Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Прохоровская трагедия советских танкистов

Знаменательная дата — 12 июля 1943 года. 75 лет назад состоялось одно из крупных танковых сражений Великой Отечественной войны: на южном фасе Курской дуги, под Прохоровкой. В советской военной историографии этот эпизод преподносился как победа советских танкистов во встречном сражении с немцами, в котором с двух сторон участвовало до 1500 танков.



Проведенные историками исследования архивных документов покали, что это далеко не так. Многие факты и промахи высшего военного командования просто скрывались и преподносились в искаженном свете. Попытка объективно исследовать этот вопрос на основании архивных советских и немецких документов, а также воспоминаний участников этого противостояния предпринята историком Валерием Замулиным в его книге «Прохоровское побоище».


Пользуясь материалами этой книги, хотелось бы кратко напомнить о трагических страницах тех дней войны, когда из-за амбиций или неумелого руководства войсками расплачивались своими жизнями тысячи советских танкистов. Места этих сражений и для меня знаковые, я родился на Курской дуге в послевоенное время, и моими игрушками в детстве были мины и снаряды, которые мы собирали на окраинах города.


Была уже середина 50-х, а эти «игрушки» почему-то никто не убирал, слишком много их было в этих местах. Потом они быстро исчезли, но воспоминания о них крепко врезались в память. В 43-м немцы рвались в направлении города, где находился штаб Воронежского фронта. Под Яковлево 1-я танковая армия Катукова остановила немцев, они вынуждены были развернуться в направлении на Прохоровку.

Вклинившись на 30-35 км в советскую оборону и прорвав два оборонительных рубежа, немцы подошли к Прохоровке и готовы были танковыми клиньям прорвать третий оборонительный рубеж и выйти на оперативный простор для охвата Курска с востока..

От Ставки это направление курировал начальник Генерального штаба Василевский. Он обратился к Сталину с предложением усилить Воронежский фронт 5-й гвардейской танковой армией под командованием Ротмистрова и 5-й гвардейской армией под командованием Жадова, перебросив их с резервного Степного фронта.

Это предложение было принято. Танкисты Ротмистрова, успешно совершив 230-километровый марш, к 9 июля были сосредоточены в районе Прохоровки. Две армии вместе с другими соединениями составляли почти 100-тысяную группировку. Танковая армия Ротмистрова имела в своем составе 931 танк, в том числе 581 Т-34 (62,4%) и 314 Т-70 (33,7%). Наличие большого количества легких танков Т-70 существенно снижало боеспособность армии.

С немецкой стороны под Прохоровкой им противостояли два немецких танковых корпуса, имеющих в своем составе три отборных танковых дивизии СС Лейбштандарт, Дас Райх и Мертвая Голова. У немцев было 294 танка, в том числе 38 Тигр и даже 8 захваченных Т-34. Эти силы и столкнулись 12 июля в танковом сражении, соотношение в танках было 3:1 в нашу пользу.

После анализа сложившейся обстановки Василевский и командующий Воронежским фронтом Ватутин 9 июля приняли решение нанести основной контрудар под Прохоровкой силами танковой армии Ротмистрова и два вспомогательных на левом и правом флангах. Планировалось разгромить немецкую группировку и отбросить ее к позициям на начало наступления.

Развертывание танковой армии в боевые порядки планировалось произвести южнее и юго-западнее Прохоровки, где местность позволяла сконцентрировать такую массу танков и в процессе контрудара выйти на оперативный простор в направлении Яковлево. На момент принятия решения о контрударе немецкие группировки находились на расстоянии примерно 15 километров от Прохоровки и такое решение было оправданным.

В следующие два дня перед контрударом оперативная обстановка резко изменилась не в пользу планов советского командования. Местность в районе Прохоровки характеризовалась наличием глубоких оврагов с боковыми отрогами, заболоченной поймой реки Псел, крутой насыпью железной дороги, грейдерной дорогой на Прохоровку и заранее вырытым противотанковым рвом.

Всем этим немцы успешно воспользовались и 10-11 июля провели ряд тактических наступательных операций, значительно улучшивших их оперативную обстановку и поставивших под угрозу планы советского командования по нанесению контрудара.

Прохоровское сражение началось 10 июля наступлением танковой дивизии СС Лейбштнадарт на тактически важный участок фронта в районе хутора Ивановский Выселок. Это был перекресток грейдерной дороги на Прохоровку и дорог на Беленихино и Сторожевое, здесь же был изгиб железной дороги. Быстрый захват этого узла позволял, прикрывшись железнодорожной насыпью и лесополосой, организовать наступление на Прохоровку.

Немцы отлично организовали эту операцию. Ночью саперы проделали проходы в минных полях, на рассвете диверсионная группа проникла на наш опорный пункт, уничтожила линии связи, повредила часть техники, захватила спящего комбата и вернулась на свои позиции. Утром началось немецкое наступление, батальон не открывал огня, видя что немцы идут на мины. Они не знали, что мин там уже нет, танки стремительно ворвались на опорный пункт и полностью разгромили его.

Развивая успех, немцы с ходу захватили Ивановский Выселок, часть плацдарма южнее Прохоровки, с которого должна была разворачиваться танковая армия Ротмистрова, перекресток грейдерных дорог и перерезали железную дорогу. Это был первый тактический успех немцев в Прохоровском сражении, позволивший им продвинуться на 3-3,5 км и резко усложнивший нанесение нашего танкового контрудара.

Прорыв и продвижение немцев на Прохоровку удалось приостановить и не позволить им прорвать третий оборонительный рубеж, но попытки до конца дня восстановить прежнее положение на тактически важном участке фронта, в том числе с использованием значительных танковых сил, ни к чему не привели. Понеся большие потери, советские войска перешли к обороне.

В ночь на 10 июля спешно организовывалась оборона на новых позициях. Организовать плотную и сплошную линию обороны советскому командованию не удалось, чем не преминули воспользоваться немцы на следующий день.

Для советского командования крайне важно было не допустить захвата совхоза «Октябрьский» и закрепления немцев в районе высоты 252.2, являющейся ключевым узлом обороны перед Прохоровкой. Захват этой высоты грозил развалом обороны на этом участке фронта и облегчал продвижение немцев на восток. Понимая значение этого узла обороны, немцы начали наступление именно здесь.

Получив тактическое преимущество с выходом к железной дороги, немцы сделали второй шаг – организовали рано утром 11 июля наступление на эту высоту. Прикрываясь железной дорогой и лесополосой, немцы вдоль грейдерной дороги Яковлево – Прохоровка значительными силами пехоты и танков в полдень взяли высоту. Они с ходу преодолели единственный танко-проходимый участок шириной примерно 1 км от противотанкового рва до железной дороги и устремились вглубь нашей обороны.

Углубились на 8 км немцы вышли на южные окраины Прохоровки и полностью захватили плацдарм для развертывания танковых корпусов Ротмистрова. Контратаками удалось только не допустить расширение прорыва, вытеснить противника из окрестностей Прохоровки и не допустить ее сдачи. Восстановить положение и вернуть утраченные позиции не удалось. К концу дня вглубь советской обороны врезалось «узкое горло», острие которого упиралось в Прохоровку, и немцы начали усиленно его укреплять.

За несколько часов до контрудара советское командование оказалось перед дилеммой, что делать дальше. Для контрудара был собран мощный бронетанковый кулак и ждал команды, но плацдарм, с которого он должен начинаться, захватил противник и другого подходящего на этом участке фронта нет.

Начинать операцию в сложившихся условиях и разворачивать танковые корпуса фактически перед передним краем противника было очень опасно, слишком высока была вероятность уничтожения танков, не успевших развернуться в боевые порядки.

Несмотря на усложнение обстановки, Василевский и Ватутин решили все-таки контрудар нанести. Решение об усилении группировки фронта двумя армиями и нанесении контрудара по наступающим войскам противника было принято по предложению Василевского. После неудач по сдерживанию наступления противника он, по всей видимости, не решился выходить в Ставку с предложением отменить уже запланированную операцию.

Танковая армия должна была решить две задачи, взломать оборону противника и уничтожить его ударную группировку. То есть танковую армию бросили не в прорыв, а на проламывание обороны противника. Ротмистров решил раздавить неприятеля массированным танковым ударом на узком участке, решив бросить туда с незначительным интервалом четыре танковые бригады и полк самоходок.

Подготовка контрудара велась в сжатые сроки, за два дня невозможно было качественно подготовить столь сложную операцию и не все было учтено и проработано. Тем более что противник серьезно усложнил задачу, захватив намеченный для развертывания плацдарм.

Контрудар наносился силами трех танковых корпусов, имеющих в строю 538 танков. В первом эшелоне должны были идти 368 танков двух танковых корпусов, при этом в одном было 35,5%, а в 38,8% легких танков Т-70. Этот танк с легким бронированием и слабым вооружением не способен был на равных бороться ни с одним из немецких танков. Наступать танкисты должны были в узкой полосе между рекой Псел и железной дорогой и при столкновении с противником это неизбежно должно было привести к перемешиванию боевых порядков корпусов, что и произошло.

Единого ударного кулака двух корпусов на узком участке создать было невозможно. Тем более что в конце этого «коридора» было естественное препятствие – глубокий овраг, сузивший полосу наступления на 2 км. Сразу после его прохождения боевые машины попадали под огонь противника, который находился в 300–500 м от оврага. Для того чтобы развернуться в боевой порядок или набрать скорость для рывка, не было места даже одной танковой бригады, не говоря о целом корпусе.

Ночью перед контрударом немцы прорвались в направлении на Корочу, начало контрудара пришлось перенести с 3.00 часов на 8.30 и часть средств танковой армии, 161 танк и два полка артиллерии, Ротмистрову пришлось отдать на ликвидацию прорыва.

Перед атакой танков пехота попыталась выбить немцев и расширить узкое горло перед высотой 252.2 для прохода танков, но все попытки оказались безуспешны. Немцы, захватив плацдарм, за ночь серьезно укрепили его противотанковами средствами и хорошо подготовились к атакам советских танкистов. Высокая насыщенность огневыми средствами немецкого рубежа обороны и умелая организация системы огневого противодействия явились одной из главных причин разгрома советских танковых корпусов.

Танкисты Ротмистрова утром 12 июля должны были идти в лоб на линию обороны немцев насыщенной танками, артиллерией, штурмовыми орудиями, истребителями танков и тяжелыми минометами. Всего на этом участке протяженностью 6,5 км было сосредоточено до 305 орудий и минометов всех типов. При такой убийственной обороне танковые корпуса, зажатые с двух сторон рекой и железной дорогой, пошли в атаку, обрекая себя на неминуемый разгром.

Оперативную обстановку, сложившуюся ночью перед контрударом, а также то, как закрепился противник на достигнутых рубежах, советское командование не знало. Разветвленная разведка не велась и детальной картины состояния противника перед фронтом танковой армии в момент начала контрудара у командования не было.

Окончание следует…
Автор: Юрий Апухтин

Подпишитесь на нас Вконтакте

431

Похожие новости
16 июля 2018, 17:00
16 июля 2018, 17:00
15 июля 2018, 19:00
16 июля 2018, 14:20
15 июля 2018, 16:20
16 июля 2018, 05:40

Новости партнеров