Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Противоракетная оборона Китая


Противоракетная оборона КНР. В 21 веке Китай вошел в число ведущих экономически развитых государств. Одновременно с ростом экономики и благосостояния населения руководство КНР стало демонстрировать возросшие амбиции и оказывать большее влияние на процессы, происходящие в мире. Эксперты, специализирующиеся в области международных отношений, отмечают возросшее присутствие китайских компаний в странах «третьего мира», в связи с чем обострилась конкуренция за рынки сбыта, беспрепятственный доступ к транспортным коридорам и источникам ресурсов. В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин с целью продвижения торгово-инвестиционных проектов с участием как можно большего числа стран и использованием китайского капитала выдвинул инициативу "Один пояс — один путь". На сегодняшний день к ее реализации присоединились более 120 государств и десятки международных организаций. Инициатива объединяет два проекта: "Экономический пояс Шелкового пути" (предполагает формирование единого торгово-экономического пространства и трансконтинентального транспортного коридора) и "Морской Шелковый путь XXI века" (развитие морских торговых путей).


Понятно, что реализация столь амбициозных проектов идёт вразрез с планами США по доминированию в мировой политике и экономике. Достижение поставленных целей возможно только при укреплении обороноспособности КНР. В настоящее время китайское руководство успешно реализует программу модернизации вооруженных сил, что должно позволить успешно противостоять американской военной мощи.


Программа модернизации Народно-освободительной армии Китая при сокращении численности сухопутных сил предусматривает увеличение роли высокотехнологичных родов войск. В настоящее время НОАК насыщается современными боевыми самолётами, вертолётами, беспилотными летательными аппаратами различных классов, управляемым вооружением, системами связи и радиоэлектронной борьбы. В КНР предпринимаются попытки создания бронетехники, способной сравниться с российскими и западными образцами. Уже сейчас китайская система ПВО, оснащенная современными ЗРК, РЛС и аппаратурой боевого управления собственного и российского производства, считается одной из сильнейших в мире. Военно-морской флот КНР, ежегодно получающий новейшие корабли океанского класса, растёт беспрецедентными темпами, и в данный момент при поддержке береговой авиации способен бросить вызов ВМС США в азиатско-тихоокеанской зоне.

Одновременно с ростом качественных характеристик обычных вооружений, наблюдатели отмечают усиление стратегических ядерных сил. В КНР активно разрабатываются и принимаются на вооружение новые типы МБР, БРПЛ, БРСД, атомные подводные лодки с баллистическими ракетами и дальние бомбардировщики. Целью совершенствования китайских СЯС является создание ракетно-ядерного потенциала, способного нанести неприемлемые потери любому потенциальному противнику, что делает невозможным ядерное нападение на Китай. Наблюдатели отмечают, что после получения неограниченного доступа к урановым месторождениям в Африке и Средней Азии, в КНР потенциально появилась возможность резко нарастить число боеголовок на стратегических носителях, и в ближайшей перспективе достичь ядерного паритета с США и Россией.

Рост численности современных шахтных и мобильных МБР, оснащенных несколькими боевыми блоками с индивидуальным наведением и средствами преодоления ПРО, а также вывод на боевое патрулирование значимого количества ПЛАРБ с БРПЛ, способными достичь континентальной части США, может привести к отказу от доктрины «отложенного ядерного возмездия» и переходу к «ответно-встречному удару». Многое для этого в КНР уже сделано. Заканчивается строительство наземной составляющей системы предупреждения о ракетном нападении, с сетью надгоризонтных и загоризонтных радаров, способных своевременно обнаружить ракетные пуски и атакующие боевые блоки. Следует ожидать, что в Китае будут предприняты меры по развёртыванию на геостационарной орбите сети ИСЗ, предназначенных для ранней фиксации пусков баллистических ракет и расчёта траекторий полёта. В последнее десятилетие в зарубежных СМИ активно муссируется тема испытаний китайского противоспутникового и противоракетного оружия. Ряд экспертов заявляет о том, что уже сейчас имеется вероятность постановки в КНР на опытно-боевое дежурство систем, способных перехватывать отдельные боевые блоки и уничтожать на низких орбитах космические аппараты.

Противоракетные возможности зенитно-ракетных систем Народно освободительной армии Китая


Появление в НОАК первых зенитно-ракетных систем, обладающих противоракетными возможностями, стало возможно благодаря российско-китайскому военно-техническому сотрудничеству. К началу 1990-х стало ясно, что Китай сильно отстал в области современных средств ПВО и ПРО. В то время в КНР не было научной и технологической базы, необходимой для самостоятельного проектирования зенитно-ракетных комплексов большой дальности, которые можно было бы также использовать для отражения ракетных ударов.

После нормализации отношений между нашими странами Пекин выразил заинтересованность в приобретении современных средств ПВО. В 1993 году в КНР поступили четыре зенитно-ракетные системы С-300ПМУ. Эта зенитная система с буксируемыми пусковыми установками представляла собой экспортную модификацию ЗРС С-300ПС, которая до недавнего времени являлась основной в ЗРВ ВКС РФ. В отличие от американского "Пэтриота", зенитно-ракетная система С-300ПС предназначалась только для борьбы с аэродинамическими целями и никогда не рассматривались как средство противоракетной обороны. Для этого в СССР была создана и принята на вооружение ЗРС С-300В на гусеничном шасси с тяжелой противоракетой 9М82, но С-300В в КНР не поставлялись.

В 1994 году было подписано очередное российско-китайское соглашение на закупку 8 дивизионов усовершенствованных С-300ПМУ-1 (экспортный вариант С-300ПМ) стоимостью $400 млн. К уже имеющимся в НОАК четырём дивизионам С-300ПМУ было поставлено 32 самоходных пусковых установки 5П85СЕ/ДЕ и 196 ракет 48Н6Е.




В 2003 году Китай высказал намерение приобрести усовершенствованные С-300ПМУ-2 (экспортный вариант ЗРС С-300ПМ2). Заказ включал 64 самоходные пусковые установки и 256 зенитных ракет. Первые дивизионы доставлены заказчику в 2007 году. Улучшенная зенитная система способна обстреливать одновременно 6 воздушных целей на дальности до 200 км и высоте до 27 км. С принятием на вооружение С-300ПМУ-2 подразделения ПВО НОАК впервые получили ограниченные возможности перехвата оперативно-тактических баллистических ракет. При помощи ЗУР 48Н6E можно было бороться с ОТР на дальности до 40 км.

Большими возможностями по перехвату баллистических целей обладает ЗРС С-400 с ЗУР 48Н6Е2. В 2019 году была завершена поставка двух полковых комплектов ЗРС С-400 в Китай. Согласно справочным данным, находящемся в свободном доступе, по сравнению с ЗУР 48Н6E, ракета 48Н6Е2 благодаря лучшей динамике и новой боевой части больше подходит для перехвата баллистических ракет. В состав ЗРС С-400 входит РЛС 91Н6Е, способная взять на сопровождение и выдать целеуказание по баллистической цели с ЭПР 0,4 м² на дальности 230 км. Дальний рубеж перехвата баллистических ракет – 70 км. В ряде источников говорится, что система С-400 способна бороться не только с оперативно-тактическими ракетами, но и перехватывать боевые блоки межконтинентальных и баллистических ракет средней дальности.

В российских СМИ в январе 2019 года была опубликована информация, что в ходе стрельб прошедших в КНР, ракетой ЗРС С-400 на дальности в 250 км была поражена баллистическая цель, летевшая со скоростью 3 км/с. На самом деле в китайских источниках, со ссылкой на представителей НОАК говорилось, что удалось перехватить ракету, запущенную с дистанции 250 км. Но не было сказано, на каком расстоянии от пусковой установки.

Западные наблюдатели отмечают, что в последний контракт на поставку ЗРС С-400 по китайским меркам не впечатляет, и не может сравниться с объёмами закупок С-300ПМУ/ПМУ-1/ПМУ-2. Имеющиеся в КНР зенитные системы С-300ПМУ, поставленные более 25 лет назад, постепенно заменяются собственными ЗРС HQ-9А. Так, на позициях под Шанхаем, где в прошлом был размещён зрдн С-300ПМУ, сейчас несёт дежурство ЗРС HQ-9А.





Большинство специалистов считает, что при создании ЗРС HQ-9, переданной на испытания в конце 1990-х, китайские конструкторы заимствовали технические решения, реализованные ранее в зенитных системах семейства С-300П. В то же время китайская ЗРС большой дальности НQ-9 копией С-300П не является. Американские эксперты пишут о сходстве многофункционального китайского радара HT-233 с РЛС AN / MPQ-53, входящей в состав ЗРК Patriot. В первой модификации ЗРС HQ-9 использовались ракеты с командным наведением с радиолокационным визированием через ракету. Команды коррекции передаются на борт ракеты по двухстороннему радиоканалу радиолокатором подсвета и наведения. Такая же схема была применена в поставленных в КНР вместе с С-300ПМУ ЗУР 5В55Р. Так же, как и в ЗРС семейства С-300П, в HQ-9 используется вертикальный старт без предварительного разворота пусковой установки в сторону цели. По составу и принципу функционирования китайская и российская системы сходны. Помимо многофункционального радара сопровождения и наведения, мобильного командного пункта, в состав дивизиона входят маловысотный обнаружитель Тype 120 и поисковая РЛС Тype 305В, созданная на базе РЛС дежурного режима YLC-2. Пусковая установка HQ-9 выполнена на четырёхосном шасси Taian TA-5380 и внешне напоминает российские самоходные установки 5П85СЕ/ДЕ.

В данный момент специалисты компании China Academy of Defence Technology продолжают совершенствование ЗРС НQ-9. Заявлено, что модернизированная система НQ-9А способна перехватывать ОТР на дистанции 30-40 км. Помимо модификации HQ-9А, поставки которой в войска начались в 2003 году, известно об испытаниях ЗРС HQ-9В. При разработке данной модификации упор был сделан на расширение противоракетных свойств, с возможностью перехвата баллистических ракет с дальностью до 500 км. В ЗРС HQ-9В, переданной на испытания в 2006 году, применены ракеты с комбинированным наведением: радиокомандное на среднем участке и инфракрасное на конечном участке траектории. Модель HQ-9С использует ЗУР увеличенной дальности стрельбы с активной радиолокационной головкой самонаведения и благодаря применению быстродействующих процессоров скорость обработки данных и выдача команд наведения на современных модификациях по сравнению с первой моделью HQ-9 увеличились в несколько раз. В прошлом в КНР заявляли, что в ходе полигонных стрельб китайские ЗРС HQ-9С/В продемонстрировали возможности, не уступающие российской зенитно-ракетной системе С-300ПМУ-2.



Согласно обнародованным в США сведениям, полученным средствами радиотехнической и спутниковой разведки, в 2018 году в ПВО НОАК было развёрнуто 16 дивизионов ЗРС HQ-9 и НQ-9А.

Ограниченными противоракетными возможностями также обладает ЗРК НQ-16А. В западных справочных изданиях говорится, что в ходе создании этого мобильного зенитно-ракетного комплекса были использованы последние российские наработки по войсковым ЗРК средней дальности семейства «Бук».



Внешне зенитная ракета, используемая в составе HQ-16А, повторяет ЗУР 9М38М1, и так же имеет полуактивную радиолокационную систему наведения. Но при этом китайский комплекс имеет вертикальный пуск ракет, размещён на колёсном шасси и больше подходит для несения длительного боевого дежурства на стационарной позиции.

В состав батареи ЗРК HQ-16А входит 4 пусковые установки и станция подсвета и наведения ракет. Руководство действиями зенитных батарей осуществляется с дивизионного командного пункта, куда поступает информация с трёхкординатного радиолокатора кругового обзора. Всего в дивизионе три огневых батареи. На каждой СПУ находится 6 готовых к применению зенитных ракет. Таким образом, общий боекомплект зенитного дивизиона составляет 72 ЗУР. По состоянию на 2018 год в НОАК имелось не менее четырёх дивизионов НQ-16A.


Комплекс способен обстреливать воздушные цели на дальности до 70 км. Рубеж перехвата оперативно-тактических ракет – 20 км. В 2018 году появилась информация об испытаниях ЗРК HQ-16В с максимальной дальностью поражения аэродинамических целей 120 км и улучшенными противоракетными возможностями.

Мобильные китайские радиолокаторы обнаружения баллистических ракет


На авиасалоне Airshow China -2018, прошедшем в Чжухае, китайская компания China Electronics Technology Group Corporation (CETC) представила несколько современных радиолокационных станций, предназначенных для своевременного обнаружения баллистических ракет и выдачи целеуказания противоракетным системам. По мнению зарубежных экспертов, наибольший интерес представляют РЛС JY-27A, YLC-8B и JL-1A.




Мобильная трёхкоординатная радиолокационная станция метрового диапазона JY-27A создана на базе двухкоординатной РЛС дежурного режима JY-27. Как и более ранняя модель РЛС JY-27A имеет хорошие возможности по обнаружению летательных аппаратов, построенных с использованием технологии малой радиолокационной заметности. В то же время, при создании нового радиолокатора разработчики уделили особое внимание возможности обнаружения баллистических целей. Согласно рекламным данным дальность обнаружения высотных аэродинамических целей достигает 500 км, баллистических целей над линией горизонта – около 700 км. В перспективе РЛС JY-27A должны работать совместно с ЗРС HQ-29.

Улучшенными характеристиками при работе по баллистическим целям также обладает РЛС YLC-8B. Радиолокатор с АФАР объединяют традиционный метод обнаружения механического сканирования с технологией двухмерной активной фазированной решетки.



По словам представителя CETC, станция типа YLC-8B способна засечь практически любые воздушные цели: самолёты-невидимки, беспилотники, крылатые и баллистические ракеты. Утверждается, что дальность обнаружения крылатых ракет достигает 350 км, баллистические ракеты могут быть обнаружены на дальности более 500 км.



По американским разведданным в настоящее время одна РЛС YLC-8B развёрнута острове Пинтан, в провинции Фуцзянь. Это позволяет контролировать воздушное пространство над большей частью Тайваня.



Внешний вид и характеристики РЛС JL-1A не известны. Согласно сведениям, опубликованным в китайских источниках, эта станция сантиметрового диапазона предназначена для работы в составе противоракетной системы HQ-19. Перевозится на трёх грузовиках повышенной проходимости и по своим возможностям близка к радару AN/TPY-2, используемому в американской системе ПРО THAAD.

Перспективные противоракетные и противоспутниковые системы, разрабатываемые КНР


В настоящее время в КНР ведется создание противоракетных систем, предназначенных для перехвата баллистических целей всех типов: тактических, оперативно-тактических, малой, средней и межконтинентальных баллистических ракет. Известно, что работы в этом направлении были начаты в конце 1980-х годов в рамках программы, известной как «Проект 863». Помимо ракет-перехватчиков, способных бороться с боевыми блоками на ближних и дальних рубежах, предусматривалось развитие противоспутникового оружия, боевых лазеров, микроволновых и электромагнитных пушек. В ходе реализации «Проекта 863» в КНР помимо противоракетных систем было создано семейство универсальных процессоров Godson, суперкомпьютеры Tianhe и пилотируемый космический аппарат Shenzhou.

После выхода США из Договора о противоракетной обороне в 2001 году Пекин резко нарастил темпы создания собственных систем ПРО. В большинстве случаев Китай не озвучивает планов и состояния дел относительно перспективных разработок в области противоракетной обороны. О достижениях в этой области зачастую становится известно из отчётов западных спецслужб, следящих за китайскими полигонами. В связи с этим очень сложно судить о том, насколько в КНР реально продвинулись в деле создания противоракетного и противоспутникового оружия. Согласно отчету, опубликованному в феврале 2019 года Агентством в разведки МО США, Китай активно развивает противоракетное и противоспутниковое оружие. Кроме противоракет кинетического действия, предназначенных для уничтожения целей путём прямого столкновения, ведётся разработка спутников с боевыми лазерами, которые смогут выжигать оптоэлектронные системы наблюдения космических аппаратов.

В зарубежных обзорах, касающихся перспективных китайских военных разработок, упоминается ЗРС HQ-29, которая считается аналогом американского ЗРК Patriot МIМ-104F (РАС-3) c противоракетой ERINT, рассчитанной на уничтожение боеголовки баллистической ракеты при прямом столкновении. Работы по HQ-29 начались в 2003 году, первое успешное испытание состоялось в 2011 году. Ряд западных экспертов считает, что HQ-29 это зенитная система HQ-9 с расширенными противоракетными возможностями, предназначенная для непосредственной защиты армейских подразделений от атак тактических и оперативно-тактических ракет.

На базе HQ-9 также разработана противоракета HQ-19, предназначенная для борьбы с оперативно-тактическими и баллистическими ракетами средней дальности, а также со спутниками на низких орбитах. В Китае эту систему называют аналогом THAAD. Для поражения целей предполагается использовать кинетическую боеголовку из вольфрама, рассчитанную на прямое попадание. Корректировка курса на конечном участке происходит с помощью миниатюрных одноразовых реактивных двигателей, которых на боевой части имеется более сотни.



Согласно американским данным, принятие HQ-19 на вооружение может произойти 2021 году. После чего в НОАК появится система ПРО, способная с высокой вероятностью перехватывать баллистические ракеты с дальностью пуска до 3000 км.



По мнению Global Security противоракета HQ-19 с дополнительной твердотопливной ступенью используется в составе системы ПВО/ПРО HQ-26, которая функционально сходна с американским компонентом ПРО морского базирования RIM-161 Standard Missile 3(SM-3). Считается, что противоракетной системой HQ-26 будут вооружены китайские эсминцы нового поколения Type 055. Также HQ-26 может быть развёрнута на суше.

Помимо противоракетных систем, предназначенных для перехвата баллистических ракет в нисходящей ветви траектории, в КНР ведётся создание перехватчиков, способных бороться с боевыми блоками МБР на значительном расстоянии от китайской территории и уничтожать космические аппараты на околоземной орбите.

11 января 2007 года противоракета, запущенная с мобильной пусковой установке в провинции Сычуань, прямым попаданием уничтожила выработавший свой ресурс китайский метеорологический спутник FY-1C, находившийся на удалении 865 км от поверхности Земли. В результате столкновения спутника и перехватчика образовалось более 2300 обломков, способных потенциально представлять опасность для других ИСЗ.

Американские эксперты считают, что космический перехватчик SC-19 представляет собой модифицированную противоракету HQ-19. 11 января 2010 года в ходе испытательных стрельб, при помощи SC-19 была перехвачена баллистическая ракета малой дальности.

13 мая 2013 года с космодрома Сичан в провинции Сычуань стартовал космический перехватчик Dong Neng-2 (DN-2). По данным Global Security для его вывода на орбиту использовалась специально подготовленная ракета средней дальности DF-21.



Хотя эксперимент не завершился столкновением с объектом в космосе, китайские официальные лица объявили его успешным. В американских специализированных изданиях пишут, что при испытаниях DN-2 отрабатывалась возможность уничтожения ИСЗ, находящихся на высоких геостационарных орбитах.

В начале ноября 2015 года Министерство обороны США заявило об испытании в КНР заатмосферной ракеты-перехватчика Dong Neng-3 (DN-3). Противоракета стартовала с мобильной пусковой установки, расположенной неподалёку от радара системы дальнего ракетного обнаружения в городе Корла, Синьцзян-Уйгурского автономного района. Следующие испытания DN-3 состоялись в июле 2017 года и в феврале 2018 года.



По данным американских разведывательных служб, новая противоракета предназначена для перехвата боевых блоков баллистических ракет и борьбы со спутниками военного назначения, выполняющими задачи СПРН, разведки и связи.

Старший научный сотрудник американского центра Международной оценки и стратегии Ричард Фишер считает, что DN-3 способна поражать ИСЗ, находящиеся на орбитах от 300 до 1000 км. При создании противоракеты DN-3 использовались элементы твердотопливной МБР DF-31. Для осуществления манёвров в космосе, перехватчик оснащён жидкостным двигателем «Куайчжоу-1».


Часть перехватчика DN-3, предназначенная для уничтожения цели кинетическим ударом, была показана в ходе телевизионной трансляции визита Си Цзиньпина в исследовательскую лабораторию в 2011 году. Обращает на себя внимание тот факт, что китайские разработчики противоракетного оружия отказались от использования при перехвате «специальных боевых частей», и реализуют технологически более сложный метод «кинетического удара». По всей видимости, это связано с тем, что китайское военное руководство желает избежать ослепления радаров СПРН и сбоев в системах связи.

Китайские лидеры в прошлом неоднократно критиковали тестирование и развертывание противоракетного оружия в других государствах. Впрочем, это никак не мешает собственным испытаниям. После очередного тестового запуска противоракеты официальный печатный орган Компартии КНР «Жэньминь жибао» опубликовал следующее заявление:
«Китай провел успешное испытание своей наземной противоракетной системы, предназначенной для перехвата баллистических ракет на маршевом участке траектории. Испытание ракеты-перехватчика носит оборонительный характер, и не направлено против какой — либо страны…»


На фоне активной разработки систем ПРО очень интересна позиция китайского руководства относительно возможности присоединения Китая к процессу сокращения стратегических ядерных вооружений. При том, что численный и качественный состав СЯС КНР никогда официально объявлен не был, китайские высокопоставленные дипломаты заявляют, что готовы рассмотреть вопрос ограничения собственных ядерных вооружений, но лишь когда Америка и Россия сократят свои арсеналы до китайского уровня.
Линник Сергей

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

171

Похожие новости
09 декабря 2019, 06:20
10 декабря 2019, 18:00
11 декабря 2019, 05:00
11 декабря 2019, 18:40
09 декабря 2019, 17:20
10 декабря 2019, 07:00

Новости партнеров