Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Простой русский победитель

Александр Бахорин закончил войну
на партизанской базе под Ленинградом.
Фото с сайта www.simadm.ru
Выжить и отомстить фашистам! Эту фразу можно считать девизом миллионов советских юношей и девушек с началом Великой Отечественной войны. На еще неокрепшие плечи вчерашних школьников легли горечь фронтовых поражений и неудач первых лет войны, потери близких и друзей, голод, холод, другие тяготы и лишения военного времени. Но выстоявшим и пережившим эту трагедию ребятам довелось в полной мере ощутить радость побед Красной армии и счастье мирной жизни.
Вологодский паренек Саша Бахорин был призван в армию в мае 1941 года и направлен в танковый полк. Первые дни его службы проходили как обычно: строевая, политическая и физическая подготовка, марш-броски, рытье окопов и другие прелести курса молодого бойца.
22 июня 1941 года был выходной день. С утра ничего не предвещало беды. Новобранцы проследовали на ближайшее озеро в нескольких километрах от лагеря. Был прекрасный солнечный день, зеленела листва деревьев, цвели полевые цветы, весело щебетали птицы. Солдаты с радостью отдыхали после изнурительного воинского труда, брились, стирали одежду, загорали, купались. Кто-то под сенью деревьев писал письма родным и близким.
И вдруг раздались звуки сирены боевой тревоги. Старшина скомандовал сбор и построение. Примерно через полчаса полк стоял полукругом вокруг грузовика с открытыми бортами, с которого комиссар сообщил о вероломном нападении Германии. Он призвал красноармейцев сохранять спокойствие и порядок, отдал команду на немедленную передислокацию в район сосредоточения.
Спустя какое-то время над лагерем пронеслись вражеские самолеты с крестами на бортах, раздались взрывы бомб и пулеметные очереди, загорелись палатки и другие сооружения, пронесли раненых на носилках. Больших жертв в тот день удалось избежать благодаря грамотным действиям опытных командиров. Боевую технику и личный состав к моменту налета вражеской авиации удалось переместить в лес и надежно замаскировать.
У ЗАПАДНОЙ ГРАНИЦЫ
Вчерашние школьники надеялись, что вскоре война закончится. Они были уверены, что Красная армия остановит врага на границе и будет бить неприятеля на его же территории. Так утверждали советские вожди, так пелось в песнях, писалось в книгах и газетах того времени. Но действительность оказалась совершенно другой. Не успели бойцы ликвидировать последствия вражеских авианалетов, как в небе появились белые облачка парашютов немецкого десанта. Пришлось прочесывать лес, большую часть диверсантов удалось уничтожить, остальные отступили в глубину леса и рассеялись.
Опаленные первыми вспышками войны новобранцы принимали присягу и клялись на верность Отечеству, но большинству на танках повоевать не пришлось. Чтобы избежать окружения, полку было приказано следовать по маршруту: Великие Луки – Торопец – Осташков. Первое время полк и другие части дивизии шли организованно, затем дороги оказались забиты отступающими войсками и беженцами, налеты немецкой авиации стали все чаще, потери убитыми и ранеными росли с каждым днем. Полк переподчинили 33-й стрелковой дивизии. Последовали тяжелые оборонительные бои в условиях постоянной угрозы окружения, сказывались нехватка боевой техники, ГСМ, оружия и боеприпасов, дивизия несла большие потери в личном составе. Наиболее жестокое сражение произошло под Молвотицами Новгородской области. Немецкие танковые клинья и механизированные колонны обходили отступающие советские войска по основным транспортным магистралям, целые соединения Красной армии оказывались в окружении. Не избежала этой участи и 33-я стрелковая дивизия. Уцелевшие разрозненные подразделения осенью 1941 года пробивались из окружения самостоятельно, некоторые красноармейцы отходили назад, на запад, в надежде примкнуть к партизанам.
В числе последних оказался и Саша. Артиллерийский грохот откатывался все дальше на восток, дороги контролировались немцами. К декабрю 1941 года, поскитавшись в лесу несколько недель в поисках партизан, слабея от голода и холода, он с двумя товарищами вышел на окраину небольшой деревушки. Вроде немцев здесь не было, бойцы решили зайти в первую попавшуюся избу, отогреться и попросить еды. Дверь открыла хозяйка, сказала, что немцы действительно в деревне не появлялись, поставила на стол нехитрую крестьянскую снедь (щи, вареный картофель, черный хлеб). Не успели ребята прикоснуться к пище, как на пороге избы показались три здоровенных немца, один сгреб в охапку их винтовки, стоявшие у печи, а двое других направили автоматы на красноармейцев. Бойцы оказались в плену. Так и осталось для Саши загадкой, откуда появились немцы. То ли немецкий патруль тихо подъехал и наобум зашел в первую попавшуюся хату, то ли кто-то из местных жителей донес из желания выслужиться перед новой властью?
ПЛЕН
Доставили задержанных красноармейцев во временный лагерь военнопленных в Молотовицах, который располагался на заброшенном скотном дворе. В сарае на полу, на грязной соломе, лежали несколько десятков человек, некоторые были ранены. Никакой медицинской помощи им не оказывалось, питания также не было. Саша вскоре подружился с одним из товарищей по несчастью – лейтенантом Александром Лаптевым.
Прошло несколько дней и пленных погнали дальше. Саша со своим новым другом побывали в нескольких прифронтовых лагерях военнопленных. Ему запомнились конвоиры на лошадях, проводники со злыми овчарками, расстрелы изнуренных голодом и холодом товарищей, которые уже не имели сил идти дальше или пытались напиться из лужи. Попытки местного населения передать пленным кусок хлеба или вареный картофель строго пресекались конвойными. Совсем ослабевших и отстающих от колонны пленных немцы добивали прикладами винтовок или штыками.
В лагере на окраине Старой Руссы пленные спали на ледяной земле в деревянном сарае. Каждое утро приходилось выносить в близлежащий ров несколько умерших за ночь товарищей. Поддерживал Сашу оптимизм Лаптева, который бодрился и тихо говорил: «Держись, Саша, мы еще этим фрицам покажем! »
Однажды во время утреннего построения в конце января 1942 года к воротам лагеря подъехал грузовик, из кабины вылез долговязый немецкий офицер-интендант. Переводчик объявил, что требуются плотники-строители. Лаптев подтолкнул Сашу локтем, «давай мол, не дрейфь! » Примерно два десятка пленных выстроились в шеренгу. Немец, внимательно рассматривая каждого, прошелся вдоль строя и предупредил: «Кто не плотник или больной – вернитесь в лагерь. Обратно никого не повезут, а расстреляют на месте». Испугавшихся его угроз не оказалось, пленные привыкли смотреть смерти в глаза и шансом выжить решили воспользоваться. Было известно, что рабочие жили в несколько лучших условиях, чем в лагере.
Вначале им поручили строительство деревянного дома. Срубленные в лесу бревна надо было зачистить от сучьев, застрогать, подогнать и уложить на сруб. Лаптев показал, как правильно держать инструмент, и прошел два метра поверхности бревна, после чего у Саши работа немного наладилась. Разместили пленных в деревянном сарае, по центру стоял грубо сколоченный стол, в углу была кирпичная печка, у входа над дверью висела небольшая коптилка, еле освещавшая помещение. Спали так же, как в лагере, укрывшись шинелями, тесно прижавшись друг к другу, но здесь на земле были охапки соломы и по утрам можно было отогреться у печки.
В мае 1942 года рабочую команду перевели в деревню Должицы Псковской области, где вербовщики предлагали военнопленным послужить Германии. К тому времени на оккупированных гитлеровцами территориях развернулось мощное партизанское движение, началась так называемая рельсовая война. Партизаны не только контролировали обширные территории в тылу немцев, но и разрушали линии связи и железнодорожные коммуникации, взрывали мосты, пускали под откос поезда. Немецкое командование не могло задействовать для наведения порядка в тылу войсковые соединения, было принято решение формировать на оккупированных территориях отряды из военнопленных и добровольцев для борьбы с партизанами и охраны железных дорог и других важных объектов.
Более опытный Лаптев посоветовал Саше воспользоваться этим предложением, чтобы, вырвавшись из плена, отомстить немцам за все издевательства и унижения. Выбора особого у ребят не было: либо сгинуть в концентрационном лагере, либо попробовать выжить и продолжить борьбу с фашистами.
СНОВА В БОЙ
Дав согласие на службу немцам, два Александра уже к концу мая 1942 года получили латвийскую военную форму, австрийские винтовки и в составе отряда численностью около 30 человек (взвод) занимались две недели строевой и тактической подготовкой. Пять немцев выполняли функции надзирателей. Ежедневно патрули из двух бывших пленных и одного немца проходили по нескольку десятков километров по железнодорожному полотну, чтобы не допустить минирования его партизанами. Вероятность попасть в один патруль у друзей, чтобы убить немца и совершить побег с железнодорожной насыпи, была невелика. Но им удалось ночью незаметно выбраться из казармы и перебежками добраться до ближайшего леса. Чтобы сбить со следа собак, беглецы прошли несколько километров по руслу ручья, затем преодолели болотистый участок местности. Через несколько суток им встретились партизаны отряда «Храбрый», так ребята оказались в центре партизанского края.
После тщательной проверки беглецы были зачислены в партизанский отряд и получили оружие. Через несколько дней им пришлось принять первое боевое крещение. Задание было непростым: группа из десяти партизан должна была проникнуть в расположение немецкого гарнизона в деревне Остров, разрушить противотанковыми гранатами укрепления, подавить огневые точки противника и уничтожить его живую силу. Другие группы партизан обеспечивали огневое прикрытие и отход. Задание было выполнено четко и без потерь. Часовые были сняты бесшумно, укрепления разрушены, немецкий гарнизон уничтожен полностью, в качестве трофеев партизаны захватили лошадей с повозками, автоматы, пулеметы и несколько минометов.
Позже Лаптев отличился при минировании немецких коммуникаций, организовал противоминную оборону подступов к партизанскому краю, но однажды с ним произошел несчастный случай – он подорвался на своей же мине. Немцы стали выделять все большие силы для борьбы с партизанами. В очередной карательной экспедиции участвовало свыше 6 тыс. солдат пехоты, поддерживаемых танками, бронемашинами, артиллерией и авиацией. Силы оказались неравными, Ленинградский штаб партизанского движения дал распоряжение нескольким отрядам прорываться через линию фронта на переформирование.
Саша Бахорин с группой партизан выполнил приказ командования и прибыл в пункт сбора на окраину Ленинграда. Бойцы прошли переподготовку по специальностям (радисты, минеры-подрывники, разведчики и т.д.), все уже имели опыт боевых действий, были подготовлены физически, метко стреляли, ходили на лыжах, знали подрывное дело. В ночь на 7 марта 1943 года группа Бахорина была высажена с самолетов на лед озера Мочалище Ленинградской области.
Наступили партизанские будни: минирование железнодорожных путей и подрывы немецких эшелонов, засады, нападения на немецкие гарнизоны и транспорт, сбор разведсведений и т.п. В сентябре 1943 года Бахорин стал командиром партизанского отряда. Немцы задействовали против партизан авиацию, артиллерию, привлекали карателей из СС и полицаев. Партизанам пришлось выводить из-под ударов немцев местное население, которое подвергалось репрессиям за помощь партизанам или насильно угонялось на работы в Германию. В лесных районах оборудовались землянки, создавались лагеря и базы, где могли на время укрыться мирные жители с семьями, домашним скотом и нехитрым скарбом.
ПАРТИЗАНЫ
2 февраля 1944 года отряд Бахорина встретил разведчиков 59-й армии Волховского фронта. Встреча оказалась теплой и радостной, солдаты и партизаны обнимались, угощали друг друга табаком… На этом война для Саши Бахорина закончилась.
Март 1944 года прошел на партизанской базе под Ленинградом, где командиры групп, отрядов, полков, бригад отчитывались о действиях своих подразделений, бойцы отдыхали, проходили переподготовку, получали новые задания и назначения. Командование высоко оценило вклад А.В. Бахорина в дело борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. За участие в героической обороне Ленинграда ему была вручена медаль «За оборону Ленинграда», а 2 апреля 1944 года за боевые подвиги и вклад в разгром немцев под Ленинградом и Новгородом он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени и орденом Красной Звезды. По окончании войны он был награжден медалями «За Победу над Германией» и «Партизану Отечественной войны».
Грустно было расставаться Саше с боевыми товарищами. Некоторые ушли на фронт и сражались в рядах действующей армии, часть продолжила выполнять задания с риском для жизни в тылу врага, других направили на работу в партийные, советские и хозяйственные органы власти на освобождаемых от фашистов территориях. Саше предложили службу в ленинградской милиции, которая практически создавалась заново. Изнуренный блокадой, налетами авиации и артобстрелами, переживший холод, голод и разруху, город восстанавливал мирную жизнь, сотни тысяч беженцев возвращались, требовалось обеспечить безопасность населению.
Послевоенная жизнь Александра тоже была насыщена событиями. В августе 1945 года его переводят в Управление внутренних дел Крымской области, где Александр занимает должность старшего эксперта-криминалиста, в 1948-м он возглавляет оперативно-технический отдел. Новые обязанности потребовали специальных знаний, он заочно учился в Харьковском юридическом институте и на курсах криминалистов в Москве. В честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне Александр Бахорин был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, неоднократно поощрялся ведомственными наградами.

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

576

Похожие новости
17 сентября 2020, 22:20
10 сентября 2020, 23:20
10 сентября 2020, 23:20
16 августа 2020, 15:20
14 сентября 2020, 16:40
07 сентября 2020, 11:40

Новости партнеров