затем обстрелял малазийский гражданский лайнер.

Собственно, это и есть главное обвинение следственной группы, поддержанное прокуратурой. Смысл его в том, чтобы подтвердить причастность России к гибели лайнера и оправдать все последующие политические и экономические санкции, обрушенные на нашу страну.

Тенденциозность следствия возмутила власти Малайзии – владелицы погибшего судна. Премьер-министр страны Махатхир Мохамад публично заявил, что главной задачей этого расследования изначально было не установление истины, а обвинение России в гибели Boeing-777 рейса МН17.




Что не признало следствие?


Малазийцы де-факто вышли из процесса после того, как следствие полностью проигнорировало представленные Россией материалы. В их числе были данные наблюдения со спутников, сделанные в момент катастрофы, документы, подтверждающие украинскую принадлежность ракеты, сбившей самолёт, и другие материалы.

Сомнения в беспристрастности следствия появились и в самих Нидерландах. Парламент страны потребовал от правительства провести расследование роли Украины в крушении малазийского Boeing. Депутаты обратили внимание на то, что Украина не закрыла своё воздушное пространство из-за боевых действий в районе международных авиамаршрутов.

Поинтересовались также, куда делись записи переговоров украинских диспетчерских служб, и сам диспетчер, отслеживавший рейс МН17.
Инициатива депутатов не нашла поддержки правительства. Вопросы по Украине так и остались без ответа.

Как остался без внимания властей и фильм-расследование нидерландского журналиста Макса Ван дер Верфа о катастрофе малазийского Boeing, в котором журналист предъявил неудобные для следствия доказательства о не причастности России к катастрофе.

На днях Ван дер Верфа снова стал возмутителем спокойствия. Он опубликовал письмо от 21 сентября 2016 года военной разведки Нидерландов, направленное в прокуратуру страны. В документе приводится информация о местоположении в день крушения самолета ЗРК «Бук», принадлежащих РФ и Украине. Разведка написала прокуратуре: «Становится очевидным, что MH17 летел вне радиуса действия всех выявленных развернутых ЗРК «Бук-М1».

Журналист не исключил, что данные об украинских системах могут не соответствовать действительности. «Бросается в глаза, – пишет Ван дел Верфа, – что у нидерландских военных есть детальная информация о позициях российских систем «Бук», не находившихся на своих базах, зато большинство украинских «Буков» согласно документу не покидали пределы своих баз. Можно ли поверить, что во время «антитеррористической операции» Украина оставила свои средства ПВО на базах, вместо того, чтобы развернуть их на позициях?».

Сомнения нидерландского журналиста разделили российские специалисты. Вот что сказал в интервью «Комсомольской правде» известный военный эксперт, полковник запаса Виктор Мураховский. «Надо понимать – своих спутников космической разведки у голландцев нет, – подчеркнул полковник Мураховский. – Но они имеют доступ к базе данных НАТО. Спутниковые снимки состояния этой местности за день до катастрофы малазийского «Боинга» уже публиковались. Там четко видны позиции ЗРК «Бук» украинского дивизиона, который находился к месту крушения рейса МН-17 гораздо ближе, чем 66 км, о которых сообщают голландцы. В пределах радиуса поражения».

Со всеми этими аргументами, отвергнутыми следствием, теперь придётся разбираться суду. Будет ли он таким же ангажированным и пристрастным, как специальная следственная группа, или найдёт в себе силы противостоять политическому давлению, – узнаем в ближайшее время. Процесс в Гааге ждёт испытание на правосудие.
Геннадий Грановский

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

233

Похожие новости
14 июля 2020, 21:20
15 июля 2020, 16:20
14 июля 2020, 21:20
15 июля 2020, 20:00
15 июля 2020, 20:00
15 июля 2020, 06:20

Новости партнеров