Главная
Новости Россия Политика Аналитика Вооружение Конфликты Иносми Мнения

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Новости

Проект PrSM ставит под сомнение противоракетный потенциал ВМФ РФ. Последнее слово за «Редутом»

Интенсификация обретения оперативной боевой готовности такими перспективными корабельными средствами противовоздушной и противоракетной обороны, как российские и китайские многоканальные ЗРК средней/большой дальности «Штиль-1», «Редут» и HQ-16, а также грядущее переоснащение состоящих на вооружении российского флота надводных кораблей и оснащение строящихся МРК пр. 22800 и корветов пр. 20380 зенитными ракетно-пушечными комплексами «Панцирь-М» вынуждают специалистов из оборонных ведомств западноевропейских государств и США всё чаще задумываться о частичном отходе от прежней концепции применения противокорабельного вооружения на морских и океанских ТВД, предусматривающей задействование дозвуковых низковысотных ПКР с низкими маневренными возможностями и огромным подлётным временем.




Именно по этой причине Пентагон наряду с выделением колоссальных ассигнований на разработку и внедрение в боекомплекты палубных истребителей F/A-18-E/F малозаметных сверхдальнобойных ПКР AGM-158C LRASM делает ставки ещё и на проектирование не только стандартного (класса «земля-земля»), но и противокорабельного варианта оперативно-тактической баллистической ракеты PrSM («Precision Strike Missile»), также известной в западных СМИ под акронимом «Deep Strike» («Глубокий удар»). О начале работ над данной модификацией ОТБР PrSM сообщил полковник Джон Рафферти в интервью журналистам издания «Defense News» 27 марта 2019 года накануне открытия Ассоциации глобального военного симпозиума ВС США в Хантсвилле (шт. Алабама).


Стоит отметить, что для создания противокорабельной версии «Deep Strike», стандартная ракета PrSM, изначально разрабатываемая подразделением «Raytheon Advanced Missile Systems» (при поддержке «Lockheed Martin») в рамках амбициозной программы «Long-Range Precision Fire» и грядущей замены устаревающих ОТБР семейств MGM-140/164B (ATACMS Block IA/IIA) должна получить принципиально иную архитектуру системы наведения, обеспечивающую поражение не только высокозащищённых стационарных объектов, но и подвижных надводных целей (ракетных катеров, фрегатов, эсминцев и т.д.) с минимальным круговым вероятным отклонением. В частности, в дополнение к стандартной бесплатформенной инерциальной навигационной системе (БИНС) на основе твердотельных полупроводниковых гироскопов и полупроводниковых акселерометров, а также GPS-модулю новый вариант PrSM может быть оснащен:

— терминалом двусторонней асинхронной линии передачи данных по защищённому радиоканалу связи (для получения дополнительного целеуказания от самолётов РЛДН системы AWACS, а также радаров и средств радиотехнической разведки дальних противолодочных самолётов P-8A «Poseidon» и БПЛА MQ-4C «Triton»);

— оптико-электронной корреляционной головкой самонаведения (по аналогии с ГСН 9Э436, разработанной в начале 2000-х гг. АО «ЦНИИАГ» для оснащения оперативно-тактических баллистических ракет «Волга» и адаптированной для интеграции в систему наведения ОТБР 9М723-1 «Искандер-М») для обнаружения и «захвата» надводных кораблей противника по эталонным изображениям силуэтов в ТВ/ИК/низкоуровневом ТВ-каналах, в случае интенсивного радиопротиводействия;

— пассивной либо пассивно-активной радиолокационной головкой самонаведения для «захвата» надводных кораблей как со включенными, так с выключенными радиолокационными обнаружителями и многофункциональными РЛС (подобным принципом работы обладает пассивно-активная ГСН WGU-48/B противорадиолокационных ракет AGM-88E/G AARGM/-ER).



Данная инфографика от корпорации «Raytheon» иллюстрирует возможности интеграции оперативно-тактических баллистических ракет семейства «Deep Strike» в переработанные пусковые заряжающие модули (ПЗМ) M269, размещаемые в бронированных коробчатых фермах мобильных пусковых установок M270 РСЗО MLRS и M142 РСЗО HIMARS. Как видите, диаметр ОТБР в 340—350 мм обуславливает двукратное увеличение боекомплекта в сравнении с ОТРК ATACMS


Куда более актуальным и отчасти превентивным шагом, особенно в условиях ежедневного расширения спектра угроз на театрах военных действий, станет оценка способности противокорабельной модификации «Deep Strike» прорывать «противоракетные заслоны», сформированные нашими корабельными ЗРК «Штиль-1», «Редут» и «Панцирь-М». Несмотря даже на тот факт, что перспективная противокорабельная модификация «Deep Strike» будет обладать диаметром корпуса 0,34—0,35 метра (такой вывод мы сделали на основании эскиза, размещённого на портале asc.army.mil), что в совокупности с широким применением композиционных материалов уменьшит эффективную отражающую поверхность изделия с 0,2—0,3 кв. м (у ATACMS) до 0,05—0,1 кв. м, дальность её обнаружения посредством РЛО 5П27 «Фурке» и МРЛС «Полимент» (входят в состав радиолокационного «снаряжения» фрегатов пр. 22350/М) составит от 50 до 70 км, что даёт вычислительным средствам ЗРК порядка 30—45 с на обнаружение, «завязку трасс» и захват «Deep Strike», двигающихся со скоростью 4,5—6М. Аналогичной дальностью пеленгования ракет PrSM будут обладать и радиолокационные обнаружители «Фрегат-М2ЭМ», размещённые на фрегатах «адмиральской серии» (пр. 11356).

Между тем о возможности перехвата «Deep Strike» посредством ЗРК «Штиль-1» говорить не приходится, поскольку, во-первых, терминальный участок нисходящей ветви траектории данных баллистических ракет имеет углы порядка 75—85 градусов, которые заметно превышают углы возвышения лучей радаров «Фрегат-М2Э» и станций подсвета МР-90 «Орех» (не более 60 градусов). Во-вторых, штатные зенитные управляемые ракеты 9М317, оснащенные полуактивными радиолокационными ГСН 9Э420, неспособны продолжать перехват баллистической цели после её выхода за пределы сектора обзора/подсвета станций МР-90 «Орех», в то время как окончательная информация о принятии на вооружение ВМФ России усовершенствованных ЗУР 9М317МА с активными РГСН 9Б-1103М отсутствует (летом 2017 года в российских СМИ фигурировала информация о «пробуксовке» испытаний данной ЗУР с борта фрегата «Адмирал Макаров»).

В-третьих, способность «Deep Strike» выполнять высокоинтенсивные противозенитные манёвры с перегрузками более 25—30 ед. частично парирует маневренные качества ЗУР семейства 9М317 (включая «МА») даже с учетом наличия у последних газоструйной системы отклонения вектора тяги. Особенно отчетливо это прослеживается после выгорания у данных зенитных ракет твердотопливного газогенератора, когда система ОВТ перестаёт выполнять свою основную функцию. Вследствие этого даже оснащённый модернизированными ракетами-перехватчиками 9М317МА комплекс «Штиль-1» имеет шанс перехватить маневрирующую «Deep Strike» лишь на этапе работы двухрежимного РДТТ зенитной ракеты. Вывод: единственными российскими корабельными средствами ПВО-ПРО, способными противостоять противокорабельной модификации ОТБР PrSM («Deep Strike»), являются КЗРК «Редут» и корабельный зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-М».

«Редут» сможет уничтожать «Дип Страйки» благодаря уникальным маневренным качествам зенитных ракет 9М96ДМ, обеспечиваемым наличием газодинамических двигателей поперечного управления, а также за счёт использования активного радиолокационного наведения, полностью компенсирующего наличие над кораблём-носителем «мёртвой воронки» (конусообразного участка воздушного пространства, «не просматриваемого» радарами обнаружения и наведения корабельного ЗРК). «Панцирь-М/Палица» также способен обработать приближающийся под отвесным углом «Deep Strike» благодаря важнейшему конструктивному преимуществу — угломестной зоне обзора автономного оптического поста (оптико-электронного модуля) от -5 до +82 градусов; но вероятность поражения будет заметно ниже, нежели у «Редута», поскольку ЗУР 57Э6 не располагает дополнительными системами газодинамического управления и имеет предельную перегрузку лишь в 32G.

Сложность же всей ситуации состоит в том, что на текущий момент полноценной версией ЗРК «Редут» (в составе боевой информационно-управляющей системы «Сигма-22350» с приданными МРЛС «Полимент» и обнаружителем 5П27 «Фурке») обладает лишь находящийся в составе Северного флота ВМФ России фрегат пр. 22350 «Адмирал Горшков», в то время как корветы проекта 20380/85 располагают «урезанной» модификацией «Полимента», получающей целеуказание от обзорной РЛС «Фурке-2» с более низким энергетическим потенциалом и худшей помехозащищённостью. Оперирующая на наиболее ракетоопасном юго-западном стратегическом направлении надводная компонента Черноморского флота ВМФ России и вовсе не имеет в составе ни единого боевого корабля с «Редутом» на борту.

Источники информации:

http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/atacms/atacms.shtml
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/mlrs/mlrs.shtml
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=24101
http://militaryrussia.ru/blog/topic-450.html
http://militaryrussia.ru/blog/topic-270.html/topic-611.html
Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте

Загрузка...

326

Похожие новости
19 апреля 2019, 19:00
19 апреля 2019, 07:40
19 апреля 2019, 07:40
19 апреля 2019, 21:40
19 апреля 2019, 16:20
19 апреля 2019, 16:00

Новости партнеров