Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Выбор дня
19 октября 2019, 01:20
19 октября 2019, 04:00
19 октября 2019, 01:20
19 октября 2019, 03:40
19 октября 2019, 03:40

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

«Прометей» не нужен: испытывали ли в Сирии С-500

В российской прессе 2 октября появилась информация, что в Сирии прошли испытания элементы российской системы ПВО С-500 «Прометей». Сообщалось, что при «тестировании были выявлены определенные проблемы в работе техники, но их удалось быстро устранить». Испытания уже закончены и признаны успешными, писали СМИ со ссылкой на неназванные источники в Минобороны и военно-промышленном комплексе.
Уже только по этой фразе видно, что никаких «тестирований» не было.
Испытания перспективного вооружения и военной техники бывают заводские, совместные и государственные. По их результатам составляется соответствующий документ за целой лестницей подписей военных и представителей промышленности, готовится доклад руководству, и только потом издается приказ министра обороны о принятии соответствующего образца на вооружение. Такова сама схема работы. И если говорится о «тестировании», то сразу видно, что авторы подобных выражений никогда не были причастны к сложной работе по испытанию и принятию техники на вооружение.
Более того, в самом Министерстве обороны России уже заявили, что необходимости для подобных испытаний просто не было.
«С-500 предназначен для борьбы с баллистическими и аэродинамическими целями на больших дальностях. Никакой необходимости в испытаниях и тем более в использовании зенитной ракетной системы С-500 на территории Сирийской Арабской Республики не было и нет», — заявили в российском военном ведомстве, пишут «Известия».
Начнем с того, что если бы в Сирию на самом деле осуществлялась транспортировка перспективной российской зенитной ракетной системы ЗРС С-500 «Прометей», то только один этот факт был бы немедленно вскрыт средствами детальной фоторазведки со стороны США.
Чтобы в полном объеме перебросить ЗРС С-500, к примеру, по воздуху, потребуются десятки, если не сотни рейсов тяжелых военно-транспортных самолетов типа Ан-124. К тому же, на сегодня еще нет полной ясности, как вписывается в грузовой салон этого самолета (и вписывается ли вообще) противоракетный модуль «Прометея» с РЛС 76Т6 и 77Т6 с активной фазированной антенной решеткой, пусковые установки 77П6 и противоракеты 77Н6-Н и 77Н6-Н1.
Не осталось бы незамеченным от вероятных партнеров и само развертывание системы. Для этого надо еще найти и безопасную площадку соответствующего размера. А в Сирии даже с этим большие проблемы. Свободных участков местности в пределах российских баз Хмеймим и Тартус очень немного.
Наконец, после развертывания радиоэлектронные средства ЗРС должны выходить в эфир, что было бы немедленно зафиксировано средствами радиотехнической разведки США. То есть и этот факт не остался бы незамеченным.
Тем более, если в ходе испытаний были бы осуществлены боевые стрельбы. Средствами слежения Запада запуски ракет сразу же были бы обнаружены, и по этому поводу поднялась бы заметная информационная волна. А пока даже зенитная ракетная система С-400, давным-давно развернутая в Сирии, не выполнила еще ни одной боевой стрельбы. В этом просто не было необходимости.
Кроме того, надежные источники «Газеты.Ru» отрицают сам факт подобных мероприятий.

Нужен ли С-500 в Сирии

Заявленная дальняя граница зоны поражения ЗРС С-500 — 600 км. Зона безопасности при выполнении боевых стрельб на предельную дальность «Прометея» должна составлять в этом случае не менее 1500 км. То есть в ходе испытаний надо предупреждать Анкару, Афины, Каир, Тегеран, что на территории этих стран возможно падение обломков ракет и мишеней.
Сегодня на территории даже России нет соответствующего полигона, чтобы в полном объеме выполнить подобные требования по безопасности. Единственный полигон, который отвечал таким условиям, в советские времена дислоцировался в Сарышагане. Однако сегодня это — территория Казахстана.
Кроме того, где-то надо развертывать точки запуска баллистических и аэродинамических ракет-мишеней. Опять-таки, чтобы проверить эффективность стрельбы на предельную дальность, их надо создавать на расстоянии нескольких тысяч километров от стартовых позиций ЗРС С-500 «Прометей». К примеру, в советские времена средства противоракетной обороны развертывались на полигоне Сарышаган, а запуск баллистических мишеней осуществлялся с полигона Капустин Яр — а это расстояние составляет более двух тысяч километров. Чтобы сделать это в средиземноморском регионе, баллистические ракеты-мишени надо запускать примерно из района Рима.
А как можно выполнить такие граничные условия на территории Сирии в принципе, где значительная часть территории еще не контролируется законными органами власти, — неизвестно.
Полигон — это не пустыня, где во всех возможных направлениях производятся испытательные пуски. В первую очередь, полигон — это измерительный комплекс. И на его территории, как правило, развернута целая система (сеть) измерительных пунктов. Если они отсутствуют, то любые пуски и испытания вообще лишены какого-либо смысла.
Наконец, в ходе любых испытаний средств ПВО надо создавать необходимую воздушную и помеховую обстановку, причем рассчитанную на далекую перспективу, то есть на то оружие, которое только появится у противника в обозримой перспективе. То есть надо привлекать в этих целях самое современное из имеющегося отечественного вооружения и военной техники. Как это сделать в Сирии, тем более со всех возможных направлений удара воздушного противника, — непонятно. То есть никаких убедительных причин, чтобы везти в эту арабскую страну даже только один «радар», нет.
И, кроме того, очень хорошо испытать любую, тем более перспективную систему вооружения в боевой обстановке. Однако никаких условий воздушной и помеховой обстановки, которые соответствовали бы в полном объеме заявленным тактико-техническим характеристикам ЗРС С-500 «Прометей», в Сирии нет.
Террористические формирования в Идлибе не обладают средствами запуска космических аппаратов, которые необходимо уничтожать в ближнем космосе на высоте 200-250 км. У мятежников нет тактических, оперативно-тактических баллистических ракет и гиперзвуковых аппаратов. Террористы не располагают пилотируемой авиацией, тем более аппаратами с малой радиолокационной заметностью.
То есть никаких условий обстановки, при которых в Сирии можно было бы проверить ТТХ ЗРС С-500 в реальном бою, нет.
А для борьбы с БЛА, которые имеют в своем распоряжении террористы, вполне достаточно имеющих на базах Хмеймим и Тартус ЗПРК «Панцирь», ЗРК «Тор» и средств РЭБ.
Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».
Биография автора:
Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

261

Похожие новости
17 октября 2019, 20:40
18 октября 2019, 02:40
17 октября 2019, 18:20
18 октября 2019, 02:40
18 октября 2019, 08:00
18 октября 2019, 16:20

Новости партнеров