Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Проекты химических броневиков на серийных автомобильных шасси

Опытная машина БХМ-800 осуществляет обработку местности. Фото Aviarmor.net

В конце 1930 г. Опытно-конструкторское и испытательное бюро Управления механизации и моторизации Красной Армии (ОКИБ УММ), возглавляемое Николаем Ивановичем Дыренковым, приступило к работам по теме химических бронемашин. Впоследствии к этому направлению привлекли завод «Компрессор». Результатом этих работ стало появление нескольких любопытных опытных образцов – но ни один из этих проектов не пошел в серию.


На доступном шасси


В начале тридцатых годов наша страна боролась с дефицитом транспортных средств и другой техники, из-за чего в УММ РККА прорабатывался вопрос применения доступных машин в качестве основы для бронетехники разных классов. Так, первый советский химический танк разработки ОКИБ был построен на базе трактора «Коммунар». Схожим образом планировалось делать и новые броневики.



Для новых химических бронеавтомобилей ОКИБ выбрало сразу два имеющихся автомобильных шасси с колесной формулой 6х4. Это были машины Ford-Timken и Moreland TX6. Их характеристики соответствовали расчетным нагрузкам, а кроме того, они имелись в достаточных количествах и могли применяться в новых проектах. К тому времени «Форд-Тимкен» и «Мореланд» успели освоить некоторые военные специальности, и теперь им предстояло стать базой для химических броневиков.

Проекты ОКИБ


В середине 1931 г. ОКИБ УММ начало разработку двух броневиков на разных шасси. На машине TX6 основывался образец под названием Д-18. Аналогичная разработка на Ford-Timken получила название Д-39. Проекты предусматривали удаление всех «лишних» штатных деталей, вместо которых монтировались новые устройства того или иного рода.

Броневики должны были иметь противопульную защиту, изготовленную из катаных листов толщиной от 6 до 8 мм. Из броневых панелей собирались кожух двигателя и кабина. На грузовой платформе шасси помещался броневой кожух для целевого оборудования. Таким образом, броневики Д-18 и Д-39 могли работать на переднем крае, давая экипажу и грузу защиту от пуль.

При строительстве Д-18 и Д-39 силовой набор, двигательная установка, трансмиссия и ходовая часть базовых шасси не изменялись, благодаря чему основные характеристики оставались на прежнем уровне. Однако большая часть запаса грузоподъемности расходовалась на бронекорпус и химическое оснащение, что сказалось на массе жидкой нагрузки.

На броневике Д-18 грузовая площадка с бронированием отдавалась под две цистерны общей емкостью 1100 л. На Д-39 удалось установить только одну 800-л емкость. За распыление химикатов отвечала насосная аппаратура типа КС-18 производства завода «Компрессор». В ее состав входил кормовой подковообразный распылитель для разбрызгивания БОВ и распылительная колонка для дегазации или постановки дымовых завес. Работу распылительных устройств обеспечивал центробежный насос с приводом от двигателя.

Грузовики "Форд-Тимкен" - одна из баз для химических броневиков. Фото Kolesa.ru

В зависимости от поставленной задачи, Д-18 и Д-39 могли брать на борт различные жидкости. Распылитель для БОВ обеспечивал заражение полосы шириной до 25 м; скорость движения при этом не должна была превышать 3-5 км/ч. Распылительная колонка при дегазации обрабатывала полосу шириной 8 м.

Боевые характеристики броневиков прямо зависели от емкости цистерн. Так, Д-18 с большим запасом химикатов мог создать полосу заражения длиной 450-500 м или провести дегазацию участка длиной 350-400 м. Дымообразующей смеси S-IV хватало для постановки завес в течение получаса. Бронеавтомобиль Д-39 имел цистерну меньшей емкости и соответствующие характеристики.

Опытные образцы Д-18 и Д-39 не имели никакого вооружения для самообороны. Возможно, в дальнейшем они могли бы получить пулемет ДТ на той или иной установке.

Экипаж состоял всего из двух человек. Механик-водитель отвечал за управление машиной, а командир должен был контролировать работу химической аппаратуры. При наличии пулемета командир также мог стать стрелком.

Разработка машин Д-18 и Д-39 началась в середине 1931 г., но вскоре столкнулась с проблемами организационного характера. Опытный образец Д-18 удалось построить только осенью следующего 1932-го. Чуть позже завершили сборку Д-39. Для экономии оба броневика строились без применения брони. Их корпуса выполнили из конструкционной стали с получением расчетной массы.

1 декабря 1932 г. ОКИБ УММ было расформировано. Два проекта химических бронеавтомобилей передали в конструкторское бюро завода «Компрессор». Он участвовал в их разработке на правах поставщика ключевых компонентов, и потому должен был справиться с дальнейшими работами. Также в дальнейшем это предприятие могло создать новые проекты.



На рубеже 1932-33 гг. состоялись полигонные испытания двух броневиков. Машины продемонстрировали удовлетворительные характеристики и справились с задачами по распылению условного БОВ или дегазации местности. В то же время, автомобильные шасси Ford-Timken и Moreland TX6 плохо показали себя на пересеченной местности. Кроме того, характерная архитектура и недостаточно прочное бронирование ограничивали боевую живучесть.

Автоцистерна на базе грузовика "Мореланд". Фото Kolesa.ru

В существующем виде Д-18 и Д-39 не представляли интереса для армии, но могли стать базой для новых разработок. КБ завода «Компрессор» учло опыт испытаний двух образцов от ОКИБ УММ и сделало выводы, после чего создало собственные машины того же класса.

Броневики «Компрессора»


В первых месяцах 1933 г. на «Компрессоре» началась разработка собственного химического броневика. Этот образец остался в истории под названиями БХМ-1000 и БХМ-1. Буквы в индексе означали «бронированная химическая машина», а цифры указывали на емкость баков с БОВ или номер проекта. С точки зрения общих идей проект БХМ-1000 повторял разработки ОКИБ. Отличия заключались в списке использованных агрегатов.

В КБ «Компрессора» посчитали нецелесообразным использовать иностранное шасси. Основой для БХМ-1000 стал отечественный грузовик АМО-3. Такое шасси по грузоподъемности не уступало импортным, но его решили оставить без брони. Возможно, ее могли бы добавить после проведения испытаний и определения примерных характеристик.

На месте штатного кузова АМО-3 разместили металлическую цистерну емкостью 1000 л. Там же установили комплекс КС-18 с насосом и распылительными устройствами. Использование такой системы позволило сохранить рабочие характеристики на уровне предыдущих машин. Также не поменялись и возможности и функции на поле боя.

Вооружение на опытном образце не устанавливалось. Для его монтажа была необходима доработка штатной кабины базового грузовика, и такой шаг могли посчитать ненужным на текущей стадии работ.

В том же 1933 году химическая машина БХМ-1000 без брони и оружия прошла испытания. Характеристики химической аппаратуры были подтверждены и в целом соответствовали предъявляемым требованиям. Однако вновь возникли проблемы с шасси. Грузовик АМО-3 даже без брони не всегда справлялся с нагрузкой. Машина с трудом перемещалась по бездорожью, а установка защиты окончательно испортила бы ее подвижность.

Изделие БХМ-1000 с такими качествами не представляло интереса для РККА. Однако было заказано производство небольшой партии таких машин для использования в качестве учебных. Этот заказ выполнили в минимальные сроки, и вскоре химические части получили возможность отрабатывать боевую работу на совершенно новой специализированной технике.

Авторазливочная станция АРС-3 на базе АМО-3 - более поздний образец химической техники. Фото Alternathistory.com

Вскоре после БХМ-1000 появился опытный образец под названием БХМ-800. Его построили на шасси «Форд-Тимкен», используя те же решения, что и в предыдущем проекте. На серийном грузовике установили цистерну емкостью 800 л и систему КС-18. Предполагалось, что БХМ-800 по характеристикам будет похожа на БХМ-1000 – за исключением параметров, связанных с полезной нагрузкой.

Небронированная машина БХМ-800 прошла испытания, и показала примерно такие же результаты, как БХМ-1000 и Д-39. Целевая аппаратура вновь подтвердила свои характеристики, а шасси опять показало невозможность нормальной работы на бездорожье. Будущее еще одного проекта оказалось под вопросом.

После завершения полигонных испытаний в исходном виде БХМ-1000 и БХМ-800 незначительно доработали. В порядке эксперимента их оснастили защитой в виде корпусов из конструкционной стали. Как и в проектах ОКИБ, использовались бронелисты толщиной 6-8 мм. Установка корпусов привела к росту массы и падению подвижности. В таком виде две «бронированные химические машины» не имели будущего.

Новые решения


Проекты ОКИБ УММ и завода «Компрессор» позволили проверить ряд не самых удачных идей, а также найти решения, пригодные для дальнейшей проработки. Что касается опытной техники, то все четыре опытных образца, по-видимому, перестроили в грузовики для использования по прямому назначению.

Конструкторы из бюро завода «Компрессор» на практике подтвердили, что система КС-18 способна решать поставленные задачи, однако для ее успешного применения нужен новый базовый автомобиль. Начались поиски новых шасси, а кроме того, стартовала разработка специального бронекорпуса, соответствующего возлагаемым задачам.

Итогом всех этих работ стало появление химического бронеавтомобиля КС-18. Он не был лишен недостатков, но все же соответствовал требованиям заказчика и даже строился ограниченной серией. Кроме того, в серию пошли т.н. авторазливочные станции – машины для дегазации местности на незащищенном шасси. Таким образом, проекты Д-18, Д-39, БХМ-1000 и БХМ-800 все же привели к желаемым результатам, хотя и опосредовано.
Рябов Кирилл

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

283

Похожие новости
08 августа 2020, 05:40
08 августа 2020, 05:40
09 августа 2020, 06:20
07 августа 2020, 07:00
10 августа 2020, 07:00
10 августа 2020, 05:20

Новости партнеров